?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: общество

(((((((((((((( Г Л А В Н О Е ))))))))))))))))))
Перестройка
ed_glezin
Приглашаю всех в созданную мной "В контакте" группу
«ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»
http://vkontakte.ru/club3433647
==========================================================
МОИ ОСНОВНЫЕ ПОСТЫ:
Про самое свободное путинское телевидение:

«Народ хочет знать»: когда нам перестанут врать?
http://ed-glezin.livejournal.com/94626.html
Read more...Collapse )

Как появилась "Телевизионная служба новостей"
Перестройка
ed_glezin
30 лет назад - в сентябре 1989 года - в эфир вышла "Телевизионная служба новостей". Это была первая попытка создать новости, отличные от программы "Время".

Редактором новой программы, Телевизионной службы новостей, становится Эдуард Сагалаев, ведущим первых выпусков новостей — Александр Гурнов. Свою телевизионную славу здесь заработали Татьяна Миткова, Михаил Осокин, Сергей Доренко и Дмитрий Киселев.

ТСН была создана как альтернатива «Времени», с более лаконичным, телеграфным стилем подачи новостей. Длилась она 10-20 минут, а не привычные 40. Ее отличали репортажи, рассчитанные на более молодую аудиторию, и выходила передача поздно ночью. С некоторых пор бегущей строкой начал даваться астрологический прогноз.

В марте 1991 года ведущий Дмитрий Киселев в интервью «Независимой газете» говорил о программе так: «Если сравнить первые выпуски осени 1989 года с теми хотя бы, какие мы делали уже летом прошлого [1990] года, то это небо и земля. Если вы помните, сначала они были рассчитаны на довольно поверхностное любопытство: всякие сенсации, скандалы, криминальная хроника и так далее. Потом, с января прошлого года, в программу пришли мы с Юрой Ростовым, каждый со своей манерой подачи новостей. Но общий стиль все равно сохранился. И постепенно, месяц за месяцем, ТСН становилась все серьезнее и серьезнее». Программу «Время» Киселев назвал «идеологической опухолью». А Татьяна Миткова говорила, что на телевидении «никогда раньше не было толком представления о том, что такое телевизионная информация», но летом 90-го года сотрудники ТСН почувствовали, что программа «как бы переходит в следующий класс, в новое качество, что новости — это очень серьезно, еще и политика».

Как отмечает исследователь Эллен Мицкевич, программу отличало и более личное отношение ведущих к сообщаемым новостям. Например, он мог сказать, что по пути на работу сегодня обратил внимание на Playboy, который продавался в метро. Выбор сюжетов и подход были легче, чем во «Времени», в выпуски ТСН включались сюжеты широкого общественного интереса, и вскоре ведущие стали настоящими звездами, как на Западе. При этом, говорит Мицкевич, несмотря на дерзость молодости в предоставлении альтернативной информации, в текстах журналистов или ведущих редко наблюдалась прямая политическая конфронтация официальной идеологии.

Впрочем, именно ТСН станет примером профессионального мужества, когда во время событий в Вильнюсе Татьяна Миткова откажется зачитать ложное сообщение ТАСС, с официальной версией событий. В марте того же года глава Гостелерадио Леонид Кравченко окончательно отстранит и ее, и Дмитрия Киселева от ведения программы. После провала путча и прихода на телевидение Егора Яковлева костяк команды ТСН вернется в новости главного канала страны.

Источник: http://gorbymedia.com/post/09-1989?fbclid=IwAR1MB2DXlLgJ8ZXN9bPjcQEFaSMvyaoziJO37AnrhdQKI7sxD3I__Un9ysE


==============================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

================================










«ТСН» с Мариной Назаровой (25.08.1991)

https://www.youtube.com/watch?v=MErvsDhFvqY



Телевизионная служба новостей (ТСН) (ЦТ, 25.10.1991)

https://www.youtube.com/watch?v=xS9ftL3FtTU




Первая публикация повести Василия Гроссмана "Все течет".
Перестройка
ed_glezin
30 лет назад - в шестом номере журнала "Октябрь" за 1989 год - впервые в Советском Союзе официально была опубликована повесть Василия Гроссмана "Все течет".

Эта книга - история человека, проведшего в ГУЛАГе 30 лет. Повесть эту Гроссман в 1963 году, незадолго до смерти, переработал и дописал. В ней он отразил свои раздумья о судьбе России, о том, что корни ее несчастий не в ленинско-сталинских изуверствах, а гораздо глубже — в русском рабстве, которое причудливым образом переплелось с идеями прогресса и революции.

====================

Особый путь?

Игорь Виноградов

"Московские новости" №38, 17 сентября 1989 года.

Повесть Василия Гроссмана «Все течет», написанная в 1955— 1963 гг. и лишь после смерти автора опубликованная на Западе (1970), сегодня донесена наконец и до нас — решимостью «Октября» (№ 6). Вещь эту, впрочем, и повестью-то не назовешь — так равнодушна она даже к самым строгим канонам своего жанра. Характер главного героя, старого зека Ивана Григорьевича, отбывшего тридцать лет лагерей, едва намечен. Сюжетные скрепы в тексте почти отсутствуют, зато повесть щедро заполнена почти чистой публицистикой размышлений героя о стране и ее судьбах, причем голос героя почти неотличим от голоса самого автора...

И все же перед нами хотя и своеобразное, угловатое, но, несомненно, живое и мощное художественное единство — живой образ некой особой реальности, которую действительно не уложишь в привычные повествовательные формы. Эта реальность — то сдвинутое, потрясенное состояние нашего духа, когда Мы решаемся вглядеться, не отводя глаз, в темную бездну, поглотившую на долгие годы нашу страну,— в те поистине апокалиптические образы и видения, что клубятся в ней, вспыхивая перед нами то жуткой сценой из жизни режимной женской каторги, то жалкой заискивающей улыбкой перепуганного доносчика, отправившего в сталинские застенки десятки своих друзей и знакомых, то обтянутыми желтой пергаментной кожей детскими скелетиками в вымирающей от голода 1932 года украинской деревне...

Да, это образ потрясенного сознания, и ему соответствует и потрясенность той мысли, усилием которой автор и его герой пытаются охватить мир этих кошмарных реалий. Мысль эта поистине бесстрашна в своем стремлении дойти до последней истины, но порою и она как бы слабеет перед невместимостью в разум своего чудовищного предмета. Может быть, поэтому она и не свободна от иных неточностей, даже противоречий. И даже от слишком больших упрощений. Одно из самых досадных — попытка напрямую связать судьбу России после 1917 года с давлением той традиции, которая видится автору господствующей в тысячелетней русской истории: развитие России в отличие от Запада оплодотворялось не ростом свободы, а ростом несвободы, рабства, неумолимым подавлением личности; даже лучшие черты «русской души» обязаны своим происхождением условиям несвободы, которые формировали эту «тысячелетнюю рабу», потому-то и оказавшуюся в итоге под еще более тяжким гнетом тоталитарного режима, что в опыте ее рабской неразвитости почти отсутствовал опыт свободы и демократии...

При всем том, что в схеме этой немало правды, она, конечно, слишком упрощает куда более сложный процесс исторического развития России и мало что дает для понимания тех особых, специфичных именно для конца XIX — начала XX вв. сил и причин, которые реально и определили нашу судьбу после 1917 года. Об однобокости подобного рода схем не раз — и справедливо — писал А. Солженицын. Здесь я не могу, однако, обойти и то, как этими заблуждениями историософской мысли Вас. Гроссмана воспользовались наши отечественные охотники за ведьмами, на роль которых (то есть ведьм) ими зачислены ныне пресловутые «русофобы», причем, как и сорок лет назад, преимущественно еврейского происхождения.

Еще в прошлом ноябре «Наш современник» в лице А. Казинцева забил в набат, предупреждая, что «Октябрь» готовится напечатать повесть, полную «иступленных нападок на русский народ». А недавно (см. «Литературную Россию» от 4.8.89) к , нему присоединились еще три витязя той же дружины — М. Антонов, В. Клыков, И. Шафаревич, которые сочли единственно достойным для себя уже и просто-таки обратиться в соответствующую державную, управу благочиния (то есть в данном случае в Секретариат правления СП РСФСР) с прямым предложением призвать к порядку зарвавшийся журнал, печатающий откровенно «русофобские» сочинения вроде повести «Все течет». Тем самым они снова — и, кажется, впервые в новейшие времена — подняли былое знамя так называемой «передовой советской интеллигенции», предложив и в эпоху перестройки бороться с инакомыслием посредством идеологически проработочных кампаний...

Что ж, исполать. Только давайте уж примемся тогда и за Гоголя, и за Достоевского, и за Некрасова, и за Щедрина. А Пушкин, посмевший заявить, что это черт догадал его родиться в России с умом и талантом? Да еще бросить народным «стадам», что «дары свободы» им ни к чему, ибо вечный их удел — «ярмо с гремушками да бич»?.. А Лермонтов, назвавший свою родину «немытой Россией», «страной рабов, страной господ»? И даже прямо оскорбивший свою нацию, обвинив народ в «послушании» «голубым мундирам»?!

Только откровенно злонамеренная недобросовестность способна даже в самых резких и несправедливых словах Вас. Гроссмана о России углядеть злобное русофобство инородца, а не ту же глубокую, мучительную боль истинно сыновней, страстной и преданной любви к России, что заставляла и Пушкина, и Лермонтова, и Чаадаева, и Чехова тоже впадать порою в крайности национального самобичевания — вполне, впрочем, в традициях той удивительной и драгоценной совестливости подлинной русской культуры, которая издавна делала ее презрительной ко всяческому национальному чванству и, напротив, болезненно пристальной ко всякому греху, несправедливости и нечистоте в родном доме Отчизны, потому что не было у ее сыновей большей жажды и страсти, чем сделать этот дом и народную в нем жизнь как можно чище, радостнее, здоровее и достойнее...

Или, может быть, то. что позволено русскому Чаадаеву или Щедрину, запрещено еврею Гроссману, хотя бы он, как и множество таких же нерусских по крови русских писателей. был связан с Россией и ее культурой всей своей судьбой и всем «духовным своим существом, всем смыслом писательского и человеческого бытия?.. Стыдно за тех русских, что позволяют себе хотя бы втайне думать так. И при этом считают себя людьми русской культуры.

Но вернемся к повести. И попытаемся все-таки понять, в чем же главная, стержневая направленность ее мысли. А для этого уясним прежде всего То, что смысловым центром повести никак не может быть, конечно, та схема русской истории, которая составляет важную, но все же боковую, вспомогательную ветвь авторской мысли. Ведь острие ее направлено на постижение того государства, которое возникло в России после 1917 года, прежде всего в его собственной, реально-наличной структуре и природе, то есть даже и независимо от того, с какой исторической традицией и в какой мере оно может быть связано. Именно это, созданное после революции государство, а не история России было для Вас. Гроссмана главным предметом внимания, а потому именно осознание и квалификация его сути и стали главным мучительным делом и главным открытием его мысли. А если угодно, то и главным ее потрясением, ибо то, что пришлось ей для этого осознать, было осознано ею еще в те времена, когда о Солженицыне или Шаламове и слышно не было, а гласная либеральная мысль отваживалась поднимать руку только на «искажения» и «нарушения» времен «культа», но никак не на природу нашего строя, в основе своей, конечно же, здоровую и народную. И вдруг Вас. Гроссман, сам отдавший немалую часть жизни догматическому сну, приходит к выводу, что революция, совершенная, «ради народа», создала государство как раз против народа — государство по самой сути своей антинародное! Ибо «не народу,— пишет Вас. Гроссман,— нужен был террор в девятнадцатом году, не народ уничтожил свободу печати и слова, не народу понадобилась гибель миллионов крестьян, крестьяне и есть большая часть народа, не народ набил лагеря и тюрьмы в 1937 году, не народу понадобились истребительные высылки в тайгу крымских татар, калмыков, балкарцев, обрусевших болгар и греков, чеченцев и немцев Поволжья, не народ уничтожил свободу сеять, право на рабочую стачку, не народ совершил чудовищные накидки на себестоимость товаров»... Каково было все это отважиться понять и высказать бывшему «соцреалисту». Еще бы не потрясение!..

Но понять и твердо высказать то, что и сейчас-то понимают далеко не все, Вас. Гроссману достало сил лишь потому, что он сумел понять тот главный принцип, который был заложен в самое основание нового государства — принцип несвободы, насилия. Он сумел понять, что неизбежный на этапе революционного взрыва принцип был перенесен и на последующее существование государства. Но, в свою очередь, он сумел увидеть и понять всю трагическую значимость этого факта лишь потому, что к нему пришло наконец осознание той старой истины, что свобода есть коренная потребность человеческой природы, изначальное условие действительного развития личности и общества. А потому и охватывает собою «всю тотальность жизни, включая в себя прежде всего все те фундаментальные принципы, которые и были отброшены революцией, а затем и вовсе низвергнуты как презренно-«буржуаз ные», « и ндивидуалистические»,— «свободу слова, печати, совести» — и свободу «сеять, что хочешь», быть «хозяином пахотной земли», «поля, на котором работаешь», «продавать» и «не продавать» то, что «посеял», «шить ботинки, пальто» — ц вообще «жить, работать так, как хочешь, а не как велят тебе». Нет всего этого — и вот уже «не только малые народы, но и русский народ не имеет национальной свободы», ибо «там, где нет человеческой свободы, нет и национальной». И не видно уже в стране даже и «общества, потому что общество основано на свободной близости и свободном антагонизме людей, а в государстве без свободы немыслима свободная близость и вражда»... Здесь нельзя не напомнить, что, признав эту логику, Вас. Гроссман встал и перед трагическим вопросом о том, а не явился ли сталинский режим завершением того, начатого еще при Ленине дела, когда было разогнано Учредительное собрание, ликвидированы другие партии и в основание нового государства заложен принцип диктатуры, казавшийся временным и вынужденным, но на деле ставший для него конститутивным?.. Прав или не прав Вас. Гроссман в своем утвердительном ответе на этот вопрос, нельзя не поразиться тому, что он сумел уже тогда осознать всю неизбежность для нашего исторического сознания этой сложнейшей темы, необходимость серьезного внимания к которой мы начинаем признавать, в сущности, только сейчас...

Однако еще более важно для понимания мысли Вас. Гроссмана, что его герою и по возвращении из сталинских лагерей пришлось убедиться в том, что «несвобода по- прежнему торжествует» в стране «от можа до можа», ибо по-прежнему «не ушла из рук партии созданная Сталиным мощь промышленности. Вооруженных Сил, карательных органов», «действует все та же система выборов, все так же окованы рабством рабочие союзы, все так же беспредельно несвободны и беспаспортны крестьяне, все так же талантливо трудится, жужжит в лакейских интеллигенция великой страны», «все то же кнопочное управление державой, все та же неограниченная власть великого диспетчера»... Какие слова!.. И неужели не вчера только они сказаны?..

Итак, к чему я веду? К тому, что лишь в контексте этой главной темы Вас, Гроссмана и можно верно понять действительный, глубинный смысл того сопоставления «Запад— Россия», которое постоянно звучит в повести и вовсе не сводится
к исторической своей проекции. Смысл этот прямо связан с тем центральным, проходящим через всю повесть утверждением Вас. Гроссмана, что исторический прогресс возможен лишь как прогресс человеческой свободы. Ведь стоит только сопрячь этот тезис с тем пониманием свободы, которое отстаивает писатель и становится ясно, что всем существом своим повесть направлена прежде всего против представления о том, что возможен какой-то иной, особый путь исторического прогресса, не связанный с обязательной реализацией и развитием всех тех свобод, что сформировали довременный Запад. Вот, стало быть, в чем истинный смысл этого главного тезиса Вас. Гроссмана, в котором сконцентрирован весь пафос его мысли и с которым и связана как раз острейшая для нас сегодня злободневность этой мысли.

Почему? Да потому что нет, увы, более сладкой для нас и более укорененной в нашем русском сознании давней веры, что нам, русским, предназначен почему-то непременно свой какой-то, особый, принципиально «незападный» путь исторического развития. А между тем если и так, то что же это за путь? И — куда? То первоначальное наполнение этой веры, которое было связано с идеей «соборности» русского религиозно-национального сознания как регулирующей и направляющей силы нашего развития, только потому ведь и делало эту веру хотя бы теоретически не абсолютно утопичной, что «соборная» эта идея даже у ранних славянофилов на деле была идеей вовсе не какого-то действительно иного, принципиально противоположного Западу, а в сущности того же самого пути прогресса через развитие демократических свобод, но в менее болезненных и дисгармоничных, более естественных для тогдашней России формах государственности. Однако в 1917 году старая Россия окончательно упустила свой исторический шанс стать наконец живой органической формой прогресса через свободу. А та новая «соборность», которая насаждалась потом десятилетиями, была основана уже на отказе от всех нравственных абсолютов христианской культуры, устраняла всякую свободу. И она действительно вывела страну на путь, уже прямо противоположный западному, «особый». Но ведь новая эта «соборность» так полно успела выявить уже свои возможности, а «особый» ее путь довел нас до такой черты, что остается лишь удивляться тем, кто все еще верит в ее обветшалые мифы...

Отрезвляющее действие повести «Все течет» в том и состоит, что она высвобождает нашу мысль из-под власти привычных миражей, помогая понять, что никакого действительно особого пути исторического прогресса у нас нет и быть не может. Поэтому-то так и важно нам сегодня как можно скорее уяснить, что без всего того, что на языке всего мира зовется свободной — рыночной — экономикой, политической демократией и гражданской свободой, нам нечего и надеяться спастись от ожидающего нас в противном случае полного экономического, политического и межнационального краха. И уж тем более без этого нечего рассчитывать на то, что страна сумеет достигнуть когда-нибудь такого рубежа своего развития, при котором мы действительно выйдем на уровень наибольшего доступного в наше время социально-экономического благополучия и граждански-политического, экологического, физического и духовного здоровья общества.

Конечно, все сказанное по поводу того «особого пути», что так дорого стоил нашей стране,— это всего лишь мое (хотя, разумеется, и не только мое), сугубо личное, как говорится, мнение. Но ведь если бы я не имел права высказывать в «Московских новостях» даже и такие суждения, которые, я думаю, редакция вряд ли разделяет, я никогда и не взялся бы вести на ее страницах свою личную рубрику. Это, кажется, ясно.

========================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

===========================

















==


"Новый СССР" - спецвыпуск журнала Time в 1989 году.
Перестройка
ed_glezin
"Новый СССР" - такой заголовок увенчал обложку апрельского номера американского журнала "Тайм" за 1989 год.

Вот как об этом спецвыпуске рассказывал популярный еженедельник "Аргументы и факты":

На сей раз этот почти пятимиллионный журнал на треть больше обычного - в нем более 130 страниц: почти полностью он посвящен Советскому Союзу. Четыре месяца 11 журналистов и 5 фоторепортеров готовили этот специальный выпуск. Они побывали на предприятиях, в кооперативах, школах, церквах, театрах, госпитале для афганцев, компьютерном клубе Г. Каспарова, у московских «Анонимных алкоголиков» и еще много где. Но прежде всего этот выпуск «Тайма» — об СССР в эпоху перестройки. Это серьезная и честная попытка американцев понять «революцию Горбачева». Каково же «их» видение нового СССР?

О ПЕРЕСТРОЙКЕ, пишет «Тайм», можно с уверенностью сказать одно — ока показала, насколько трудной будет реформа советской экономики. Ситуация оказалась более сложной, а препятствия более трудными, чем они виделись Горбачеву 4 года назад. Но видеть только пустые полки магазинов — значит проглядеть уникальный характер реформ... Что касается увязки экономических реформ с политическими изменениями, за которые выступает Горбачев, то здесь Маркс был бы им доволен, ибо диалектический процесс требует осознания взаимозависимости между различными социальными и экономическими силами. Американские политики считают более эффективным игнорировать эти взаимосвязи и делать упор лишь на одной или двух инициативах одновременно. Это тот подход, который пропагандирует Ельцин... Однако подход Горбачева — вероятно, единственный путь перестроить систему, где коррозия зашла так далеко. Когда Горбачев выдвинул планы перестройки, то сразу возник вопрос: насколько это серьезно? Это оказалось вполне серьезно. Затем встал вопрос: сможет ли он достичь успеха? Этот вопрос все еще открыт. Теперь, когда нарастает общее нетерпение, все чаще возникает другой вопрос: обратимы или нет эти реформы, если Горбачев отойдет от дел? Легче всего будет приглушить демократию. Консерваторам надо будет лишь сделать так, чтобы новый Верховный Совет стал бы по преимуществу церемониальным органом, а реальная власть оставалась бы за Политбюро... Однако даже консерваторы, как бы они ни были обеспокоены «уроном», нанесенным марксизму, согласны с необходимостью что-то предпринимать...

НЕСМОТРЯ НА ИТОГИ ВЫБОРОВ, имеется значительное сопротивление реформам Горбачева. Хотя большинство хозяйственных руководителей понимают, что система имеет изъяны, они не торопятся шагнуть в неизведанное. Многих удовлетворяет тот социальный контракт, по поводу которого шутят: «Они делают вид, что нам платят, а мы делаем вид, что работаем»... Вероятнее всего, что Горбачев будет более нетерпелив н следующий этап перестройки окажется труднее, чем предыдущий... В лучшем случае то, что мы наблюдаем сейчас, — это начало длительного и масштабного процесса, который может занять одно или два поколения... «Тайм» привел данные опроса москвичей, согласно которым 79% из них одобряют деятельность Горбачева как руководителя страны, 11% — частично не одобряют и 1% — не одобряет полностью. Трудно оценить всю значимость нового Съезда народных депутатов и избираемого им Верховного Совета. Возможно, Горбачеву удастся использовать Верховный Совет для того, чтобы переиграть консерваторов в аппарате ЦК, а Политбюро применять в качестве своего рода узды для бунтовщиков в Верховном Совете. Триумф Ельцина на выборах наряду с поражением многих партийных функционеров по всей стране отражает растущее одобрение горбачевского видения перестройки. Но в то же время он обозначает протест против того, что его реформам не удалось заметно смягчить суровые реальности повседневной жизни.

ИЗ ВСЕХ ПРОБЛЕМ, стоящих перед Горбачевым, самой острой является проблема достижения видимого улучшения в экономике... Ограниченные экономические реформы выявили, главным образом, до какой степени закостенела экономика. Провалившаяся реформа 1965 г. показала, что попытка подлатать экономику без комплексного пересмотра взглядов оказалась обреченной на провал. Для того чтобы заработали рыночные стимулы, необходимо выпустить из-под контроля цены, а это пугающая перспектива с учетом подпирающей инфляции. При этом, скорее всего, пойдут вверх цены на продукты питания. Горбачев понимает существо этого вызова и, чтобы выиграть время для реформ, изымает значительные средства из военного бюджета. Помимо закона о предприятии, другим основанием перестройки в экономике является поощрение частного сектора в сельском хозяйстве. Восстановление того, что Горбачев деликатно называет «индивидуальной собственностью», может вызвать широкомасштабные изменения в советском сельском хозяйстве со времен сталинской коллективизации. Экономические реформы Горбачева имеют тщательно выверенные пределы. Он отнюдь не движется напрямую к капитализму, но стремится доизобрести марксизм, создавая социалистические рынки, социалистическую конкуренцию и кооперативы.

ПЕРЕПИСЫВАНИЕ ИСТОРИИ, пишет «Тайм», стало уже традицией советского руководства. По этому поводу говорят: «СССР — это единственная страна в мире, где прошлое непредсказуемо». Призрак Сталина является опасным препятствием на пути реформ. Поэтому разоблачение Сталина и его курса является необходимой предпосылкой. Противники Горбачева вполне осознают размер ставки. В силу того, что традиции единства руководства препятствуют прямой критике Горбачева, дискуссии ведутся на эзоповом языке, а история становится поставщиком двусмысленных слов и аналогий. Когда консерваторы говорят по поводу того, что разоблачения Сталина подрывают веру народа в советскую систему, они, по существу, утверждают, что перестройка и гласность зашли слишком далеко. Сторонники Горбачева понимают, о чем идет речь, и отвечают удвоением усилий по разоблачению Сталина и его нынешних почитателей.

(Подготовил М. ВСЕВОЛОДОВ, "Аргументы и факты", №15, 1989 г.)

Источник: https://dikarka.ru/proekty/retro/policy/articles/10.html

Все страницы журнала о Перестроечном СССР тут:
https://vk.com/album-3433647_265085948

=======

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

============










Как Ленинград переименовали в Петербург.
Перестройка
ed_glezin
6 сентября 1991 года был издан указ президиума Веховного совета РСФСР «О возвращении городу Ленинграду его исторического названия Санкт-Петербург». Этому предшествовал опрос жителей города, который по сути был референдумом.
В июне 1991 года при общей явке 64% за переименование выступило 54% голосовавших (против — 42 %).


Экс-депутат Ленинградского городского совета и РСФСР Юрий Нестеров рассказал изданию «Бумага», почему в городе боролись за переименование вопреки мнению Анатолия Собчака, кто выступал против смены названия и почему Ленинград мог и не стать Петербургом.

Кто решил переименовать город и почему

Большинство депутатов Ленсовета были настроены антикоммунистически. Они считали, что неправильно присваивать городу имя человека, который руководил переворотом, приведшим в итоге к сталинским годам. И они считали, что политика вообще не должна вмешиваться в топонимику. Если власть начнет переименовывать города и улицы под себя, чтобы запомнили их великих, то начнется безобразие. Поэтому тогда речь зашла о возвращении исторического имени, а не о присвоении нового.

Затрудняюсь сказать, кто первым озвучил эту идею в Ленсовете. Было очень много активных людей, поднимавших эту тему чуть ли не с самого избрания созыва Ленсовета, всех фамилий не вспомню.

В повестку дня в Ленсовете это вошло в 1991 году, тогда мы стали обсуждать вопрос предметно. В то время Съезд народных депутатов проголосовал за введение поста президента России и назначил дату выборов на 12 июня. А в марте 1991 года в Ленсовете сообразили, что было бы очень правильно совместить голосование за президента и опрос по переименованию. Тогда же, в марте, Ленсовет принял решение назначить первые в истории города выборы мэра на тот же день — 12 июня. Рассуждали, что бог троицу любит.

5 мая 1991, Верховный совет СССР обратился к ленинградцам с просьбой сохранить городу имя Ленина.

Могу сказать, что Анатолий Собчак сначала не поддержал идею. Он не стал возражать идеологически, просто говорил о том, что это несвоевременно и будет стоить городу больших денег. Эти аргументы мы считали необоснованными, так как пришли к выводу, что вся практическая часть, вроде смены табличек или бланков, будет произведена по мере износа: закончатся бланки с «Ленинградом», закажем с «Петербургом».

Потом Анатолий Александрович никак не участвовал в обсуждении — ни в прессе, ни на телевидении. Но вот его жена Людмила Нарусова была за. И уже за день или два до голосования Собчак высказался в поддержку переименования. Ельцин свою позицию не выражал: на тот же день стояли выборы президента, так что ему было не до того. Это была внутригородская история.

Кто был против переименования и был ли опрос честным.

В городе эта идея, конечно, не была принята однозначно. Да и результат опроса (от референдума опрос ничем не отличался, но, насколько помню, у региональных властей не было полномочий проводить референдум) об этом говорит: «за» проголосовали 54 %. Следовательно, кого-то мы обидели. Возможно, тех людей, для которых название «Ленинград» крепко связано с памятью, в том числе с блокадой. Но ведь мы по-прежнему называем это блокадой Ленинграда — никто никогда не напишет, что это была блокада Петербурга.

Разумеется, против были коммунисты. Они и после переименования проводили какие-то митинги. Но в итоге все смирились.

Разрыв в голосовании был небольшой (54 % против 42 % — прим. «Бумаги»), потому что тогда никто не подтасовывал. Это было замечательное время, когда никому в голову не приходило что-то подделывать.

Тогда еще не завелась привычка жульничать. Она появилась уже позже, приблизительно в 1996 году, когда Ельцин шел на второй срок. По крайней мере, так было в Петербурге. Ну и организовано всё было нормально.

Почему город переименовали только через три месяца после опроса горожан.

Решение о переименовании города могла принять только федеральная власть, а конкретно — Съезд народных депутатов России. Вопрос было необходимо вынести на заседание Президиума Верховного совета, затем на заседание съезда, и проголосовать должны были две трети от 1200 человек. К тому же в августе был путч. В итоге вопрос рассмотрели только в сентябре.

Я принял скромное участие в том, чтобы решение о переименовании было принято. Чтобы вопрос был внесен в повестку, кто-то должен был написать предложение о внесении. Выяснилось, что никто из ленинградских депутатов не удосужился это сделать. Пришлось взяться мне. Чисто формальная вещь: внес документ в канцелярию — и дальше машина поехала.

Для меня это было принципиально. Состоялся опрос, большинство граждан сказали, что надо переименовывать. Почему федеральные власти должны это проигнорировать?

Но если бы я не внес, внесли бы через неделю мои коллеги. Это было неизбежно, просто так случилось, что я приложил руку. Даже считаю, что приложил не руку, а палец.
Как в последний момент Петербург чуть не остался Ленинградом

Критическая ситуация возникла позже, когда вопрос добрался до Съезда народных депутатов. Если у нас в Ленсовете демократов было большинство, то там — меньше трети. Остальные приехали со всей страны: всякие директора, секретари райкомов партии. Им такая идея была поперек шерсти. А нам требовалось две трети голосов, ведь речь шла об изменениях в Конституцию.

За переименование тогда проголосовала почти вся большая делегация из Ленинграда — может, за исключением одного-двух человек. Но мы всё равно не смогли получить две трети с первой попытки. Было предложено проголосовать повторно — опять не набрали.

Тогда вся ленинградская делегация встала и демонстративно вышла из зала. Заявили, что, пока съезд не удовлетворит позицию петербуржцев, мы не вернемся в зал заседания. А в повестке заседания оставались и другие спорные вопросы, где требовались наши голоса. Руслан Хасбулатов (на тот момент первый заместитель председателя Верховного совета РСФСР — прим. «Бумаги») это понял, объявил перерыв, собрал глав региональных групп и сказал им, что так не пойдет: мы сейчас будем голосовать в третий раз — объясните своим людям, что надо поддержать переименование. После этого нас пригласили в зал, состоялось третье голосование, в котором «за» выступило уже нужное количество депутатов.

Источник: https://paperpaper.ru/kak-27-let-nazad-leningrad-pereimenoval/

==========

Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 6.09.1991 № 1643-1

О возвращении городу Ленинграду его исторического названия Санкт-Петербург.


Президиум Верховного Совета РСФСР постановляет:

Вернуть городу Ленинграду его историческое название — город Санкт-Петербург.

Первый заместитель Председателя
Верховного Совета РСФСР
Р. И. ХАСБУЛАТОВ


https://ru.m.wikisource.org/wiki/Указ_Президиума_Верховного_Совета_РСФСР_от_6.09.1991_№_1643-1

Видеосюжеты по теме:

https://youtu.be/3D5JtLk3fRk

https://youtu.be/kBcg0HXhdNI

https://youtu.be/ZHiHp6sR_ok



===========

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

================




















Дмитрий Быков о Михаиле Горбачеве.
Перестройка
ed_glezin
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО М. С. ГОРБАЧЕВУ ПО СЛУЧАЮ ДЕСЯТИЛЕТИЯ АПРЕЛЬСКОГО (1985) ПЛЕНУМА ЦК КПСС.

Дорогой Михаил Сергеевич!

Я Вас люблю.

Пишу это письмо, чтобы, во-первых, поздравить Вас с десятилетием перестройки, официально отсчитываемой от апрельского пленума, а во-вторых, поблагодарить. В наше время стало хорошим тоном разделываться с Вами походя: подогревает безнаказанность. Ваш стенобитный преемник еще может рявкнуть, а Вы человек толерантный. Пренебрежение Вам чаще всего высказывают ничтожества, которые Вам же всем обязаны. Пищу не для того, чтобы бросить вызов общественному мнению: оно сделало для меня куда меньше Вашего, а потому интересует меня сейчас в последнюю очередь. С любовию народной Вам везло недолго, и, ежели Вдуматься, только время Вашей популярности и было еще сравнительно пристойным. Во времена недолгой славы программы "Взгляд", во дни радостных надежд и первых разрешений, между властью и обществом как будто возникла гармония... пока Вас не стали подкусывать, пользуясь Вашим же дозволением и словно нащупывая границу, дальше которой Ваше терпение не простирается.
"Тут все и кончилось". Ей-Богу, есть в этом что-то судьбоносное: чем меньше Вас любят, тем хуже живут. Объяснение я могу предложить только одно: Вы - наше последнее заблуждение, последний приступ эйфории. С тем большим остервенением Вас топтали, когда отрезвели. А я всю жизнь не в кассу. Любил и люблю.
В Ваши (в наши!) времена бытовал каламбур: перестройка должна начинаться с себя самой. Начну с себя, поскольку Вы нас этому научили, став первой жертвой собственного либерализма. Так вот: поскольку Вы провозгласили приоритет интересов личности, позвольте пару слов о моих приоритетах. Я принадлежу едва ли не к самому гнилому поколению в российской истории: мы были до такой степени развращены двойной моралью, что сакральных понятий у нас практически не оставалось. Вы, несомненно, помните волну сюжетов о детском зверстве - еще в прессе застойного образца: это зверство было прямым следствием того, что говорилось одно, думалось другое, а делалось третье. Последствия мы и посейчас еще расхлебываем, получив вместо искусства - тотальную иронию, а вместо мировоззрения - вялый стеб.
Выбор мой в те времена был небогат: либо голый цинизм с последующим алкоголизмом, либо правоверные иллюзии с последующим похмельем. Как раз эти правоверные иллюзии я, подобно опоздавшему шестидесятнику, питал весьма надолго. Когда меня потравливали в школе за домашность, книжность, толстость и полупринадлежность к пресловутому национальному меньшинству, я искренне полагал, что в этом есть сермяжная правда. Тогда считалось, что если вся рота идет в ногу, а один не в ногу, то надо непременно пройти по нему. Помню блаженное чувство отмщенности и гордости за фамилию на премьере быковского "Чучела": при Вас на какой-то момент (дальше никогда не бывает) в обществе утвердилась мысль, что если все идут в ногу, а один не в ногу, - в любом случае неправы все. Ну вот, вообразите мою жизнь, если бы не Вы. К теперешним двадцати семи годам в тогдашнем СССР был бы я младшим корреспондентом отдела коммунистического воспитания (где и начинал) и писал бы о доярках.
Я успел это застать. Я выезжал бы в командировки для ознакомления с гущей жизни и расспрашивал несчастных работяг, с трудом сдерживающих желание меня послать, что они чувствуют, ночь напролет самозабвенно обсуждая решения XXX съезда КПСС. О, вечный ужас, вечный мрак! Еще я пописывал бы стишки, и мне бы их благополучно заворачивали такие же, как я, неудачники, но уже на следующей ступени падения: полуспившиеся литконсультанты, искренне ненавидящие пишущий молодняк. К сорока годам я издал бы первую книжку в серии "Молодые голоса": в аннотации к ней говорилось бы, что я воспеваю трудовые будни нашего современника. Один раз я съездил бы в Болгарию, на Золотые Пески, и заслуженно презирающей меня жене купил бы дубленку.
Понимал бы я, что происходит со мной и страной? Едва ли. Куда мне до моих умных собратьев, которые, судя по их теперешним заявлениям, с пеленок ненавидели тоталитаризм и вместо "Агу!" говорили "Молчать не могу!". Честно Вам признаюсь: не токмо что о Ленине, а и о Сталине до известного возраста я думал без содрогания, объясняя все советские трагедии отрыжками, издержками и советологическими передержками. Какой там Гумилев, какой Гроссман! Я очень не любил бы диссидентов, а они меня. Борец и конспиратор из меня, как из Вас Ельцин. Не люблю подполья, не люблю фрондерства и пухлых, растрепанных ксероксов, выдаваемых на одну ночь пухлыми, растрепанными людьми (о подлинной правозащите сейчас речи нет). Двух станов не боец, ни рыба ни мясо, классический лишний человек (им-то всего и хуже при тоталитаризме: борец хоть знает, зачем живет), я искал бы легальных путей выживания.
С детства отказываюсь признавать, что чем человеку хуже, тем он лучше. А на пути приспособленчества, как мы с Вами знаем, не замараться невозможно. Так что Ваш покорный слуга, если б не перестройка (сейчас у меня уже две книжки стихов и на подходе третья), мог являть собою крайне непривлекательное зрелище: фрондирующий маргинал и розовый приспособленец равно отвратительны. Проболтался бы всю жизнь цветком в проруби - я ведь и сейчас ни в одной обойме, любые обоймы рано или поздно употребляются для стрельбы.
Мы очень быстро забыли, от какого маразма были избавлены благодаря свободе слова. Мне, разумеется, возразят: на эту свободу я и мне подобные купились. Нам дали оптимальные условия для наших профессиональных занятий, зато страну ввергли в пучину бедствий. Раньше других это понял Андрей Синявский, которого я тоже прочел благодаря Вам (не то мои сведения о нем ограничивались бы набором цитат из книги Н. Яковлева "ЦРУ против СССР"). Он очень рано осознал главное: что хорошо для него плохо для общества. Мы вредны для своей страны - пора, пора признать это. Я поэт, мое место в канаве, - Ахматова, кажется? Ну, оптимизируем прогноз: в Канаде.
Но не тут. Как только страна начинает исповедовать ценности отдельно взятой творческой личности - тут уж пиши пропало. Стоит ли свобода слова всего этого кошмара, нищих толп в подземных переходах, Приднестровья и Самащек, Тбилиси и Вильнюса? Ну, разумеется, не стоит. Но своя рогожа чужой рожи дороже. Где нам было тогда предугадать, какой деструкцией, каким запойным разрушительством отзовется наша захлебывающаяся вольность? Какой рев - подземный, подлинно адский, утробный - будет ответом на наше эйфорическое "Говори"?!
Меня отчасти оправдывает то, что и я за эту свободу расплачиваюсь. Слава Богу, не так, как население окраин или как голодающие беженцы (хотя дамоклов меч висит над каждым, и это ощущение вечной незащищенности тоже прямое следствие свободы: любишь кататься - люби и переворачиваться вместе с саночками). Грех жаловаться, но если вдуматься - я не очень счастливый человек, дорогой Михаил Сергеевич. Вы думаете, я благополучен? - неправда. Мои эссе проходят в печать, жестоко обдирая себе бока. Номенклатура поменялась, и вместо доярочных соцсоревнований на первые полосы повылезли ночные оргии мадам Моисеева, - овчинка выделки не слаще. Амплуа критика невостребовано. Народ резко охладел к печатному слову. Редкий нувориш, сволочь тупорылая, не использует всякий случай, чтобы ткнуть меня в мою же ненужность и обозвать человеком второго сорта. Я зарабатываю на хлеб свой в поте пера своего, трудясь во многих изданиях и сочиняя порою такую дрянь, такую дрянь!
Мой читатель, средний городской интеллигент, зачастую не имеет средств, чтобы купить мои стремительно дорожающие издания, которые к тому же лопаются - даже без треска, с каким-то уныло-покорным звуком: плям-плям-плям... Презентационные хроники, рекламные заметки да указания, где купить мыло того единственного сорта, которым нынче бонтонно мыться. Перед читателем стыдно, верите, нет? Поневоле вспомнишь Ильича: свобода в буржуазной прессе невозможна, как немыслима свобода от денежного мешка. (Я-то от этого мешка вполне свободен: у меня его не было и нет.) А все же у меня хватает трезвости поклониться Вам в ноги: всем хорошим в этих временах мы обязаны Вам. А все издержки, ударившие прежде всего по народу, - исключительно вина народа. Серьезно. Помните, был такой стих у кого-то из немецких антифашистов, еще Камбурова пела: как все было бы хорошо, если б не люди!
Без всякой иронии говорю: населяй нашу страну одна интеллигенция - перестройка бы удалась, Мы себя худо-бедно прокормим, тем более что во всем цивилизованном мире не народ кормит интеллигенцию, а давно наоборот: наука движет миром, а грубый ручной труд может посчитаться уважаемым только у нас, где вечно обожествляются страдания и неудобства.
Интеллигенция ведь легко прикармливается. Мы бы вполне столковались с Вами на идее социализма с человеческим лицом. Возвращение политзаключенных, уход из Афганистана, Сахаров в Кремле, потом тихо начала бы вводить рынок с Вашей осторожной тактикой "Две шаги налево, две шаги направо", любо-мило! Полный поворот кругом на тормозах. Вам пришлось бы уйти так или иначе, но уйти достойно: мавр сделал свое дело, мавр может гулять смело. Так нет же! Народ у нас таков, что с поразительной радостью подхватывает все деструктивные тенденции. Гвозди - серебро, кувалда - золото. Бабах! Не успела эта наша свобода слова свить себе гнездо в родных Палестинах - тут же раздувается, например, национализм, которого интеллигенция совсем не любит - ей при ее национальном составе любить его решительно не с руки. Сепаратизм на Украине, национальная гордость в Таджикистане, приватизация воздушного пространства над городом Кислоплюйском Ногузадерищенской области... Я думаю, дело вот в чем: Вашими усилиями самоуважение интеллигенции резко поднялось.
Ее допустили к кормилу и прибавили корму. А народ у нас не любит, чтобы интеллигенция себя уважала, и тоже хочет себя уважать. Оснований же для этого у него минимум - разве что национальная принадлежность. Вы гордитесь мозгами и этой вашей, как бишь ее, свободой: так мы же будем происхождением! Вы хотите перемен: так мы же подхватим эту идею и пойдем громить, устраивая вольницу, упраздняя закон и выпуская наружу все дурные инстинкты, до той поры сдерживаемые всеобщим заморозком. Истерическая деструкция овладела умами, новое время востребовало нового лидера, и возник Борис Николаевич, тоже никогда не вспоминающий, кто извлек его из Свердловска. Он стал делать себе имя на борьбе с привилегиями. Молчал бы он тогда, ей-Богу, об этих привилегиях! Ведь пришли его люди втрое нахапали! Потом он на лету стал подхватывать всякую разрушительную идею, спорол свою позорную чушь насчет берите независимости, сколько унесете... - а там все ясно. Мне страшная мысль приходит на ум: если бы Вы тогда, в октябре восемьдесят седьмого, поддержали его на Пленуме, - как знать, может, сегодня Грозный был бы цел... А ежели серьезно, оказалось, что страной вроде нашей нельзя долго управлять либеральными методами.
Интеллигенции у власти делать нечего - и это главная иллюзия, которой мы лишились. Ведь та же Ваша пресловутая речь без бумажки умиляла только поначалу. Расплывчатость и многословие - не без оснований, кстати, - вам тут же принялись ставить в вину. Здесь вообще больше любят немногословных и мрачных: что ехал-ехал - не свистел, а как наехал - артобстрел. Решительные действия любят. Мотивировки третьестепенны: лишь бы был страдалец, молчун, решительный и склонный к авралам. Сперва завяжет всех узлом, потом этот узел разрубит. И так - пока все, из кого потенциально возможно завязать узел, не окажутся изрублены до состояния лапши.
На самом деле история развивается не по спирали. Она - качели. Есть эпоха титанов и тиранов, эпоха борьбы с собой во имя коллектива, толпы. Смиряй себя молитвой и постом, никакой связи без брака, люби революцию. Эта эпоха порождает великих борцов, любящих смирение и самоограничение как категории национальной жизни: эти люди способны на великие дела, но с ними чаю не попьешь. Потом человечеству надоедает: идет оттепель, Ренессанс, приоритет интересов личности... Все это вырождается в торгашество, в индивидуализм, рынок и промышленную революцию. После чего неравенство надоедает, происходит новый переворот, большой террор образца 1793 и 1917 годов - так и идет, разве что в средствах умерщвления противников наблюдается некоторый прогресс в сторону их меньшей ритуальности и громоздкости, своего рода гуманизация, прости, Господи. Блажен тот, кому достается промежуток, зазор, переходный период. Вот перестройка и была такой паузой, страшно сжатой во времени.
Прокрути мне кто-нибудь ускоренной переметкой эти десять лет - честное слово, я бы рехнулся: от крайности до крайности - "он и ахнуть не успел, как на него медведь насел". Вместо маразма - торжествующий цинизм, вместо официоза - пошлость, вместо партийного пресса - диктат массового вкуса... Переползая из одного болота в другое, из издержек равенства в издержки свободы, всего десяток лет задержались мы на пограничной кочке, когда казалось, что у народа и личности могут быть общие идеалы. АН нет.
Толпа называется народом лишь в ходе перемен: потом она опять - стадо. Ужасные вещи я пишу, да? Но ничего не поделаешь: нет и не может быть компромисса между личностью и толпой (властью и единицей, народом и интеллигенцией). Нельзя управлять страной, руководствуясь идеалистическими либеральными ценностями. Иногда я думаю: почему основной коллизией перестройки стала коллизия русско-еврейская? Еще Розанов усматривал в ней зерно главных противоречий в мировой истории. Вечной завистью чужака завидую я всем, кто стоит на твердой почве абсолютной истины, - а без них куда же: разреженного воздуха свободы человек толпы не выдерживает.
Признаемся: евреи, вечно гонимые, вечно лишенные государственности, никак не вписываются в общинный, основательный русский менталитет, приверженный твердым ценностям. России государственность подавай - одиночкам государственность невыносима в любых ее проявлениях. У массы нет чувства ответственности: она вечно будет творить кумира, а потом валить на него, выискивая себе религиозные, мистические и иные внеличностные оправдания. Ни-ког-да интеллигент и толпа ни о чем не договорятся (интеллигент может быть русским, а толпа - еврейской, это неважно). В одну телегу впрячь неможно табун и трепетную лань. Историю вершат титаны, толпы, моногамные одноверпы, плоские люди, делатели вещей.
Мы - не делатели. Мы - думатели, сомневатели, мутители воды. Вы взяли нашу сторону, попытавшись защитить одиночек и растопить каменный лед всеобщей обязаловки, априорной вины каждого перед всеми. Но кратковременная наша победа оборачивается для народа катастрофой: подхватив наши лозунги, он тут же заменяет их более компактным "Долой", каковую программу немедленно осуществляет. И виноваты у него оказываемся мы. Нечего надеяться, что социальным путем можно хоть что-нибудь изменить в нашем положении: когда открываем первую в жизни книжку - обязаны знать, на что идем. Нам хорошо - всем плохо. Народу даже не надо особого благоденствия: он увидит, что нам плохо, - и сразу решит, что ему хорошо. Я выбираю свой крошечный клан и готов за это расплачиваться: очень может быть, что откат, ужесточение цензуры и могучая дубиноголовая государственность действительно необходимы. Но поддерживать их не мне. Честнее признать свою вредоносность, делать, что предназначено, и расплачиваться за это. Спасибо за то, что благодаря Вам я понял все эти закономерности. И отказался от последних иллюзий относительно согласия народа и личности, государства и интеллигента, плахи и головы.
Трудно, трудно, знаете. Думаю, в почву упираюсь, а на самом деле в воздухе вишу. Бывает, отчаяние накатит вот именно метафизическое. Жизнь становится несносна, как небо Атланту: не держу. То есть держу на чистом самолюбии. Вы начали процесс, отнявший у общества ряд гипнозов, без которых оно не живет. Не всякий может существовать с жизнью лицом к лицу: остальным нужен посредник. Или уж по крайней мере конкретный виновник. Эту нишу - нишу человека, с которого Все Началось, - заняли Вы. Это тяжкий крест, и не Вы его выбрали, но, думаю, знали на что шли.
В Карабахе я слышал одинаково бурную ругань в Ваш адрес на армянской и азербайджанской сторонах. Две деревни, разбуженные очередным ночным обстрелом, - одна карабахская, другая приграничная азербайджанская, наотрез отказывались искать собственную долю вины в происходящем, хотя в каждой деревне укрывали боевиков от стоявших в Карабахе союзных частей. Из двуязычной ругани, которую я там слушал две ночи подряд, только одно слово было мне знакомо и понятно: Горбачев.
Вы теперь за всех виноваты. У Юрия Буйды есть рассказ "Рита Шмидт Кто Угодно": о немецкой девочке, которая осталась в Кенигсберге после войны и попала на воспитание к двум сестрам-садисткам. И били ее, и насиловали, и унижали сколько возможно. Так вот, эта девочка говорит единственному любящему ее человеку, что должен быть Кто-то, на Кого все можно свалить. Кто угодно, берущий на себя бремя всей вины и открытый всем возмездиям. Этот Кто-то, по Буйде, и есть Бог в безбожной стране. Не Демиург, не карающий Творец, не Вседержитель, управляющий судьбами, - Конкретный Виновник, Ответчик За Всех.
Боже меня упаси от подобных параллелей, но что должен быть кто-то, добровольно принявший на себя крест Главного Виноватого, - в этом я убежден. Для миллионов темных и мрачных людей Вы - первопричина их бедствий. Чего еще надо? Кланяюсь Вам и за это.

Ваш Дмитрий БЫКОВ

https://ru-bykov.livejournal.com/4018786.html





=========================

Из программы "Один" на "Эхо Москвы"
29 августа 2019 года:

«Прочитал в журнале ваше «Открытое письмо Горбачеву»…» Это письмо 1995 года, ребята. Его сейчас перепечатали (не знаю, почему) на моем сайте. Нашли там большой архив документов 90-х годов. Это письмо, которое я написал к десятилетию Перестройки в апреле 1995 года. Я, в общем, считаю его полным, вполне адекватным выражением и нынешней моей позиции тоже. Глубокую благодарность прежде всего я чувствую к Горбачеву. Сейчас – особенно глубокую.

«Но ведь россияне не могут ему простить собственной глупости» Да нет, глупости, они, скорее, не могут ему простить того, что он дал шанс, а они так странно им воспользовались. Это к вопросу о рабстве: оказалось, что недостаточно так просто отменить рабство...

Рабство уродует не только хозяев, но оно вносит непоправимые изменения в психику рабов. И вот об этом, пожалуй, «Признания Ната Тернера» – самый радикальный роман Уильяма Стайрона; о том, что происходит с рабом, особенно с рабом восстающим.

Видите ли, в России всегда вот эта некрасовская тема:

Люди холопского звания,

Сущие псы иногда:

Чем тяжелей наказания,

Тем им милей господа.

Это тема ими всегда подносилась очень половинчато, потому что боялись назвать рабов рабами, боялись назвать холопов холопами. Все-таки рабство и цепь великая – это изображалось как вина хозяев. А как трагедия рабов, как их перерождение – считалось, что если поставить раба в условия свободы и гармонии, то тут он сам и освободиться. А вот что у него стокгольмский синдром начнется, что он обратно в рабство захочет, что оно для него чрезвычайно комфортно, – об этом один Чехов рискнул говорить довольно прямо. Помните, когда Фирс говорит: «Вот так же филин кричал перед бедой». – «Перед какой бедой?» – «Перед волей».

Рабство, которое въелось в кровь, которое стало комфортным, – эта тема гораздо менее упоминаема. Она существует, но она, мне кажется, по-настоящему не отрефлексирована, не исследована. Возьмем некрасовского «Последыша», мое любимое сочинение, одна из частей «Кому на Руси…». Там, где вынужден один из крестьян имитировать, разыграть рабство перед параличным помещиком. Ему нельзя сказать про волю – он немедленно помрет. Он приказал высечь одного из крестьян своих, высечь на конюшне. Ему говорят: «Мы тебе поставим выпивку, закуску, а ты кричи: мы будем изображать, что тебя бьем». Он изображал, кричал, пришел домой и помер. Почему? Потому что иногда имитация сечения оказывается страшнее сечения. Потому что рабство, когда оно уже сброшено, страшнее, возврат его страшен. Можно терпеть рабство, еще не повидав свободы. Но уже попробовав ее, возвращаться в это состояние невыносимо. Кстати говоря, поэтому многие россияне сегодня впадают в беспросветное отчаяние: потому что рабство, казалось, кончилось. В 1991 году казалось, что все, что nevermore. А оно оказалось глубже, оно оказалось в крови. Слава богу, что Америка, отменив рабство раз и навсегда, уже никогда к нему не возвращалась. Или возвращалась к другому рабству: к разным вариантам рабства духовного, но никогда – к рабству социальному.

В России возврат к крепостничеству, в том числе и напрямую к крепостничеству колхозному в 30-е годы, ко многим еще формам несвободы, – бывал многажды, отсюда такая безнадежность. После революции вернулась несвобода, после перестройки вернулась несвобода. Видимо, тут что-то гораздо более глубокой, одной отменой крепостного права эта проблема не решается; надо привлекать людей к решению собственной судьбы.

https://echo.msk.ru/programs/odin/2491057-echo/





=======================

Интервью М.С.Горбачева Дмитрию Быкову: "Есть простой и надежный вариант перемен сверху"
http://www.gorby.ru/presscenter/publication/show_28370/

=======================

13.05.2016 - Дмитрий Быков//КОЛБА ВРЕМЕНИ//Эпоха Горбачёва//Ностальгия

https://www.youtube.com/watch?v=cEm7T4UqzQo



===========

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

================



Первая публикация романа Бориса Можаева "Мужики и бабы"
Перестройка
ed_glezin
32 года назад - в журнале «Дон», 1987, № 1-3 - впервые была опубликована "крамольная" вторая книга романа Бориса Можаева "Мужики и бабы".

"Мужики и бабы" — роман-хроника Бориса Можаева, повествующий о судьбах русских крестьян в годы раскулачивания и коллективизации. Первая книга написана в 1972—73 гг., опубликована в 1976 году; вторая книга написана в 1978—80 гг. и опубликована лишь в 1987 году. Роман удостоен Государственной премии СССР в 1989 году.

Сюжет романа Мужики и бабы основан на реальных событиях и разворачивается в 1929 году, во время очередного перелома в отечественной истории, когда началась кампания по раскулачиванию и коллективизации. Устоявшиеся веками мир патриархальной русской деревни рушится на глазах, но не все готовы с этим мирится. Главный герой, Андрей Бородин, не может терпеть творящейся на его глазах несправедливости, когда под маркой борьбы с кулаками грабят его на сельчан, целые семьи ставят на грань голода и закрывают церкви. Рискую собой и судьбой своей семьи он сопротивляется системе то отказываясь выполнять преступные приказы и участвовать в дележе чужого добра, то помогая бегущим из колхозов крестьянам. Наконец он становится свидетелем безнадёжного бунта, вызванного человеческим отчаянием. Когда звучат выстрелы и гибнут знакомые с детства люди, он в очередной раз оказывается перед необходимостью жестокого выбора.

==================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=====================

















Первая публикация поэмы Александра Твардовского "По праву памяти".
Перестройка
ed_glezin
32 года назад - в начале 1987 года - в журнале «Знамя» (№ 2), а затем в «Новом мире» (№ 3) была опубликована лирическая поэма Александра Твардовского «По праву памяти».

В предисловии к публикации Мария Илларионовна Твардовская кратко изложила творческую историю произведения. Поэт работал над поэмой в течение 1963 – 1969 гг.; включил в нее опубликованный в «Новом мире» (1969, № 1) фрагмент «На сеновале» («Перед отлетом»). Сначала он готовил написанное в качестве новых глав поэмы «За далью – даль», но потом отказался от такого намерения, утвердившись в мысли оставить его самостоятельным произведением. В «Новом мире» вместе с публикацией помещена фотография первой страницы рукописи поэмы, подготовленной к печати в 1970 году, но в то время она не могла быть опубликована.

В «Литературной газете» от 4 марта 1987 г. в статье «Освобождение» Евгений Сидоров рассказывает, что весной 1969 г. в редакции «Юности» Твардовский читал поэму, то есть она была подготовлена к печати еще в конце 60-х. «Помню, – пишет Сидоров, – как меня поразила его (не могу подобрать другого слова) наивность: он, видимо, еще надеялся напечатать этот текст... А скорее всего, он просто хотел, чтобы больше людей, близких к литературе, знали не понаслышке об этом самом выстраданном его произведении».

«По праву памяти» написана в форме лирической исповеди. То, о чем пишет поэт, – очень личное, оно кровно касается его собственной судьбы. Ни одно из прежних произведений Твардовского не было так непосредственно связано с его биографией. «По праву памяти» – в значительно большей степени произведение личное, чем лирическая поэма «За далью – даль». В нем нет сюжетных повествовательных глав, эпических картин, здесь «возраста уроки» – итоги многолетних раздумий, душевных терзаний. Поэт, очевидно, чувствует: силы идут на убыль, а еще не сказано самое сокровенное, поэтому он пишет произведение исповедального характера, строя его в форме лирического монолога. В то же время, как у каждого большого поэта, лирическое в этой поэме выходит за рамки сугубо личного, затрагивает проблемы общенародного характера. Уже первые наброски поэмы, в которых вчерне записан замысел произведения, Твардовский сопроводил такой записью: «Почувствовал приближение поэтической темы, того, что не сказано и что мне, а значит, и не только мне, нужно обязательно высказать. Это живая, необходимая мысль моей жизни (и куда как не только моей!)».

==================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=====================













Александр Твардовский.

По праву памяти.


Смыкая возраста уроки,
Сама собой приходит мысль --
Ко всем, с кем было по дороге,
Живым и павшим отнестись.
Она приходит не впервые.
Чтоб слову был двойной контроль:
Где, может быть, смолчат живые,
Так те прервут меня:
-- Позволь!
Перед лицом ушедших былей
Не вправе ты кривить душой, --
Ведь эти были оплатили
Мы платой самою большой...
И мне да будет та застава,
Тот строгий знак сторожевой
Залогом речи нелукавой
По праву памяти живой.

1. ПЕРЕД ОТЛЕТОМ

Ты помнишь, ночью предосенней,
Тому уже десятки лет, --
Курили мы с тобой на сене,
Презрев опасливый запрет.

И глаз до света не сомкнули,
Хоть запах сена был не тот,
Что в ночи душные июля
Заснуть подолгу не дает...

То вслух читая чьи-то строки,
То вдруг теряя связь речей,
Мы собирались в путь далекий
Из первой юности своей.

Мы не испытывали грусти,
Друзья -- мыслитель и поэт.
Кидая наше захолустье
В обмен на целый белый свет.

Мы жили замыслом заветным,
Дорваться вдруг
До всех наук --
Со всем запасом их несметным --
И уж не выпустить из рук.

Сомненья дух нам был неведом;
Мы с тем управимся добром
И за отцов своих и дедов
Еще вдобавок доберем...

Мы повторяли, что напасти
Нам никакие нипочем,
Но сами ждали только счастья, --
Тому был возраст обучен.

Мы знали, что оно сторицей
Должно воздать за наш порыв
В премудрость мира с ходу врыться,
До дна ее разворотив.

Готовы были мы к походу.
Что проще может быть:
Не лгать.
Не трусить.
Верным быть народу.
Любить родную землю-мать,
Чтоб за нее в огонь и в воду.
А если --
То и жизнь отдать.

Что проще!
В целости оставим
Таким завет начальных дней.
Лишь от себя теперь добавим:
Что проще -- да.
Но что сложней?

Такими были наши дали,
Как нам казалось, без прикрас,
Когда в безудержном запале
Мы в том друг друга убеждали,
В чем спору не было у нас.

И всласть толкуя о науках,
Мы вместе грезили о том,
Ах, и о том, в каких мы брюках
Домой заявимся потом.

Дивись, отец, всплакни, родная,
Какого гостя бог нанес,
Как он пройдет, распространяя
Московский запах папирос.

Москва, столица -- свет не ближний,
А ты, родная сторона,
Какой была, глухой, недвижной,
Нас на побывку ждать должна.

И хуторские посиделки,
И вечеринки чередом,
И чтоб загорьевские девки
Глазами ели нас потам,
Неловко нам совали руки,
Пылая краской до ушей...

А там бы где-то две подруги,
В стенах столичных этажей,
С упреком нежным ожидали
Уже тем часом нас с тобой,
Как мы на нашем сеновале
Отлет обдумывали свой...

И невдомек нам было вроде,
Что здесь, за нашею спиной,
Сорвется с места край родной
И закружится в хороводе
Вслед за метелицей сплошной...

Ты не забыл, как на рассвете
Оповестили нас, дружков,
Об уходящем в осень лете
Запевы юных петушков.

Их голосов надрыв цыплячий
Там, за соломенной стрехой, --
Он отзывался детским плачем
И вместе удалью лихой.

В какой-то сдавленной печали,
С хрипотцей истовой своей
Они как будто отпевали
Конец ребячьих наших дней.

Как будто сами через силу
Обрядный свой тянули сказ
О чем-то памятном, что было
До нас.
И будет после нас.

Но мы тогда на сеновале
Не так прислушивались к ним,
Мы сладко взапуски зевали,
Дивясь, что день, а мы не спим.

И в предотъездном нашем часе
Предвестий не было о том,
Какие нам дары в запасе
Судьба имела на потам.

И где, кому из нас придется,
В каком году, в каком краю
За петушиной той хрипотцей
Расслышать молодость свою.

Навстречу жданной нашей доле
Рвались мы в путь не наугад, --
Она в согласье с нашей волей
Звала отведать хлеба-соли.
Давно ли?
Жизнь тому назад...


2. СЫН ЗА ОТЦА НЕ ОТВЕЧАЕТ

Сын за отца не отвечает --
Пять слов по счету, ровно пять.
Но что они в себе вмещают,
Вам, молодым, не вдруг обнять.

Их обронил в кремлевском зале
Тот, кто для всех нас был одним
Судеб вершителем земным,
Кого народы величали
На торжествах отцом родным.

Вам --
Из другого поколенья --
Едва ль постичь до глубины
Тех слов коротких откровенье
Для виноватых без вины.

Вас не смутить в любой анкете
Зловещей некогда графой:
Кем был до вас еще на свете
Отец ваш, мертвый иль живой.

В чаду полуночных собраний
Вас не мытарил тот вопрос:
Ведь вы отца не выбирали, --
Ответ по-нынешнему прост.

Но в те года и пятилетки,
Кому с графой не повезло, --
Для несмываемой отметки
Подставь безропотно чело.

Чтоб со стыдом и мукой жгучей
Носить ее -- закон таков.
Быть под рукой всегда -- на случай
Нехватки классовых врагов.
Готовым к пытке быть публичной
И к горшей горечи подчас,
Когда дружок твой закадычный
При этом не поднимет глаз...

О, годы юности немилой,
Ее жестоких передряг.
То был отец, то вдруг он -- враг.
А мать?
Но сказано: два мира,
И ничего о матерях...

И здесь, куда -- за половодьем
Тех лет -- спешил ты босиком,
Ты именуешься отродьем,
Не сыном даже, а сынком...

А как с той кличкой жить парнишке,
Как отбывать безвестный срок, --
Не понаслышке,
Не из книжки
Толкует автор этих строк...

Ты здесь, сынок, но ты нездешний,
Какой тебе еще резон,
Когда родитель твой в кромешный,
В тот самый список занесен.

Еще бы ты с такой закваской
Мечтал ступить в запретный круг.

И руку жмет тебе с опаской
Друг закадычный твой...
И вдруг:
Сын за отца не отвечает.

С тебя тот знак отныне снят.
Счастлив стократ:
Не ждал, не чаял,
И вдруг -- ни в чем не виноват.

Конец твоим лихим невзгодам,
Держись бодрей, не прячь лица.
Благодари отца народов,
Что он простил тебе отца
Родного --
с легкостью нежданной
Проклятье снял. Как будто он
Ему неведомый и странный
Узрел и отменил закон.

(Да, он умел без оговорок,
Внезапно -- как уж припечет --
Любой своих просчетов ворох
Перенести на чей-то счет;
На чье-то вражье искаженье
Того, что возвещал завет,
На чье-то головокруженъе
От им предсказанных побед.)
Сын -- за отца? Не отвечает!
Аминь!
И как бы невдомек:
А вдруг тот сын (а не сынок!),
Права такие получая,
И за отца ответить мог?

Ответить -- пусть не из науки,
Пусть не с того зайдя конца,
А только, может, вспомнив руки,
Какие были у отца.
В узлах из жил и сухожилий,
В мослах поскрюченных перстов -
Те, что -- со вздохом -- как чужие,
Садясь к столу, он клал на стол.
И точно граблями, бывало,
Цепляя
ложки черенок,
Такой увертливый и малый,
Он ухватить не сразу мог.
Те руки, что своею волей --
Ни разогнуть, ни сжать в кулак:
Отдельных не было мозолей --
Сплошная.
Подлинно -- кулак!
И не иначе, с тем расчетом
Горбел годами над землей,
Кропил своим бесплатным потом,
Смыкал над ней зарю с зарей.
И от себя еще добавлю,
Что, может, в час беды самой
Его мужицкое тщеславье,
О, как взыграло -- боже мой!


И в тех краях, где виснул иней
С барачных стен и потолка,
Он, может, полон был гордыни,
Что вдруг сошел за кулака.

Ошибка вышла? Не скажите, --
Себе внушал он самому, --
Уж если этак, значит -- житель,
Хозяин, значит, -- потому...

А может быть, в тоске великой
Он покидал свой дом и двор
И отвергал слепой и дикий,
Для круглой цифры, приговор.

И в скопе конского вагона,
Что вез куда-то за Урал,
Держался гордо, отчужденно
От тех, чью долю разделял.

Навалом с ними в той теплушке --
В одном увязанный возу,
Тянуться детям к их краюшке
Не дозволял, тая слезу...

(Смотри, какой ты сердобольный, --
Я слышу вдруг издалека, --
Опять с кулацкой колокольни,
Опять на мельницу врага. --
Доколе, господи, доколе
Мне слышать эхо древних лет:
Ни мельниц тех, ни колоколен
Давным-давно на свете нет.)

От их злорадства иль участья
Спиной горбатой заслонясь,
Среди врагов советской власти
Один, что славил эту власть;
Ее помощник голоштанный,
Ее опора и боец,
Что на земельке долгожданной
При ней и зажил наконец, --
Он, ею кинутый в погибель,
Не попрекнул ее со злом:
Ведь суть не в малом перегибе,
Когда -- Великий перелом...

И верил: все на место встанет
И не замедлит пересчет,
Как только -- только лично Сталин
В Кремле письмо его прочтет...

(Мужик не сметил, что отныне,
Проси чего иль не проси,
Не Ленин, даже не Калинин
Был адресат всея Руси.
Но тот, что в целях коммунизма
Являл иной уже размах
И на газетных полосах
Читал республик целых письма --
Не только в прозе, но в стихах.)

А может быть, и по-другому
Решал мужик судьбу свою:
Коль нет путей обратных к дому,
Не пропадем в любом краю.

Решал -- попытка без убытка,
Спроворим свой себе указ.
И -- будь добра, гора Магнитка,
Зачислить нас В рабочий класс...

Но как и где отец причалит,
Не об отце, о сыне речь:
Сын за отца не отвечает, --
Ему дорогу обеспечь.

Пять кратких слов...
Но год от года
На нет сходили те слова,
И званье сын врага народа
Уже при них вошло в права.

И за одной чертой закона
Уже равняла всех судьба:
Сын кулака иль сын наркома,
Сын командарма иль попа...

Клеймо с рожденья отмечало
Младенца вражеских кровей.
И все, казалось, не хватало
Стране клейменых сыновей.

Недаром в дни войны кровавой
Благословлял ее иной:
Не попрекнув его виной,
Что душу горькой жгла отравой,
Война предоставляла право
На смерть и даже долю славы
В рядах бойцов земли родной.

Предоставляла званье сына
Солдату воинская часть...

Одна была страшна судьбина:
В сраженье без вести пропасть.

И до конца в живых изведав
Тот крестный путь, полуживым --
Из плена в плен -- под гром победы
С клеймом проследовать двойным.

Нет, ты вовеки не гадала
В судьбе своей, отчизна-мать,
Собрать под небом Магадана
Своих сынов такую рать.

Не знала,
Где всему начало,
Когда успела воспитать
Всех, что за проволокой держала,
За зоной той, родная мать...

Средь наших праздников и буден
Не всякий даже вспомнить мог,
С каким уставом к смертным людям
Взывал их посетивший бог.

Он говорил: иди за мною,
Оставь отца и мать свою,
Все мимолетное, земное
Оставь -- и будешь ты в раю.

А мы, кичась неверьем в бога,
Во имя собственных святынь
Той жертвы требовали строго:
Отринь отца и мать отринь.

Забудь, откуда вышел родом,
И осознай, не прекословь:
В ущерб любви к отцу народов --
Любая прочая любовь.

Ясна задача, дело свято, --
С тем -- к высшей цели -- прямиком.
Предай в пути родного брата
И друга лучшего тайком.

И душу чувствами людскими
Не отягчай, себя щадя.
И лжесвидетельствуй во имя,
И зверствуй именем вождя.

Любой судьбине благодарен,
Тверди одно, как он велик,
Хотя б ты крымский был татарин,
Ингуш иль друг степей калмык.

Рукоплещи всем приговорам,
Каких постигнуть не дано.
Оклевещи народ, с которым
В изгнанье брошен заодно.

И в душном скопище исходов --
Нет, не библейских, наших дней --
Превозноси отца народов:
Он сверх всего.
Ему видней.
Он все начала возвещает
И все концы, само собой.

Сын за отца не отвечает --
Закон, что также означает:
Отец за сына -- головой.

Но все законы погасила
Для самого благая ночь.
И не ответчик он за сына,
Ах, ни за сына, ни за дочь.

Там, у немой стены кремлевской,
По счастью, знать не знает он,
Какой лихой бедой отцовской
Покрыт его загробный сон...

Давно отцами стали дети,
Но за всеобщего отца
Мы оказались все в ответе,
И длится суд десятилетий,
И не видать еще конца.

3. О ПАМЯТИ


Забыть, забыть велят безмолвно,
Хотят в забвенье утопить
Живую быль. И чтобы волны
Над ней сомкнулись. Быль -- забыть!

Забыть родных и близких лица
И стольких судеб крестный путь --
Все то, что сном давнишним будь,
Дурною, дикой небылицей,
Так и ее -- поди, забудь.

Но это было явной былью
Для тех, чей был оборван век,
Для ставших лагерною пылью,
Как некто некогда изрек.

Забыть -- о, нет, не с теми вместе
Забыть, что не пришли с войны, --
Одних, что даже этой чести
Суровой были лишены.

Забыть велят и просят лаской
Не помнить -- память под печать,
Чтоб ненароком той оглаской
Непосвященных не смущать.

О матерях забыть и женах,
Своей -- не ведавших вины,
О детях, с ними разлученных,
И до войны,
И без войны.
А к слову -- о непосвященных:
Где взять их? Все посвящены.

Все знают все; беда с народом! --
Не тем, так этим знают родом,
Не по отметкам и рубцам,
Так мимоездом, мимоходом,
Не сам,
Так через тех, кто сам...

И даром думают, что память
Не дорожит сама собой,
Что ряской времени затянет
Любую быль,
Любую боль;

Что так и так -- летит планета,
Годам и дням ведя отсчет,
И что не взыщется с поэта,
Когда за призраком запрета
Смолчит про то, что душу жжет...

Нет, все былые недомолвки
Домолвить ныне долг велит.
Пытливой дочке-комсомолке
Поди сошлись на свой главлит;

Втолкуй, зачем и чья опека
К статье закрытой отнесла
Неназываемого века Недоброй памяти дела;

Какой, в порядок не внесенный,
Решил за нас
Особый съезд
На этой памяти бессонной,
На ней как раз
Поставить крест.

И кто сказал, что взрослым людям
Страниц иных нельзя прочесть?
Иль нашей доблести убудет
И на миру померкнет честь?

Иль, о минувшем вслух поведав,
Мы лишь порадуем врага,
Что за свои платить победы
Случалось нам втридорога?

В новинку ль нам его злословье?
Иль все, чем в мире мы сильны,
Со всей взращенной нами новью,
И потом политой и кровью,
Уже не стоит той цены?
И дело наше -- только греза,
И слава -- шум пустой молвы?

Тогда молчальники правы,
Тогда все прах -- стихи и проза,
Все только так -- из головы.

Тогда совсем уже -- не диво,
Что голос памяти правдивой
Вещал бы нам и впредь беду:
Кто прячет прошлое ревниво,
Тот вряд ли с будущим в ладу...

Что нынче счесть большим, что малым --
Как знать, но люди не трава:
Не обратить их всех навалом
В одних непомнящих родства.

Пусть очевидцы поколенья
Сойдут по-тихому на дно,
Благополучного забвенья
Природе нашей не дано.

Спроста иные затвердили,
Что будто нам про черный день
Не ко двору все эти были,
На нас кидающие тень.

Но все, что было, не забыто,
Не шито-крыто на миру.
Одна неправда нам в убыток,
И только правда ко двору!

А я -- не те уже годочки --
Не вправе я себе отсрочки
Предоставлять.
Гора бы с плеч --
Еще успеть без проволочки
Немую боль в слова облечь.

Ту боль, что скрытно временами
И встарь теснила нам сердца
И что глушили мы громами
Рукоплесканий в честь отца.

С предельной силой в каждом зале
Они гремели потому,
Что мы всегда не одному
Тому отцу рукоплескали.

Всегда, казалось, рядом был,
Свою земную сдавший смену.
Тот, кто оваций не любил,
По крайней мере знал им цену.

Чей образ вечным и живым
Мир уберег за гранью бренной,
Кого учителем своим
Именовал отец смиренно...

И, грубо сдвоив имена,
Мы как одно их возглашали
И заносили на скрижали.
Как будто суть была одна.

А страх, что всем у изголовья
Лихая ставила пора,
Нас обучил хранить безмолвье
Перед разгулом недобра.

Велел в безгласной нашей доле
На мысль в спецсектор сдать права,

С тех пор -- как отзыв давней боли
Она для нас -- явись едва.
Нет, дай нам знак верховной воли,
Дай откровенье божества.

И наготове вздох особый --
Дерзанья нашего предел:
Вот если б Ленин встал из гроба,
На все, что стало, поглядел...

Уж он за всеми мелочами
Узрел бы ширь и глубину.
А может быть, пожал плечами
И обронил бы:
-- Ну и ну! --

Так, сяк гадают те и эти,
Предвидя тот иль этот суд, --
Как наигравшиеся дети,
Что из отлучки старших ждут.

Но все, что стало или станет,
Не сдать, не сбыть нам с рук своих,
И Ленин нас судить не встанет:
Он не был богом и в живых.

А вы, что ныне норовите
Вернуть былую благодать,
Так вы уж Сталина зовите --
Он богом был -- Он может встать.

И что он легок на помине
В подлунном мире, бог-отец,
О том свидетельствует ныне
Его китайский образец...

...Ну что ж, пускай на сеновале,
Где мы в ту ночь отвергли сон,
Иными мнились наши дали, --
Нам сокрушаться не резон.

Чтоб мерить все надежной меркой,
Чтоб с правдой сущей быть не врозь,
Многостороннюю проверку
Прошли мы -- где кому пришлось.

И опыт -- наш почтенный лекарь,
Подчас причудливо крутой, --
Нам подносил по воле века
Его целительный настой.
Зато и впредь как были -- будем, --
Какая вдруг ни грянь гроза --
Людьми
из тех людей,
что людям,
Не пряча глаз, Глядят в глаза.

1966-1969


Как Егор Яковлев возглавил газету "Московские новости"
Перестройка
ed_glezin
33 года назад - 13 августа 1986 года - Егор Яковлев был назначен главным редактором газеты "Московские новости". Именно под руководством Егора Владимировича этот еженедельник становиться одним из основных флагманов и рупоров освободительной Перестройки Горбачева. "Гласность" становится локомотивом перемен и международным брендом раскрепощающегося СССР. Купить тогда свежий номер "Московских новостей" можно было почти исключительно по большому блату или с многократной переплатой. У редакции газеты стенды с выпуском сверхпопулярного издания всегда обступали толпы граждан. В темное время суток развернутые полосы заветной газеты подсвечивали зажигалками, свечами или фонариками. Здесь же у редакции обсуждали злободневные публикации. Так появился первый советский "Гайд-парк".

Поэт Александр Кушнер пишет стихотворение, в котором имя газеты выступает символом политической либерализации.

Пользуясь новым Законом о печати, в сентябре 1990 года Яковлев выводит "МН" из-под опеки государства и КПСС в лице учредителя – АПН, регистрируя газету в качестве независимого издания.

Вот как о личности главреда "МН" вспоминает один из членов Совета учредителей газеты драматург Александр Гельман.

Егора Владимировича Яковлева я помню в самых разных состояниях и обстоятельствах. Веселым, радостным, печальным, озабоченным, раздраженным, неприятным, злым, дружелюбным, очаровательным, полным энергии, упорства, настойчивости, обессиленным, усталым, обескураженным, несколько дней подряд пьяным и вдруг таким трезвым, ясновидящим, мудрым, что не верилось глазам, что это он. Все эти настроения, качества, черты характера, внутренние противоречия проявлялись в нем, служили ему для того, чтобы делать одну из лучших газет эпохи перестройки – "Московские новости". Сейчас уже все забыто и излагается упрощенно, искаженно: вот пришел Горбачев, вот он объявил политику гласности и тогда появились "Московские новости", которые эту гласность и воплощали. Люди не знают, что между объявленной гласностью и гласностью реальной, практической, был период тяжелейшей борьбы за эту гласность, за ее воплощение. Этот период длился примерно четыре года, и именно в этот промежуток 1986-1990 годов Егор Яковлев проявил себя как замечательный, первоклассный, неутомимый, я бы даже употребил здесь слово героический, руководитель подлинно народной газеты, которая войдет не только в историю российских СМИ, но и в политическую историю борьбы за демократию и за свободу слова.

Политика гласности была разрекламирована на весь мир, но ее инициаторы и проповедники упорно сопротивлялись ее реализации. Цензура не была отменена. Приходилось буквально вырывать из лап цензуры каждую запрещенную фамилию, каждый запрещенный факт. Чтобы добиться разрешения на публикацию новых сведений, новых свидетельств о трагических событиях времен сталинщины, времен застоя, каждый раз требовалось разрешение чуть ли не самого Горбачева, в крайнем случае Александра Николаевича Яковлева. Всеми этими переговорами, согласованиями, посещениями высоких кабинетов занимался Егор. Исключительно благодаря его упорству в каждом номере газеты появлялись статьи о драматических судьбах людей, фамилии которых многие десятилетия в СССР не упоминались. С большим трудом, после двух лет изнурительной борьбы с начальством, Яковлеву разрешили выпускать газету без предварительной цензуры. Но при этом почти после каждого номера его вызывали на ковер и резко, грубо отчитывали, предупреждали, указывали, что он не оправдывает оказанного ему партией доверия. Несколько раз были подготовлены проекты приказов о его снятии с должности главного редактора.

По-настоящему газета задышала свободно только после провала путчистов в августе 1991 года.

При этом Егор качеством публикуемых материалов, их остротой, выразительностью, яркостью был озабочен ничуть не меньше, чем возможностью говорить правду. Он собрал в "Московских новостях" когорту талантливых журналистов, впоследствии многие из них стали главными редакторами ряда известных изданий.

Я не числился в штате редакции, поэтому не всегда соглашался написать тот или иной материал, особенно когда требовалось сделать это срочно. Но если речь шла о важной, очень нужной статье, отказать Егору было невозможно. Его настойчивость была неукротимой. Он мог приехать к тебе домой и не уходить, пока не добьется твоего согласия. При этом он был готов приносить тебе сигареты, сходить в магазин за продуктами, заваривать чай, быть буквально твоим слугой, лишь бы ты сделал то, что ему нужно. Это проявлялось далеко не только по отношению ко мне. Я помню, как он однажды уговорил Даниила Гранина написать статью. Егор узнал от меня, что Даниил Александрович в Москве, нашел его, послал за ним машину, посадил в отдельный кабинет. У Гранина были другие планы на вечер, а в полночь он возвращался "стрелой" в Питер. Планы были отброшены, сопротивление Гранина сломлено, ему пришлось сесть и писать. Егор отвез его на Ленинградский вокзал перед самым поездом, по пути накупив бутербродов, конфет, пива, весь стол в купе был завален продуктами. Он обладал особой, редкой обаятельной настойчивостью, противостоять которой ни у кого не было сил.

Когда в 1989 году были выборы в народные депутаты СССР, мы с ним оказались избраны депутатами от Союза кинематографистов. Нас было пять депутатов. Если не ошибаюсь, где-то за полтора месяца до открытия знаменитого первого съезда народных депутатов СССР в Тбилиси произошел разгон мирной демонстрации, солдаты били людей саперными лопатками, более десяти человек от побоев скончались. Когда об этом стало известно, Егор обзвонил депутатов – мы должны немедленно ехать в Тбилиси, установить всю правду, что случилось, почему погибли люди. Союз кинематографистов Егора поддержал, мы прилетели в Тбилиси в день похорон погибших. Нас было четверо – мы двое, писатель Борис Васильев и сценарист Юра Клепиков. Под руководством Егора мы провели достаточно подробное расследование, встречались с партийным и военным руководством Грузии, с организаторами митинга, в том числе со Звиадом Гамсахурдиа, записали свидетельства многих людей. Уже в самолете, когда мы возвращались, Егор поручил Васильеву и мне написать большой материал обо всем, что мы видели и узнали. На работу у нас было меньше суток, надо было успеть в номер – в течение этих суток Егор звонил нам через каждые два часа, интересовался, как идет работа, не нужно ли что-то привезти, чем-то помочь. Он был счастлив, когда вышел номер с нашим материалом – это была чуть ли не первая в мире подробная публикация о трагических событиях в Грузии.

Не могу забыть и одно тяжелое для Егора, и не только для него, событие. После провала путча, 28 августа 1991 года ему предложили возглавить ВТРК, нынешний Первый канал телевидения. Он согласился, оставил газету. Главным редактором стал его друг и соратник Лен Карпинский. Как мне казалось, Егор вполне справлялся с новой должностью, тем не менее спустя год с небольшим Борис Ельцин, как у него было принято, без объяснений, Яковлева с этой работы снял. Егор хотел вернуться в "Московские новости". Он полагал, что его встретят с распростертыми объятиями. Но этого не случилось. Коллектив не хотел расставаться с Карпинским. Да и сам Карпинский не спешил уступить ему место. Дело в том, что Егор был жесткий главный редактор, мог и наорать, мог и обидеть сотрудника, грубо возвращал материалы, которые его не устраивали, – правда, быстро отходил, не был злопамятным. В редакции его и уважали, и боялись. А с Леном Карпинским работать стало спокойней, уютней, и газета не стала хуже, а в некоторых отношениях, может быть, и лучше. Когда Егор понял, что коллектив не хочет его возвращения, он обратился к совету учредителей, который был в свое время им придуман, собран, сформирован. В совет входили около двадцати человек, и люди были как на подбор – Юрий Рыжов, Галина Старовойтова, Александр Яковлев, Марк Захаров, Юрий Афанасьев, Юрий Черниченко, Борис Можаев… Егор опять-таки был уверен, что уж совет учредителей его наверняка поддержит.

Вышло так, что мне пришлось вести это заседание совета. Егор хотел присутствовать на заседании, совет отказал ему. Я зачитал его заявление. Обсуждение было коротким – большинство членов совета, включая меня, решили, что нельзя возвращать Егора вопреки четко выраженной позиции коллектива редакции. Егор ушел обиженный, злой. Со мной он порвал.

Через короткое время он пришел в себя, создал "Общую газету". Это была по-яковлевски боевая, смелая газета, резко критиковавшая власти. Между "МН" И "ОГ" возник здоровый дух соперничества. Как-то поздно вечером мне позвонил Егор — мы помирились, и оба были этому рады. Я писал заметки и в "МН", и в "ОГ". Постепенно наладились отношения и между Егором и Карпинским.

Егор Владимирович Яковлев был одним из наиболее последовательных, неотступных, настойчивых бойцов за свободу слова. Больше всего его огорчали, вызывали недовольство самим собой те случаи, когда он в этом отношении что-то упускал, соглашался на какие-то компромиссы, занимал недостаточно отчетливую позицию. Он был уверен на все сто процентов: то наступление на гласность, которое наблюдалось в последние годы его жизни, с которым многие журналисты мирились, а некоторые ему даже содействовали, приведет общество к тяжелым последствиям. Он был одним из наиболее активных организаторов слома цензуры и до последнего дня своей жизни оставался одним из наиболее активных сопротивленцев попыткам ее возрождения.

Автор – драматург, сценарист, публицист, в 1989-2005 годах сопредседатель Совета учредителей газеты "Московские новости"

Источник:
https://ria.ru/20131126/979586521.html?in=t




























Видеоприложение к газете "Московские новости". 1989 год.

В спецвыпуске принимают участие: Андрей Макаревич, Виталий Третьяков, Владимир Жириновский и многие другие.

https://youtu.be/FXHfKhP507o

=================================

Егор Яковлев – ключевая фигура перестроечной прессы. Бывший исследователь творчества Владимира Ленина, главный редактор “Журналиста”, сосланный в Прагу, Яковлев поднимает на беспрецедентную высоту газету “Московские новости”, во многом благодаря которой открывается неведомая прежде история страны.

Он уходит из «Известий» и меняет на этом посту Геннадия Герасимова, возглавлявшего газету с 1983-го. Герасимов, в свою очередь, становится во главе Управления информации МИД. Как рассказал в интервью автору этого проекта Валентин Фалин, глава АПН (издатель газеты), именно он предложил на эту должность Яковлева.

«Яковлев возвращался на пост главного редактора спустя почти два десятилетия после того, как однажды побывал в этой шкуре, возглавляя журнал «Журналист», — вспоминает Виктор Лошак, главный редактор “Московских новостей” в начале 2000-х. — Первый опыт был неудачен — его разжаловал с поста Суслов. Собственно, эта история хорошо известна, и Егор Владимирович рассказывал ее не раз. В нем, очевидно, жила жажда снова стать главным редактором. Уходя из «Известий», он предложил Лаптеву возглавить известинское приложение «Неделя», но Лаптев испугался — Яковлев, конечно же, как лидер был куда сильнее его. Яковлев был идеальным главным редактором заката КПСС. Кроме чутья на людей, на тексты, на темы, он был борцом и в то же время умелым мастером лавировок между персонажами ЦК, которые могли решить судьбу газеты или отдельного материала. Он мог поставить на карту все, в том числе и свой пост, когда это было нужно. И ставил. И выигрывал».

Первый номер “Московских новостей”, подписанных Егором Яковлевым, выходит 24 августа 1986 года.

Во время путча 1991 создаст “Общую газету” – совместное подпольное издание, сделанное усилиями главных редакторов запрещенных газет. После провала путча Яковлев станет главным телевизионщиком в стране, возглавив “Останкино”. С 1993-го будет редактировать “Общую газету” – уже настоящее издание явно выраженного демократического характера.

Источник:
http://gorbymedia.com/post/08-13-1986

===========================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=============================














Михаил Горбачев и Михаил Кислюк о забастовках шахтеров в 1989 году.
Перестройка
ed_glezin
Закончив с формированием правительства, Верховный Совет принял план законодательных работ. Прежде всего нужно было подготовить и принять закон об изменениях и дополнениях к Конституции СССР, чтобы создать правовые основы для ряда крупных, так называемых органических, законов и всей прочей деятельности парламента. <…>

Решающее воздействие призван был оказать блок законов, устанавливавших новые отношения между гражданином и государством, реально обеспечивающих политические свободы и гражданские права, идейный и политический плюрализм. <…> 14 июля этот перечень актов был пополнен еще одним проектом, внесенным правительством и ВЦСПС, — о порядке разрешения коллективных трудовых споров. В последний момент жизнь внесла поправку. По-существу, потребовалось отложить на время иные заботы и безотлагательно, в форсированном порядке готовить закон, регулирующий забастовки.

<…> Быстрое разрушение просуществовавшего 70 лет общественного устройства началось с волнений шахтеров — одного из самых крупных и боевых отрядов рабочего класса, на который, по идее, опиралась Советская власть. <…> Их протест стал возможен в результате начатых сверху перемен, а удар огромной силы пришелся рикошетом по самим реформаторам.

<…> Я сказал тогда, что поддерживаю эту идею. «Мы должны опираться во всей работе на ведущую, решающую силу нашего общества — рабочий класс, на его организованность, ответственность, приверженность социализму и политике, которую мы сейчас осуществляем в рамках перестройки. Но мы не можем игнорировать то, что рабочие в последнее время остро ставят перед нами вопросы... Может быть, настало время создавать какие-то комитеты в помощь перестройке, против саботажников перестройки?»

В Кемерово, где был в тот момент основной очаг забастовочного движения, рабочие вели себя ответственно, по распоряжению забастовочных комитетов были закрыты магазины, продающие спиртное. Рабочий класс демонстрировал высокую организованность и вместе с тем высокую требовательность. У него были на то все основания. Комиссии, направленные по линии ЦК и правительства в районы угледобычи, докладывали, что из года в год, из десятилетия в десятилетие не выполнялись решения, касавшиеся строительства жилья, благоустройства городов и поселков, снабжения населения.

Устарела, далеко отстала от мирового уровня техника добычи угля, особенно шахтным способом. Крайне тяжелый труд в условиях перманентного риска не получал достойного вознаграждения. Нужно было принимать безотлагательные меры. <…>

….Я хорошо понимал причины, вынуждавшие шахтеров на крайнюю форму зашиты своих интересов, и никогда не позволял себе упрекнуть их за это. Но факт состоит в том, что недовольство рабочих умело использовалось радикалами в борьбе за власть. Их никоим образом не смущало, что остановки на многие месяцы огромных районов угледобычи лишали страну миллионов тонн ценного энергетического сырья, ставили под угрозу работу смежных отраслей, в первую очередь металлургии. Все это пагубно отражалось на быте людей. Эмиссары Межрегиональной группы, фактически сложившейся уже в партию, начали сновать по всей стране, подстрекать к забастовкам железнодорожников и рабочих других отраслей. Это был в полном смысле слова удар в спину, сыгравший роковую роль в судьбе перестройки.

<…> 24 июля я имел возможность проинформировать Верховный Совет о протоколе, который был подписан Слюньковым, первым зампредом Совета Министров Ворониным и председателем ВЦСПС Шалаевым с председателем забастовочного комитета Кузбасса Авалиани и его заместителями. Достигнутые соглашения правительство готово было распространить на другие угледобывающие районы. Прежде всего, конечно, на Донбасс, Воркуту.

Очень трудно мы выходили из тяжелого кризиса, который стал, может быть, самым серьезным испытанием за все четыре года перестройки.

Забастовки шахтеров были в центре внимания Верховного Совета, идущих на нем дискуссий. Выступая на сессии Верховного Совета, В.И. Колесников, заведующий кафедрой Ростовского института инженеров железнодорожного транспорта, сказал: «Вот мы говорим, что у нас рабочий человек хозяин, но вы мне скажите, есть ли в истории случай, когда бы хозяин бастовал? Нет. Значит, здесь что-то не так». Бригадир слесарей Новокуйбышевского нефтехимического комбината В.А.Леончев так определил суть проблемы: «Рабочий человек больше не может и не хочет мириться с кабальной системой управления наших производств, системой труда. Мы долго молчали, терпели, подмятые командно-бюрократической системой. Но этому пришел конец. И забастовочное движение шахтеров — это предвестник краха системы».

…Отрывок из обращения забастовочных комитетов городов Инты и Воркуты. «Забастовки шахтеров носят объективный, перестроечный характер, являются признаком наступающего кризиса административно-командной системы, не способной удовлетворить интересы трудящихся. Выступление шахтеров мы расцениваем как поддержку перестройки и предостережение тем, кто хочет, чтобы все оставалось по-старому». <…> «Мы понимаем, что, выставляя экономические требования, должны помнить: экономика страны находится в глубоком кризисе. Сегодня государству трудно будет найти средства для того, чтобы удовлетворить все наши требования. Но экономическая самостоятельность нам должна быть предоставлена... Мы устали ждать решение наболевших проблем от пятилетки к пятилетке. Именно этим вызвано то, что вынуждены пойти на крайнюю меру — забастовку. Настал момент, когда решения всех предъявленных требований нельзя откладывать ни на секунду».

Процитирую и требования шахтеров Печорского бассейна, изложенные тем же Лушниковым: «1) Действительно передать власть Советам, землю крестьянам, фабрики рабочим. 2) Отменить выборы в Верховный Совет СССР от общественных организаций. 3) Отменить статью в Конституции СССР о руководящей и направляющей роли партии. 4) Проводить прямые и тайные выборы Председателя Верховного Совета СССР, председателей местных Советов, начальников городских, районных отделов Министерства внутренних дел на альтернативной основе. 5) Отменить практику лишения слова депутатов на сессиях, съездах народных депутатов СССР путем голосования. Каждый депутат имеет право голоса, независимо от мнения большинства». Требования один к одному повторяли программу радикалов, и писались они под их диктовку в Москве.
М.С. Горбачев «Жизнь и реформы». М., 1995. Т. 1. С. 460-461

Торможение перестройки, сопротивление ей на местах не были самопроизвольными. Они активно подпитывались и поддерживались значительной частью партийной номенклатуры, радикально-демократической МДГ, «Демократической Россией». Эмиссары Ельцина цинично использовали в своих политических целях справедливые требования шахтеров об улучшении условий труда. Под политическими лозунгами отставки правительства Союза и Президента СССР разжигались забастовки по всей стране. (Цинизм ельцинистов-«демороссов» в их игре с шахтерами в полной мере был оценен делегацией Независимого профсоюза горняков, посетившей в 1998 году Горбачев-Фонд и откровенно, с большой горечью рассказывавшей о том, как лицемерно и коварно они были использованы в конце 80-х и начале 90-х годов в борьбе против Горбачева и союзной государственности). В них вовлекались также металлурги, транспортники. Перекрывались железные дороги, другие транспортные магистрали, блокировались морские порты, простаивали эшелоны и суда с продовольствием, товарами народного потребления, другой крайне необходимой населению и народному хозяйству продукцией.
В собственных политических целях радикалами наносился невосполнимый ущерб экономике, и без того переживавшей кризис. Характерно, что решение правительства Н.Рыжкова, которому удалось достичь компромиссного соглашения с шахтерами, подверглось злобной критике Б.Ельцина за то, что Рыжков, мол, отделался полумерами вместо того, чтобы решительно и разом «сломать хребет административно-командной системе».

М.С. Горбачев «Наедине с собой». М., 2012. С. 541

<…> На второй сессии Верховного Совета, состоявшейся с 25 сентября по 28 ноября 1989 года, основное место было отведено законодательной работе. <…> Она затронула все ключевые сферы общественного и государственного устройства. Было положено начало коренной реформе нашего права, а через него — всей системы общественных отношений в стране.

<…> За два месяца Верховный Совет принял закон об аренде и арендных отношениях в СССР, закон о порядке разрешения коллективных трудовых споров (конфликтов). Одобрил в первом чтении или передал для всенародного обсуждения законопроекты о собственности, о земле и земельных отношениях, о пенсиях, об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства, о печати и других средствах массовой информации, об основах законодательства, о судоустройстве, о языках и гражданстве и многие другие.
М.С. Горбачев «Жизнь и реформы». М., 1995. Т. 1. С. 468

Источник: http://www.gorby.ru/presscenter/news/show_30035/

===========

Из хроники шахтерского забастовочного движения в СССР. 1989 год

10-22 июля - Забастовка шахтеров Кузбасса.
15 июля - На шахте «Ясиноватая-Глубокая» в Макеевке началась стачка горняков, распространившаяся с 18 июля почти на все основные угледобывающие районы Донбасса. После получения гарантий исполнения требований шахтеров (носивших экономический характер) за подписями М.С.Горбачева и Н.И.Рыжкова стачка была прекращена (с 26 июля).
20-23 июля - Забастовка шахтеров Карагандинского угольного бассейна (Казахстан).
20-26 июля - Забастовка шахтеров Печорского угольного бассейна.
24 июля - В Кремле состоялась встреча Н.И.Рыжкова с представителями забастовочных комитетов шахтеров Донбасса.
25 июля - В Кремле состоялась встреча Н.И.Рыжкова с представителями забастовочных комитетов Печорского угольного бассейна, а также шахт объединения «Павлоградуголь».
1 августа - В Кремле состоялась встреча Н.И.Рыжкова с представителями забастовочных комитетов шахтеров ряда угольных бассейнов страны.
5-6 августа - Забастовка на шахтах объединения «Воркутауголь».
18-28 августа - Забастовка шахтеров Ворошиловградской области (Украина).

===========

Михаил Кислюк, заместитель председателя областного стачечного комитета Кузбасса в 1989-1991 годах и губернатор Кемеровской области в 1991-1997 годах о о событиях 1989 года. Интервью «Ленте.ру»,
28 июля 2015 г.

В 1989 году вы были заместителем директора угольного разреза. Каким образом вы тогда попали в забастовочное движение?

А я сам не понимаю, как так получилось. Это вышло случайно. Когда у нас на разрезе тоже началась забастовка, весь трудовой коллектив собрался в актовом зале. Мне вместе со всей дирекцией тоже пришлось туда идти. Мы тихо сели в углу и стали наблюдать за происходящим. Обстановка мне напомнила заседание Съезда Советов в фильме «Ленин в Октябре»: пламенные речи, бурное обсуждение, выкрики с мест.

Для меня все это было неожиданно. Я полагал, что у нас-то забастовки точно не будет. Ведь наше предприятие было одним из самых передовых в Кузбассе, да и отношения горняков с руководством были нормальными. Но коллектив решил проявить солидарность с бастующими других шахт и поддержать их.

Стали выбирать стачком. Из зала выкрикивали разные фамилии и тут же голосовали. Вдруг среди других кандидатов я слышу свою фамилию. Подавляющим большинством голосов меня утверждают. Я на это смотрю, ничего не понимая, и сидящий рядом директор тоже недоуменно на меня глядит. А когда чуть позже создавали городской стачком, меня опять выдвинули.

Я не знаю, как так вышло. Сейчас я могу об этом только догадываться. Наверное, шахтеры понимали, что для успеха забастовочного движения необходимо было иметь в своих рядах грамотного и понимающего в экономике человека, который смог бы и требования правильно сформулировать, и диалог с властями вести на понятном им языке.

Шахтеры не боялись, что по ним станут стрелять, как в 1962 году в Новочеркасске?

Конечно, боялись, особенно в первые дни забастовки, когда еще не была понятна реакция власти. Особенно нас напрягало, что официальные профсоюзы нас не поддержали. Мы опасались разного рода провокаций. Меня, например, вызывали в КГБ и пытались отговорить от участия в забастовочном движении, даже угрожали.

Но потом, когда Горбачев заявил, что наши требования справедливы, мы немного успокоились. Но все равно во всех шахтерских городах и поселках стачкомы следили за соблюдением общественного порядка, даже сухой закон установили.

То есть в те дни бастующие фактически подмяли под себя местную власть?

Так оно и было. Исполкомы и партийные органы на местах растерялись и не знали, что делать и как себя вести. Они просто самоустранились. Все важнейшие вопросы обеспечения жизнедеятельности Кузбасса — снабжение продовольствием, жилищно-коммунальное хозяйство, правопорядок — решали стачкомы. Нам даже милиция подчинялась. Да она и не особо нужна была тогда. Преступности в области в период забастовки практически не было.
Когда вы установили контакты с Ельциным и другими видными демократами того времени?

Еще в конце 1989 года, когда мы приезжали в Москву, с нами встречались лидеры Межрегиональной депутатской группы. Инициатива исходила от них. Они нас ни за что не агитировали, а только постоянно расспрашивали о наших требованиях. Видимо, пытались понять, можно ли с нами сотрудничать. Я разговаривал с Афанасьевым, Травкиным, Бурбулисом и Поповым. Они нас периодически приглашали на свои тусовки, но там нам не понравилось. Шахтеры — народ немногословный, они не привыкли много разговаривать. А представители московской интеллигенции, наоборот, очень это любят. Нам было трудно понять их, ведь мы тогда жили в разных мирах. Поэтому никакого серьезного взаимодействия с демократами мы тогда не установили.

Ситуация изменилась, когда нас в марте 1990 года выбрали делегатами на Съезд народных депутатов РСФСР. Там я и познакомился с Ельциным. Это, кстати, случилось при забавных обстоятельствах. В перерыве между заседаниями я зашел в туалет и увидел там его. Он посмотрел на меня, протянул мне руку и поздоровался. Я ему говорю: «Вы, наверное, меня не знаете». Ельцин молчит. Я представился, а он опять молчит. Тогда я сказал ему, что шахтеры Кузбасса будут его поддерживать. Борис Николаевич сразу оживился и ответил: «Очень хорошо». После этого я и стал с ним плотно общаться.

В этом разговоре с Ельциным вы выразили свое личное мнение или это была согласованная позиция шахтерского движения?

Конечно, я же знал настроения рабочих. Тогда Ельцин был очень популярен. Мы почти каждый час созванивались с областным стачкомом и обсуждали все вопросы. Поэтому после этой неожиданной встречи с Ельциным я тут же позвонил в Кемерово и рассказал о своем с ним разговоре. Мне сказали, что я все сделал правильно. В Москве я потом встречался с другими лидерами рабочего движения, и они тоже со мной согласились. Мы решили сообща поддерживать Ельцина, хотя еще не было понятно, в какой форме это будет.

Чем он привлекал шахтеров?

Ельцин тогда был популистом в хорошем смысле этого слова. Нам нравилось, что он выступал против бюрократии и коррупции. Нас впечатляла его простая манера общения, мы знали, что он ездит на общественном транспорте. Но главное было даже не это. Ельцин начал бороться с Горбачевым, в котором мы разочаровались. Мы тогда решили, что Ельцин и есть тот самый лидер, который искренне борется за перемены, рыночную экономику и всеобщую справедливость.

Мы, конечно, были очень наивными. Кто тогда мог подумать, что много лет спустя Ельцин умрет миллиардером. Да если бы не наша поддержка, его вряд ли избрали бы председателем Верховного Совета России.

Вы жалеете сейчас, что тогда его поддержали?

Я до сих пор не знаю ответа на этот вопрос. Скажу только, что однозначной уверенности в правильности такого выбора у меня в данный момент нет.

Читать полностью https://lenta.ru/articles/2015/07/28/kislyuk/









Член Политбюро ЦК КПСС Н.Н. Слюньков (2-й справа) на встрече с членами стачечного комитета. Кемерово. 1989 Фото Э. Эттингера





Заплыв дружбы.
Перестройка
ed_glezin
32 года назад - 7 августа 1987 - американка Линн Кокс стала первым в истории человеком, который в буквальном смысле приплыл из США в Россию.

Проведя в 6-градусной воде 2 часа 6 минут, она преодолела 4160 метров Берингова пролива от американского острова Малый Диомид в штате Аляска до российского острова Большой Диомид.

По словам Линн, во время заплыва через Берингов пролив был момент, когда она задыхалась. Ей казалось, что в холодной воде она теряет тепло. А взглянув на свои руки, она испугалась, увидев, что они стали серыми. Когда же Кокс наконец достигла берега, она не смогла самостоятельно выбраться, поскольку побережье было скалистым. Тогда ее вытащили двое русских мужчин в военной форме и сразу же закутали в одеяло. Линн признается, что не поняла ничего из того, что ей говорили русские люди, кроме фразы "добро пожаловать".

Этот сенсационный заплыв стал звездным в карьере 30-летней экстремалки, хотя на ее счету к этому времени уже числилось несколько удивительных рекордов. В 1972 году она за 9 часов 57 минут переплыла Ла-Манш, через год улучшила это свое достижение на 21 минуту, в 1975-м стала первой женщиной, покорившей пролив Кука (разделяющий острова Новой Зеландии), в 1976-м - Магелланов пролив, а в 1978-м в кишащих акулами водах Кокс обогнула мыс Доброй Надежды.

============

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

====================









Всемирный конгресс женщин.
Перестройка
ed_glezin
С 23 по 27 июня 1987 года в Кремлевском Дворце съездов проходил Всемирный конгресс женщин – высший орган Международной демократической федерации женщин.

В нём участвовали представительницы более 150 стран. Девиз конгресса: «К 2000 году – без ядерного оружия! За мир, равенство, развитие».


Это был девятый по счету конгресс Международной демократической федерации женщин – прокоммунистической организации, созданной в конце 1945 года. На момент проведения конгресса в Москве, в МДФЖ состояли женские организации из более, чем 150 стран мира. СССР был представлен Комитетом советских женщин под председательством Героя Советского Союза летчика-космонавта Валентины Терешковой. Она же, конечно, была представлена и в Президиуме конгресса, избранном его делегатами в первый день работы.

Конгресс собрал около трех тысяч делегаток. Цель собрания соответствовала девизу конгресса и была посвящена борьбе за мир и ликвидации военной угрозы плюс «совместной борьбе во имя защиты и завоевания своих прав гражданок, матерей, трудящихся, во имя охраны детей, во имя обеспечения мира, демократии и независимости народов».


Тогда на конгрессе женщины СССР делились с коллегами своими "достижениями в строительстве и управлении экономикой и государством и социальной защищенностью себя и своих детей".

=============

Приветственное слово Михаила Горбачева участницам всемирного конгресса женщин
23 июня 1987 года

Уважаемые гости!

Дорогие друзья, товарищи!

Я глубоко признателен за приглашение выступить перед вами. Наверное, вы успели заметить, с каким вниманием, симпатией, доброжелательством относятся к вам - делегаткам конгресса - советские люди. Это естественно, ибо ваши устремления, ваши надежды и заботы сродни нашим. А то, что вы проводите свой конгресс в Москве, советские люди воспринимают как знак доверия к миролюбивой политике нашего государства. (Аплодисменты.)

Высоки и благородны цели вашего конгресса - сберечь и сделать справедливее жизнь на планете. Сегодня это насущная задача и мировой политики.

На подходе к третьему тысячелетию человечество обязано бесстрашно и трезво оценить множество непростых проблем. Это - и оскудение энергетических ресурсов, и голод, нищета десятков, сотен миллионов людей, и экологическое неблагополучие, затрагивающее едва ли не все страны; давние, а теперь еще и новые грозные болезни. Но все эти и другие проблемы международного масштаба, так или иначе, связаны с задачей устранения угрозы ядерной войны. Вне движения к безъядерному, ненасильственному миру нет дорог к прогрессу человечества. Здесь ключ к тому, чтобы справиться с вызовами, которые бросает нам непростое, драматичное и многообещающее время.

Никому из нас не дано переписать историю с ее свирепыми войнами, соперничеством государств, классов, людей, с взлетами и падениями человеческого духа, со всеми ее трагедиями и триумфами. Но это - история человечества разделенного, человечества, не сознававшего своей общности.

Теперь наступил момент, когда при всем многообразии современного мира и безусловном праве каждого народа на самостоятельный выбор все обязаны считаться с целостностью мирового сообщества, усвоить, что от нас, от нынешнего поколения, зависит - быть или не быть жизни на Земле.

Ваш конгресс - впечатляющее проявление растущего осознания людьми в разных странах их личной причастности к тому, что происходит в мире.

Люди устали от давящего ожидания катастрофы. Растет понимание, что отвести опасность можно, лишь протянув друг другу руки через неизбежные идеологические, экономические, политические перегородки, разделяющие государства. И должен сказать, что именно женщины полнее, эмоциональнее, острее воспринимают абсолютный приоритет сохранения мира над всем остальным. (Аплодисменты.)

Старинная притча гласит: три главные ценности есть на свете. Хлеб насущный, дающий жизненную силу и здоровье. Мудрость, заключенная в книгах и обеспечивающая связь времен. И женщина, не позволяющая оборваться нити жизни. (Продолжительные аплодисменты.) Лучшие умы во все времена подчеркивали миротворческую роль женщины, ее способность остудить разгоряченные головы, облагородить ожесточившиеся сердца. И неудивительно, что именно в женщинах, которым природой предназначено хранить и продолжать человеческий род, идея мира обретает сегодня своего самого бескорыстного, самоотверженного и массового защитника. (Аплодисменты.) Энергичные, страстные антивоенные инициативы и выступления женских организаций и движений стали неотъемлемой особенностью общественно-политического климата.

Международное женское движение заметно укрепило потенциал мира и доброй воли. Оно заставило себя слушать. Это - реальный фактор политики.

То, что женщины дают обществу и что в состоянии ему давать, зависит и от способности общества дать женщине реальные права, социальную защиту, обеспечить ей должное социальное самочувствие. (Аплодисменты.) Степень эмансипации женщины - естественное мерило эмансипации всего общества. "Не может быть, нет и не будет настоящей "свободы", пока нет свободы для женщины от привилегий по закону в пользу мужчины"1 - это слова В. И. Ленина. (Продолжительные аплодисменты.) К ним бы я добавил, что положение женщины - барометр демократизма любого государства, показатель уважения прав человека в нем. (Аплодисменты.)

1 (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 286.)

Женщины во всем мире справедливо требуют, чтобы их голос был слышен и воля учитывалась в принятии важнейших государственных решений. Они желают видеть, чувствовать, что общество ценит их труд, их способности, нуждается в их житейской мудрости, их сердечном тепле и великодушии. Они хотят быть уверены, что их семьи никогда не будут оставлены в беде, что им будут гарантированы самые необходимые условия для нормальной жизни, что их дети получат образование, а заболевшему ребенку всегда будет оказана помощь.

Вам, наверное, интересно знать, как мы смотрим на все эти проблемы у себя в стране, что делаем для их решения.

Скоро советские люди отметят 70-летие своей Великой революции. Многое в человеческой истории она сделала впервые. (Аплодисменты.) Впервые открыла дорогу к такой цивилизации, в которой нет эксплуатации, нет голодных и обездоленных, нет безработицы и неграмотности. Впервые трудовой народ получил возможность строить общество в своих интересах. Впервые все нации и национальности стали равноправными и создали уникальное интернациональное сообщество. Впервые появилось государство, заинтересованное в духовном росте каждого своего гражданина, в его сознательной политической активности. И ни одно государство, ни одно демократическое законодательство до 1917 года не сделало для женщины и половины того, что сделала Советская власть в первые же месяцы своего существования. (Аплодисменты.)

Женщина в СССР действительно имеет равные с мужчиной права, а кое в чем - даже большие. (Смех. Аплодисменты.) Никакой дискриминации в оплате труда. Одинаковые условия для получения образования, для служебной карьеры, для участия в деятельности партии, в правительственных и местных органах власти. Женщины работают во всех отраслях народного хозяйства, они доминируют в таких сферах, как здравоохранение, просвещение, культура. Более того, среди специалистов с высшим и средним специальным образованием женщины составляют у нас 60 процентов. (Аплодисменты.)

Можно ли из сказанного заключить, что все у нас тут в порядке? Со всей откровенностью скажу вам: нет.

Некоторые недостатки, как бывает и у отдельных людей, - продолжение достоинств нашего общества. Активное и равноправное участие женщины в общественном производстве, в политической, научной и культурной деятельности подняли авторитет женщины, ее самоуважение, чувство достоинства, независимости от мужчины. Но это не всегда сопровождалось облегчением в выполнении ею своих исконных функций - матери, жены, воспитательницы. Некоторые проблемы обострились из-за недостатков в сфере обслуживания и торговли. Социальная нагрузка на женщину, таким образом, возросла.

Вообще оздоровление семьи, повышение ее нравственного потенциала мне представляется весьма актуальной социальной задачей.

Вы, конечно, знаете, что наше общество переживает необычайно интересный и очень сложный период глубоких перемен. Мы называем это перестройкой. (Аплодисменты.)

Перестройка позволит по-настоящему раскрыть потенциал социализма. Вовлекаем в нее все слои народа. Даем простор инициативе, творчеству, талантам, способностям. Каждому найдется и дело, и место в этой великой работе. И все мы продолжаем учиться и учить друг друга работать в условиях перестройки. Речь идет о том, чтобы придать качественно новый облик социалистическому строю, развить заложенные в его принципиальной основе гуманизм, уважение к достоинству человека, поднять на новую ступень звание гражданина социалистического Отечества. Делаем это через широкую демократизацию. Открытость и гласность, справедливость и доверие к людям, внимание к их мнению и опора на него, непримиримость к нарушениям законов и моральных норм, публичное разоблачение нечестности, обмана, подлости, паразитизма - одно это уже заметно изменило всю атмосферу общественной жизни, хотя прошло совсем немного времени. (Аплодисменты.)

Мы хотим максимально высвободить и активизировать для перестройки инициативу советских женщин. Недавно предприняли крупный шаг с этой целью. Образовали по всей стране сеть женсоветов, объединив их в единую систему во главе с Комитетом советских женщин.

От работы женсоветов мы ожидаем многого. Женсоветы - своеобразные аккумуляторы женской энергии, инициативы. Им выпала исключительной важности миссия. Работая в гуще жизни, в каждом городе, каждом селе, на заводе, в жилом квартале, в доме, женсоветы лучше, чем кто-либо другой, могут знать проблемы женщин и их семей, своевременно помогать, подключая в случае необходимости органы власти.

Хочу выделить один вопрос - воспитание подрастающего поколения. Растет новое поколение. Оно должно принять эстафету социализма от старших и понести ее дальше, оно должно быть готовым по-новому строить взаимоотношения в мире, который становится все более взаимозависимым.

И на женщине - в семье, в школе, повсюду - лежит огромная ответственность за то, чтобы с ранних лет будущий гражданин воспитывался в уважении к своему народу и к его культуре, к людям других наций и рас, в духе уважения к их культуре, образу жизни. (Аплодисменты.) Сегодняшним мальчикам и девочкам завтра придется жить и работать на одной планете в еще большем контакте, чем нам с вами.

Мы верим в успех начатого дела. Нашему обществу, которое прошло героический и суровый путь борьбы за выживание во враждебном окружении, за революционное преобразование огромной и отсталой страны, и эта задача по плечу. Хотя она, конечно, очень сложна - мы это знаем, - заставляет многое переосмыслить в нашем прошлом и настоящем, требует смелых, неординарных решений, высочайшей ответственности и поистине самоотверженных усилий. Многое в самих себе приходится преодолевать, потому что, как не раз уже приходилось говорить, все мы - люди своего времени.

И не так-то просто мы пришли к новому мышлению. Оно родилось не только из потребности по-современному решать и по-настоящему решить наши внутренние проблемы. Оно - поиск ответа на вызов, который бросает всему человечеству время. Это грозный вызов, с которым сталкиваться еще не приходилось.

Конец XX столетия стал переломным в истории цивилизации. Беспрецедентное развитие науки и техники произвело качественный переворот в военном деле: люди обзавелись оружием, способным, если даже взорвется только малая его часть, превратить планету в пепелище. Не допустить этого - стало приоритетной задачей.

Но тут есть и другая сторона. Безнравственно восторгаться научно-техническим прогрессом, закрывая глаза на то, что плодами его пользуется лишь незначительная часть жителей Земли. Сотни миллионов не едят досыта, не умеют читать и писать, а то и не имеют крыши над головой. И самое чудовищное - дети, ежедневно умирающие от истощения, болезней, отсутствия самого необходимого. И это в конце XX столетия - века электроники и "зеленых революций", полетов в космос и поистине неограниченных возможностей накормить, одеть, обучить несколько миллиардов людей. Но эти возможности не просто мало и плохо используются. Империализм направляет их против человека. И потому из-за навязанной им гонки вооружений научно-технический прогресс пока еще слишком дорого обходится людям. Растет разрыв между небольшим числом развитых государств и десятками стран в Азии, Африке, Латинской Америке. Катастрофических размеров достигла их финансовая задолженность, которая есть не что иное, как следствие эгоистической, поистине грабительской деятельности банков и корпораций капиталистического "севера".

В результате опасности для всего человечества, порождаемые неэквивалентным обменом и эксплуатацией отставшей части мира, уже сопоставимы с всеобщей ядерной и экологической угрозой.

Иными словами, разоружение для развития, доверие и сотрудничество - вот "три кита", на которых только и можно идти в будущее. Альтернативы уже нет. (Аплодисменты.)

Понимание этого проникает в широкие массы, в политически влиятельные сферы. И что самое важное - оно трансформируется в активные позиции, в организованные действия - против гонки вооружений, в поддержку конкретных инициатив, позволяющих договариваться о снижении военной угрозы. Напоминания правительствам об их ответственности перерастают в демонстрацию недоверия к тем, кто уходит от своей ответственности, кто по-прежнему не хочет считаться с реальностями.

Все труднее становится пугать "советской угрозой", оправдывать ею гонку вооружений и затягивание переговоров. Есть силы в мире - вы о них знаете, - которых такие перемены не устраивают.

И эти силы уже действуют, чтобы поставить заслон процессу доверия в международных отношениях.

За последние два года Советский Союз выступил с предложениями практически по всем вопросам разоружения. В ответ мы сплошь и рядом слышим: хорошо, но пусть Советы подтвердят слова делами.

Скажу так: реалистическая политика нужна не только нам. Она нужна всем государствам, всем народам, в том числе американскому. А она предполагает, как минимум, серьезное отношение к предложениям другой стороны - насколько они конструктивны, учитывают ли интересы партнера, мнение общественности, выводы науки. (Аплодисменты.) Увы! В ответ на наши инициативы мы, как правило, получаем либо мгновенный отказ, либо догматическое подтверждение старых позиций. Значит, тут с реализмом в политике не все в порядке. А мир нуждается и требует политики реальных дел.

Если честно посмотреть, как соотносятся слово и дело в отношениях Восток - Запад, какая получится картина?

Советский Союз, руководствуясь новым мышлением, строит свою внешнюю политику так, чтобы остановить гонку вооружений, ликвидировать ядерную угрозу, оздоровить обстановку. А Соединенные Штаты продолжают делать ставку на силу оружия и расширение сферы военного соперничества, включая космос.

Советский Союз 18 месяцев держал односторонний мораторий на ядерные испытания. Это - дело, а не слова. США тоже ответили делом - наращиванием взрывов в Неваде.

Советский Союз выдвинул 15 января 1986 года программу поэтапной ликвидации ядерного и другого оружия массового уничтожения к концу столетия. Что нам ответили? Что мир без ядерного оружия вообще невозможен, что это - утопия. И вновь поклялись в верности доктрине "ядерного сдерживания".

Мы прекратили производство химического оружия и строим завод по его уничтожению. Это - дело, а не слова. (Аплодисменты.) Чем отвечает НАТО? Планами производства и размещения бинарного оружия.

Именно благодаря тому, что Советский Союз делом доказал свою готовность учитывать обеспокоенности партнеров, стал возможен позитивный результат стокгольмской Конференции по мерам доверия.

Встреча в Рейкьявике, которую мы предложили, могла ознаменовать исторический перелом в вопросах разоружения. Но драматический диалог не разрешился договоренностью. Решающий шаг не был сделан. Потому что для США он означал бы отказ от подготовки "звездных войн", от курса на военно-стратегическое превосходство над Советским Союзом.

Сколько шуму было - и он продолжается - о контроле. Советский Союз публично и за столом переговоров выступил за самые строгие меры контроля, включая международные, и инспекцию на местах. И что же Запад? Снова - слова о важности контроля. Но уже сопровождаемые оговорками, смысл которых - уберечь от него частный военный бизнес и базы на чужих территориях.

Когда общественность, политические деятели, ученые обратились к нам с просьбой вычленить ракеты средней дальности из рейкьявикского "пакета", мы ответили делом: пошли на такой шаг. Больше того, согласились ликвидировать и оперативно-тактические ракеты в Европе. После многомесячных проволочек и "утрясок" натовцы как будто дают положительный ответ. Но последовавшие разъяснения - и в заявлениях, и по дипломатическим каналам - настораживают. Вновь, как это уже не раз бывало, мы видим попытки отступить от того, о чем было условлено между Москвой и Вашингтоном на политическом уровне. Вновь перед нами выдвигают требования, идущие вразрез с принципом равнозначной безопасности. Поклоны в сторону неисправимых милитаристов, не желающих мириться с возможностью заключения первого соглашения о ядерном разоружении, указывают на очень большую зависимость американской администрации от милитаристских групп.

В июне как раз исполнился год со времени будапештской инициативы стран Варшавского Договора. Они предложили НАТО разобраться в вопросах обычного оружия и вооруженных сил от Атлантики до Урала, сесть за стол переговоров и договориться сократить и то и другое на четверть в начале 90-х годов, а потом еще больше. В ответ в странах НАТО заговорили о необходимости для них вкладывать больше денег в производство и совершенствование обычных вооружений.

Месяц назад в Берлине на совещании Политического консультативного комитета участники Варшавского Договора четко изложили свою военную доктрину, которая подчинена задаче недопущения войны, как ядерной, так и обычной, ориентирована на разумную достаточность в объемах и характере вооружений и вооруженных сил и предназначена исключительно для целей обороны. Они пригласили НАТО обсудить и сопоставить на высоком уровне доктрины обоих блоков и договориться о том, чтобы исключить саму военно-техническую возможность нападения одних па других. Внятного ответа мы не имеем. А спекуляции насчет якобы превосходства Советского Союза в обычных вооружениях усилились.

Позавчера в беседе с журналистами на избирательном участке я сказал, что СССР и дальше будет предпринимать реальные шаги, чтобы искать развязки на пути к разоружению. Но надо, чтобы и наши партнеры на Западе что-то делали, а не занимались только выдумыванием все новых требований к нам, испытывая наше терпение. (Аплодисменты.)

Такова ситуация. Таковы слова и дела. Я должен был сказать вам об этом, потому что любое движение за мир в наше время не может отвлекаться от "конкретики" военной опасности в каждый данный момент. Именно поэтому, кстати, такой вес приобрели, сейчас, на весах мира и войны профессиональные организации - ученых, врачей, бывших военных. Их компетентность позволила им стать уже неустранимым фактором нынешней расстановки сил.

Мировая политика, можно сказать, тоже проходит проверку перестройкой. У этой перестройки, как и у нашей, много поборников и искренних сторонников. Многих она позвала к серьезным размышлениям.

Дорогие друзья! Беспрецедентно широкий и авторитетный состав участниц вашего конгресса подтверждает, что женщины всерьез взялись за дело мира. А они - сила великая и вдохновляющая, сила созидающая и прекрасная. (Продолжительные аплодисменты.)

Это укрепляет веру в то, что мир - не утопия. И если мы, мужчины и женщины Земли, будем действовать энергично и заодно, мы его обязательно отстоим! (Продолжительные аплодисменты.)

Уважаемая госпожа Фрида Браун, уважаемые участницы конгресса!

В одном вы можете быть совершенно уверены - в том, что советские люди глубоко привержены делу мира и дружбе между народами. Я хотел бы, чтобы вы уехали из Москвы с этим ощущением и чтобы оно никогда вас не покидало. (Продолжительные аплодисменты.)

Желаю вам, вашему движению и вашему конгрессу успеха! (Горячие, продолжительные аплодисменты.)

=============

Международная демократическая федерация женщин, МДФЖ (фр. Fédération démocratique internationale des femmes, FIDF) — международная женская организация прокоммунистической направленности. Создана в декабре 1945 на Международном женском конгрессе в Париже. В 1974 в МДФЖ входили 112 национальных женских организаций 97 стран мира. Советских женщин в МДФЖ представлял Комитет советских женщин.

МДФЖ провела 14 конгрессов, которые созывались как конгрессы МДФЖ или как всемирные конгрессы женщин (совместно с другими международными женскими организациями и национальными организациями, не входящими в МДФЖ). До этого конгресс проходил в 1981-м году в Праге, следующий конгресс прошёл в Англии, в 1991-м году. Последний конгресс на сегодняшний день состоялся в Каракасе в 2007-м году.

Именно Международная демократическая федерация женщин стала инициатором объявления 1 июня «Международным днём защиты детей». Он был учрежден в ноябре 1949 года в Париже решением конгресса Международной демократической федерации женщин. Впервые «Международный день защиты детей» отмечался в 1950-м году.

=================

Не оборвать нить жизни.. (1987)

Документальный фильм о Всемирном Конгрессе женщин, проходившем в Москве в июне 1987 года.

https://www.net-film.ru/film-9479

===================



Read more...Collapse )



=======================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=============================



Как в эпоху освободительной Перестройки Горбачева американцев встречали на советской земле.
Перестройка
ed_glezin
32 года назад - с 15 июня по 8 июля 1987 года - в СССР прошла уникальная и неслыханная акция - советско-американский "Поход за мир". Этот марш мира проходил по маршруту Ленинград-Новгород-Калинин-Москва. Этот марш был одним из проявлений политики "Народной дипломатии" по установлению добрососедских отношений между двумя сверхдержавами. Американские и советские борцы за мир в течение трёх недель шли пешком из Ленинграда в Москву. В городах на их пути тысячи людей встречали шествующих цветами, в деревнях плачущие старики – иконами. Завершилось всё первым в СССР рок-концертом с американцами, на 30 тысяч зрителей. Организатором концерта был сооснователь Apple Стив Возняк.








































Read more...Collapse )



Read more...Collapse )

"Пойдем Вместе"

Документальный фильм о Советско-Американском Походе за Мир и Ядерное Разоружение из Ленинграда до Москвы летом 1987 года. Целью Похода за Мир было приблизить окончание Холодной Войны между СССР и США, посредством "прекращения гонки вооружений которая никому не нужна." Около 250 Советских и 250 Американских граждан участвовали в Походе протяженностью около 450 километров. Фильм также содержит кадры с первого в истории СССР совместного Советско-Американского Рок-Концерта, состоявшегося 4 Июля 1987г. на Измайловском Стадионе в Москве. Фильм "Пойдем Вместе" был совместно создан Американскими и Советскими продюсерами по материалам кинооператоров обеих стран.

https://www.youtube.com/watch?v=BVk0-LRB3A4




========================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=============================




Комитет конституционного надзора СССР
Перестройка
ed_glezin
Идея создания специального органа, контролирующего соблюдение Конституции (Комитета конституционного надзора СССР), была выдвинута М.С.Горбачевым на XIX Всесоюзной конференции КПСС в июне 1988 года в рамках программы реорганизации системы органов государственной власти СССР и республик, запланированной на 1989-1990 годы.
1 декабря 1988 года в Конституцию СССР были внесены изменения и дополнения, предусматривающие (ст.125) создание Комитета конституционного надзора (ККН) СССР, избираемого Съездом народных депутатов СССР сроком на 10 лет из числа специалистов в области политики и права в количестве Председателя, заместителя Председателя и 21 члена Комитета, включая представителей от каждой союзной республики.
Вопрос об избрании Комитета конституционного надзора был включен в повестку дня I Съезда народных депутатов СССР, однако избрать Комитет на Съезде не удалось. Вопрос обсуждался 8 июня 1989. Председатель Верховного Совета СССР М.С.Горбачев выдвинул на пост председателя ККН В.Н.Кудрявцева, а на пост заместителя - Б.М.Лазарева. Большинство депутатов от Литвы и многие депутаты от Латвии и Эстонии предлагали отложить рассмотрение вопроса. Литовские депутаты выразили опасение, что ККН "станет инструментом давления на национальное возрождение союзных республик, прессом над их суверенитетом" и предложили избрать комитет из 15 председателей и 15 членов от республик с правом вето для каждой республики. Голосовать же за состав комитета в условиях отсутствия закона о конституционном надзоре и без пересмотра "брежневской конституции" прибалтийские депутаты отказались. Съезд проголосовал за безотлагательное избрание комитета, но перед голосованием по избранию ККН зал покинули почти все литовские депутаты, включая первого секретаря ЦК КПЛ А.Бразаускаса. По предложению Горбачева рассмотрение вопроса было приостановлено для консультаций с литовской делегацией.
На следующий день было принято компромиссное решение. Съезд не стал формировать ККН, ограничившись созданием Комиссии по подготовке Закона СССР о конституционном надзоре в СССР. В комиссию были включены 23 человека, 14 из которых представляли союзные республики, а остальные считались представителями союзного "Центра": А.А.Акаев (Киргизия), С.С.Алексеев, В.Г.Бадамянц (Армения), Т.П.Буачидзе (Грузия), Ю.В.Голик, И.Н.Грязин (Эстония), Г.И.Еремей (Молдавия), Ю.Х.Калмыков, Д.А.Керимов (Азербайджан), Г.К.Крючков (Украина), В.Н.Кудрявцев, С.Х.Негматуллоев (Таджикистан), О.Овезгельдыев (Туркмения), А.С.Павлов, З.К.Рустамова (Узбекистан), В.И.Семенко, В.Я.Скудра (Латвия), А.Ю.Смайлис (Литва), А.А.Собчак, У.М.Султангазин (Казахстан), А.Я.Сухарев, Г.Н.Тарнавский (Белоруссия), А.М.Яковлев.
Созданная Съездом Комиссия избрала своим председателем Д.А.Керимова. В комиссии сложилось меньшинство (Т.Буачидзе, И.Грязин, В.Скудра, А.Смайлис), выступавшее за полное выведение республиканского законодательства из-под общесоюзного надзора.
Среди ученых-правоведов продолжались споры по поводу вариантов будущего закона: одни предлагали сохранить Комитет конституционного надзора, другие выступали за создание Конституционного Суда СССР, третьи считали необходимым передать функции конституционного контроля Верховному Суду СССР.
Второй Съезд народных депутатов СССР (декабрь 1989) продолжил рассмотрение вопроса. 13 декабря Съезд избрал новую редакционную комиссию по доработке Закона в составе 27 депутатов: Д.А.Керимов (председатель, Азербайджан), А.А.Акаев (Киргизия), В.Г.Александрин (Марийская АССР), В.Г.Бадамянц (Армения), В.Г.Балуев (Белоруссия), И.Н.Грязин (Эстония), Ж.Ералиев (Казахстан), В.М.Етылен (Чукотский автономный округ), П.И.Климук, С.У.Курбанов (Таджикистан), С.Г.Лущиков (Коми АССР), С.И.Манякин, А.С.Масельский (Украина), Б.Д.Махарашвили (Грузия), А.И.Мельников, Н.Г.Мурадян (Армения), Т.Назаров (Таджикистан), Н.Ю.Решетова, З.К.Рустамова (Узбекистан), Н.Селимов (Туркменистан), В.Я.Скудра (Латвия), А.Ю.Смайлис (Литва), У.М.Султангазин (Казахстан), Е.Г.Уласевич (Белоруссия), И.Д.Хадыркэ (Молдавия), В.И.Шинкарук (Украина), Д.С.Ядгаров (Узбекистан). Тем не менее, свой доклад о законопроекте Д.Керимов сделал от имени комиссии, избранной на первом Съезде.
21-23 декабря 1989 года второй Съезд народных депутатов обсудил и принял Закон СССР "О конституционном надзоре в СССР" и новую редакцию статьи 125 Конституции. Закон вводился в действие с 1 января 1990. Поправкой к Конституции полномочия ККН были несколько сокращены. Установлено, что ККН не может приостанавливать действие конституций союзных республик; законов, принятых Съездом народных депутатов СССР и их отдельных положений. Съезду народных депутатов СССР было предоставлено право отклонять заключения ККН двумя третями голосов.
Численность ККН увеличена до 27 человек в ответ на требование автономий предоставить им 4 места в Комитете. С целью поэтапной ротации состава Комитета было предусмотрено непосредственно после избрания членов ККН провести жеребьевку и определить 13 членов Комитета, полномочия которых прекратятся не через 10, а через 5 лет.
При избрании Комитета 23 декабря 1989 прибалтийские делегации отказались принимать участие в процедуре. Кандидаты в члены ККН от этих республик сняли свои кандидатуры.
Съезд избрал председателем ККН СССР С.С.Алексеева (1644 голоса за), а заместителем Председателя - Б.М.Лазарева (1382 голоса).
По предложению депутата, фамилия которого в стенограмму не попала, Съезд поручил избрать членов ККН (25 человек, в том числе по одному от каждой союзной республики и четырех от автономных образований) Верховному Совету СССР.
26 апреля 1990 Верховный Совет избрал 19 членов ККН СССР.
СОСТАВ
Комитета конституционного надзора СССР
Председатель
АЛЕКСЕЕВ Сергей Сергеевич - директор Института философии и права Уральского отделения Академии наук СССР, член-корреспондент Академии наук СССР
заместитель Председателя
ЛАЗАРЕВ Борис Михайлович - заведующий сектором Института государства и права Академии наук СССР, доктор юридических наук (д.ю.н.), профессор
члены Комитета
АБРАМОВИЧ Александр Михайлович - заведующий кафедрой Белорусского государственного университета имени В.И.Ленина, д.ю.н., профессор.
АГЗАМХОДЖАЕВ Анвар - заведующий кафедрой Ташкентского государственного университета им. В.И.Ленина, д.ю.н., профессор, член-корреспондент Академии наук Узбекской ССР.
АННАНЕПЕСОВ Мурад - вице-президент Академии наук Туркменской ССР, доктор исторических наук.
БОСХОЛОВ Сергей Семенович - докторант Академии МВД СССР, кандидат юридических наук, доцент.
БУРЧАК Федор Глебович - заведующий Юридическим отделом Президиума Верховного Совета Украинской ССР, д.ю.н..
БЫКОВ Анатолий Григорьевич - заведующий кафедрой Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова, д.ю.н., профессор.
ИВАНОВА Розалия Ивановна - профессор юридического факультета Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова, д.ю.н..
ИНЦКИРВЕЛИ Георгий Захарьевич - заведующий кафедрой Тбилисского государственного университета, д.ю.н., профессор.
КАРАПЕТЯН Людвиг Мнацаканович - проректор Ереванского государственного университета, доктор философских наук, профессор.
МИРЗОЕВ Сафа Аббас оглы - доцент Азербайджанского государственного университета имени С.М.Кирова, кандидат юридических наук.
МУКСИНОВ Ирек Шарифович - руководитель проблемной группы национально-государственных отношений Института государства и права Академии наук СССР, кандидат юридических наук.
ПИСКОТИН Михаил Иванович - главный редактор журнала "Народный депутат", д.ю.н., профессор.
СМОКИН Андрей Иванович - доцент Кишиневского государственного университета имени В.И.Ленина, кандидат юридических наук.
СОБАКИН Вадим Константинович - консультант Отдела ЦК КПСС, д.ю.н..
ТОЛСТОЙ Георгий Кириллович - профессор Ленинградского государственного университета, д.ю.н..
ТУРГУНБЕКОВ Рафик - заведующий отделом Института философии и права Академии наук Киргизской ССР, д.ю.н..
УСМАНОВ Очилбай - заведующий кафедрой Таджикского государственного университета имени В.И.Ленина, д.ю.н., профессор.
ФИЛИМОНОВ Вадим Донатович - первый проректор Томского государственного университета имени В.В.Куйбышева, д.ю.н., профессор.
ЯГУДИН Шакир Шахмедович - заведующий отделом Президиума Верховного Совета Татарской АССР, кандидат юридических наук.
ПОЛНОМОЧИЯ
Согласно законодательству Комитет имел право проверять на предмет соответствия Конституции СССР проекты союзных законов и уже действующие акты, принятые Съездом народных депутатов СССР, Верховным Советом СССР и его палатами, акты Генерального прокурора СССР, Главного государственного арбитра СССР, нормативные акты других государственных органов и общественных организаций. Комитет мог рассматривать разногласия между Союзом ССР и союзными республиками, а также между самими республиками и другими национально-территориальными образованиями по инициативе любой из спорящих сторон. Комитет имел право надзора за законодательной инициативой. При введении в марте 1990 года должности Президента СССР в Конституции было записано, что для смещения Президента с должности в случае нарушения им Конституции и законов СССР требуется заключение Комитета конституционного надзора.
Во всех случаях Комитет направлял свои заключения органу, издавшему акт, органу, ставшему инициатором рассмотрения вопроса, и Президиуму Верховного Совета СССР.
Заключение о несоответствии Конституции всего акта или его отдельных частей приостанавливало действие этого акта или его частей до устранения несоответствия. Приостановление действия не распространялось на акты, принятые Съездом народных депутатов СССР, конституции союзных республик и отдельные их положения. Орган, издавший акт, должен был устранить отмеченное несоответствие в течение трех месяцев. Если срок истек, а несоответствие не устранено, Комитет мог войти на Съезд народных депутатов, в Верховный Совет или в Совет Министров с представлением об отмене не соответствующего Конституции акта или его отдельных положений.
В случае отклонения заключения Комитета Верховным Советом вопрос должен был выноситься на рассмотрение Съезда народных депутатов СССР, решение которого являлось окончательным. Съезд народных депутатов мог отклонить заключение Комитета конституционного надзора двумя третями голосов от общего числа народных депутатов СССР. Если предложение об отмене заключения не получало на Съезде необходимого числа голосов народных депутатов, не соответствующие Конституции акт или его отдельные положения утрачивали силу.
Субъектами, имевшими право инициировать рассмотрение вопросов в Комитете конституционного надзора СССР, выступали Съезд, Верховный Совет или 1/5 народных депутатов СССР, Президент СССР, высшие органы государственной власти союзных республик, общесоюзные органы общественных организаций и Академии наук СССР.
По собственной инициативе Комитет мог рассматривать вопросы о соответствии Конституции и законам СССР актов высших органов государственной власти и управления СССР, образуемых Съездом народных депутатов и Верховным Советом СССР. Вопрос мог быть внесен Председателем, заместителем Председателя или членом ККН и принимался к рассмотрению большинством голосов членов Комитета, участвующих в заседании.
Граждане СССР, обнаружившие несоответствие Конституции СССР того или иного акта, могли обращаться не непосредственно в Комитет, а лишь в орган, уполномоченный передать вопрос на рассмотрение ККН.
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
Первое заседание ККН прошло 16 мая 1990.
За время свой деятельности Комитет конституционного надзора СССР принял более 40 актов. Помимо заключений это были также решения (о принятии вопросов к рассмотрению), постановления (носящие рекомендательный характер) и заявления.
В "Ведомостях Верховного Совета СССР" за 1990 и 1991 годы опубликованы итоговые акты по 23 вопросам, рассмотренным Комитетом. В их числе решения о необходимости замены разрешительного порядка прописки регистрационным; о недопустимости применения неопубликованных актов, затрагивающих права и свободы граждан; об освобождении граждан, направленных на принудительное лечение по мотивам, не связанным с нарушением ими общественного порядка или прав других лиц.
В 18 случаях Комитет конституционного надзора СССР констатировал несоответствие рассмотренных актов Конституции, международным актам и международным обязательствам СССР, в 12 случаях признал не соответствующие Конституции акты утратившими силу, в двух случаях приостанавливал действие актов, в двух - обязал прокурорские органы принести протесты на правовые акты.
Во время попытки государственного переворота в СССР, начавшейся утром 19 августа 1991 года, члены ККН, находившиеся в Москве, оперативно отреагировали на ситуацию. Уже в 11 часов утра 5 членов ККН (из 21) - председатель С.Алексеев, С.Босхолов, С.Мирзоев, М.Пискотин, В.Филимонов - собрались на заседание. Поскольку для принятия решений было необходимо как минимум 11 человек, члены ККН оформили свое заявление как запрос в Верховный Совет СССР. В тот же день заявление было направлено руководителям органов власти СССР и союзных республик, а также в ТАСС.
В обнародованном через государственные средства массовой информации сообщении ТАСС о заявлении ККН упоминалось лишь содержавшееся в его тексте напоминание, что введение чрезвычайного положения требует согласия Верховного Совета СССР. Таким образом, создавалось впечатление, что ККН не выдвинул никаких возражений против действий так называемого ГКЧП а лишь посоветовал ему, как правильно оформить эти действия. 27 августа в газете "Комсомольская правда" помощник председателя ККН М.В.Горбунов рассказал, что генеральный директор ТАСС Л.Н.Спиридонов и его заместитель В.Е.Кеворков вычеркнули из сообщения всю его содержательную часть: слова "члены ККН выражают озабоченность сложившимся положением"; сам запрос - имеются ли достаточные и надлежащим образом подтвержденные данные о неспособности М.С.Горбачева исполнять обязанности Президента; констатацию отсутствия законодательных оснований для создания каких-либо госкомитетов и для наделения их "всей полнотой власти в стране".
После августа 1991 года "парад суверенитетов" в СССР перешел в форму захвата республиками (и прежде всего - РСФСР) явочным порядком союзных полномочий и собственности. На союзном уровне начался процесс издания актов "переходного периода", включая законы, гласящие, что Конституция СССР действует лишь в части, им не противоречащей.
Уже 11 октября 1991 года Комитет Конституционного надзора СССР выступил с заявлением, в котором говорилось, что "Союз ССР в прежнем его виде фактически прекратил свое существование". В том же заявлении ККН выразил обеспокоенность создающимся правовым вакуумом, игнорированием законов исполнительной властью всех уровней, "преобладанием единоличных решений". ККН призвал республики ускорить формирование системы охраны конституционного строя и договориться, какие союзные акты продолжают действовать, а какие утрачивают силу.
11 декабря 1991, вскоре после подписания руководителями России, Украины и Белоруссии Беловежских соглашений о создании СНГ, Комитет выступил с заявлением, в котором говорилось, что одни республики не вправе решать вопросы, касающиеся прав и интересов других республик. Органы СССР могут прекратить свое существование только "после решения в конституционном порядке вопроса о судьбе СССР".
После того, как Президент СССР подал в отставку, Совет Союза Верховного Совета СССР лишился кворума (вследствие отзыва российских депутатов органом, их назначившим), а Совет Республик освободил от должности судей Верховного и Высшего Арбитражного судов, руководителей Прокуратуры и Центробанка и принял декларацию, констатирующую прекращение существования СССР, Комитет конституционного надзора остался единственным неупраздненным государственным органом СССР.
В конце декабря 1991 года Комитет конституционного надзора СССР молча прекратил свое существование. При этом в "Ведомостях Верховного Совета СССР" не зафиксировано никаких решений о роспуске ККН или отставке его членов. Таким образом, юридически ККН СССР может считаться существующим до сих пор.
Помещения ККН были переданы Международному исследовательскому центру частного права, созданному решением Госсовета СССР в ноябре 1991 года (в 1992 преобразован в Исследовательский центр частного права при Президенте РФ). До марта 1996 года Исследовательский центр частного права возглавлял бывший председатель ККН С.С.Алексеев.

http://www.panorama.ru/ks/iz8991.shtml



============

Из статьи Сергея Сергеевича Алексеева : «Я делал все возможное для торжества права в российском обществе»

Из науки в политику

- Период создания Института философии и права пришелся на удивительное время в истории нашей страны. Начавшиеся в середине 1980-х гг. перемены – знаменательны сами по себе (на смену маразматическим старцам пришел на высший партий пост молодой и обаятельный Генсек, М.С. Горбачев – юрист по образованию), воодушевили многих людей. В особенности, - правоведов. Теперь, - представлялось юристам, - настало наконец-то наше время.

И действительно. Престиж «юриста» необыкновенно вырос. Ожили, казалось бы, сугубо декларированные записи в Конституции – о гласности, о выборах. Стали появляться новые законы – о кооперативах, об индивидуальной трудовой деятельности, о предприятии.

В это время были разработаны и приняты законы о собственности, об аренде, о печати. Однако все они встречали сопротивление партийных инстанций и руководства палат Верховного Совета. К октябрю–ноябрю 1989 г. стало выясняться, что вновь принятые законы не определили коренной перелом в жизни общества. Все уходило в песок…

Вскоре и мне довелось быть причастным как к истокам вполне самостоятельной законодательной работы нашего отечественного парламента (1989 г.), так и год спустя к первым шагам формирования конституционного правосудия – Комитета конституционного надзора (ККН).

Решения и деятельность ККН были первым опытом непосредственного практического использования положений о правах человека при решении конкретных юридических дел. Функции Комитета были весьма ограниченными, его решения имели рекомендательный характер, но в Законе о ККН была запись о том, что его решения, принятые в соответствии с основными правами человека, вступают в действие немедленно. Были приняты наиболее важные решения об отмене прописки, о юридической ничтожности «секретных» актов, о ликвидации исправительно-трудовых учреждений и ряд других. В итоге оказалось, что Комитет не столько добивается реализации положений действующей советской Конституции 1977 г., сколько стремится провести в жизнь конституционные начала, основанные на правах человека.

20 августа 1991 г. по моей инициативе члены ККН подписали заявление, осуждающее ГКЧП, где указывалось, что закон о чрезвычайном положении не предусматривает таких структур, как ГКЧП, что наделение их функциями высшего органа власти СССР незаконно. Это заявление не было принято в официальных кругах, и было подано в «Общую газету». После беловежского сбора руководителей трех республик в декабре 1991г. ККН выступил с заявлением о юридической несостоятельности роспуска СССР. Оно тоже не было принято в органах власти и было опубликовано только в «Правде». Но с прекращением существования СССР в декабре 1991 г. были распущены все общесоюзные учреждения, в том числе и ККН."


Опубликовано: Российское право: образование, практика, наука № 1 (1) 2004

Страницы: 37-40

http://российское-право.рф/article.php?id=1

============

Текст закона:

https://ed-glezin.livejournal.com/1116088.html

========
















30 лет Ленинградскому Народному фронту.
Перестройка
ed_glezin
"Все ощущали, что так дальше жить нельзя". 30 лет ЛНФ

17 Июнь 2019
Татьяна Вольтская

17 июня исполняется 30 лет Ленинградскому народному фронту, сыгравшему важную роль в становлении посткоммунистической России.











Народные фронты в конце 80-х годов возникли во многих республиках Советского Союза, в некоторых местах их называли народными фронтами в поддержку перестройки. В Ленинградский народный фронт в 1989 году влилось сразу несколько уже сформировавшихся к тому времени демократический групп. Учредительный съезд ЛНФ прошел 17–18 июня в Доме культуры работников пищевой промышленности, в организацию вошло около пяти тысяч человек. Наибольшую активность ЛНФ проявил в 1990 году на выборах в Совет народных депутатов РСФСР и местные Советы народных депутатов.

Марина Макаревич, вошедшая в правление и в координационный совет ЛНФ, считает, что Ленинградский народный фронт остался непревзойденным до сих пор примером массовой политической организации, широкой демократической коалиции основанной на волонтёрстве. По ее словам, группы сторонников ЛНФ были и в других объединениях – на предприятиях, в вузах в творческих союзах, клубах по интересам, опорные группы создавались в административных районах Ленинграда и Ленинградской области. Управлялось все это выборными органами – городским координационным советом из 40 человек и правлением из 9 человек.

– Марина, а чего хотел добиться ЛНФ?

В политической практике ЛНФ ставил задачу сократить влияние аппарата КПСС в новых органах власти
– По нашим целям и задачам есть два официальных политических документа – Манифест учредительного съезда Ленинградского народного фронта и Позиция ЛНФ к выборам в республиканские и местные советы. То, о чем там написано, часто называют общедемократической платформой. Это общепризнанные свободы, освобождение общества от диктата одной идеологии, независимость науки, культуры, образования, безопасность среды обитания. В экономической сфере мы хотели реформ – многоукладности экономики, частной собственности на средства производства, отмены директивного планирования. Хотели и конституционной реформы, которая обеспечила бы реальную власть представительным органам – советам депутатов. А в политической практике ЛНФ ставил задачу сократить влияние аппарата КПСС в новых органах власти.


​– Была ли у вас четкая программа?

– Вот этот вопрос я не люблю, мне он кажется лукавым. Потому что четкость программы можно обеспечить в условиях доступа к информации о реальном положении дел в стране и в городе. А кто бы нам ее предоставил? Правящий режим? Аппарат КПСС? Программы с цифрами быть не могло – у нас не было доступа к закрытой статистике. Но это не значит, что не было представления о том, какого общества мы хотели. Политические позиции участников городского демократического движения основывались на Всеобщей декларации прав человека. К этому добавляли конкретные предложения активисты, которые какую-то сферу знали глубоко в силу своей профессии. Экологи, экономисты, социологи, специалисты системы образования, военные. Именно так общими усилиями был составлен объемный проект предвыборной платформы ЛНФ к выборам-90, он использовался как рекомендательный документ для наших кандидатов.

– А насколько массовым и востребованным был ЛНФ?

Нет другого политического общества того времени, от политической практики которого осталось бы так много предметов материальной и духовной культуры
– На высшей точке развития (1989–1990) ЛНФ имел общегородскую известность, в сознании людей воспринимался как власть. Нам приносили жалобы. У водно-моторного клуба кто-то отнимает землю. Больницу, оборудованную для высокотехнологичной медпомощи, хотят перепрофилировать под пансионат для престарелых ветеранов КПСС. Люди верили, что мы можем это остановить. И мы писали от имени правления ЛНФ письма в органы власти с требованием обеспечить публичность выбора решений по таким вопросам и учесть все интересы. По этим двум жалобам, похоже, нам удалось помочь людям. И больница до сих пор сохранилась, и водный клуб. Через 30 лет на нас уже можно смотреть археологически. Если археолог в каком-то месте находит много глиняных черепков, он делает вывод, что в этом месте было большое гончарное производство.


От ЛНФ осталось достаточно много "черепков": газет, документов, человеческих впечатлений, воплотившихся позднее в 26 книг, более 10 документальных фильмов, три интернет-сайта. Само появление этой литературы, фильмов, сайтов связано с тем впечатлением, которое осталось у авторов и издателей от Ленинградского народного фронта. Это и есть доказательство массовости организации. Этот феномен создали люди, неважно, были они включены в какие-то списки или нет. Они описывают свое участие в достижении целей ЛНФ. Это и есть признак принадлежности к организации. И нет другого политического общества того времени, от политической практики которого осталось бы так много предметов материальной и духовной культуры.

– А кто в него входил – какие слои населения по преимуществу?

Выборная кампания закончилась, расходиться людям не хотелось
– По преимуществу – люди умственного труда. Читатели толстых журналов. Нам в то время часто задавали вопрос: а сколько среди вас рабочих? Так проявлялась в сознании людей пропаганда про полезность гегемонии пролетариата. А если без рабочих, значит, против интересов народа. Цифр у меня нет, и изучал ли кто-то наш социальный состав, мне неизвестно. Но знаю, что среди нас были и рабочие. Геннадий Богомолов был фрезеровщиком, Игорь Сошников – таксистом, Михаил Дудченко – кочегаром. Это был их выбор – рабочие профессии лучше оплачивались. Сама я в то время работала санитаркой – по семейным условиям нужен был сменный график. Но не у всех этот выбор был добровольный. Кочегаром был Илья Константинов – участник диссидентского движения, экономист, выпускник Ленинградского университета, фактически он находился под запретом на профессию.


​– С чего началась работа ЛНФ?

– Консолидация демократического движения города начиналась с избирательной кампании февраля-апреля 1989 года. Это были выборы в союзный парламент. Городские активисты образовали группы поддержки прогрессивных кандидатов по избирательным округам, почти совпадавшим с границами административных районов. Выборная кампания закончилась, расходиться людям не хотелось. И когда начались трансляции с первого съезда депутатов СССР, всем хотелось это обсуждать и думать, что делать дальше. И если годом раньше были сомнения, надо объединяться в общегородскую организацию или не надо, то теперь все изменилось. Люди хотели что-то общественно значимое делать вместе. Без координации это было бы невозможно.

– Можете ли вы назвать главные вехи деятельности ЛНФ?

Никому не хотелось, чтобы огромное собрание вошло в хаос, на потеху аппарату КПСС и придворной прессе
– Да, конечно. Городское демократическое движение было достаточно аморфно, и первая веха – это весна 1989-го, когда начались солидарные действия по созданию организационной структуры, в которой будет комфортно всем. Выбрали норму представительства на учредительный съезд так, чтобы обеспечить участие всем городским активистам, кто пожелал откликнуться на открытые письма-приглашения. Да еще так, чтобы собрание не утратило управляемости. У нас не было практики в быстром, в течение часов, налаживании совместной работы таких больших коллективов. И никому не хотелось, чтобы огромное собрание вошло в хаос, на потеху аппарату КПСС и придворной прессе. Остановились на таких цифрах: 700 участников съезда (порядка 500 делегатов, 200 – гости и пресса). Мы полагали, что в такой аудитории удастся организовать слаженную работу, и у нас все получилось. Учредительный съезд из 500 неформалов с подобающим количеством споров принял джентльменский пакет – политический манифест, устав, документ о комиссиях ЛНФ, избрал координационный совет и редколлегию.

Вторая веха – лето 1989 года, когда организация бурно росла. В то время только в нашем городе (из всего Советского Союза) у оппозиции были территориальные структуры. Мы иначе не могли координироваться, потому что нас действительно было много. Сохранились списки территориальных координаторов ЛНФ, которые показывают, как развивалась организация. В первом списке весны 1989 года указаны координаторы в 15 районах города плюс города-спутники Петродворец и Колпино. Кстати, контактным лицом Колпинского отделения на тот момент был член партии "Демократический союз" Александр Коротков. По мере роста организации списки координаторов расширялись и обновлялись. Кроме того, появились контактные лица ЛНФ в Смольнинском районе Ленинграда, в Пушкине, в городах-спутниках Кронштадте, Сестрорецке и Гатчине.

Появилась широкая демократическая коалиция "Демократические выборы – 90"
Третья веха – осень 1989 года, когда ЛНФ появился в Ленинградской области: в Выборге, в Сосновом Бору, в городах Ленинградской области – Тосно, Сланцах и Киришах. Эти группы не возникали бесконтрольно. Чтобы увидеть реальность новых организаций, была принята практика присутствия одного из членов Координационного совета ЛНФ на ее учредительном собрании. Лично я с такой миссией была на собраниях в Выборге и в Сосновом Бору. Другие собрания посещали другие члены Координационного совета ЛНФ. Четвертая веха – зима 1990-го, время подготовки к выборам в российский парламент, Ленсовет и районные советы. Тогда появилась предвыборная программа ЛНФ, ее идеи использовали многие прогрессивные кандидаты в той выборной кампании. Появилась широкая демократическая коалиция "Демократические выборы – 90". Пятая веха – весна 1990-го года: выборы. Потом – структурирование новых органов власти, налаживание их работы, как деятельности совершенно иной, без КПСС. В этом сторонники ЛНФ приняли активное, и очень часто – решающее участие.

Шестая веха – лето 1990–1993 годов. После выборов в 1990 году Ленинградский народный фронт был сильно ослаблен, активисты, получившие депутатские места на политическом капитале ЛНФ, перестали интересоваться, как там родная организации живет и чем дышит. Кому-то не хватало времени. Иные сознательно выбрали индивидуальную траекторию. Одни стали тянуть ЛНФ в московскую затею – движение "Демократическая Россия", которое так и не прибавило нам новых сторонников. Другие стали строить личностно ориентированные партии, которые помахали крыльями, да так и не взлетели. И хотя до 1993 года еще удалось сделать несколько полезных и красивых акций, но именно с выборов-90 ЛНФ как массовое движение двинулся к закату.

– Как вы считаете, каковы основные достижения ЛНФ?

В построении массовой политической организации мегаполиса мы все делали впервые и остались единственными
– Для истории России – это трехлетний опыт работы широкой демократической коалиции, основанной на волонтёрстве, но со всеми атрибутами профессиональной политической деятельности: привлечением сторонников, организацией управления, формированием политических платформ, подготовкой кандидатов на выборах и организацией выборных кампаний, созданием фракций в органах власти. Избранный в 1990 году Ленинградский городской совет народных депутатов (Ленсовет) стал итогом политической деятельности ЛНФ. Законная власть во втором городе страны перешла в руки городского парламента, большинство в нем было у депутатов блока "Демократические выборы – 90", ядром и ресурсом которого было незарегистрированное политическое движение – Ленинградский народный фронт. В Ленсовете и в некоторых районных советах работали фракции ЛНФ.

– А каковы ваши основные неудачи?

– Чтобы говорить о неудачах, ошибках, надо знать, с чем сравнивать. Так вот, не было у ЛНФ аналога, не было эталона, сопоставимой организации хоть в городе, хоть в Советском Союзе, с чьей деятельностью можно сравниваться, искать ошибки, обсуждать неудачи. В построении массовой политической организации мегаполиса мы все делали впервые и остались единственными.

– Когда сегодня вы вспоминаете ЛНФ, что кажется самым главным?

Кто знал, что в этом обществе желание быть агрессивной империей так непреодолимо
– Мощная волонтерская сеть. Корпоративная культура, основанная на честности. У нас не жульничали на выборах в координационный совет, не воровали из кассы, не продавали политические позиции режиму, не подтанцовывали для режима спойлерами. Иногда я встречаю наших волонтеров на протестах против застройки скверов. Постарели, но такие же неравнодушные и думающие. В современные партии не вступают, они им не верят. Говорят, что присоединились бы к только такой организации, какой остался в их памяти Ленинградский народный фронт.

– Если бы вернуться в те годы, что бы вы сделали иначе?

– Надо было уехать сразу, как открылись границы. Кто знал, что в этом обществе желание быть агрессивной империей так непреодолимо, – говорит Марина Макаревич.

Бывший депутат Ленсовета, депутат РСФСР, руководитель Аналитического центра администрации президента Ельцина, один из лидеров Ленинградского народного фронта Петр Филиппов считает ЛНФ продуктом эпохи, когда недовольство советской властью достигло очень высокого градуса:

Наши кандидаты переигрывали обкомовских и горкомовских
– Яркий пример: 1 мая ЛНФ шел отдельной колонной, и люди из соседних колонн перебегали к нам. Наши митинги на Дворцовой площади собирали по миллиону человек. Кандидаты в Ленсовет, выдвинутые Ленинградским народным фронтом, побеждали, у нас там было подавляющее большинство. Мы говорили, что надо жить по-другому, как развитые страны, что должна быть конкуренция, что полки в магазинах не должны быть пустыми, – отсюда была такая популярность. Программа ЛНФ не была детально проработана в той части, как перейти к рынку, она больше походила на собрание лозунгов, но и в таком виде отвечала потребностям очень многих людей. Когда наш кандидат брал мегафон и ящик из-под картошки и начинал говорить предвыборную речь, вокруг него моментально собиралась толпа 100–200 человек. Ему задавали вопросы, он отвечал – и ЛНФ абсолютно обыгрывал местное отделение КПСС. Наши кандидаты переигрывали обкомовских и горкомовских.


​– А какие люди к вам шли, из каких слоев?

– Не было такого разделения, но там было очень много образованных людей. В то время была очень популярна идея социализма с человеческим лицом, идея рабочего самоуправления предприятий. Большинство людей не понимали тупика этой экономической модели, не знали, к чему она привела в Югославии, где предприятия отдали трудовым коллективам. Там, когда предприятию удавалось заработать лишний миллион долларов, общее собрание решало, куда его потратить – на новые станки или на зарплаты и премии, и большинство голосовало за премии. Поэтому предприятие очень быстро отставало технологически, не могло конкурировать с западными заводами и фабриками. Хотим мы или не хотим, но нам нужны богатые люди, которые на свои миллионы и миллиарды могут построить новые цеха и заводы, только тогда их акции будут иметь ценность, и простые люди смогут их покупать.

После веков крепостного права и 70 лет правления большевиков уровень политической культуры был низкий, средневековый
Тогда большинство наших экономистов все равно стояли на позициях социализма, говорили, что капиталисты нам не нужны. И только небольшая группа людей, в том числе Гайдар и Чубайс, думали иначе. Мы уже в 1988 году собирались на берегу Ладоги и обсуждали, как можно реформировать экономику страны на принципах рынка и частной собственности. Но для многих рыночные реформы были связаны с закрытием предприятий ВПК, люди теряли работу и поэтому относились к реформам исключительно негативно. Так что уровень доверия к реформаторам стал резко падать. С другой стороны, после веков крепостного права и 70 лет правления большевиков уровень политической культуры был низкий, средневековый, и популярностью пользовались люди вроде Жириновского. Даже сейчас, по данным "Левада-центра", 80 процентов населения страны считают, что они ничего не могут изменить и ни за что не отвечают.

– Как вы считаете, что вам удалось, а что не удалось?

– Когда я сейчас иду по улицам и вижу полные прилавки, я понимаю, что это удалось. Свободную прессу благодаря развитию интернета тоже задушить не вышло – значит, и это тоже удалось. А не удалось спасти предприятия. Ими руководили партийные функционеры, которые хотели стать из назначенных менеджеров владельцами предприятий, и нам не удалось этому противостоять. Они стали собственниками предприятий и продали их на металлолом – вопреки нашей воле и интересам народа. В округе, от которого я избирался, большинство новых владельцев предприятий продали их на металлолом и уехали жить в Европу. В Восточной Германии приватизировали заводы совсем иначе – их продавали какой-нибудь известной компании, заключали с ней договор, так что она не могла уволить больше 30 процентов рабочих, закупала новые станки, начинала выпускать продукцию, пользующуюся спросом. За несколько лет такая компания выплачивала государству долги за предприятие, и тогда становилась его собственником. Я специально ездил в Германию изучать этот опыт. Но когда мы предложили такую схему на заседании Верховного Совета, он встал дыбом: вы что, хотите распродать народную собственность иностранцам? Умрем, но не допустим. Поэтому прошел другой вариант приватизации – через ваучеры, но он был тупиковым. Директора под разными предлогами перестали платить зарплату, и люди, чтобы жить, продавали свои акции собственникам, которые опять же продали заводы на металлолом. И мы опять же не смогли этому противостоять.

– Если бы можно было, что бы вы сейчас сделали по-другому?

Нужна система, которая бы побуждала людей быть хозяевами своей страны
– Прежде всего, я ушел бы от бюрократической вертикали власти и стал бы строить демократические институты. При этом первые шаги должны осуществляться авторитарными методами – например, реформа полиции, как сделал в Грузии Саакашвили. Но прийти надо к демократическим институтам, как в США, где шерифа полиции выбирают жители города, и если шериф берет взятки, то его не изберут – вместе с губернатором. Нужна система, которая бы побуждала людей быть хозяевами своей страны. Главное – научиться самим отвечать за свою жизнь. Почему вы приезжаете в Латвию и видите чистые дороги? Потому что за грязные дороги штрафуют владельцев домов. И нужно понимать, что политическая и экономическая конкуренция – это единственные двигатели прогресса, – уверен Петр Филиппов.

Декан юридического факультета Северо-западного института управления РАНХиГС Сергей Цыпляев вспоминает, что Ленинградский народный фронт возник в атмосфере перестройки, когда все ощущали, что так дальше жить нельзя:

Мы постоянно ждем, что придет какой-то дядя, который все наладит и исправит. Сейчас это у нас выражается в ожидании Сталина
– Сейчас мы снова начинаем это понимать. А тогда активные люди начали искать варианты выхода, понятно, что в первую очередь это была образованная, продвинутая интеллигенция. Она начала объединяться, что очень важно, на основе самоорганизации, чтобы изменить жизнь, изменить власть. Это самое важное. Ведь самая острая проблема нашей страны, нации – это пониженная способность к самоорганизации. Мы постоянно ждем, что придет какой-то дядя, "мастер Гриша", который все наладит и исправит. Сейчас это у нас выражается в ожидании Сталина. Ленинградскому народному фронту прекрасно удавалось продвигать неноменклатурных депутатов. А не удалось – как, впрочем, и всем остальным – сформировать в нашем обществе республиканскую культуру.

Тем не менее опыт самоорганизации, явленный Ленинградским народным фронтом, Сергей Цыпляев называет бесценным – тем, который делает людей обществом, а страну – республикой. По мнению политолога, именно на этот опыт России следует ориентироваться сегодня.

Источник:

https://www.svoboda.org/a/30003479.html

ЛНФ в фейсбуке:
https://m.facebook.com/groups/2368533686763392

Презентация «Виртуальный музей ЛНФ»
https://youtu.be/pnTxxxoV9KM
Выставки «Виртуального музея ЛНФ»
1-я ВИРТУАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА, первый раздел, "Газета "Северо-Запад"
Газета «Северо-Запад» №3 март 1989
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2686380054767156&id=100001855638278
Газета «Северо-Запад» №5 апрель 1989
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2686536438084851&id=100001855638278
Газета «Северо-Запад» № 6-7 май1989
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2689004174504744&id=100001855638278
Газета «Северо-Запад» №№ 8, 10, 11, 12, 13, 14, 16, 17, 18, 19 за 1989
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2690581724346989&id=100001855638278
Газета «Северо-Запад» №№ 20-29 за 1989
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2690599141011914&id=100001855638278
Газета «Северо-Запад» №№30-34, 36, 38 за 1989.
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2690609211010907&id=100001855638278
1-я ВИРТУАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА, второй раздел, «ЛНФ в книгах»
https://www.facebook.com/media/set/?set=oa.2372477469702347&type=3
2-я ВИРТУАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА «Первый форум общественности»
https://www.facebook.com/media/set/?set=oa.2375375619412532&type=3
3-я ВИРТУАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА «Оргкомитет Учредительного съезда ЛНФ"
https://www.facebook.com/media/set/?set=oa.2375394682743959&type=3
4- я ВИРТУАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА "О делегатах съезда ЛНФ"
https://www.facebook.com/media/set/?set=oa.2375433506073410&type=3
5-я ВИРТУАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА "Какого общества мы хотели"
https://www.facebook.com/media/set/?set=oa.2376770129273081&type=3
6-я ВИРТУАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА "Проекты к съезду ЛНФ"
https://www.facebook.com/media/set/?set=oa.2376965702586857&type=3
7-я ВИРТУАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА "Путь к Уставу"
https://www.facebook.com/media/set/?set=oa.2377699362513491&type=3
8-я ВИРТУАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА "Парад резолюций"
https://www.facebook.com/media/set/?set=oa.2377867012496726&type=3
9-я ВИРТУАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА "И вот - съезд"
https://www.facebook.com/media/set/?set=oa.2378232262460201&type=3
10-я ВИРТУАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА «Волонтёры»
https://www.facebook.com/media/set/?set=oa.2378285782454849&type=3
11-я ВИРТУАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА «ЛНФ - в Сети»
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2736699309735230&id=100001855638278
Размышления «ПИЩЕВИК»
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2726505704087924&id=100001855638278
ВИРТУАЛЬНЫЙ ВИДЕОФЕСТИВАЛЬ, день первый
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2728397497232078&id=100001855638278
Программа первого дня видеофестиваля:
Документальные фильмы 1992 и 1996 года из архива Руслана Линькова, которые он перевел в современный формат и вынес в свободный доступ.

**Петр Филиппов, 1996
[**https://www.youtube.com/watch…](https://www.youtube.com/watch?v=lbF3Qz1PHoM&list=PLAOAfD62_BY5bzEcJBn6XbONxnho5dtjW&index=18&t=13s&fbclid=IwAR28DG0s2tHa200IRjJJQ6DPlxHR_GRVCWShox-XYHLZPNlbNkI7D4IZGCQ)

**Валерий Островский, Виктор Монахов, Нина Катерли, 1992
[**https://www.youtube.com/watch…](https://www.youtube.com/watch?v=zV6TEEr3his&list=PLAOAfD62_BY5bzEcJBn6XbONxnho5dtjW&index=6&t=36s&fbclid=IwAR0UJkMlsDaHo5oh349C2MrC0cVcHgn6HbC-6pHf_trHLpDEP7fT5W2IflM)

**Юрий Гладков, 1992 г. .
[**https://www.youtube.com/watch…](https://www.youtube.com/watch?v=V8NZOM4oEhk&list=PLAOAfD62_BY5bzEcJBn6XbONxnho5dtjW&index=15&t=26s&fbclid=IwAR0wSeorQgzs1lFADYnm8yjMnqGSSVey-LeGmE8qMs0LYWjJWdwG3R_zCME)

**Андрей Болтянский, 1992
[**https://www.youtube.com/watch…](https://www.youtube.com/watch?v=e3YRljZzmYo&list=PLAOAfD62_BY5bzEcJBn6XbONxnho5dtjW&index=14&t=37s&fbclid=IwAR0_zxZoYnKSAu9jw7apPqsl3GAuEh84jCRWgbS7_Ysql1uiiWTfRLvlmeo)

**Дмитрий Караулов, 1992
[**https://www.youtube.com/watch…](https://www.youtube.com/watch?v=xp9k4WLVTXM&list=PLAOAfD62_BY5bzEcJBn6XbONxnho5dtjW&index=13&t=29s&fbclid=IwAR3b4Bx29q5KaE2jD2FsXvaKZGUsp2mPh2eRq80Psk0GGofDA7aHdNBK4Gg)

**Виктор Дроздов, 1992
[**https://www.youtube.com/watch…](https://www.youtube.com/watch?v=CspmaF5x_vo&list=PLAOAfD62_BY5bzEcJBn6XbONxnho5dtjW&index=12&t=12s&fbclid=IwAR3ywEbgdS0squNIbUISE0m1NnzmXr3VsjIxz4GGaZe0-lWPb_0GFPreL9w)

**Николай Журавский, 1992
[**https://www.youtube.com/watch…](https://www.youtube.com/watch?v=VhT4qKQv0vQ&list=PLAOAfD62_BY5bzEcJBn6XbONxnho5dtjW&index=7&fbclid=IwAR2UB-hSDgfrt4_0UzqLLuMB3ojHRc5kJ-bn915iErY_5C0m47_iu0IXglg)

**Александр Егоров, Михаил Пирогов, Виктор Дроздов, Юрий Гладков, Сергей Удалов, 1992
[**https://www.youtube.com/watch…](https://www.youtube.com/watch?v=sxSSzYucRco&list=PLAOAfD62_BY5bzEcJBn6XbONxnho5dtjW&index=3&fbclid=IwAR1jbSExVIH-aQskSEYysyNgikwqDPYYXL2QN4qJ98T_irbReL4I2D2eYJI)

**М.Салье, В. Савицкий, Ю. Рыбаков, 1992
[**https://www.youtube.com/watch…](https://www.youtube.com/watch?v=eD78EaTi3-o&list=PLAOAfD62_BY5bzEcJBn6XbONxnho5dtjW&index=9&fbclid=IwAR2tV-pxBrb505H8BI-IuzuwKc6anOpllAOpaqua9-Rk7MCkgXo1a-mPIfI)

ВИРТУАЛЬНЫЙ ВИДЕОФЕСТИВАЛЬ, день второй
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2736554276416400&id=100001855638278
Программа второго дня видеофестиваля – документальные фильмы разных авторов, героями которых были участники демократического движения города. Не только активисты ЛНФ.
Хроники перестройки (документальные кадры 1987-1991)
https://vimeo.com/16445058?ref=fb-share&fbclid=IwAR3vj8etEBNvSWgcW9u9physSx_wz3xWe6yYXUP5FF5i2vfrpxATkrzdA1I
Экстремисты или ход конем.
Участники Валерий Терехов, Вадим Лившиц, Екатерина Подольцева, Ольга Липовская, Евгений Крылов, Юлий Рыбаков
https://www.youtube.com/watch?v=N7Fb3UvTMNU
Обыкновенный человек.
Участники Валерий Соколов, Александр Беляев
https://www.youtube.com/watch?v=ShbpXX1etyM&t=14s
Слайд-шоу ЛНФ 20 лет.
https://youtu.be/UZ5H5PqJzhU
Заключительная публикация цикла, посвященного ЛНФ
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2736855726386255&id=100001855638278
Публикация на сайте «Радио Свобода», вкладка Россия - История, 17.06.2019
https://www.svoboda.org/a/30003479.html














=========================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

===========================



1989 год. Василий Аксёнов в эпоху освободительной Перестройки Горбачева.
Перестройка
ed_glezin
Из книги "Аксенов".
Серия: Жизнь замечательных людей
Автор: Петров Дмитрий Павлович.


Часть четвертая.
РОССИЯ. НОВАЯ И СВОЯ
Глава 1.
ПОСОЛ РЕСПУБЛИКИ РОССИЯ

— Уходит, линяет Советский Союз… время его прошло… Не могу! Не верю! — этим кликом аксеновской героини Феньки Огарышевой можно, обобщая, обозначить впечатления Василия Павловича от перестройки в СССР.

С одной стороны — ее устроила КПСС. Но уже доходили вести о движении кооператоров, о молодежных творческих центрах, о рождении альтернативных партий и больших митингах… И хотя после полугодовой ругани по поводу «письма десяти» и брани, адресованной лично ему на рубеже 1987–1988 годов, доверия у Аксенова к закоперщикам советских реформ не сильно прибавилось, подробности перемен позволяли предполагать непредположимое: «красный проект» близок к финалу.

За гласностью идут реформы хозяйства и политики. 15 февраля 1989 года Советы уходят из Афганистана.

А там глядишь, и звезды снимут, и учинят демократию. И откуда они — эти странные комми, медленно, но верно крушащие режим? Незнамо. Но всё чаще приходит мысль: изгнание не вечно.

Read more...Collapse )

============================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=============================








1988 год. Василий Аксёнов в эпоху освободительной Перестройки Горбачева.
Перестройка
ed_glezin

Из книги "Аксенов".
Серия: Жизнь замечательных людей
Автор: Петров Дмитрий Павлович.


Это было в конце 1987-го. А в начале 1988-го Майя, не лишенная, в отличие от мужа, гражданства, отправилась в Москву. И подгадала прямо к публикации в «Крокодиле» подборки писем, посвященных первой вещи Аксенова, напечатанной в СССР со времен «МетрОполя». Текст назывался «Мы штатники» и был отрывком из «Грустного бэби», правда, слегка «адаптированным». А письма гласили: «Браво, Аксенов! Вы поистине недосягаемы в расшаркивании перед „желанным Западом“. Вы один на Джомолунгме предательства и лицемерия…»А . Ольховой, студент и стиляга 1950-х годов, поклонник американского джаза, ныне простой советский интеллигент. Минск.

Read more...Collapse )

============================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=============================






1985 - 1986 годы. Василий Аксёнов в эпоху освободительной Перестройки Горбачева.
Перестройка
ed_glezin
Из книги "Аксенов".
Серия: Жизнь замечательных людей
Автор: Петров Дмитрий Павлович.

Близились реформы Михаила Горбачева — перестройка, в серьезность и необратимость которой Аксенов, как и многие, долго не верил. О чем прямо говорил в «Грустном бэби» и в эфире. Что же смущало эмигрантов? То, что они, признавая реформы «попыткой повернуть страну от удушающего смрада», глядя на Горбачева, порицали его за излишнюю осторожность, соглашательство и медлительность. Будучи далеки от советских реалий, они могли позволить себе то, чего не мог позволить себе никто в СССР — оценивать первое лицо и его действия. «Горбачеву, — говорил Аксенов, — иногда кажется, что он зашел слишком далеко, и он тогда делает осторожные оговорки, — дескать, мы хоть и против злоупотреблений прошлого, но все-таки гордимся „каждым днем, прожитым нашей страной“. Однако мы можем поверить в искренность его намерений только при условии, что не будем верить в искренность оговорок. Страна должна признать, что в ее истории были дни полного позора. Должна открыто назвать борьбу со сталинизмом как практической, так и философской сутью нынешнего момента».

Однако многое менялось. В Москве назревали перемены, таившие в себе обещание того, что в будущем смена столиц перестанет быть такой уж бесповоротной. Перемены эти напрямую касались и изгнанника Аксенова в его роли радиовещателя.

Read more...Collapse )

========================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=============================







"Нежная революция" в Болгарии 1989 года.
Перестройка
ed_glezin
10 ноября 1989 года был смещен лидер Народной Республики Болгария Тодор Живков (правивший страной 35 лет - с 1954 года), что положило начало "Нежной революции" в стране.

В октябре 1989 г. министр иностранных дел Петр Младенов прислал письмо в ЦК БКП, в котором обвинил Т.Живкова в преступных методах руководства. В итоге на пленуме ЦК БКП Т.Живков был освобожден с поста генсека партии. За первые пять месяцев после этого из партии были исключены 3500 человек (в т. числе 13 членов и кандидатов в члены политбюро и 28 членов ЦК) Во главе партии, а затем и государства (после введения поста президента) встал Петр Младенов.

Своими действиями П. Младенов и его сподвижники положили начало радикальным преобразованиям в важнейших сферах государственной и общественной жизни Болгарии.

Этим событиям предшествовала активизация общественной жизни под воздействием освободительной Перестройки Горбачева.

Среди диссидентских объединений конца 1980-х годов наиболее заметными стали: Комитет по экологической защите «Русе», Независимое общество по защите прав человека, клуб в поддержку гласности и перестройки «Экогласность» и профсоюз «Подкрепа». После массовых демонстраций в турецких районах весной 1989 правительство открыло границу с Турцией, в результате чего в течение двух месяцев около 300 тысяч турок покинули Болгарию. Общественное недовольство накалилось до предела после ареста 20 членов «Экогласности» в октябре 1989, а также после демонстрации, проведенной по инициативе этой организации перед зданием Народного собрания в начале ноября. С этой акцией выступили 4 тыс. человек, требовавшие обратить внимание на состояние окружающей среды.

После смещения Живкова с постов генерального секретаря ЦК БКП и председателя государственного совета. Премьер-министр коммунистического правительства Андрей Луканов и новый председатель госсовета Петр Младенов, предприняли ряд шагов, направленных на демократизацию политической системы.

Некоторые реформы и решения:

- признание возможности официальной регистрации политических партий и организаций с явными антикоммунистическими платформами;
ликвидация первичных организаций БКП на предприятиях;

- привлечение к судебной ответственности Живкова и некоторых видных функционеров БКП;

- деполитизация армии и сил безопасности;

исключение из конституции статьи 1, гарантировавшей БКП ведущее положение в обществе и государстве;

этническим меньшинствам было разрешено восстановить через суд свои мусульманские фамилии.

В апреле 1990 БКП была преобразована в Болгарскую социалистическую партию (БСП). 10 и 17 июня 1990 состоялись первые выборы в Великое народное собрание, которое должно было выполнять функции парламента и конституционного собрания.

БСП получила 211 из 400 мест, Союз демократических сил (СДС) — 144 места. Остальные места в парламенте заняли представители БЗНС и Движения за права и свободы (ДПС), представлявшее интересы турецкого меньшинства.

Великое народное собрание было уполномочено принять новую конституцию. Оно начало свою работу 10 июля 1990. 1 августа 1990 президентом Болгарии был избран Желю Желев, бывший диссидент и лидер СДС. В ноябре в ответ на массовые демонстрации и четырёхдневную всеобщую забастовку правительство Луканова ушло в отставку. Независимый кандидат Димитр Попов с трудом сформировал из членов БСП и СДС коалиционное правительство.

12 июля 1991 была принята новая конституция. После ряда отсрочек 13 октября 1991 были проведены выборы в новое Народное собрание Болгарии. Сторонники СДС получили 110 из 240 мест, БСП — 106, Движение за права и свободы — 24 места. Филип Димитров, который стал председателем СДС в декабре 1990, был назначен премьер-министром. В январе 1992 Желю Желев победил в первых прямых президентских выборах, проведенных в соответствии с новой конституцией.


Источник:
https://antisovetsky.blogspot.com/2016/11/1989.html?m=1

=====================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================










30 лет железнодорожной катастрофе под Уфой.
Перестройка
ed_glezin
30 лет назад - 4 июня 1989 года - под Уфой произошла крупнейшая в СССР железнодорожная катастрофа.

В Иглинском районе Башкирской АССР в 11 км от города Аша (Челябинская область) на перегоне Аша — Улу-Теляк в момент встречного прохождения двух пассажирских поездов № 211 «Новосибирск — Адлер» и № 212 «Адлер — Новосибирск» произошёл мощный взрыв облака лёгких углеводородов, образовавшегося в результате аварии на проходящем рядом трубопроводе «Сибирь — Урал — Поволжье». Погибли 575 человек, 181 из них — дети, ранены более 600.

В тот же день М.С. Горбачев и Н.И. Рыжков вылетели на место аварии.

М.С.Горбачев: "Люди говорят, что надо во всем разобраться. Как бы опять дело не выходило на некомпетентность, на безответственность, на бесхозяйственность, на безобразия. Дело у нас не пойдет, если расхлябанность будет оборачиваться такими трагедиями человеческими, уж не говоря об экономических последствиях.Сейчас работает комиссия. Медики во главе с товарищем Чазовым – там. Все крупные ожоговые центры страны мобилизованы, ведущие специалисты мобилизованы, все там работают. Люди кровь сдают. В общем, там делают все, но положение очень тяжелое. Нам придется из этого извлекать очень суровые уроки."

На следующий день после аварии, 5 июня, М.С. Горбачев выступил на утреннем заседании I-го съезда народных депутатов СССР:
Товарищи депутаты! Как вы знаете, в ночь с 3 на 4 июня на территории Башкирской АССР на границе с Челябинской областью произошла крупная авария на продуктопроводе сжиженного газа вблизи железной дороги Челябинск – Уфа. Катастрофа повлекла за собой большие человеческие жертвы. По предварительным данным, это несколько сотен людей. Среди них группа детей, ехавших для отдыха на юг.
Предлагаю нашему Съезду почтить память погибших минутой молчания. (Все встают.)
Предлагаю от имени Съезда выразить глубокое соболезнование семьям, родным и близким погибших в результате катастрофы.

Вчера мы с товарищем Рыжковым вылетали к месту катастрофы. Там сразу же, с первых минут, местное население пришло на помощь пострадавшим. Это глухое место, вдали от больших поселков. Самый большой населенный пункт – город Аша Челябинской области – в пятнадцати километрах. Местное население, услышав и увидев, что что-то произошло, направилось к месту взрыва. Когда увидели всё, передали информацию о случившемся в Уфу, в районные центры и в Челябинск. Всю ночь местное население спасало людей. Уже буквально в первые минуты и часы сто бригад «скорой помощи» выехали из Уфы. Тех, кто остался жив, трудно пока учесть. Вчера, когда мы были на месте, в живых оставались свыше 580 человек, но многие из них в тяжелом состоянии. Уже вчера в ходе дня несколько человек скончалось.

Трагедия большая, даже трудно представить. Трубопровод в километре от железной дороги, мы туда ходили, смотрели. Еще сейчас туда нельзя подойти, горит пламя: это выгорает продукт. Очевидно, в том месте, где горит, и образовался прорыв этого продуктопровода. Сам продукт стекал по наклонной местности к железной дороге. В связи с тем, что погода в эти дни была теплая, газ начал подниматься и заполнять лощину. Видимо, создался большой взрывоопасный массив. Поэтому взрыв был такой страшной силы, что там и лес, и все другое сразу уничтожено на большом пространстве. Рельсы выворачивало. В общем, там люди попали в такую беду, что страшно даже подумать.
Это произошло в два часа ночи по местному времени. Большинство людей спало, но некоторые из них стали очевидцами случившегося. Есть несколько десятков людей, которые сразу получили первую медицинскую помощь и были способны беседовать. Они рассказывали обо всем, что произошло.

Не берусь сейчас судить о причинах, чтобы не предвосхищать этими суждениями выводы правительственной комиссии и следственных органов, которые находятся на месте и начали работу. Но в 20 часов по московскому времени, за три часа до событий, в продуктопроводе было обнаружено падение давления. Я не берусь судить о том, как над было действовать, но здравый смысл подсказывает, что требовалось установить: отчего это происходит и почему? Сейчас следственные органы взяли под контроль всю технику, которая фиксирует параметры работы продуктопровода. Но по первой информации, хотя это все тоже подлежит уточнению, персонал, не разобравшись, что происходит, включил насосы, чтобы поднять давление. И, видимо, гнали продукт в трубу, а он вырывался в прорыв, и это все накапливалось в лощине. А когда много накопилось и поднялось до уровня контактных проводов – хватило искры, и все это взорвалось. Вот что там было.

У меня случившееся вызвало очень большое беспокойство. Возникает вопрос: почему это два поезда оказались вместе? Как известно, они на этой станции не должны были встречаться. Во всяком случае, надо разобраться. И с местными жителями мы беседовали. Люди говорят, что надо во всем разобраться. Как бы опять дело не выходило на некомпетентность, на безответственность, на бесхозяйственность, на безобразия. Дело у нас не пойдет, если расхлябанность будет оборачиваться такими трагедиями человеческими, уж не говоря об экономических последствиях.
Сейчас работает комиссия. Медики во главе с товарищем Чазовым – там. Все крупные ожоговые центры страны мобилизованы, ведущие специалисты мобилизованы, все там работают. Люди кровь сдают. В общем, там делают все, но положение очень тяжелое. Нам придется из этого извлекать очень суровые уроки.

Вчера перед отлетом туда мы советовались с товарищами из Политбюро и условились, чтобы они поехали в гостиницы и проинформировали депутатов. Многие в ходе этих бесед высказали пожелание, чтобы все депутаты, исходя из чувства милосердия, отчислили свой ежедневный заработок в фонд милосердия для оказания помощи семьям. Конечно, ни близких, ни детей не заменишь, но быть рядом с людьми – надо. Я думаю, мы откликнемся на это.

И еще. Мы объявили сегодняшний день днем траура. У нас такое мнение: сегодня сделать перерыв в работе. Завтра в 10 часов провести заседание Съезда, а в 16 часов – заседание Совета Национальностей. А время, которое сегодня будет, депутаты могли бы использовать для того, чтобы побывать в правительстве, в ЦК, в министерствах с нерешенными вопросами или наоборот – проверить, как решаются вопросы.
Мне кажется, мы должны поступить так.

М.С.Горбачев. Полное собрание сочинений, т. 14, М., 2010, с. 391-394


Читать полностью http://www.gorby.ru/presscenter/news/show_30025/

Подробности об аварии тут:
https://m.vk.com/@ussr80x-katastrofa-pod-ufoi?wall_owner_id=-42881226

Программа Время, 5 июня 1989

https://www.youtube.com/watch?v=xWODMaSPwgI



=========================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================














30 лет назад в Польше произошла мирная революция. К власти пришла "Солидарность".
Перестройка
ed_glezin
4 июня 1989 года в Польше произошло событие, ставшее катализатором дальнейших кардинальных перемен в политической, социальной и экономической жизни страны и в жизни каждого отдельного гражданина. Речь идет о первых после второй мировой войны реальных парламентских выборах.

Решение о проведении частично свободных выборов - то есть 65 процентов мест в нижней палате, Сейме, гарантировалось представителям властей, а выборы в Сенат, верхнюю палату парламента, были полностью свободными - было принято в результате компромисса властей с "Солидарностью" во время легендарного круглого стола. Лех Валенса от имени "Солидарности" гарантировал прекращение волны общенациональных забастовок, а власть обязалась дать возможность оппозиции принять участие в выборах. В результате оппозиция получила 92 из 100 мандатов в Сенате и все 161, за исключением одного, возможные места в Сейме.

24 августа 1989 года оппозиция смогла создать правительство во главе с Тадеушем Мазовецким.

Польша стала первым государством социалистического лагеря, в котором представители гражданского общества, а прежде всего профсоюза "Солидарность", получили возможность реально влиять на управление страной.

Read more...Collapse )


===============================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=================================



31 мая 1986 года главным редактором журнала "Огонек" стал Виталий Коротич.
Перестройка
ed_glezin
Виталию Коротичу выпала судьба войти в учебники истории как одному из главных флагманов эпохи освободительной Престройки Горбачева. Он был приглашен на должность в Москву потому, что смело выступил после аварии на Чернобыльской АЭС. Тот его комментарий в газете «Правда» не напечатали, но на карандаш взяли. После отстранения одиозного главреда Сафронова, возглавить один из главных журналов страны предлагали поэту Роберту Рождественскому и журналисту Генриху Боровику. Но они отказались. В итоге именно под руководством Коротича «Огонек», наряду с «Московскими новостями» и «Аргументами и фактами» стал одним из главных двигателей политики гласности.

Read more...Collapse )


Как в эпоху освободительной Перестройки Горбачева легализовали неформалов.
Перестройка
ed_glezin
13 мая 1986 года Министерство культуры СССР приняло «Положение о любительском объединении, клубе по интересам».

В соответствии с принятым ВЦИК и СНК РСФСР еще в 1932 году «Положением о добровольных обществах и их союзах» существо­вал жесткий разрешительный порядок создания обществ и союзов. Исполнительные комитеты должны были учитывать целесообразность создания той или иной общественной организации, консультируясь с соответствующими наркоматами (министерствами) и ведомствами.

На эти же ведомства возлагалось и общее руководство данными общественными организациями. Иными словами, каждая обществен­ная организация была по существу приписана к тому или иному ведомству. Всякая самодеятельность, политическая активность, попытки создания неподконтрольных общественных структур подав­лялась репрессиями властей. Ситуация на правовом уровне стала меняться лишь со второй половины 1986 года. На фоне призывов реформаторов к раскрепо­щению творческой энергии людей, к активизации жизненной пози­ции «Положение» 1932 года выглядело явным анахронизмом и даже стало подвергаться робкой критике в печати.

Учитывая это, Президиум Верховного Совета СССР в мае 1986г. принял «Положение о любительском объединении, клубе по интересам».

По сравнению с Положением 1932 года, новый документ предусматривал значительно более облегченный процесс образования самодеятельных объединений. Контроль и общее руководство за деятельностью объединения возлагался на организацию-учредителя, в качестве которой могли выступать учреждения культуры и спорта, Дома и Дворцы молодежи, учебные заведения и жилищно-эксплуатационные организации, но не министерства и ведомства, что значительно суживало вмешательство властных структур в деятельность любительских объединений. Именно с этого времени (вторая половина 1986 г.), на базе объединения легализирующих­ся кружков возникают первые общественно-политические клубы.

Согласно данному документу любительские объединения признавались организационной формой общественной самодеятельности населения, создаваемой на основе добровольности, общих творческих интересов и индивидуального членства участников с целью удовлетворения многообразных духовных запросов и интересов людей. (Положение о любительском объединении, клубе по интересам: Утв. 13.05.1986 г.; № 05/15-38 // Культурно-просветительная работа. – 1986. – № 8. – С. 26-28.) Создавались общественно-политические, производственно-технические, естественнонаучные, физкультурно-оздоровительные, художественные объединения. Кроме того, могли создаваться клубы ветеранов, молодежи, творческой интеллигенции, а также клубы трезвости, семейного отдыха, знакомств и т.д.

=====================

Фрагмент моей диссертации по теме:
"Общественно-политические неформальные организации в РСФСР в 1987-1990 гг.: становление и развитие."


Для понимания специфики условий и предпосылок формирования само­деятельных движений во второй половине 80-х годов необходимо кратко ознакомить­ся с историей явления.
Различные объединения людей с общими взглядами, типами поведения известны с глубокой древности. Достаточно вспомнить многочисленные философские школы античности, рыцарские ор­дена, литературные и художественные школы средневековья, ма­сонские ложи, клубы Нового времени. Единомышленникам, всегда было свой­ственно стремление к объединению.
Усилиями просвещенной интеллигенции в дореволюционной Рос­сии было создано довольно много общественных организаций. Са­мым старшим из них можно считать «Вольное экономическое общест­во», основанное в 1765 году. К концу XIX века бы­ло 1690 чисто благотворительных обществ, в том числе 700 бла­готворительных общественных заведений. Менее чем за 10 лет, к 1905 году число первых возросло до 45 тысяч, а вторых - до 6,5 тысячи. Существовало около 200 обществ по распространению грамотности, 130 медицинских и здравоохранительных обществ, 180 научных, краеведческих, природоохранительных и т.д.15
Десятилетие со дня обнародования (4 марта 1906 года) «Высочайше утвержденных временных правил об обществах и союзах» стало поистине «золотым веком» самодеятельных обществ в России.
Деятельность этих организаций стала быстро выходить за профессиональные рамки, происходило их соединение с «публикой», чего правительство не одобряло. Многие из названных организаций ста­ли выдвигать экономические и политические требования, стали вливаться в общедемократическое движение. Общественные организации были опорой и источником ресурсов для массовых движений.
Период революционных перемен 1917 г. был отмечен усилени­ем самодеятельной активности, В Петрограде и других городах стали создаваться «самочинные» демократические организации, следившие за общественным порядком, распределением жилищ, снаб­жением населения продуктами питания, топливом, одеждой.
Самоде­ятельные инициативы развивались по двум направлениям. Одно - различные формы местного самоуправления и взаимопомощи, способствовавшие удовлетворению насущных потребностей городского на­селения. Другое - социальная и культурная активность как «пер­вая ступень» приобщения к ценностям культуры и творческой деятельности.
Советская власть не сразу запретила деятельность большинства дореволюционных общественных организаций. Определенное время продолжали работать «Общество любителей российской словесности», «Всероссийское общество крестьянских писателей» и др. Кроме того, возникла масса литера­турно-критических объединений, группировавшихся вокруг молодых печатных изданий («Огонек», «Город», «На посту»).16 Создавались также коммуны - производственные, потребительские, бытовые, члены которых пытались реализовать непосредственно идеи коммунистической организации общества. Началось широкое изобретательское движение.
Однако политическая обстановка уже необратимо менялась, а централизация во всех сферах жизни резко усиливалась. Инициа­тива, самодеятельность блокировались всеми способами. Изменилось и законодательство, регулировавшее деятельность добровольных объединений. Если в 1920-х гг. для их регистрации требовалось лишь, чтобы их цели не противоречили Конституции СССР и другим законам, то в 1930-е в качестве главного требова­ния выдвигается соответствие этой деятельности задачам и планам государственных организаций17. Фактически это было полное огосударствление недавно начавшейся гражданской жизни.
Продолжавшиеся почти три деся­тилетия репрессии против значительной части наи­более активного населения советского общества привели к затуханию социально-политической активности народа. Кроме того, именно в эти годы осуществлялись попытки внедрить в общество (можно сказать, на генетическом уровне), страх и слепое повиновение. И именно в этот период российской истории разви­лись и конституировались бюрократические методы управления, назначение которых - направить активность основной части населения преиму­щественно в русло трудовой активности, а социально-политичес­кую активность — свести лишь к исполнению воли директивных органов.
Человек перестал быть целью общественного прогресса и рассматривался лишь как средство достижения неких абстрактных целей. Был взят курс на подавление индивидуальности, на создание общества усредненных людей, «винтиков» в механизме государственной машины.
В результате в обществе широкое распространение получили конформизм и атмосфера взаимной подозрительности. В созна­нии людей в значительной мере укоренилось отношение к общественно-политической деятельности как к делу, не только не способствующему реализации активного начала индивидуума, но и просто опасному. С благословения власть имущих и под их покровитель­ством культивировались аморальные и безнравственные формы активности: доносы, многотысячные бутафорские митинги, на которых фанатич­ные толпы требовали смертной казни очередному «врагу народа», бесконечные собрания, участники которых с инквизиторской нас­тойчивостью требовали отречения от взглядов и униженного по­каяния от «еретиков» и т. д.
XX съезд КПСС (1956 г.) открыл новую страницу в развитии социально-политической активности граждан нашей страны. Публично осудив культ личности Сталина и уничтожив наиболее одиозные его атрибуты, он взял курс на активное привлечение широких социальных слоев к деятельности партийных, государственных и проф­союзных органов.
Однако этот позитивный процесс общественного обновления не нашел своего продолжения. Не были вырваны до конца и кор­ни культа личности: реабилитация жертв сталинизма была непол­ной, виновники не понесли должного наказания, процесс демокра­тизации проходил непоследовательно, значительная часть бюро­кратии оставалась на своих местах, а гласность носила строго ог­раниченный характер. Кроме того, не было принято ни правовых, ни уставных решений, которые бы гарантировали общество от возрождения страшного феномена культа личности18. По этим и по ряду других причин с начала 1970-х годов в нашем обществе стали накапливаться застойные явления, оказавшие непосредственное негативное воздействие на масштабы и качество социально-полити­ческой активности народа.
Руководство страны взяло курс на экстенсивное развитие ак­тивности, на привлечение все большего числа граждан к формаль­ному участию в управлении делами государства и общества, что привело к подмене качественных показателей активности количест­венными. В результате на выборах в Советы миллионы избирателей голосовали за депутатов, которых они, зачастую, не знали даже как зовут; «участвовали» в работе многочисленных общест­венных организаций, будучи часто не в состоянии ответить на воп­рос, чем эти организации занимаются, и т.д. Цифровые данные о десятках миллионов участников тех или иных мероприятий слу­жили ширмой для прикрытия массовой пассивности, аполитичности, формальной активности и т.д.
Стремление к унификации и псевдоединству привело к тому, что плюрализм групповых и личностных интересов далеко не всегда реализовывался в деятельности гражданских институ­тов, находившихся под влиянием идей бюрократического мониз­ма. В результате административного давления на институты демо­кратии возникло определенное несоответствие между широкими формальными правами, предоставленными тем или иным государ­ственным или общественным организациям, и степенью использо­вания ими этих прав. Получившая распространение еще во време­на сталинизма оценка любого инакомыслия как уголовно наказуемого явления, враждеб­ного делу социализма, по сути дела, сохранилась и в годы зас­тоя. В Верховном Совете СССР все вопросы решались на протя­жении десятилетий единогласно, даже если принимались взаимно исключающие друг друга решения: сначала все «за» совнархозы, чуть позже - все «про­тив» совнархозов. Подобного рода ситуация привела к тому, что тысячи талантливых, активных людей не могли найти своего места в обществе. Они буквально задыхались от пресса серости, посредственности, подвергались остракизму и влачили жалкое существование. Не­которые были вынуждены покинуть родину. Строгая обществен­ная и особенно политическая унификация, усреднение всего и всех в очередной раз привели к обеднению социально-полити­ческой и духовной жизни общества.
Другим результатом установления в стране диктатуры стало создание практически новой социально-классовой структуры, в которой непомерно большую роль играла управленческая элита. Сформировавшаяся уже в первые годы советской власти партийно-государственная номенклатура господствовала во всех сферах жизнедеятельности общества. Выражением главенства номенклатурного слоя в политике явилось утверждение однопартийной системы, а статус Коммунистической партии как «основной и направляющей силы советского общества, ядра его политической системы»19 был законодательно закреплен в Конституции СССР 1977 года. Такое исключительное положение КПСС привело к тому, что партия из политической организации, объединяющей своих членов на основе приверженности коммунистическим идеалам и ценностям, превратилась в монопольную «партию власти», надгосударственную структуру с многоступенчатой внутренней иерархией. Она была разделана на «внешнюю партию», объединяющую огромную массу рядовых коммунистов, и «внутреннюю партию», фактически определяющую стратегию развития КПСС и страны в целом. Последняя также была эшелонирована по степени причастности к власти. В нее входило руководство страны, партаппарат, а также хозяйственная и управленческая верхушка государственных и общественных организаций.
Вместе с тем, несмотря на внешнюю статичность, сложившаяся в стране система управления за годы своего существования пережила глубокую внутреннюю эволюцию. Если период 1917 - конца 1920-х гг. явился временем ее становления, 1930-е - первая половина 1950-х гг. - временем расцвета, то в 1960-80-е гг. система вступила в стадию старения, сопровождающуюся девальвацией идеологических ценностей и размыванием социальной базы. Советское общество постепенно утрачивало интегративный бесклассовый характер, усложняясь как по количеству социальных страт, так и по системе отношений между ними. Вмешательство государства в жизнь общества, прежде всего в духовно-культурную, заметно уменьшалось (хотя под таким же жестким контролем оставалась экономическая, общественная и, прежде всего, политическая сфера). Одновременно сам класс правящей бюрократии становился все менее монолитным, на первый план все больше выходили интересы отдельных его групп и представителей.
Наконец, за годы советской власти значительно увеличился слой интеллигенции — своеобразного «двойника» советской бюрократии. К 1960-70-м гг. по своему образовательному уровню бюрократия приблизилась к интеллигенции. Между той и другой социальными группами проходил активный взаимообмен. В условиях, когда любой трудоспособный гражданин находился на государственной службе, и бюрократия, и интеллигенция формально относились к одной социальной категории — «служащий». Можно даже сказать, что к интеллигенции относился любой служащий с достаточно высоким уровнем образования, не принадлежавший к т.н. «номенклатуре». Роднило советскую интеллигенцию и советскую бюрократию еще одно свойство — подавляющее большинство и той и другой составляли выходцы из других, «низших», общественных классов, т. е. рабочих и крестьян (колхозников). И если, становясь чиновником, человек автоматически переходил из класса управляемых в класс управляющих, теряя при этом большую часть связей со своей прежней социальной средой, то вливание в ряды интеллигенции не означало такого резкого разрыва, поскольку человек по-прежнему оставался в «классе управляемых».
В условиях ослабления репрессий усиление диверсификации общества и более четкое разграничение различных социальных групп приводило к тому, что общество все более отчетливо осознавало факт разрыва между управляющими и управляемыми. Разумеется, что первой это почувствовала именно интеллигенция. Если принять во внимание естественную для нее как для социальной группы потребность в самовыражении, до известного времени насильно подавлявшуюся, то не удивительно, что именно представители интеллигенции первыми обратились к политической деятельности как к средству отстаивания своих социальных интересов.
Первые политические группы, открыто выражавшие несогласие с монополией высшего слоя бюрократии (в лице верхушки КПСС) на политическую деятельность, в среде интеллигенции появились уже в начале 1960-х гг. Стали возникать малые группы в науке, культуре, сфере воспитания и т.д. Наряду с этими традиционными сферами неформальной общественной активности появляются группы городских интеллигентов, называв­ших себя по-разному: движения за «демократическое», «либеральное», «гражданское» сопротивление, движение за права человека. В обиходе их называли «диссидентами», и, собственно, с ними советский человек олицетворял неформалов - «шестидесятников». Ос­новной отличительный признак правозащитных групп - защита прав личности и требование соблюдения законов по отношению к правам человека, декларированным Конституцией. Верховенство закона и демократических процедур - политико-правовая сторона идеологии этих групп. Возникли также группы, ориентирующиеся на «тради­ционно-русскую», «патриотическую» идеологию, и группы, стремящиеся к обновлению официальных марксистско-ленинских взглядов. Это был новый, впервые с начала 1920-х годов проявившийся фе­номен - неформальное общественное движение политической направленности. Думается, что гипотеза о существовании в 1950-60-х годах предпосылок для возникновения многопартийной систе­мы в стране заслуживает отдельного внимания исследователей.
Несмотря на преследования со стороны властей (несопоставимые, правда, с репрессиями 1920-50-х гг.), такие группы во все более возрастающем множестве появлялись на протяжении 1960-х - начала 1980-х гг. В условиях, когда все более очевидной становилась неэффективность существовавшей в СССР системы управления и углублялся кризис официальной идеологии, наличие тесных генетических связей со всеми слоями советского общества позволяло интеллигенции, с одной стороны, выражать интересы всего «класса управляемых», все сильнее осознающего свою противопоставленность «классу управляющих», а с другой - «разлагать» и без того неоднородную бюрократию, различные группы и отдельные представители которой, во многом обладающие едиными с интеллигенцией социальными и культурными интересами, все более тяготились мелочной опекой со стороны верхушки партийно-государственного руководства.
После того, как во второй половине 1980-х гг. руководство КПСС признало необходимость перестройки системы управления страной и допустило общественную и экономическую самодеятельность населения, инициатива из рук бюрократии перешла к интеллигенции, быстро ставшей гегемоном общественной жизни. Противостояние управляющих и управляемых при этом не только не уменьшилось, но обострилось до крайности, поскольку интеллигенции, как передовому отряду «управляемых», удалось, наконец, выйти за свои групповые рамки и мобилизовать активных представителей других социальных слоев, ранее лишенных возможности непосредственно участия в политической жизни общества. Именно интеллигенция в период начала и углубления перестройки стала социальной основой для политической контр-элиты, оппозиционной административно-командной системе и ее правящему слою - номенклатуре. Одной из внешних форм политической активности интеллигенции явилось создание неформальных движений, а впоследствии - некоммунистических оппозиционных партий.

==============================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

===========================


















Михаил Горбачев о своем визите в Югославию в 1988 году.
Перестройка
ed_glezin
Глава "Югославия: расплата за задержку реформ?" из книги "Жизнь и реформы":

Всегда с симпатией я относился к Югославии. Наверное, прежде всего потому, что принадлежу к поколению людей, которые помнят, как в тяжелейшие первые дни Отечественной войны югославы во главе с Иосипом Броз Тито встали вместе с нами против общего врага. В середине 50-х я, как и мои товарищи по университету, с одобрением воспринял предпринятые Хрущевым шаги по нормализации советско-югославских отношений.
Read more...Collapse )



======================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================




Первая публикация романа Виктора Астафьева «Печальный детектив»
Перестройка
ed_glezin
Первая публикация – журнал «Октябрь», № 1 за 1986 год.


Аннотация:

Сорокадвухлетний Леонид Сошнин, бывший оперативник уголовного розыска, возвращается из местного издательства домой, в пустую квартиру, в самом дурном расположении духа. Рукопись его первой книги «Жизнь всего дороже» после пяти лет ожидания наконец-то принята к производству, но это известие не радует Сошнина. Разговор с редакторшей, Октябриной Перфильевной Сыроквасовой, которая пыталась высокомерными замечаниями унизить автора-милиционера, осмелившегося называться писателем, разбередил и без того мрачные мысли и переживания Сошнина. «Как на свете жить? Одинокому?» — думает он по дороге домой, и мысли его тяжелы.

В милиции он свое отслужил: после двух ранений Сошнин отправлен на пенсию по инвалидности. После очередной ссоры от него уходит жена Лерка, забрав с собой маленькую дочурку Светку.

Сошнин вспоминает всю свою жизнь. Он не может ответить на собственный вопрос: почему в жизни так много места горю и страданию, но всегда тесно любви и счастью? Сошнин понимает, что среди прочих непостижимых вещей и явлений ему предстоит постигать так называемую русскую душу и начинать ему надо с самых близких людей, с эпизодов, свидетелем которых он был, с судеб людей, с которыми сталкивала его жизнь... Почему русские люди готовы пожалеть костолома и кровопускателя и не заметить, как рядом, в соседней квартире, умирает беспомощный инвалид войны?.. Почему так вольно и куражливо живется преступнику средь такого добросердечного народа?..
Примечание:

Первая публикация – журнал «Октябрь», № 1 за 1986 год. Первое издание — «Роман-газета», № 5 за 1987 год, издательство «Художественная литература». Шуму и гаму у читателей и в критике роман вызвал столько, сколько не вызывали все, вместе взятые, произведения автора. Роман инсценировал и с успехом идет до сих пор в Театре имени Моссовета. Десятки раз издан роман в СССР, переведен и напечатан во Франции, ФРГ, Испании, Дании, Венгрии, ГДР, Чехословакии, Болгарии и других странах, намечалась его экранизация.

Дмитрий Быков о романе Виктора Астафьева «Печальный детектив»
https://tvrain.ru/lite/teleshow/sto_lektsij_s_dmitriem_bykovym/viktor_astafev_pechalnyj_detektiv-443103/





На юбилей к Астафьевым приезжала семья первого Президента СССР Михаила Сергеевича Горбачева. Жена Горбачева Раиса Максимовна была тогда самой обсуждаемой фигурой у всего женского сообщества в стране. Безукоризненная прическа, деловые, но очень элегантные наряды…

Пока мы вечером готовили в гостинице с Марией Семеновной ужин, собираясь встречаться с Володей Астафьевым и его женой Марией, я не замедлила спросить о впечатлениях Марии Семеновны от встречи с бывшей «первой леди» в государстве.

— Мне стольких гостей надо было тогда накормить, одних яиц на салаты я сварила сразу около тридцати, — ответила мне она. — Вот и Раисе Максимовне я сразу же фартук дала и заставила ее яйца лущить. Вот так, как с тобой сейчас, так и с ней, вместе на кухне и стояли.

http://gapeenko.net/bibliography/4636-kak-dragocennyj-sebe-podarok-ili-7-oj-priezd-astafeva-v-igarku.html/amp








Read more...Collapse )

===============================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================




Закон СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР»
Перестройка
ed_glezin
3 апреля 1990 года принят Закон СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР», в статье 2 которого было установлено, что "решение о выходе союзной республики из СССР принимается свободным волеизъявлением народов союзной республики путем референдума (народного голосования)".

По словам самих реформаторов, принятие закона было обсусловлено двумя причинами: во-первых, в демократическом правовом государстве такой закон "должен был быть" (тем более, что право выхода республик из Союза было закреплено в конституции СССР). Во-вторых, считалось, что само наличие возможности выхода из СССР в любой момент позволит республиканским центрам чувствовать себя более "комфортно" и снизит градус напряжённости.

Текст закона можно прочитать тут:

http://sevkrimrus.narod.ru/ZAKON/1990.htm

Высокая комиссия по разработке нового Союзного договоры была образована еще осенью 1988 года, после принятия Эстонией декларации о суверенитете этой республики.

3 декабря 1990 года Съезд народных депутатов СССР, реагируя на "парад суверенитетов", принял постановление "Об общей концепции нового Союзного договора и порядке его заключения". Концепция предусматривала преобразование многонационального государства в "добровольный равноправный союз суверенных республик" - демократическое федеративное государство. Однако почувствовав ветер перемен, руководители республиканских центров хотели уже полной независимости.

Стремительное нарастание процессов распада подтолкнуло руководство СССР во главе с Михаилом Горбачевым к проведению общесоюзного референдума.

Решение о проведении референдума было принято на IV Съезде народных депутатов СССР, когда 1665 делегатов из 1816 присутствующих проголосовали за сохранение Союза ССР. 24 декабря 1990 года Съезд принял Постановление "О проведении референдума СССР по вопросу о Союзе Советских Социалистических Республик".

Во исполнение решения IV Съезда народных депутатов СССР и в соответствии с законодательством о референдуме СССР, исходя из того, что никто, кроме самого народа, не может взять на себя историческую ответственность за судьбу Союза ССР, Верховный Совет СССР 16 января 1991 года принял Постановление "Об организации и мерах по обеспечению проведения референдума СССР по вопросу о сохранении Союза Советских Социалистических Республик".

17 марта 1991 года состоялся единственный за 70 летний период существования СССР общесоюзный референдум.

Однако в дальнейшем воля граждан была проигнорирована рядом политических деятелей и Союз прекратил свое существование в результате подписанных 8 декабря 1991 года Беловежских соглашений.

Что же касается Союзного договора, то в результате долгих и трудных переговоров, Михаилу Горбачеву удалось летом 1991 года подготовить его проект к подписанию. Церемония была запланирована на 20 августа. 19 августа шанс был упущен из-за государственного переворота ГКЧП.


===========================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================






Визит Михаила Горбачева в Великобританию (5-7 апреля 1989 года).
Перестройка
ed_glezin
Из книги Михаила Горбачева "Жизнь и реформы":

Глава "Официальный визит в Лондон"

Визит в Лондон был запланирован на конец 1988 года. Я должен был посетить Англию на обратном пути из Нью-Йорка, где выступал на Генеральной Ассамблее ООН. Но землетрясение в Армении заставило изменить планы — надо было срочно вылететь домой. Пришлось извиниться перед госпожой Тэтчер и отложить визит.
Осуществить визит в Великобританию удалось только в апреле 1989 года. В полночь 5 апреля я и Раиса Максимовна, сопровождающие меня лица из Гаваны прибыли в Лондон, в аэропорт Хитроу.
Read more...Collapse )

====================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================



Read more...Collapse )




Первый после изгнания приезд Владимира Войновича в СССР.
Перестройка
ed_glezin
30 лет назад - в 1989 году (если кто-нибудь знает точные дни возвращения - напишите, пожалуйста, в комментарии к этому посту) - знаменитый писатель Владимир Войнович впервые - после фактического изгнания из СССР в 1980 году - прибыл в Москву.

За год до этого состоялось творческое возвращение Владимира Войновича на родину. В декабрьском №50 журнала "Огонек" за 1988 год впервые в СССР был опубликован фрагмент из его романа «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина». Чуть позже, в том же декабре 1988 года в журнале "Юность" (1988, № 12; 1989, № 1, 2) начали печатать полный вариант легендарного произведения опального классика-эмигранта.

В 1990 году Михаил Горбачев своим президентским указом вернул Аксёнову советское гражданство. Отныне он мог свободно приезжать на родину.

Позднее писатель Владимир Войнович, рассуждая о роли Михаила Горбачева в истории России, заявил газете «ExLibris»: «Личность Горбачев историческая. Роль его огромная. Говорят, что он разрушил Советский Союз, – я лично ему за это готов поставить памятник. А в моей личной судьбе – он отменил указ Брежнева о лишении меня гражданства».

==============

Из главы "Прощай, Чонкин" в книге Эльдара Рязанова "Неподведенные итоги":

Тем временем произошло очень важное для нас событие. Журнал «Юность» в трех номерах, в № 12 за 1988-й и в №№ 1 и 2 за 1989 год, опубликовал роман В. Войновича. С одной стороны, это было замечательно. Книга перестала быть явлением эмигрантской литературы, а стала явлением литературы советской. Но одновременно с этим пришли в движение и те, кого возмутила книга Войновича...

По-прежнему казалась неразрешимой проблема приезда Войновича в Москву. По личному приглашению, что нетрудно было устроить, Владимир Николаевич приезжать не намеревался. И тогда я опять обратился за помощью в Союз кинематографистов СССР, членом которого Войнович никогда не был. Руководство Союза, понимая, что приезд Войновича необходим для работы над сценарием, послало приглашение ему и его семье и, больше того, позаботилось о жилье. Войновича тепло встретили в аэропорту друзья, родные, близкие. Встречу снимало телевидение. Журналисты наперебой брали интервью. Полтора месяца, пока писатель жил в Москве, его лицо очень часто мелькало на телевидении, все газеты печатали интервью с ним. Войнович оказался вовлеченным в вихрь событий — публикации его произведений, репетиции, премьеры, договоры с издательствами, почти каждый день в гостях, — единственное, на что у него не было времени, так это на работу над сценарием.

У Войновича было много встреч с читателями. Я выступал на некоторых из них, а одну, в Доме кинематографистов, даже вел. Как сказал мне человек «из публики», то есть лично с Войновичем не знакомый, у него сложилось впечатление, что писатель вел себя по отношению к аудитории заносчиво, так, будто именно те, кто сидел сейчас в зале, были виноваты в высылке Войновича из страны. Он все время обвинял и задирался, доказывая свою независимость и непримиримость. Иных людей в зале это обижало, но, думаю, подобное злопамятство порождено глубокой обидой и, кроме того, свойственно характеру этого человека. Его постоянная агрессивность против строя и системы, недовольство страной, к сожалению, были очень даже не безосновательны и питались нашей усиливающейся нищетой, пустыми магазинами, выпадами военных против самого Войновича и, вообще, тем, что хорошие начинания у нас, как правило, принимают уродливые формы. А его едкий сатирический глаз ничего не пропускал мимо. Владимира Николаевича оскорбляло то, что ему не возвращали советское гражданство, не восстанавливали справедливость.

— Я не просил, чтобы меня лишали подданства, — говорил Войнович, — и не буду просить, чтобы мне его возвратили...

Я, кажется, одним из первых в нашей печати («Московские новости» за июнь 1988 г.) поднял вопрос о том, что идеологическим изгнанникам, правительство обязано вернуть советское гражданство, причем вернуть без всяких условий и ультиматумов, без просьб с их стороны. Я считал, что аморально отнимать то, что принадлежит человеку по рождению. Людей за инакомыслие с брежневским правительством высылали, принуждали к отъезду, разрешали выехать на время и тотчас же захлопывали шлагбаум. Указы о лишении гражданства были тайными и от этого совсем непотребными. Среди изгоев были наиболее непримиримые, наиболее сильные, те, которым пришлось здесь трудней, чем другим. Казалось, именно им выпал самый тяжкий жребий! И вот время изменилось. Наконец-то изгнанники получили возможность приезжать на Родину! Как это было прекрасно! Как долго мы их ждали! Как мы радовались встречам с ними! Но постепенно что-то начало настораживать. В чем же дело? Что порой отравляло радость встреч? Иногда я видел в глазах приехавших насмешку и презрение к нам, в речах высокомерие и порой злорадство, иронию над нашей бедностью и отсутствием товаров. Нет, конечно, не у всех, конечно, у некоторых. А в это время творческая интеллигенция, как бы искупая вину за молчание в недалекие времена, когда тех выдворяли из страны, не просто радовалась, но иной раз лебезила, заискивала, лезла из кожи. Вероятно, это была своеобразная форма просьбы о прощении. У некоторых из приезжих начал появляться мессианский тон; они стали снисходительно поучать, давать советы. Да, конечно, не их вина, что они оказались за пределами Отечества, что озлобились, что не простили. Не все, конечно. Я вспоминал строчки Ахматовой:
Я была тогда с моим народом
Там, где мой народ, к несчастью, был...

Они не могли быть со своим народом. Но часто с их стороны не хватало понимания, что тем, которые остались, выпала совсем не сладкая жизнь. Те, кто оставался здесь и не врал, писал правду, сочинял максимум возможного, протаскивал все, что можно было протащить через изощренные рогатки цензуры, — им было ох как нелегко! Невыносимо было тем, кто боролся за каждую фразу, за эпизод, кадр, чьи книги запрещали, а фильмы клали на полку. Целое поколение поднаторело в эзоповом языке, чтобы хоть иносказательно говорить своему народу правду. А разве легко было писать в стол без надежды на публикацию? Это очень горькая участь. И казалось, что так беспросветно будет всегда. Разве можно было в чем-нибудь упрекнуть Б. Окуджаву, Б. Ахмадулину, Д. Самойлова, Ю. Трифонова, В. Корнилова, О. Чухонцева, Б. Чичибабина, Ф. Искандера, Б. Васильева, А. Битова? А если вспомнить благородный поступок поэтов С. Липкина и И. Лиснянской, положивших после истории с «Метрополем» членские билеты Союза писателей и обрекших себя на жизнь прокаженных? Список людей порядочных, честных, не предавших себя можно было бы продолжить... Войнович, выступая на вечере в Доме кинематографистов, отвечая на записку, сказал:

— Если бы мне сейчас предложили выбор между Родиной и свободой, я бы выбрал свободу.

У него был достаточно горестный личный опыт, чтобы сделать именно такой выбор...

Читать полностью: https://litresp.ru/chitat/ru/%D0%A0/ryazanov-eljdar/nepodvedennie-itogi/36


=================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================











Read more...Collapse )


В.Войнович и Э.Рязанов. Пятое колесо, 1989 год.

https://www.youtube.com/watch?v=mzfQ1CvcKMU



Владимир Войнович о своем первом посещении СССР во время Перестройки.

https://www.youtube.com/watch?v=Aek7zgYuUN8


Разгон протестного митинга в Тбилиси. 9 апреля 1989 года.
Перестройка
ed_glezin
9 апреля 1989 года в Тбилиси с применением советских войск был разогнан протестный митинг. Погибли 16 человек, сотни были ранены. Митингующие требовали независимости Грузии.

30-летие трагических событий в Тбилиси.

«Трагедия 9 апреля» — разгон оппозиционного митинга у Дома правительства Грузинской ССР в Тбилиси, осуществлённая в ночь на 9 апреля 1989 года силами внутренних войск МВД СССР и Советской армии, повлёкшая человеческие жертвы:
19 ПОГИБШИХ (из них 18 чел. — от асфиксии вследствие давки или вдыхания химических веществ,
1 чел. — вследствие черепно-мозговой травмы).
251 пострадавший (травмы, отравления химическими веществами).

19 военнослужащих Советской армии и 9 сотрудников милиции пострадали от отравления химическими веществами.

С трагических событий 9 апреля начался процесс КОНСОЛИДАЦИИ грузинского общества вокруг идей национальной независимости, восстановления грузинской государственности.

Уже на следующий день после разгона митинга в знак протеста против разгона город Тбилиси и остальная Грузия начали забастовку, был объявлен национальный 40-дневный траур.

Жители города начали в массовом количестве возлагать цветы на место гибели демонстрантов. В Грузии было объявлено чрезвычайное положение, но демонстрации протеста продолжались.

Правительство Грузинской ССР подало в отставку. Против Звиада Гамсахурдиа, Мераба Костава, Церетели и Георгия Чантурия прокуратура Грузии возбудила уголовное дело, однако 5 февраля 1990 года оно было прекращено «ввиду изменения обстановки».

В память о трагических событиях 9 апреля 1989 года в Тбилиси вот уже 30 лет отмечается «День национального единства, гражданского согласия и памяти погибших за родину в Грузии».

Из книги Михаила Горбачева "Жизнь и реформы":

Когда я прилетел из Лондона, мне прямо в аэропорту сказали, что в Грузию введены войска для охраны «объектов». Разбираться на ходу в деталях было трудно, но, почувствовав, «что-то назревает», я поручил Шеварднадзе и Разумовскому выехать в Тбилиси и прояснить ситуацию. Эта поездка, однако, была отложена, поскольку на другое утро грузинское руководство проинформировало, что положение стабилизируется. А в ночь с 8 на 9 апреля разразилась гроза.
Read more...Collapse )



























==============

Документальный фильм "Однажды утром" (1989)

О трагических событиях 9 апреля 1989 года в Тбилиси.

https://www.youtube.com/watch?v=g7r01dc_47Y



==========================

Documentary Film - The April 9, 1989 Tragedy

https://www.youtube.com/watch?v=LToXsIwZ_P8



====================

Дмитрий Киселев задает неудобный вопрос военачальникам о разгоне митинга в Тбилиси 9 апреля 1989 года. А также репортаж программы "Взгляд".

https://www.youtube.com/watch?v=7-MzUz3IEjc



Версия генерала Родионова.

https://www.youtube.com/watch?v=lcZ3pxumZPs

==========================

Советское ТВ о событиях 9 апреля.

Сюжет о поездке Эдуарда Шеварнадзе в Грузию в апреле 1989 года. Репортажи из Тбилиси Вячеслава Флярковского.

https://www.youtube.com/watch?v=NzCNLo9ZUxk


30 лет назад Михаил Горбачев отменил уголовное преследование за инакомыслие.
Перестройка
ed_glezin
8 апреля 1989 года - было отменено уголовное наказание за антисоветскую агитацию и пропаганду и за пропаганду или агитацию с целью возбуждения расовой или национальной вражды или розни.

За подписью Михаила Сергеевича Горбачева вышел указ Президиума Верховного Совета СССР «О внесении изменений и дополнений в Закон СССР «Об уголовной ответственности за государственные преступления» и некоторые другие законодательные акты СССР». Указом отменяются статьи уголовного кодекса РСФСР об антисоветской агитации и пропаганде (по статье 70, виновным грозило до 10 лет тюрьмы) и о пропаганде или агитации с целью возбуждения расовой или национальной вражды или розни (ст. 74, до пяти лет).

К лояльному отношению к инакомыслию Горбачев призвал ещё за год до издания этого указа. 14 июля 1988 года, на встрече с польской интеллигенцией М.С. Горбачев сказал: "У нас еще недавно, когда говорили об инакомыслии, то сразу же задавались вопросом: не пора ли с ним покончить?... Инакомыслие - это мотор духовного и научно-технического прогресса". (Правда, 1988, 16 июля). Впервые в советской истории из уст генерального секретаря КПСС столь однозначно подтверждалась допустимость и необходимость инакомыслия.

С конца 1986 года практически прекратились аресты по статьям 70 (антисоветская агитация и пропаганда) и 190-1 (распростране­ние заведомо ложных измышлений, порочащих советский государст­венный и общественный строй) Уголовного кодекса РСФСР и анало­гичным статьям союзных республик.

Судя по официальной записке КГБ в ЦК КПСС «По вопросам о статьях 70 и 190-1 Уголовного кодекса РСФСР»36 от 11.05.1987 репрессивная машина значительно замедлила свой ход. Из приведенной в записке статистики видно, что в СССР за антисоветскую агитацию и пропаганду (ст. 70) было осуждено: в 1983 г. 44 человека, в 1984 – 25, в 1985 – 16, в 1986 – 11; за опорочивание советского строя (ст. 190-1): в 1983 г. 119 человек, в 1984 – 67, в 1985 – 57, в 1986 – 47. Далее КГБ отчитывался в том, что на 1 января 1987 г. в местах лишения свободы содержалось 163 человека, осужденных по ст. 70, и 122 человека – по ст. 190-1. «В связи с решением Инстанций, – говорилось далее в записке, - в порядке частного помилования в марте – апреле с.г. освобождено 108 человек осужденных за антисоветскую агитацию и пропаганду, и 64 человека, отбывающих наказание за совершение преступления, предусмотренного ст. 190-1 УК РСФСР и соответствующими статьями уголовных кодексов других союзных республик».

После освобождения А.Д. Сахарова 23 декабря 1986 года из ссылки в Горьком (ныне Нижний Новгород), начался по выражению самого Сахарова «долгожданный процесс массового освобождения узников совести», который он оценил как «смелый шаг властей, имеющий огромное значение».
Принципиальное политическое решение о начале этого процесса было принято на предновогоднем заседании Политбюро 31 декабря 1986 г. по записке Председателя КГБ СССР В.М. Чебрикова. В этой записке одобрялись меры, принятые в прошлом в отношении узников совести, но указывалось на то, что их освобождение даст политический выигрыш и подчеркнет гуманность Советской власти. Способом освобождения было избрано помилование, причем заключенные должны были сделать заявление о недопущении впредь враждебной деятельности.

Позднее член коллегии Прокуратуры СССР В.К. Андреев в интервью журналу «Огонек» сообщил, что в 1987 го­ду была освобождена значительная часть политических заключен­ных, а в конце 1988 года Президиум Верховного Совета СССР помиловал последних людей, отбывавших наказание за политические деяния.

Это подтверждает и «Отчет КГБ СССР за 1988 год», в котором, в частности, говорилось: «в 1988 году помиловано 137 человек, осужденных ранее по ст. ст. 70, 190-1, 142 и 227 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик. В настоящее время отбывающих наказание по этим статьям нет».

Забегая вперед, необходимо отметить то, что на I съезде народных депутатов СССР статья 7 Указа о внесении изменений и дополнений в закон СССР «Об уголовной ответственности за государственные преступления» была изменена в том смысле, что теперь по ней были наказуемы лишь призывы к «насильственному свержению или изменению советского государст­венного или общественного строя». Соответственно статья 70 УК РСФСР была дана в новой редакции, а статья 190 вообще от­менена.

Свобода СМИ будет закреплена в Законе СССР о печати, официально отменявшем цензуру. Этот правовой акт будет принят 12 июня и вступит в силу 1 августа 1990 года.

«Новая редакция статьи, – пишет о печально известной статье 70 Александр Яковлев в газете «Московские новости», 16 апреля 1989 – выделяет те формы употребления слова, которые носят разрушительный характер, где речь идет, по существу, о злоупотреблении свободой слова. Отныне наказываются лишь публичные призывы к свержению советского государственного и общественного строя, публичные призывы к его изменению способом, противоречащим Конституции нашей страны, подстрекательство к разрушительным антисоциальным действиям. То же относится и к новой редакции статьи 74 УК РСФСР. Расплывчатые понятия «пропаганда и агитация» заменены формулировкой: наказываются «умышленные действия, направленные на возбуждение национальной или расовой вражды или розни, на унижение национальной чести и достоинства…».

В указ также вводится понятие «дискредитация». Она и оскорбление «государственных органов и общественных организаций» считаются отныне преступлением. Яковлев выражает надежду, что термин «дискредитация» будет предметом «внимательного изучения и обсуждения». ( Яковлев, Александр. «Трудности законотворчества. Некоторые мысли по поводу нового Указа Президиума Верховного Совета СССР». «Московские новости», 16 апреля 1989.)




=============

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР
 
УКАЗ
от 8 апреля 1989 г. N 10284-XI
 
О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ
В ЗАКОН СССР "ОБ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
ЗА ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ" И НЕКОТОРЫЕ ДРУГИЕ
ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ СССР
 
Президиум Верховного Совета СССР постановляет:
I. Внести в Закон СССР от 25 декабря 1958 года "Об уголовной ответственности за государственные преступления" (Ведомости Верховного Совета СССР, 1959, N 1, ст. 8; 1961, N 21, ст. 222; 1984, N 3, ст. 58) следующие изменения и дополнения:
1. Статьи 7 и 11 изложить в следующей редакции:
"Статья 7. Призывы к свержению или изменению советского государственного и общественного строя
 
Публичные призывы к свержению советского государственного и общественного строя или к его изменению способом, противоречащим Конституции СССР, либо к воспрепятствованию исполнению советских законов в целях подрыва политической и экономической систем СССР, а равно изготовление с целью распространения или распространение материалов такого содержания -
наказываются лишением свободы на срок до трех лет или штрафом до двух тысяч рублей.
Те же действия, совершенные повторно либо организованной группой лиц, или с использованием технических средств, предназначенных или приспособленных для массового тиражирования, -
наказываются лишением свободы на срок до семи лет или штрафом до пяти тысяч рублей.
Действия, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные по заданию иностранных организаций или их представителей либо с использованием материальных ценностей или технических средств, полученных от указанных организаций, -
наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет".
"Статья 11. Нарушение национального и расового равноправия
 
Умышленные действия, направленные на возбуждение национальной или расовой вражды или розни, на унижение национальной чести и достоинства, а равно прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных преимуществ граждан в зависимости от их расовой или национальной принадлежности -
наказываются лишением свободы на срок до трех лет или штрафом до двух тысяч рублей.
Те же действия, соединенные с насилием, обманом или угрозами, а равно совершенные должностным лицом, -
наказываются лишением свободы на срок до пяти лет или штрафом до пяти тысяч рублей.
Действия, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные группой лиц либо повлекшие гибель людей или иные тяжкие последствия, -
наказываются лишением свободы на срок до десяти лет".
2. Дополнить Закон статьями 7.1 и 11.1 следующего содержания:
"Статья 7. Призывы к совершению преступлений против государства
 
Публичные призывы к измене Родине, совершению террористического акта или диверсии -
наказываются лишением свободы на срок до трех лет или штрафом до двух тысяч рублей".
"Статья 11.1. Оскорбление или дискредитация государственных органов и общественных организаций
 
Публичные оскорбления или дискредитация высших органов государственной власти и управления СССР, иных государственных органов, образуемых или избираемых Съездом народных депутатов СССР или Верховным Советом СССР, либо должностных лиц, назначаемых, избираемых или утверждаемых Съездом народных депутатов СССР или Верховным Советом СССР, а равно общественных организаций и их общесоюзных органов, созданных в установленном законом порядке и действующих в соответствии с Конституцией СССР, -
наказываются лишением свободы на срок до трех лет или штрафом до двух тысяч рублей".
II. Внести в законодательные акты СССР следующие изменения:
1. Часть вторую статьи 7.1 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, утвержденных Законом СССР от 25 декабря 1958 года (Ведомости Верховного Совета СССР, 1959, N 1, ст. 6; 1972, N 22 ст. 176; 1973, N 11, ст. 157; 1974, N 18, ст. 275; 1983, N 51, ст. 784; 1987, N 28, ст. 437; 1988, N 10, ст. 152), после слов "особо опасные государственные преступления" дополнить словами "нарушение национального и расового равноправия при отягчающих обстоятельствах".
2. В части первой статьи 28 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, утвержденных Законом СССР от 25 декабря 1958 года (Ведомости Верховного Совета СССР, 1959, N 1, ст. 15; 1961, N 26, ст. 270; 1963, N 16, ст. 181; 1981, N 33, ст. 966; 1984, N 3, ст. 58), слова "7 (антисоветская агитация и пропаганда)" заменить словами "7 (призывы к свержению или изменению советского государственного и общественного строя), 7.1 (призывы к совершению преступлений против государства)".
III. Поручить Президиумам Верховных Советов союзных республик привести законодательство союзных республик в соответствие с настоящим Указом.
IV. Настоящий Указ вступает в силу со дня опубликования.
 
Председатель Президиума
Верховного Совета СССР
М.ГОРБАЧЕВ
 
Секретарь Президиума
Верховного Совета СССР
Т.МЕНТЕШАШВИЛИ

http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=ESU&n=15050#06116183010456238


=============================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================