?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: лытдыбр

Визит Михаила Горбачева в ГДР. Октябрь 1989 года.
Перестройка
ed_glezin
Горбачев: "История наказывает тех, кто опаздывает".


30 лет назад - 6-7 октября 1989 года - состоялся визит М.С. Горбачева в ГДР по случаю сорокалетия республики.




Из воспоминаний Михаила Горбачева:

"Участники [праздничного шествия по центру Берлина], как мне говорили, заранее тщательно отбирались. Это были в основном активисты Союза свободной немецкой молодежи, молодые члены СЕПГ и близких к ней партий и общественных организаций. Тем показательнее лозунги и скандирование в их рядах: «Перестройка!», «Горбачев! Помоги!». Ко мне подошел взволнованный Мечислав Раковский (они с Ярузельским тоже были на трибуне):
— Михаил Сергеевич, вы понимаете, какие лозунги они выдвигают, что кричат? — И переводит. — Они требуют: «Горбачев, спаси нас еще раз!» Это же актив партии! Это конец!!!
Неладное я почувствовал, когда мы еще ехали с аэродрома Шенефельд: плотные ряды молодежи почти на всем пути до резиденции скандировали «Горбачев! Горбачев!», хотя рядом был Хонеккер. На него не обращали внимания и тогда, когда мы шли с ним по узкому живому коридору из Дворца республики. Но того, что произошло во время факельного шествия, я просто не ожидал. Тот, кто видел все это, может по достоинству оценить последующие утверждения Хонеккера, будто его отстранение от руководства ГДР было результатом санкционированной Горбачевым интриги аппарата ЦК СЕПГ. Кстати, слова: «Горбачев, спаси нас еще раз!» — я услышал в Трептов-парке от школьниц, передавших мне цветы и записку. Там были тысячи юношей и девушек."

=============

Из книги Михаила Горбачева "Жизнь и реформы".

Глава "Хонеккер. Отказ от перестройки".

...На почве неприязни к перестройке шло явное сближение между Хонеккером, Живковым и Чаушеску. В своих выступлениях Хонеккер так же, как и лидеры Болгарии и Румынии, утверждал, будто самые глубокие демократические преобразования в ГДР были предприняты гораздо раньше, чем в СССР, 10—15 и даже 20 лет назад. Все это мало кого убеждало, хотя бы потому, что обстановка, складывавшаяся в мире во второй половине 80-х годов, со всей очевидностью требовала от правящих партий новых перемен, качественно иных поворотов в политике. Все говорило за то, что Хонеккер находится в плену догматических представлений, не хотел или уже не мог адекватно реагировать на реальности жизни.
Вот такой была ситуация, но она не ослабила наши усилия по углублению сотрудничества как в двусторонних отношениях, так и в рамках ОВД. Этим объясняется положительное решение вопроса о моем участии в торжествах по случаю 40-летия ГДР. Хонеккер настойчиво приглашал меня приехать на праздник. Отбросив всякие колебания, а они были, я сообщил в Берлин о своем согласии участвовать 6—7 октября в торжественном заседании во Дворце республики и других праздничных мероприятиях.
Тут надо сделать небольшое отступление. Первого октября через Раису Максимовну работники Советского фонда культуры, только что вернувшиеся из ГДР, передали мне информацию о беседе в Культурбунде, вызвавшей у них большое беспокойство. Их собеседники из ГДР охарактеризовали сложившуюся в стране политическую ситуацию как «без пяти минут двенадцать». В обществе назрел политический кризис, население выражает недовольство. Представители интеллигенции выходят из СЕПГ. Обращение Культурбунда к руководству с выражением озабоченности происходящим остается без ответа. Люди ждут, что во время празднования 40-летия будет открыто заявлено о существовании острых проблем в развитии общества и необходимости публичной дискуссии в стране. Если этого не произойдет, Культурбунд сразу после праздников намерен обсудить положение в стране и принять критическое публичное обращение к властям ГДР. Зная об авторитетности Культурбунда, я с большим вниманием отнесся к этой информации.
И вот мы в Берлине на торжественном заседании. Впечатление от заседания, мягко говоря, не лучшее. Доклад Хонеккера повествовал о многих свершениях и достижениях за 40 лет, но что касалось нынешнего положения в стране и перспектив на будущее — никакого анализа и выводов.
От имени гостей слово было предоставлено мне. Скажу откровенно, это оказалось для меня нелегким делом. Хозяева настроены по-праздничному, а у меня душа не лежала следовать в фарватере за ними. Выход я нашел в том, что воздал должное труду граждан ГДР, преодолевших много трудностей и много сделавших в этой части Германии после войны. Советские люди все эти годы оказывали им поддержку и сегодняшний юбилей воспринимают близко к сердцу.
А большая часть выступления была посвящена нашему пониманию новых принципов, на которых теперь строятся отношения между социалистическими странами. «Равноправие, самостоятельность, солидарность — вот что определяет сегодня содержание этих отношений». В самой общей форме я сказал, что в республике есть проблемы, связанные как с ее внутренним развитием, так и с процессами модернизации, обновления, происходящими во всех социалистических странах.
Трудно сказать, как бы развивались события в ГДР, если бы Хонеккер в своем докладе, воздав должное прошлому, предложил кардинальные реформы. Возможно, уже было и поздно что-либо изменить. Но общество ждало. И оно могло бы поддержать инициативу руководства страны, если бы она отвечала его ожиданиям. Тогда еще раз Хонеккер упустил момент для выступления с крупной инициативой, нацеленной на будущее. А недовольство режимом уже перерастало в открытые массовые выступления.
Это в полной мере проявилось уже вечером — во время факельного шествия по Унтер-ден-Линден. Мимо трибун, на которых находились руководство ГДР и иностранные гости, шли колонны представителей всех округов республики. Зрелище было, прямо скажем, впечатляющее. Играют оркестры, бьют барабаны, лучи прожекторов, отблеск факелов, а главное — десятки тысяч молодых лиц. Участники шествия, как мне говорили, заранее тщательно отбирались. Это были в основном активисты Союза свободной немецкой молодежи, молодые члены СЕПГ и близких к ней партий и общественных организаций. Тем показательнее лозунги и скандирование в их рядах: «Перестройка!», «Горбачев! Помоги!». Ко мне подошел взволнованный Мечислав Раковский (они с Ярузельским тоже были на трибуне):
— Михаил Сергеевич, вы понимаете, какие лозунги они выдвигают, что кричат? — И переводит. — Они требуют: «Горбачев, спаси нас еще раз!» Это же актив партии! Это конец!!!
Неладное я почувствовал, когда мы еще ехали с аэродрома Шенефельд: плотные ряды молодежи почти на всем пути до резиденции скандировали «Горбачев! Горбачев!», хотя рядом был Хонеккер. На него не обращали внимания и тогда, когда мы шли с ним по узкому живому коридору из Дворца республики. Но того, что произошло во время факельного шествия, я просто не ожидал. Тот, кто видел все это, может по достоинству оценить последующие утверждения Хонеккера, будто его отстранение от руководства ГДР было результатом санкционированной Горбачевым интриги аппарата ЦК СЕПГ. Кстати, слова: «Горбачев, спаси нас еще раз!» — я услышал в Трептов-парке от школьниц, передавших мне цветы и записку. Там были тысячи юношей и девушек.
Хонеккер в эти дни не мог скрыть внутреннее волнение. Вечером, приветствуя проходящую мимо трибуны молодежь, он пританцовывал, напевал, вообще бодрился. Но видно было, что ему не по себе, он был словно в трансе. На следующий день мы встретились один на один. Беседа продолжалась около трех часов. Несмотря на все мои усилия, вывести его на откровенный разговор не удалось. Еще раз я должен был заслушать подробный отчет о достижениях. Хонеккер не принимал протест, исходящий из общества. А ситуация в ГДР при непосредственном наблюдении действительно оказалась такой, как ее охарактеризовали представители Культурбунда, — «без пяти минут двенадцать». Хотя и с оглядкой, об этом же говорили и члены руководства СЕПГ. После нашей встречи с их лидером некоторые спрашивали: понимает ли он, что для ГДР настал час перемен. Конечно, странным было, что этот вопрос задавали мне. Отсюда следовал вывод, что обстановка в Политбюро СЕПГ не дает возможности обратиться к генсеку с таким вопросом.
В программе моего пребывания была намечена встреча с руководством ГДР. И она состоялась перед самым отъездом из Берлина. Делясь опытом перестройки, я сказал немецким друзьям: «Того, кто опаздывает в политике, жизнь сурово наказывает». Для большей убедительности сослался на наше решение приблизить сроки проведения XXVIII съезда КПСС, где намерены осмыслить итоги прошедших лет перестройки, выработать ориентиры на будущее. Одновременно Верховный Совет СССР, Съезд народных депутатов займутся решением вопросов собственности, аренды, предпринимательства и других, что позволит в ближайшее время создать правовую базу для углубления реформ.
Обращаясь к собеседникам, я сказал:
— Жизнь, как я понимаю, требует и от вас принятия мужественных решений.
Участники встречи выслушали меня с предельным вниманием. Первым взял слово Хонеккер. Формально соглашаясь со мной, он повернул все в плоскость частных, прикладных тем. Реплики или краткие замечания, с которыми выступили К.Хагер, Г.Шюрер, Г.Кроликовский, В.Эберляйн, хотя и носили деловой характер, не выходили в общем за рамки рутинных вопросов.
Покидал я Берлин со смешанными чувствами. Запечатлелся образ огромного человеческого потока, тысяч немецких юношей и девушек — здоровых, крепких, приветливых, жаждущих перемен. И это вселяло надежду, оптимизм. Но было и другое. В памяти моей остались настороженные, сосредоточенные лица руководителей СЕПГ, каждый из которых, похоже, готовился сделать свой решающий выбор. Хонеккер явно обиделся на меня и, чтобы подчеркнуть это, не поехал нас провожать, хотя днем раньше встречал на аэродроме Шенефельд вместе с супругой.


Запоздавшие перемены

Как мне рассказывали потом, вскоре после юбилейных торжеств Политбюро ЦК СЕПГ собралось, чтобы обсудить итоги празднеств и общую ситуацию в республике. Многие высказались за активные действия по умиротворению разраставшихся волнений. Хонеккер же призывал «не драматизировать обстановку», «не идти на диалог с классовым противником»(?!). Это, очевидно, побудило Политбюро, вопреки позиции генсека, созвать Пленум ЦК. Политбюро приняло заявление о готовности обсудить и решить возникшие проблемы путем гражданского диалога, гласности, урегулирования вопросов выезда за границу. Созванный 18 октября Пленум ЦК СЕПГ освободил Хонеккера от обязанностей Генерального секретаря ЦК СЕПГ и Председателя Госсовета ГДР. На оба эти поста был избран Кренц, ранее занимавшийся в Политбюро вопросами государственной безопасности, правоохранительных органов, а также молодежи и спорта. Смена эта была, так сказать, запрограммированной, его и раньше в шутку называли «кренц-принцем».
Тем временем стихийные выступления на улицах городов продолжались. Выдвигались требования демократизации режима, расследования злоупотреблений, ликвидации непомерных привилегий должностных лиц. Власти утрачивали контроль над событиями, сказывалась растерянность, неспособность перехватить инициативу. 8—10 ноября Пленум ЦК существенно обновил состав Политбюро. В него был введен «бунтарь» Ханс Модров, вскоре возглавивший коалиционное правительство. В ночь с 9 на 10 ноября у стены, разделявшей Восточный и Западный Берлин, собрались огромные толпы людей. Во избежание опасных эксцессов были открыты переходы на запад. Стена пала, а вернее сказать, превратилась в памятник ушедшей в прошлое «холодной войны».
Об этих событиях меня подробно информировал Кренц на встрече в Москве. Он рассказал, что Хонеккер, давно готовивший Кренца в свои преемники, упрекнул его в том, будто тот специально подобрал участников торжеств, чтобы устроить «афронт» генсеку и спровоцировать его отставку. Этот штрих был еще одним свидетельством того, насколько бывший лидер СЕПГ отдалился от реальной жизни, от настроений и интересов граждан республики.

=========

Выступая на торжественном заседании, М.С.Горбачев, в частности, сказал: «Для мира социализма, как и для всей современной цивилизации, характерна сейчас растущая множественность форм организации производства, социальных структур и политических институтов... Уходят в прошлое попытки унификации и стандартизации в вопросах общественного развития, с одной стороны - копирования, а с другой - навязывания каких-то обязательных образцов. Расширяется диапазон творческих возможностей, сама идея социализма обретает несравненно более богатое содержание. Выбор форм развития - суверенное дело каждого народа. Но чем большим разнообразием и оригинальностью эти формы отличаются, тем сильнее и потребность в обмене опытом, в обсуждении теоретических и практических проблем, И, конечно, в совместных действиях... Такова позиция нашей партии, на ее основе мы стремимся строить наши отношения со странами социализма. Равноправие, самостоятельность, солидарность - вот что определяет сего-дня содержание этих отношений». Далее, М.С.Горбачев отметил, что на Западе немало охотников возлагать на СССР и его союзников вину за раскол Европы на противостоящие военные блоки. «Нас то и дело призывают принять меры к ликвидации этого раскола. Приходилось слышать и такой призыв: пусть СССР устранит Берлинскую стену, тогда мы окончательно поверим в его мирные намерения... Прежде всего нашим западным партнерам следует исходить из того, что вопросы, касающиеся ГДР, решаются не в Москве, а в Берлине. ГДР - суверенное государство, она самостоятельно принимает меры, касающиеся тех или иных задач защиты ее интересов, внутренней и внешней политики. Советский Союз, конечно, не снимает с себя ответственности за решение европейских проблем. Ответственности, основанной на международных договорах и определяемой той ролью, какую играют державы-победительницы во второй мировой войне... Теперь о порядке, сложившемся в Европе. Мы его не идеализируем. Но суть дела в том, что до сих пор именно признание послевоенных реальностей обеспечивало мир на континенте. Больше того, в недрах этого порядка зародился хельсинкский процесс, развитие которого обещает привести к дальнейшим позитивным переменам во всей европейской обстановке, к строительству общеевропейского дома... У истории свои закономерности, свой темп и ритм, определяемый созреванием объективных и субъективных факторов развития. Игнорировать это - значит порождать новые проблемы». (Вестник МИД СССР, 1989, № 20, стр. 2-5).

8 - В Восточном Берлине состоялась сидячая забастовка нескольких тысяч демонстрантов. (Независимая газета, 1994, 8 октября).

17 - Встреча М.С.Горбачева и В.Брандта (полная запись беседы опубликована в журнале «Свободная мысль», 1992, № 17). В ходе беседы М.С.Горбачев, в частности, сказал: «Я вернулся из ГДР обеспокоенный и встревоженный. Там теряют время. В этой стране много сделано. Дело, ви-димо, за тем, чтобы люди не только могли пользоваться материальными и социальными благами, но и имели возможность реализовать себя как личность... В этот период глубоких перемен недопустимо никакое вмешательство.
Мне кажется, что США подумывают: то, что происходит между ФРГ и СССР, может привести к тому, что Советский Союз станет «крестным отцом» воссоединения Германии. И как бы они не решили, что это надо опередить. Но это мои предположения, основанные на наблюдениях». Отвечая на информацию В.Брандта о том, что в ГДР образовалась группа социал-демократов, М.С.Горбачев заметил: «Что бы я сказал? По-моему, там начинаются серьезные перемены. Сегодня состо-ится заседание Политбюро, за которым, видимо, последует пленум ЦК. Речь будет идти о широком диалоге партии с общественностью, населением. Я бы посоветовал подождать некоторое время с тем, чтобы не помешать идущим там процессам, проявить именно сейчас осторожность и сдержанность». (Свободная мысль, 1992, № 17, стр. 27-28).

18 - Пленум ЦК СЕПГ освободил Э.Хонеккера от обязанностей Первого секретаря ЦК СЕПГ. На этот пост избран Э.Кренц.

18 - М.С.Горбачев направил телеграмму Э.Кренцу в связи с избранием его Генеральным секретарем ЦК СЕПГ. «Убежден, что возглавляемый Вами коллектив руководства СЕПГ, коммунисты ГДР, чутко отзываясь на требования времени, следуя курсу обновления и преемственности, опираясь на поддержку трудящихся, всех слоев населения республики, найдут столь нужные и отвечающие условиям ГДР решения вставших перед ней непростых вопросов». (Правда, 1989, 19 октября).


====================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

====================













































Выставка "Дизайн США" в 1989 году
Перестройка
ed_glezin
5 сентября 1989 года в парке "Сокольники" открылась выставка «Дизайн США». Она стала результатом культурного соглашения между Михаилом Горбачевым и Рональдом Рейганом в 1985 году. Целью экспозиции стала демонстрации важной роли дизайна в повседневной американской жизни: жилье, транспорт, промышленность, реклама, массовые коммуникации, досуг.

Информационное агентство США получило из бюджета 18 миллионов долларов для реализации проекта. Вся продукция на выставке была либо куплена, либо подарена американскими фирмами. После завершения выставки в Москве, Дизайн США отправился в восемь других городов Советского Союза — Кишинёв, Ленинград, Донецк, Душанбе, Алма-Ата, Новосибирск, Волгоград, Баку, Владивосток и Хабаровск.

Read more...Collapse )

===========================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=============================





Read more...Collapse )


Как в эпоху освободительной Перестройки Горбачева американцев встречали на советской земле.
Перестройка
ed_glezin
32 года назад - с 15 июня по 8 июля 1987 года - в СССР прошла уникальная и неслыханная акция - советско-американский "Поход за мир". Этот марш мира проходил по маршруту Ленинград-Новгород-Калинин-Москва. Этот марш был одним из проявлений политики "Народной дипломатии" по установлению добрососедских отношений между двумя сверхдержавами. Американские и советские борцы за мир в течение трёх недель шли пешком из Ленинграда в Москву. В городах на их пути тысячи людей встречали шествующих цветами, в деревнях плачущие старики – иконами. Завершилось всё первым в СССР рок-концертом с американцами, на 30 тысяч зрителей. Организатором концерта был сооснователь Apple Стив Возняк.








































Read more...Collapse )



Read more...Collapse )

"Пойдем Вместе"

Документальный фильм о Советско-Американском Походе за Мир и Ядерное Разоружение из Ленинграда до Москвы летом 1987 года. Целью Похода за Мир было приблизить окончание Холодной Войны между СССР и США, посредством "прекращения гонки вооружений которая никому не нужна." Около 250 Советских и 250 Американских граждан участвовали в Походе протяженностью около 450 километров. Фильм также содержит кадры с первого в истории СССР совместного Советско-Американского Рок-Концерта, состоявшегося 4 Июля 1987г. на Измайловском Стадионе в Москве. Фильм "Пойдем Вместе" был совместно создан Американскими и Советскими продюсерами по материалам кинооператоров обеих стран.

https://www.youtube.com/watch?v=BVk0-LRB3A4




========================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=============================




Как впервые в СССР легально отметили День политзека.
Перестройка
ed_glezin
30 октября 1989 года - в день политзаключенного по инициативе общества "Мемориал" была проведена уникальная акция. Её участники, со свечами в руках, окружили здание КГБ, поминая таким образом жертв государственного терррора.

Перед акцией мемориальцы Олег Орлов и Ян Рачинский провели «разведку» вокруг здания органов госбезопасности и на улицах, где предполагалось проводить акцию, рисовали схемы территории для будущей цепи. Во время и после проведения акции ожидать можно было чего угодно: разгрома, посадки участников — и даже того, что сами сотрудники КГБ выйдут из здания и примкнут к цепи и, вспоминая о своих несправедливо осужденных коллегах.

Но никаких усилений перед будущей акцией её организаторы не увидели. Не было замечено и недавно созданного ОМОНа. Акция была заявлена на шесть вечера, но люди начали собираться раньше: стояли возле выхода у метро, в сквере напротив Политехнического музея, где ровно через год появится Соловецкий камень, на тротуарах, у магазина «Книжный мир» (нынешний «Библио-глобус»). Организаторы акции зажгли свечи, к ним начали присоединяться и другие участники акции. Живая цепь вокруг КГБ замкнулась.



Автор фото: Дмитрий Бортко.



Автор фото: Дмитрий Бортко.



СХЕМА ОКРЕСТНОСТЕЙ ЗДАНИЯ КГБ, КОТОРУЮ НАРИСОВАЛИ ОЛЕГ ОРЛОВ И ЯН РАЧИНСКИЙ ПЕРЕД АКЦИЕЙ. ДОКУМЕНТ: АРХИВ МЕЖДУНАРОДНОГО МЕМОРИАЛА.

Источник: http://prequel.memo.ru/#12


==============

Дмитрий Борко, 29.10.2010

Мне повезло наблюдать, как впервые публично отмечали в СССР День политзека. Было это 30 октября 1989 года, хотя возникла традиция еще в 74-м, в пермских лагерях среди тогдашних "политических" (может, кто-то полагает, что тогда их уже не было?). Вот что писал об этом позже Кронид Любарский:

"Политлагерь того времени был самым свободным местом в СССР. Арест и заключение вообще обладают огромным освобождающим воздействием: в твоих отношениях с государством наконец-то наступила полная ясность... Так вот: духовно освободившиеся люди немедленно повели себя в лагере так, как в другой части мира вели себя эмигранты, а сегодня на просторах СНГ ведут себя граждане, сбросившие узы тоталитаризма. Политзеки разбились на национальные землячества, почти не общавшиеся между собой. Российское землячество к тому же разделилось на множество групп ("от анархистов до монархистов"), также с подозрительностью относившихся друг к другу. Свобода порождает многообразие, но только что обретенное многообразие, "плюрализм" чреват раздробленностью, утратой чувства общности. Очень скоро стало видно, что рознь к тому же весьма искусно подогревается и насаждается лагерной администрацией... Созревала убежденность, что для преодоления внутрилагерных разногласий очень важно организовать и провести общую для всех акцию сопротивления, которая показала бы, что при всех наших различиях мы здесь противостоим единому противнику и готовы действовать совместно".

А в 89-м идея принадлежала "Мемориалу", Демсоюзу и прочим - "от анархистов до монархистов". Это, насколько помню, вообще была первая крупная акция в центре Москвы, а уж к зданию КГБ и близко никого не подпускали. Снежным вечером пугающий мрачный Большой дом на Лубянке оказался окружен сотнями мерцающих свечей: участники акции образовали вокруг него живую цепь, поминая жертв репрессий. До сих пор помню смятение и восторг, охватившие меня: власть теряла свою сакральную неприкосновенность.

Но сегодня любопытно и другое. Накануне акции встал вопрос: согласовывать ли ее с властями? Лев Пономарев пишет об этом: "Мои радикальные коллеги говорили: "Не будем предупреждать. Побьют так побьют". Я видел в этом огромную опасность, поскольку мы должны были звать несколько сотен человек, чтобы окружить здание КГБ. А если их побьют, арестуют? Ведь мы собирались не гражданское здание окружить, у чекистов немало всяких фобий в голове, вдруг они решат, что несколько сотен людей собрались штурмовать это здание? Реакция могла быть неожиданной, вплоть до стрельбы. Я пришел к Андрею Дмитриевичу и сказал, что проблему надо решать, но некоторые наши друзья возражают. Он сказал: "Надо предупредить".

Сахаров обратился к Крючкову (тогдашнему главе КГБ) с просьбой не применять силу. По всей вероятности, была достигнута некая договоренность о рамках поведения манифестантов, поскольку пришлось даже править вручную чересчур резкий текст напечатанных уже листовок. Акция прошла спокойно и красиво, вызвав широчайший резонанс.

Источник: https://graniru.org/galleries/m.183097.html

Ещё по теме:

https://zona.media/article/2019/10/30/30-10

===========================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================



Read more...Collapse )


Как Михаил Горбачев позвонил Андрею Сахарову,чтобы сообщить о его освобождении из горьковской ссылки
Перестройка
ed_glezin
32 года назад - 16 декабря 1986 года - Михаил Горбачев позвонил Андрею Сахарову, чтобы сообщить о его освобождении из горьковской ссылки. Соответствующее решение Политбюро ЦК КПСС было принято 1 декабря (диссидент Анатолий Марченко умер после прекращения им голодовки в Чистопольской тюрьме 8 декабря).


Из моей статьи 1996 года "Освобождение":


Горбачев решает сам объявить Сахарову о его освобождении. 15 декабря на квартире Андрея Дмитриевича устанавливают телефон. На следующий день состоялся разговор между Горбачевым и Сахаровым, в ходе которого Генеральный секретарь призвал главного диссидента "вернуться к своей патриотической деятельности".

Позднее Сахаров назовет этот поступок Горбачева "нетривиальным". И действительно, казалось, что нет никакой необходимости в прямом личном контакте главы государства и ссыльного ученого. Для многих известие об этом звонке было потрясением, сравнимым, быть может, с шоком от первой встречи Горбачева и Рейгана в ноябре 1985-го. Если тогда это воспринималось как встреча лидера СССР с "внешним врагом №1 ", то непосредственный контакт с Сахаровым - как заочная встреча с "внутренним врагом №1".

Read more...Collapse )

Леонид Парфенов о ссылке академика Сахарова в Горький (1980-1986)

https://www.youtube.com/watch?v=8YE11NTuyg8






Американский Иерусалим.
Перестройка
ed_glezin
По своей старой традиции заядлого путешественника, по прибытии в какой-нибудь новый для меня город, я первым делом иду в местную синагогу. Так же я решил поступить и после приземления в Майами. Каково же было мое удивление, когда выяснилось, что в этом курортном городе аж 250 синагог!
Read more...Collapse )



Read more...Collapse )




Нобелевская премия мира для Михаила Горбачева.
Перестройка
ed_glezin
15 октября 1990 года - Михаил Сергеевич Горбачев был удостоен Нобелевской премии мира.

Президента СССР наградили в знак признания его огромных заслуг как выдающегося реформатора, политика мирового масштаба, внесшего уникальный вклад в изменение к лучшему самого характера международного развития.
 


Заявление Нобелевского комитета 15 октября 1990 года:

    «Норвежский Нобелевский комитет решил присудить Нобелевскую премию мира за 1990 год Президенту Советского Союза Михаилу Сергеевичу Горбачеву за его ведущую роль в мирном процессе, который сегодня характеризует важную составную часть жизни международного сообщества.

      В последние годы в отношениях между Востоком и Западом произошли весомые перемены. Конфронтация сменилась переговорами. Старые европейские государства вновь обрели свободу. Темпы гонки вооружений замедляются, и мы наблюдаем безусловный и активный прогресс на пути к контролю над вооружениями и разоружению. Ряд региональных конфликтов разрешен или, по крайней мере, приблизился к разрешению. ООН начинает играть ту роль, которая первоначально ей отводилась в международном сообществе, где властвует закон.

     Эти исторические перемены вызваны рядом факторов, но в 1990 году Нобелевский комитет хочет воздать должное Михаилу Горбачеву за определяющий вклад, который он во многих случаях внес в эти процессы. Возросшая открытость, которую он привнес в советское общество, также способствовала укреплению международного доверия.По мнению комитета, этот мирный процесс, в который Горбачев внес такую весомую лепту, открывает новые возможности перед мировым сообществом для решения его актуальных проблем, невзирая на идеологические, религиозные, исторические и культурные различия».

Всю сумму полученной премии, а это 10 миллионов шведских крон (около $1 миллиона по курсу 1990 года), Михаил Сергеевич перечислил в бюджет страны. Деньги были потрачены по целевой расходной статье на строительство больниц в России, Украине и Белоруссии. В частности - на создание детского гематологического центра в Ленинграде. Это был проект Раисы Максимовны Горбачевой.

Свою Нобелевскую лекцию награжденный прочитал в столице Норвегии Осло 5 июня 1991 года.

===========================

Из книги Михаила Горбачева "Жизнь и реформы":


Нобелевская премия мира

В октябре 1990 года Комитет по Нобелевским премиям принял решение присудить мне премию мира. Это решение вызвало у меня, откровенно говоря, смешанные чувства. Конечно, было лестно получить одну из самых престижных международных премий, которой до меня были удостоены такие выдающиеся люди, как Альберт Швейцер, Вилли Брандт, Андрей Сахаров. Я получил много поздравлений — от своих коллег, соотечественников и из-за рубежа.
Но отношение в советском обществе к Нобелевским премиям, особенно за общественно-политическую деятельность, было, мягко говоря, специфическим. Как известно, присуждение премий по литературе Пастернаку и Солженицыну произошло при обстоятельствах, которые выдвигали на первый план их диссидентство. И расценивалось у нас как антисоветская провокация. Исключением, правда, было присуждение Нобелевской премии по литературе Шолохову. А в общем, серьезно воспринимались, причем лишь в академических кругах, только премии за достижения в области точных и естественных наук.
Все это сказывалось на оценке присуждения Нобелевской премии мне: она была далека от цивилизованной, достойной. К тому же в этот период крайне обострилась ситуация в стране. Нападки на меня усиливались с разных сторон. Соответственно Нобелевская премия была оценена как демонстрация прямого одобрения моей деятельности со стороны тех, кого значительная часть общественного мнения считала выразителями «империалистических» интересов Запада. Но поразительно, что по этому случаю особенно злобствовали в руководстве Российской Федерации.
В этот момент я не счел возможным лично принять участие в церемонии вручения премии, происходившей в Осло 10 декабря. Поручил эту миссию тогдашнему первому заместителю министра иностранных дел Анатолию Ковалеву (в порядке исключения такая процедура допускалась). Он зачитал мое благодарственное слово и от моего имени принял премию.







Согласно установившемуся порядку Нобелевскому лауреату полагалось выступить с лекцией — сразу при вручении премии или позднее, но в пределах ближайших шести месяцев. Я получил приглашение выступить с такой лекцией в первой декаде мая 1991 года. Между тем политическая ситуация внутри страны еще более осложнилась, особенно после январских событий в Вильнюсе и Риге. На меня посыпались обвинения и дома, и за рубежом. Обыгрывался и факт присуждения Нобелевской премии мира: некоторые даже заявляли, что это было «ошибкой», Комитет должен «пересмотреть» свое решение и т.п. В этих условиях я, несмотря на напоминания, несколько раз откладывал решение о поездке в Осло. Рассчитывал поехать в начале мая, но не удалось. Должен признаться, до сих пор испытываю чувство неловкости из-за того, что такая ситуация могла быть воспринята как неуважение к Нобелевскому комитету. Но постепенно созрело решение: воспользоваться его международной трибуной, чтобы еще раз изложить свое кредо роли перестройки и нового мышления для нас и всего человечества.
С нобелевской лекцией я выступил в Осло 5 июня 1991 года. Конечно, попытался прежде всего загладить неловкость, возникшую из-за затяжки с выступлением. Подчеркнул, что воспринимаю решение Комитета как признание огромного международного значения происходящих в Советском Союзе перемен к политике нового мышления, как акт солидарности с громадностью дела, которое уже потребовало от нашего народа неимоверных усилий, затрат, лишений, воли и выдержки.
Мой исходный тезис состоял в том, что современное государство достойно солидарности, если проводит и во внутренних, и в международных делах линию на соединение интересов своего народа с интересами мирового сообщества. А это сложнейшая задача, ее решение требует соединения политики с нравственностью. Перестройка позволила нам открыться миру, вернула нормальную связь между внутренним развитием страны и ее внешней политикой. Но давалось это непросто. Народу, убежденному, что политика его правительства всегда отвечала делу мира, мы предложили во многом другую политику, которая действительно служила бы миру, но расходилась с привычными представлениями о самом этом мире, с устоявшимися стереотипами.
«Мы хотим быть понятыми» — этими словами начиналась моя книга о перестройке и новом мышлении. И на первых порах представлялось, что это уже происходит. Но мне хотелось вновь повторить эти слова, повторить со всемирной трибуны. Потому что понять нас по-настоящему — так, чтобы поверить, — оказалось непросто. Слишком грандиозные были перемены. Масштабность преобразований страны и их качество требовали основательного размышления. Тех, кто выставлял условие: мол, поймем и поверим, когда вы, Советский Союз, станете полностью похожими «на нас», я должен был предупредить: это бессмысленно и опасно. Использование опыта других — да, мы это делаем и будем делать. Но это не значит стать точно такими же, как другие. Наше государство сохранит свое «лицо» в международном сообществе. У многоязычной страны, уникальной по межнациональному взаимопроникновению, культурному разнообразию, по трагичности своего прошлого, величию исторических порывов и подвигов ее народов, — у такой страны свой путь в цивилизацию XXI века, свое место в ней. Да и невозможно «выпрыгнуть» из собственной тысячелетней истории, которую, кстати говоря, нам самим предстояло еще основательно осмыслить, чтобы взять в будущее только правду о ней.
Мы, говорил я, хотим быть органической частью современной цивилизации, жить в согласии с общечеловеческими ценностями, по нормам международного права, соблюдать «правила игры» в экономических связях с внешним миром. Нести бремя ответственности со всеми народами за судьбу нашего общего дома. Но наша демократия рождалась в муках. На шестом году перестройка вступила в самую драматическую полосу. Уже пролилась кровь. Поэтому я предупредил: от правильной оценки того, что происходит в Советском Союзе на данном этапе, очень многое зависит и в мировой политике. Сейчас и на будущее. «Приблизился, — сказал я, — может быть, самый решающий момент, когда мировое сообщество, прежде всего государства, обладающие большими возможностями влиять на ход событий, должны определиться по отношению к Советскому Союзу, причем в реальных действиях».

Заключил лекцию следующими словами: «В присуждении мне Нобелевской премии я увидел понимание моих намерений, моих устремлений, целей начатого глубокого преобразования страны, идей нового мышления, признание вами моей приверженности мирным средствам реализации задач перестройки. За это я признателен членам Комитета и хочу их заверить: если я правильно оцениваю их мотивы, они не ошиблись».

=============

Из книги Анатолия Ковалёва. "Искусство возможного."

«Нападки на нашу внешнюю политику, причем яростные, и не где-нибудь, а в Верховном Совете СССР – так начинался день 15 октября 1990 года. На трибуне – наш министр Шеварднадзе. Он пытается убеждать, приводит аргументы, факты – все напрасно. Это еще не буря, но ее микрофонное предвестие. Ко мне подходит один из работников аппарата Верховного Совета и сообщает, что меня просит к телефону А.С. Черняев. Он… говорит, что только что М.С. Горбачёву официально сообщили о присуждении ему Нобелевской премии мира 1990 года.

Через несколько недель в одном из телефонных разговоров Черняев сказал мне, что Горбачёв не сможет присутствовать в Осло 10 декабря на церемонии вручения ему Нобелевской премии мира и просит меня подумать над возможной кандидатурой личного представителя президента, которому можно было бы поручить принять эту награду. Пару дней спустя я назвал Черняеву такую кандидатуру. Он обещал доложить. На следующий день он отзвонил мне и сказал, что доложил Горбачёву мое мнение, на что Горбачёв ответил: «А почему бы это не поручить Ковалеву?». Для меня такое его решение являлось абсолютной неожиданностью.»

==============

Нобелевская лекция М.С. Горбачева:

Уважаемый господин председатель!

Уважаемые дамы и господа!


В эту минуту я испытываю не меньшее волнение, чем когда мне сообщили о решении Нобелевского комитета. Ведь по случаю награждения этой премией обращали свои слова к человечеству выдающиеся люди, прославившие себя мужеством в борьбе за соединение нравственности с политикой. В том числе - мои соотечественники.

Такая награда, как Нобелевская премия мира, побуждает вновь задуматься над казалось бы простым и ясным вопросом - а что такое мир?

Готовясь к своему выступлению, я нашел в старой Российской энциклопедии определение «мира» как «общины» - традиционной ячейки русской крестьянской жизни. И увидел в нем глубинное народное понимание мира как согласия, лада, взаимопомощи, содействия.

Такое понимание воплощено и в канонах мировых религий, трудах философов - от античности до наших дней. До меня назывались имена многих из них. Позвольте добавить еще одно. Мир «распространяет изобилие и правосудие, составляющие благоденствие народов»; мир, который «токмо отдых от войн», «не достоин сего названия»; мир предполагает «общий свет». Эти слова написаны почти 200 лет назад и принадлежат Василию Федоровичу Малиновскому - директору того самого Царскосельского лицея, из которого вышел великий Пушкин.

Конечно, с тех пор в конкретное содержание понятия «мир» история многое добавила. В наш ядерный век в него включается условие выживания человеческого рода. Но суть, заложенная в народной мудрости и в передовой общественной мысли, - та же.

Мир сейчас предполагает восхождение от простого сосуществования к сотрудничеству и сотворчеству стран и народов.

Мир - это движение к всеобщности, универсальности цивилизации. Никогда раньше истина о неделимости мира не была так справедлива, как сейчас.

Мир - это не единоподобие, а единство в многообразии, сопоставлении и согласии разностей.

И в идеале мир - это отсутствие насилия, этическая ценность. И здесь мы не можем не вспомнить трагически погибшего недавно Раджива Ганди.

Я воспринимаю решение вашего комитета как признание огромного международного значения происходящих в Советском Союзе перемен. Как доверие к нашей политике нового мышления, которое основывается на убеждении, что в конце XX столетия силе, оружию придется серьезно потесниться в качестве главного рычага мировой политики.

Присуждение мне премии я расценил и как акт солидарности с громадностью дела, которое уже потребовало от советского народа неимоверных усилий, затрат, лишений, воли и выдержки. А солидарность - это та общечеловеческая ценность, которая становится все более необходимой для прогресса и самого выживания рода людского.

Но современное государство должно быть достойно солидарности, иными словами, проводить и во внутренних, и в международных делах линию на соединение интересов своего народа с интересами мирового сообщества. Задача, несмотря на всю свою очевидность, не из простых. Жизнь куда богаче и сложнее самых совершенных планов, как сделать ее лучше. Она, в конце концов, жестоко мстит за насильственное навязывание ей какой-то схемы, пусть даже с благими намерениями. Перестройка позволила нам понять это в отношении своего прошлого. А реальный ее опыт научил нас считаться с наиболее общими законами цивилизации.

Но это пришло позже. А в марте-апреле 1985 года мы оказались перед чрезвычайно ответственным, признаюсь, мучительным выбором. Соглашаясь тогда принять высший по существу государственный пост Генерального секретаря ЦК КПСС, я понимал: дальше так жить нельзя, и я не позволю себе оставаться на этом посту, если не буду поддержан при осуществлении кардинальных перемен. Я понимал, что придется пойти очень далеко. Но всей громадности проблем, трудностей я, конечно, себе не представлял. Да и никто, думаю, не мог тогда предвидеть, предсказать.

Те, кто был тогда у руководства страны, знали, что на самом деле с нею происходит и что мы потом назвали труднопереводимым термином «застой». Видели, что общество топчется на месте, что ему грозит необратимое отставание от технологически передовой части мира. Тотальное господство управляемой в основном из центра государственной собственности, всеохватывающая авторитарно-бюрократическая система, всеобщая идеологизация политики, монополия на общественную мысль и саму науку, милитаризованный промышленный потенциал, отсасывавший к себе все лучшее, в том числе самые передовые интеллектуальные ресурсы, непосильное бремя военных расходов, душившее гражданские отрасли, подрывая социальные завоевания, которые мы со времен революции все-таки наработали и которые были когда-то нашей гордостью, - таково было истинное положение страны.

В результате всего этого богатейшая страна мира, обладающая колоссальными возможностями во всех отношениях, уже скользила по наклонной плоскости. Общество угасало и экономически, и интеллектуально.

Между тем на поверхностный взгляд царили вроде бы относительное благополучие, стабильность, порядок. Распропагандированное и дезинформированное общество не знало как следует, что происходит вокруг и что ждет страну в самом ближайшем будущем. Малейшие протесты подавлялись. И большинство считало их крамолой, клеветой, контрреволюцией.

В такой обстановке весной 1985 года велико было искушение оставить все как есть, заняться косметическим ремонтом. Но это значило бы продолжать обманывать себя и народ.

Это что касается внутренней стороны надвинувшегося на нас выбора. А с внешней?

Противостояние Запада и Востока, жестокое деление на «своих» и «чужих», на два враждебных лагеря, с набором соответствующих атрибутов «холодной войны». Запад и Восток были скованы логикой военного противостояния, все больше истощая себя гонкой вооружений.

Не просто было даже подумать о демонтаже этих сложившихся структур. Но понимание того, что и во внутреннем, и в международном плане дело идет к неминуемой катастрофе, дало нам силу сделать исторический выбор, о котором с тех пор я ни разу не пожалел.

Перестройка, возвращающая народ к здравому смыслу, позволила нам открыться миру, вернула нормальную связь между внутренним развитием страны и ее внешней политикой. Но дается все это непросто. Народу, убежденному в том, что политика его правительства всегда отвечала делу мира, мы предложили во многом другую политику, которая действительно служила бы миру, но которая расходилась с привычными представлениями о самом этом мире, тем более - с устоявшимися стереотипами насчет того, как надо отстаивать мир. Словом - новое внешнеполитическое мышление.

Итак, мы пошли на крупные и, может быть, самые значительные в XX веке преобразования - для своей страны, для ее народов. Но - и для всего мира.

Я начинал свою книгу о перестройке и новом мышлении со слов: «Мы хотим быть понятыми». И казалось, что это уже происходит. Но сейчас мне вновь хочется повторить эти слова, повторить здесь, с этой всемирной трибуны. Потому что понять нас по-настоящему - так, чтобы поверить, оказалось непросто. Слишком грандиозны перемены. Масштабность преобразований страны и их качество таковы, что требуются основательные размышления. Мерить перестройку привычными понятиями - дело непродуктивное. А ставить условие: мол, поймем и поверим, когда вы, Советский Союз, станете полностью похожими «на нас», на Запад, бессмысленно и опасно.

Обрисовать в точности, что получится в итоге перестройки, никто не может. Но ожидать, что это будет «копия» с чего-то, значило бы заранее себя обманывать.

Использование опыта других - да, мы это делаем и будем делать. Но это не значит - стать точно такими же, как другие. Наше государство сохранит свое «лицо» в международном сообществе. У многоязычной страны, уникальной по межнациональному взаимопроникновению, по культурному разнообразию, по трагичности своего прошлого, по величию исторических порывов и подвигов ее народов, - у такой страны свой путь в цивилизацию XXI века, свое место в ней. Перестройка мыслится только в этом контексте, иначе она не состоится, будет отвергнута. Да и невозможно «выпрыгнуть» из собственной тысячелетней истории, которую, кстати говоря, нам самим еще предстоит основательно осмыслить, чтобы взять в будущее только правду о ней.

Мы хотим быть органической частью современной цивилизации, жить в согласии с общечеловеческими ценностями, по нормам международного права, соблюдать «правила игры» в экономических связях с внешним миром, нести бремя ответственности со всеми народами за судьбу нашего общего дома.

Переходный период к новому качеству во всех сферах жизни общества сопровождается болезненными явлениями. Начиная перестройку, мы не смогли все должным образом оценить и предвидеть. Общество оказалось слишком тяжелым на подъем, не готовым к новым переменам, задевающим жизненные интересы, когда пришлось всерьез прощаться со всем тем, к чему привыкли на протяжении долгих лет. Неосторожно породив вначале огромные ожидания, мы не учли, что за ними не может столь же быстро последовать осознание, что всем надо жить и работать иначе, перестать привычно уповать на то, что новая жизнь будет дадена сверху.

Сейчас перестройка вступила в самую драматическую полосу. С трансформацией философии перестройки в реальную политику, начавшую буквально взрывать старые формы жизни, стали нарастать и сложности. Многие испугались, захотели вернуться в прошлое. И не только те, кто был у рычагов власти, в правительственных кругах, в армии, в ведомствах и кому пришлось потесниться. Но и множество людей, чьи интересы, уклад жизни тоже оказались под прессом испытаний. Ибо за десятилетия они разучились быть инициативными, независимыми, предприимчивыми, самостоятельными.

Отсюда недовольство, взрывы протеста, непомерные, хотя понятные требования, которые, однако, если их в одночасье удовлетворить, приведут к полному хаосу. Отсюда и накал политических страстей, не конструктивная оппозиция, нормальная в демократической системе, а сплошь и рядом деструктивная, иррациональная. Я уж не говорю об экстремистских силах, особенно жестоких и бесчеловечных в зонах межнациональных столкновений.

За шесть лет мы отбросили или разрушили многое из того, что стояло на пути обновления и преобразования общества. Но когда общество получило свободу, оно, длительное время жившее как в «зазеркалье», не узнало себя. Выплеснулись наружу противоречия и пороки, даже пролилась кровь. Хотя от большой крови страну удалось удержать. Логика реформ столкнулась и с логикой их отторжения, и с логикой нетерпения, которая оборачивается нетерпимостью.

И вот в этой ситуации, которая несет в себе и огромный шанс, и огромный риск, на самом пике перестроечного кризиса задача состоит в том, чтобы, сохраняя главный курс, одновременно так справляться с текущими, повседневными проблемами, - а они буквально рвут этот курс на части, - чтобы не допустить социального и политического взрыва.

О своей позиции. Что касается принципиального выбора, то этот вопрос для меня давно и бесповоротно решен. Ничто и никогда, никакое давление ни справа, ни слева меня не собьет с позиции перестройки и нового мышления. Менять своих взглядов и убеждений не собираюсь. Выбор сделан окончательно.

Возникающие в ходе преобразований проблемы можно решать - таково мое кредо - только конституционным путем. Поэтому я и делаю все, чтобы удержать процесс в рамках демократии и реформы.

Это относится и к такой острой для нас проблеме, как самоопределение наций. Мы ищем механизм ее решения в рамках конституционного процесса, признаем законный выбор народов, при том понимании, что, если действительно народ, через честный референдум, решит уйти из Советского Союза, это потребует определенного, согласованного переходного периода.

Непросто выдержать мирный путь в стране, где люди из поколения в поколение приучались к тому, что если ты «против» или не согласен, а у меня власть или другая сила, то тебя надо выбросить за борт политики, а то и упрятать в тюрьму. В стране на протяжении веков все решалось в конце концов насилием. И это наложило трудно смываемый отпечаток на всю «политическую культуру», если уместно в этом случае употребить такое понятие.

Демократия наша рождается в муках. Процесс создания политической культуры, которая предполагает дискуссии, плюрализм, новый правовой порядок, твердую власть, необходимую, чтобы демократия работала, власть, опирающуюся на закон, одинаковый для всех, набирает силу. Решительность в перестройке, о чем сейчас немало дискуссий, должна измеряться приверженностью переменам, курсу на демократическое развитие. Решительность - это не возврат к репрессиям, к нажиму, к подавлению прав и свобод. Я не соглашусь, чтобы общество снова разделилось на «красных» и «белых», на тех, кто самозванно говорит и действует от «имени народа», и «врагов народа». Решительность сейчас – в том, чтобы в условиях плюрализма в политике и в общественной жизни, в рамках законности обеспечить условия для продолжения преобразований, предотвратить развал государства и экономический коллапс, не допустить, чтобы элементы хаоса приняли катастрофический характер.

Это заставляет делать определенные тактические шаги, искать варианты решения ближайших и долговременных задач. Такого рода поиски и меры политического и экономического характера, соглашения, основанные на разумном компромиссе, у всех на виду. Я убежден, что среди них войдет в историю как великий шанс заявление «1+9». Не все в наших решениях сразу правильно понимается. По большей части они непопулярны. Вызывают волны критики. Но сколько жизнь принесет еще сюрпризов и в свою очередь мы – ей! И если после каждого шага советского руководства, по поводу того или иного указа Президента, делать скоропалительные выводы - пошел ли он влево или вправо, вперед или назад, - толку не будет и понимания не получится.

Ответы на все наши вопросы мы будем искать только впереди, только в продолжении, даже радикализации реформ, только в неуклонной демократизации общества. Но будем действовать осмотрительно, рассчитывать каждый шаг.

В обществе уже есть согласие о переходе к смешанной экономике, к рынку. Разногласия сохраняются в том, как это делать и в какие сроки. Есть сторонники побыстрее проскочить переходный период, невзирая ни на что. Элемент авантюризма тут присутствует. Но нельзя закрывать глаза и на то, что такие взгляды пользуются поддержкой. Народ устал и подвержен воздействию популизма. Поэтому опасно и медлить, держать людей в состоянии неопределенности. Они сейчас живут нелегко, испытывают большую нужду.

В завершающий этап вступила работа над новым Союзным договором, принятие которого откроет новый этап в жизни нашего многонационального государства.

После разгула сепаратизма и эйфории суверенизации чуть ли не каждого поселка оживает центростремительное движение - на основе более здравого восприятия сложившихся реальностей и опасностей. И это сейчас самое существенное. Растет воля к согласию, понимание того, что есть государство, есть страна, есть общая жизнь. Это надо уберечь в первую очередь. А потом уже разбираться, кто в какую партию, в какой клуб будет входить, какие молитвы и какому богу будет возносить.

Опыт бурного, противоречивого перестроечного процесса, особенно в последние два года, остро поставил перед нами проблему критериев эффективности государственного руководства. В новых наших условиях - многопартийности, мировоззренческой свободы, национальной самобытности и суверенности республик - интересы общества должны быть безоговорочно поставлены выше партийных, групповых, местных, ведомственных, любых других частных интересов. Хотя они имеют право и на существование, и на представительство в политическом процессе, в общественной жизни и, конечно, должны учитываться в большой, государственной политике.

Дамы и господа!

От правильной оценки того, что происходит в Советском Союзе на данном этапе, очень многое зависит и в мировой политике. Сейчас и на будущее.

Приблизился, может быть, самый решающий момент, когда мировое сообщество, прежде всего государства, обладающие наибольшими возможностями влиять на ход событий, должны определиться по отношению к Советскому Союзу, причем - в реальных действиях.

Чем больше я думаю над происходящим сейчас во всем мире, тем больше убеждаюсь, что перестройка ему нужна не меньше, чем самому Советскому Союзу. К счастью, нынешнее поколение политиков в своем большинстве все глубже осознает эту взаимосвязь, а также и то, что теперь, когда перестройка вступила в критическую фазу своего развития, Советский Союз вправе рассчитывать на масштабное содействие ее успеху.

Мы сами у себя в последнее время основательно переосмысливаем содержание и значительность своего экономического сотрудничества с другими странами, прежде всего с крупными странами Запада. Понимаем, конечно, что должны осуществить меры, которые позволят по-настоящему открыться мировой экономике, включиться в нее органично. Но и приходим к выводу о необходимости своего рода синхронизации действий в этом плане и с «семеркой», и с Европейскими сообществами, иначе говоря, - думаем о принципиально новой фазе своего международного сотрудничества.

В эти месяцы многое в нашей стране решается и будет решено для создания предпосылок выхода из системного кризиса к постепенному подъему и нормализации жизни.

Все многочисленные конкретные задачи, с этим связанные, обобщенно можно собрать на трех главных направлениях:

- стабилизация демократического процесса на основе широкого общественного согласия и нового государственного устройства нашего Союза как подлинной, свободной, добровольной федерации;

- интенсификация экономической реформы в сторону создания смешанной рыночной экономики на основе новой системы отношений собственности;

- решительные шаги к открытию страны в мировую экономику через конвертируемость рубля, признание цивилизованных «правил игры», принятых на мировом рынке, через вступление в члены Мирового банка и Международного валютного фонда.

Все три эти направления тесно взаимосвязаны.

Поэтому нужен разговор на «семерке» и в ЕС. Нужна какая-то совместная программа действий на ряд лет.

Если договоренность о новой фазе сотрудничества не состоится, нам придется искать какой-то другой выбор: время диктует. Но переход к этой новой фазе требует, чтобы и те, кто участвует, тем более определяет мировую политику, продолжали меняться - в своем философском осмыслении меняющихся реалий современного мира и его императивов. Иначе нет смысла и составлять совместную программу практических действий.

Что касается руководящих кругов Советского Союза - в центре и республиках, - а также значительной части нашей общественности, есть понимание такой необходимости. Хотя, если брать все общество, не всюду так просто воспринимаются подобные идеи. Есть ура-патриоты, претендующие и в патриотизме на монополию. Они считают, что он состоит в том, чтобы «не повязываться» с внешним миром. А рядом те, кто хотел бы вообще все повернуть назад. В таком «патриотизме» - забота лишь о своих интересах, не дальше.

Очевидно, что роль СССР, его участие в строительстве нового мира будет еще более конструктивной, еще более значительной по мере продвижения по пути перестройки. То, что мы сделали, руководствуясь новым мышлением, позволило повернуть международное сотрудничество в новое мирное русло. Огромный путь пройден за эти годы в общеполитическом сотрудничестве СССР с Западом. Оно прошло трудные испытания - через крупные преобразования в Восточной Европе, проверено на оселке решения германского вопроса, выдержало труднейшее напряжение в связи с кризисом в Персидском заливе. Безусловно, это необходимое всем сотрудничество будет более эффективным, потребность в нем будет ощущаться больше, если теснее будут связаны наши экономики, если они начнут работать в относительно согласованном ритме.

Мне представляется очевидным: будет успех перестройки в СССР - будет и реальная возможность строить новый мировой порядок. Сорвется перестройка - исчезнет и перспектива выхода к мирному периоду в истории, по крайней мере - в обозримом будущем.

Считаю, что движение, которое уже началось в этом направлении, имеет неплохие шансы. Человечество ведь уже много получило за последние годы. И это создало определенную позитивную инерцию.

Прекращена «холодная война». Фактически снята угроза мировой ядерной войны. Исчез «железный занавес». Объединилась Германия - событие поворотного значения в истории Европы. На континенте нет ни одной страны, которая не считала бы себя полностью суверенной и независимой.

СССР и США, две ядерные сверхдержавы, прошли путь от конфронтации к взаимодействию и даже - в ряде важных случаев - партнерству. Это оказало решающее воздействие на весь международный климат. И это надо беречь, наполнять все новым содержанием, охранять климат советско-американского доверия. Это общее достояние международного сообщества. Переоценка направления и потенциала советско-американских отношений имела бы тяжелые последствия для всего мирового процесса.


Читать полностью:

http://www.gorby.ru/userfiles/nobelevskaya_lekciya.pdf

==================

В.Кара-Мурза
На Нобелевской неделе 1990 года премия мира была присуждена Михаилу Горбачеву. Великим политиком считает Горбачева политолог Аркадий Дубнов:

— Выдающаяся роль Михаила Горбачева, потому что, пусть меня осудят, но он действительно дал нам свободу. И этого я никогда не забуду, я помню Вильнюс, я помню Ригу, да, я это все помню. Но именно Горбачев позволил лично мне не стыдиться, что я живу в стране, где появилась свобода слова, например, а я был журналистом. И это переоценить невозможно, несмотря на все наезды на него и все обвинения в том, что именно он развалил Союз. Да ни хрена подобного. Союз бы развалился раньше или позже по той или иной причине. Я просто еще лишний раз убедился в этом два года назад, проведя цикл бесед с лидерами тех советских республик, которые были на тот момент первыми секретарями или президентами, начиная с Леонида Кравчука, Шушкевича, армянские лидеры, некоторых уже нет. Так вот, Советский Союз развалился уже по краям, по периферии, по границам, когда братались уже молдаване и румыны с обоих берегов Прута. Когда братались азербайджанцы с этой стороны и с той стороны, с иранской, где северный Иран и азербайджанцы. Они уже братались. Это уже предполагалось, что Союзу не жить. А это был 1989 год.


В.Кара-Мурза
Поклонником лауреата остается политик Владимир Рыжков:

— Горбачев, безусловно, — один из величайших людей 20 века, вообще я думаю, один из величайших людей в мировой истории, потому что, благодаря Горбачеву, количество ядерного оружия на планете, которое могло уничтожить все живое, снизилось на порядок. Благодаря Горбачеву количество войн, жертв по всему миру сократилось на порядок. Благодаря Горбачеву десятки народов обрели свободу, и теперь могут решать свою судьбу. Благодаря Горбачеву прекратилась холодная война. То есть эпоха глобального противостояния. Благодаря Горбачеву закончилась глобальная гонка вооружений, и люди смогли направить ресурсы не на то, чтобы делать новые танки и пушки, и бомбы, а поднять жизненный уровень. Благодаря Горбачеву произошли изменения, в том числе и в Китае, и подъем Китая привел к тому, что в мире стало несколько миллиардов меньше нищих и голодных людей. Поэтому – это человек, который, благодаря которому и мы обрели чувство свободы, перестали бояться выходить на улицу. Перестали бояться, что за нами приедут воронки по ночам, что нам шлепнут в затылок чекисты из пистолета. Горбачев закрыл последние политические лагеря, Горбачев отменил цензуру, Горбачев провел первые свободные альтернативные выборы. Горбачев допустил к власти своего оппонента Бориса Ельцина. Поэтому его обливают грязью, его обхаивают, люди, которые потеряли власть, потеряли возможность хамить, потеряли возможность наступать сапогом на лицо. Они его ненавидят. А все нормальные здоровые люди должны быть благодарны Михаилу Горбачеву и в России, и во всем мире за то, что он для нас сделал.

В.Кара-Мурза
Мужество генсека уважает писатель Виктор Шендерович:

— Горбачев, конечно, фигура вполне поразительная. Его главный талант – талант балансировщика на волне. Он как серфингист, его несла огромная волна, и, конечно, эта волна сделала его Горбачевым. Но ему хватило ума балансировать, не бороться с волной, потому что те, кто боролись с волной, были смыты. А остаться на его гребне. И его унесло на этой волне. Если бы мы в 1985 году дали бы прочитать из того, что он скажет в 1989-м, то он бы просто застрелился. А он оказался способен на развитие, до куда смог. Большое ему спасибо за это развитие.














Встреча Горбачева и Рейгана в Рейкьявике: в шаге от горизонта ядерного разоружения.
Перестройка
ed_glezin
32 года назад - 11 октября 1986 года - началась встреча на высшем уровне глав СССР и США в столице Исландии - Рейкьявике. Значение этой встречи состояло прежде всего в том, что на ней были обсуждены конкретные формулы радикального сокращения ядерного оружия, предложенные советской стороной. В определенный момент лидеры сверхдержав договорились, что будут добиваться радикального уничтожения американских и советских ядерных арсеналов. Однако, советники Рейгана отговорили президента от столь кардинального шага, и встреча закончилась неудачей. Президент США не захотел отказываться от развертывания "Стратегической оборонной инициативы" (СОИ) в космосе. Америка признала бесперспективность своей программы "звездных войн" только при Клинтоне в 1993 году, подтвердив тем самым историческую правоту советской стороны.
Переговоры в Рейкьявике продлились 2 дня, но конкретных результатов не принесли: ни один из подготовленных документов подписан не был. Тем не менее, по выражению Михаила Горбачева на встрече сторонам "удалось заглянуть за горизонт".
Беспрецедентность саммита подтверждало и то, что по его итогам Михаил Горбачев дважды выступал с телеобращением к советскому народу - 14 и 22 октября 1986 года.
То, что произошло в Рейкьявике, привело год спустя к подписанию в Вашингтоне главами обоих государств Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), и в итоге - к прекращению "холодной войны".




=============================================

Read more...Collapse )

Живая цепь Прибалтики. "Балтийский путь" 1989.
Перестройка
ed_glezin
23 августа 1989 года состоялась акция «Балтийский путь». Мирная массовая гражданская акция "Балтийский путь" внесена в Книгу рекордов Гиннесса как самая длинная в истории живая цепь, а ЮНЕСКО занесла ее в список мировой памяти.



Жители Литвы, Латвии и Эстонии выстроили живую цепь длиной почти в 600 км (более двух миллионов человек, примерно 25% трёх прибалтийских республик в то время), таким образом соединив Таллин, Ригу и Вильнюс. Акция была приурочена к 50-ти летию со дня подписания пакта Молотова-Риббентропа, целью акции было привлечь внимание мирового сообщества к историческим событиям, которые изменили статус стран Прибалтики.

Согласно пакту и секретному протоколу, прилагающемуся к нему, СССР и Германия разделяли сферы влияния в Европе: Латвия, Эстония, Финляндия, восточные области Польши и Бессарабии отходили СССР, а Литва и запад Польши — Германии.

В 2009 году ЮНЕСКО признала эту акцию феноменом ненасильственного сопротивления и приняла решение включить документальные материалы о ней в международный регистр программы «Память мира».

"Хроника наших дней"

https://www.youtube.com/watch?v=6QaqYzP8BLs



Историк Чеславас Лауринавичус вспоминает, что как раз в те дни в Европе проходил саммит "Семерки". Приехал в Европу и президент США Джордж Буш-старший и сделал несколько очень важных заявлений. Из одного из них вытекало, что будущая Европа будет простираться от Бреста до Бреста. Первый Брест – это северо-западное побережье Франции, а второй – это западная граница Белоруссии. Предполагалось, что существенные перемены будут охватывать европейские страны, в том числе и восточноевропейские, но не Советский Союз. "И вот возник вопрос: а как балтийские страны? Как их судьба будет решаться?" – говорит Лауринавичус. Литовцы, латыши и эстонцы серьезно поднимали вопрос об исторических перипетиях, главным образом, о пакте Молотова – Риббентропа и протоколах, в силу которых страны очутились в составе Советского Союза в 1940 году. Однако советское руководство не хотело поднимать этот вопрос в полной мере, объяснять, что на самом деле произошло, время тянулось.

Акция взявшихся за руки людей была замечена в мире, возможно, стала поворотным моментом в судьбе трех народов, а историк Чеславас Лауринавичус вспоминает о ней так: "Когда пришло время, в 7 часов, вышел с друзьями, стали наряду со всеми другими, постояли. Помню, что самолет пролетел над головами, выбрасывая цветы. Впечатление было, действительно, незаурядное. Вот и все. Пошли обратно, сделав все, что от нас зависит. Большие дела делаются тихо, что о них говорить – они большие сами по себе".

Гражданской акции "Балтийский путь" предшествовало принятие так называемого "готландского коммюнике" (от названия шведского острова Готланд), которое, по сути, положило начало реальному движению Литвы за независимость. На острове каждый год со всего мира собирались на форум представители литовской эмиграции. В 1989-м они приняли декларацию, что для литовцев как народа самая главная цель – обрести политическую независимость, обрести государственность. Формулировка была очень короткая, вместе с тем очень емкая: литовцы хотят жить самостоятельно.

"Балтийский путь" был событием чрезвычайно эмоциональным и не мог обойтись без музыки, не зря это потом переросло в "поющую революцию". Общественный деятель, в 1980-е годы организатор рок-маршей по Литве Гинтаутас Бабравичус рассказывает, что 1988-98 годы – это переломные годы, а предчувствие было и в 1987 году.

"Что я особенно хотел бы подчеркнуть: русский рок из подвалов вылез раньше, чем литовский. Группы, которые по своему духу были антисоветские, мы тогда очень интенсивно возили на разные фестивали – "Аквариум" Гребенщикова, "Кино" Цоя, "Телевизор" из тогдашнего Ленинграда. Очень много хороших групп было из Свердловска. Одно из мест рождения духа свободы того времени, могу с уверенностью сказать, – это рок-музыка, – говорит Гинтаутас Бабравичус. – И хотя в Литве это на пару лет позже прорвалось, но музыка сыграла очень большую роль. Десятки тысяч людей собирались на концерты, ощущая возрождение национального достоинства, и в какой-то перспективе могли помечтать и про восстановление независимости".


Не первый год в ЕС существует специальный сайт "Европеана", на котором в виде отсканированных документов и фотографий отражены важные исторические и культурные события Европы. Представители семи стран объединились при работе над темами истории Восточной Европы, и на литовском, латышском, эстонском, немецком, венгерском, чешском и польском (плюс английском) языках эта история отражена в личных свидетельствах простых граждан. К 25-летию "Балтийского пути" на этом сайте собраны соответствующие документы. Несколько лет назад "Балтийский путь" был включен в международный список "Память мира" ЮНЕСКО. По этому случаю ЮНЕСКО создала свой сайт, в котором очень много документов собрано и отражено. Еще подобный сайт создан в Сейме Литовской республики, так что многие документы уже отцифрованы, обработаны и доступны в интернете. Но чем отличается проект "Европеана", что он более личностный, более эмоциональный, более красочный, включающий широкую разную публику. Один из тех, кому удалось запечатлеть уникальные моменты "Балтийского пути", – литовский кинодокументалист Аудрис Станис:

– Мы с моим коллегой в то время снимали кино, называется "Балтийский путь". Старались увидеть все. Была очень трудная задача, потому что путь с Вильнюса до Таллина. Но наша задача была запечатлеть то, что происходит. Мы были, мне кажется, везде. Это же продолжалось несколько минут, этот момент, но я помню, что я был везде – и около Риги, и около Таллина, и в Вильнюсе. Бежали с камерой и снимали все.

– Не только бежали – летели на самолете, снимали с высоты.

– Да, мы снимали с самолета, и на машине. Я помню, когда уже прозвонили колокола на Кафедральной площади, мы замерли на минуту и смотрим – все люди стоят рука об руку в этой цепочке живой, а мы как-то в стороне, потому что с камерой не успели, тогда взяли друг друга за руки и рядом постояли одну минуту, потом опять побежали снимать, потому что было жалко потерять даже одну секунду из того, что происходит. Мы же знали, что это будет минута, две, три, и все. Главное было не в количестве этих людей, хотя впечатляюще было увидеть эту огромную уходящую в бесконечность цепочку людей живую. Но самое интересное в лицах. В лицах было что-то особенное, что-то живое. Я прожил 20 с лишним лет в Литве до "Балтийского пути", но тогда я что-то увидел в глазах, что я до этого не замечал, не видел, новое, что-то очень светлое и красивое появилось в глаза людей. Многие говорят об этом чувстве бесконечной доброты, братства. Но даже тогда мы понимали, что это не цель – это начало пути. Можно радоваться и нужно радоваться, но это только начало чего-то, что нас еще ожидает.

https://www.svoboda.org/a/26546600.html

===========================
















«Для нас „Балтийский путь“ — это как День Победы для многих россиян» 30 лет назад два миллиона литовцев, латышей и эстонцев выступили против советского режима.


23 августа 2019
Источник: Meduza
Дмитрий Карцев

Ровно 30 лет назад, вечером 23 августа 1989 года, около двух миллионов жителей Литвы, Латвии и Эстонии, входивших тогда в состав СССР, выстроились в одну из самых длинных живых цепей в истории, которая протянулась более чем на 675 километров от Вильнюса до Таллина. Акция, получившая название «Балтийский путь», была приурочена к 50-летию подписания Пакта Молотова-Риббентропа, в результате которого Советский Союз вскоре присоединил страны Балтии. Участники акции хотели показать миру незаконность действий сталинского СССР, и она стала одним из важных символических этапов движения за их независимость. Журналист «Медузы» Дмитрий Карцев поговорил с директором Института истории Литвы Альвидасом Никжентайтисом о том, кто был инициатором этой акции, как отреагировал Кремль на мирный протест и почему лично он вспоминает о том дне с досадой.

«Люди радовались больше, чем если бы Литва выиграла чемпионат мира по футболу»

— Что лично у вас осталось в памяти о том дне?

— Досада.

— Почему?

— Потому что я перед этой акцией поехал на конференцию в Казань. Организаторы обещали, что купят авиабилеты, чтобы я успел на акцию, но оказалось, что мы должны были поехать обратно поездом. И я сам лично не cмог участвовать и, конечно, об этом очень сожалею и никогда не забуду эту поездку. Хотя и город, и сама поездка были очень интересными.

— А о чем была конференция?

— Знаете, сейчас даже не вспомню. В памяти остался сам факт, что я из-за этой конференции не успел на «Балтийский путь», вот это было для меня самое важное. Когда я вернулся, была просто эйфория, это было главной темой всех разговоров. Все рассказывали, как они участвовали; люди радовались больше, чем если бы Литва выиграла чемпионат мира по футболу, чего никогда вообще, наверное, в истории не будет. Футболом или баскетболом интересуется много людей, но не так много, как участвовали в этой акции.

— Откуда вы заранее знали, что акция планируется?

— В принципе, «Балтийский путь» был пиком разного рода демонстраций, потому что движение началось до этого, и уже тогда у нас в Литве хотя бы часть масс-медиа была более-менее свободна. И конечно, что акция готовится, что она состоится, в общем, знали все, потому что это была очень актуальная тема.

Некоторые из митингов, которые проходили до того, в одном только Вильнюсе собирали 100-тысячную толпу, что для Литвы, конечно, очень-очень много. Это был тот контекст, при котором в головах тогдашних «неформалов» только и могла появиться мысль, что такая акция окажется успешной.

— То есть «Балтийский путь» был не началом этого движения, а вершиной?

— Знаете, если мы говорим о разного рода революциях, то каждая имеет свои этапы. И «Балтийским путем» этот мобилизационный этап завершился. Этот этап очень важный, и [при этом] мы видим, что в отношении мобилизации общества это не уникальная акция. В других странах эта мобилизация производилась другими способами. Например, ту же роль, что «Балтийский путь», в Польше сыграли визиты папы римского Иоанна Павла II, когда поляки массово собирались на встречи с польским папой. Тогда у тех, кто хотел освободиться от ига коммунизма, появилось чувство, что их очень много. Так же и «Балтийский путь» здесь, в странах Балтии: люди увидели, что желание отделиться от Советского Союза объединяет не какие-то сотни людей, не какие-то тысячи, а оно стало по-настоящему массовым, что его разделяет большинство.
«Идея „Балтийского пути“ родилась в Эстонии»

— Кто был инициатором этой акции?

— Сейчас многие спорят, и это, кстати, обычное дело после акций, которые удаются. Как показывают исследования моих коллег, самая большая вероятность, что «Балтийский путь» придумали эстонцы, а предложение было сделано в Таллине во время ассамблеи Народных фронтов [в мае 1989 года]. И эту идею тогда поддержали как латыши, так и литовцы.

— Значит ли это, что в Эстонии движение за независимость было самым мощным?

— Вы знаете, на исходе советского времени был очень хороший анекдот, который отвечает на ваш вопрос: «Эстонцы будут бороться за свою независимость до последнего литовца». Конечно, никто не может отрицать факта, что первый Народный фронт появился именно в Эстонии, и как раз эстонский пример был одной из причин, что в Литве создалось аналогичное движение. То есть оно и так уже создавалось, но все-таки здесь уже появился конкретный пример.

Но если мы посмотрим на силу этих Народных фронтов, то просто из-за того, что Литва из трех балтийских республик была самой большой, втрое больше той же Эстонии, то «Саюдис» играл куда большую роль, чем Народный фронт Эстонии. Но и, конечно, национальный состав общества был совсем другим, потому что в Литве было около 80% граждан литовского происхождения. А мы знаем, что в Эстонии процент был совсем другой и, конечно, Народный фронт Эстонии, и еще больше Латвии, должен был лавировать между титульной нацией и национальными меньшинствами. В Литве такого не было.

— В одной из статей, посвященных «Балтийскому пути», я прочел, что начало ему, как и вообще реальному движению за независимость, дало «готландское коммюнике». Его подписали литовские эмигрантские организации, поставившие своей целью восстановление независимой Литвы. Какова вообще была роль литовской эмиграции в этих событиях?

— Да, это коммюнике важно, но его значение не стоит преувеличивать. Оно как раз в том, что его подписали не только разные эмигрантские организации, не только представители оппозиционных движений в Литве, но также и представители Компартии Литвы.

Это было первым признаком, что в этом народном движении партийная принадлежность перестала играть главную роль, а на первый план выходила национальная идентичность. Но куда более важным событием, конечно, было отделение литовской Компартии от Коммунистической партии Советского Союза. Даже те коммунистические функционеры, которые не были уверены, что этот шаг — правильный, не предпринимали каких-либо действий, чтобы остановить эти процессы. Я думаю, они тоже видели, что это почти невозможно.

Сегодня об этом говорят не очень много, но на самом деле, мне кажется, это имело очень большое значение. Благодаря этому, в частности, литовскому обществу удалось избежать большой конфронтации. Но у этого, конечно, были и негативные последствия. Потому что бывшие партийные функционеры затормозили процесс декоммунизации, когда Литва стала независимой.

— «Саюдис» с самого начала поставил цель добиться независимости?

— Нет, потому что у таких движений, в принципе, не бывает с самого начала какой-то конкретной цели. Понимание, что Литва должна быть независимым государством, появляется уже после «Балтийского пути». В этом смысле более значимая символическая дата — это празднование 16 февраля 1990 года дня независимости межвоенной Литовской республики. Вот во время этих торжеств эта идея стала очень конкретной и осязаемой.
«Латышский Народный фронт был слабым звеном»

— Мы много говорим о литовском «Саюдисе», вы упомянули эстонский Народный фронт. А какую роль сыграли латыши?

— Латышский народный фронт был в силу объективных причин самым слабым звеном. Но, конечно, все эти действия координировались не только с эстонцами, но и с латышами тоже.

— Объективные причины — это самое большое русскоязычное население среди трех республик?

— Да, конечно. Очень многие жители тогдашней Латвии приехали туда после Второй мировой войны, и они не были полностью интегрированы в латышское общество. Русскоязычных «гетто», позволю себе так выразиться, которые жили своей жизнью в Латвии, конечно, было куда больше, чем в Литве.

— Как реагировало на происходящее русскоязычное население?

— Здесь мы должны говорить о том, как в принципе во время революционных событий ведут себя представители национальных меньшинств. Естественно, они боятся перемен, потому что перемены могут ухудшить их положение. Это не только литовский феномен — есть исследования, что в Польше, где движение «Солидарность» было очень популярным, среди белорусского меньшинства оно поддержкой не пользовалось.

В Литве появилось «Единство», но я бы сказал, что довольно большая часть русскоязычного населения поддержала идею литовской независимости, и уже по итогам первых свободных выборов представители русскоязычного меньшинства вошли в новоизбранные органы власти.

Примеров позитивного сотрудничества с русскими в Литве очень много. Но опять же, всем движениям [за независимость] свойственно, что доминирующий народ часто забывает об интересах других. Чувствительности к национальным меньшинствам, возможно, не хватило. И это я могу сказать уже не только как человек, который пережил эти события, но и как исследователь. Но это было явлением, я бы сказал, объективным, потому что, в принципе, каждый народ и немножко эгоистичен, и думает только о своих интересах.
«Назвав людей экстремистами, Кремль сам себя сделал их врагом»

— Не было ли страха, что советское руководство окажет сильное противодействие, в том числе и силовое?

— Конечно, все время было чувство, что могут повториться события в Чехословакии и Венгрии, но было ясно и то, что в Литве подавить это движение могут только советские войска, а местные власти такую инициативу уже не проявят. Это, в принципе, было ясно уже во время «Балтийского пути». А после него это ощущение стало полностью доминирующим.

Но это аналитический вывод. И он, конечно, не означает, что так думало большинство литовского общества. Сейчас уже некоторые локальные исследования про историю появления групп «Саюдиса» в литовской провинции [показывают], что там сохранялась осторожность, что номенклатура Коммунистической партии еще была довольно сильна. И, в принципе, по событиям в Каунасе, Вильнюсе и других больших городах мы не можем судить о ситуации в целом по Литве.

— Значит, страх сохранялся?

— Да, эта боязнь, что может что-то случиться, [чувство], что надо быть осторожным, в провинции точно сохранялась. Конечно, это прежде всего относится к людям старшего поколения, которое пережило советизацию Литвы, первые послевоенные годы, сталинские репрессии. Вот эти люди были очень пессимистичны. Они говорили, что Советский Союз — это мощная сила и ничего не получится.

Но если мы посмотрим на тех, кто стоял у истоков «Саюдиса» и «Балтийского пути», то это литовская интеллигенция, представители которой созрели во времена [Никиты] Хрущева. В некотором смысле, за то, что случилось в странах Балтики, несет ответственность, — с моей точки зрения, позитивную, — именно первый секретарь Хрущев, потому что «оттепель» дала веру в то, что в Советском Союзе можно что-то изменить…

— Тем, кому в 1960-м было 20 лет?

— Да, 20-25. Я все время вспоминаю очень известного литовского писателя и поэта [Юстинаса] Марцинкявичюса, который был среди моральных лидеров «Саюдиса». Его друзья и близкие рассказывали, как во времена Хрущева он ходил к своим знакомым и уговаривал их вступать в Коммунистическую партию Советского Союза, чтобы менять эту систему изнутри. Это один пример, но я думаю, что он очень типичный для той генерации, которая, в итоге, проложила путь к независимости.

Хотя радикализация литовских устремлений, я думаю, была неизбежна, руку к этому приложил Кремль — неадекватными реакциями на мирную акцию жителей республик Балтии.

— Что вы имеете в виду?

— Лживые тексты, прежде всего, в «Правде», обращения Центрального комитета Коммунистической партии. Есть разные оценки, сколько людей участвовали в этой акции, но, как минимум, один миллион. Из них 600 тысяч — литовцы, одна шестая всего населения республики. Это само по себе очень много, а сочувствующих, конечно, было куда больше: мы можем точно сказать, что позитивно на эту акцию смотрело большинство жителей балтийских республик. Называя большинство экстремистами, Кремль в глазах многих литовцев, эстонцев и латышей сам себя превратил во врага.

Я все время вспоминаю важный штрих, которого, может быть, сегодня нам не хватает, литовцам, литовскому обществу, — тогда мы очень четко разграничивали Кремль и россиян, потому что реакция жителей России, жителей других республик Советского Союза на эту акцию была довольно одобрительная. Ведь она была связана с процессами десталинизации, которые происходили во всем Советском Союзе. Многие люди в Москве, в Ленинграде, других российских городах смотрели на эту акцию как на легальный протест против преступлений, которые совершил Сталин. Тогда с россиянами было легче разговаривать, чем сегодня. Хотя несколько раз приходилось встречаться с россиянами, которые помнят «Балтийский путь», и я был удивлен, что их воспоминания до сих пор остаются очень позитивными.

— Каково было отношение к Михаилу Горбачеву? И какое оно сейчас?

— Вы знаете, здесь мнения расходятся, и в Литве в первую очередь. Я бы сказал, что в доминирующем нарративе Горбачев точно не фигурирует как позитивный герой. Литва пережила две стадии: в начале перестройки Горбачев был одним из самых популярных советских деятелей и в Литве. Мы пережили такое явление, как «горбомания» — почти что культ Горбачева. Ведь даже «Саюдис» — это изначально было движение за ускорение перестройки. Курс Горбачева на перестройку, на гласность, очень поддерживался. Многие литовцы очень позитивно вспоминают другого секретаря Компартии [Александра] Яковлева, который до сих пор считается чистым демократом.

Но уже в ходе перестройки из-за компромиссов, на которые, наверное, неизбежно шел Горбачев, у многих литовцев, в том числе и у меня, появилось большое желание, знаете, рассказывать про него анекдоты, я бы сказал. И та любовь к Горбачеву, которая сохранялась в западных странах, прежде всего в Германии, в самые последние годы советской власти перестала быть нам понятной.

Но, прежде всего, это связано не с «Балтийским путем», а с январскими событиями 1991 года. Многие считают — и, наверное, обоснованно, — что без санкции генерального секретаря Коммунистической партии эти кровавые события не произошли бы. Вот это пятно на памяти о нем точно останется.

— Вы сказали о преступлениях Сталина. «Балтийский путь» был приурочен к подписанию пакта Молотова-Риббентропа. Насколько хорошо жители Балтии, в частности, Литвы, были осведомлены о деталях тех документов и их трагической роли в истории?

— Знаете, очень трудно говорить о всех слоях литовского общества. Сам факт существования этого договора был довольно широко известен. Еще в 1987 году прошла демонстрация против этого пакта, разные диссидентские группы поднимали этот вопрос. Но смотреть надо немножко шире — на процесс советизации как таковой.

Мы здесь имеем совсем другую ситуацию, чем, например, в России, Белоруссии, Украине или других советских республиках. Семейная память, если не о пакте Молотова-Риббентропа, то о коллективизации, сталинском терроре, депортации, была жива везде. Но, в отличие от остальных республик, здесь хорошо помнили о том, как было до этого.

Советский режим мстил даже людям моего поколения, которые родились уже в советское время, за прошлое моих родителей, моих родственников. Я не знаю, насколько это было распространено по всему Советскому Союзу, но в Литве ты не мог поступить учиться на некоторые специальности, если у твоих родителей были какие-то антисоветские пятна [на репутации].

И именно такие маленькие вещи складывались в понимание, что советский режим — это нелегальный режим, противозаконный, что он принесен нам силой, что он дорого обошелся литовскому обществу.

Конечно, пакт и секретные протоколы к нему стали символом того, что я назвал нелегальной советизацией балтийских стран, символом оккупации балтийских стран. До «Балтийского пути» пакт Молотова-Риббентропа, или Гитлера-Сталина, возможно, не имел такого значения, но после него стал одной из важных частей современной литовской идентичности.

— Если открыть в Википедии статьи о «Балтийском пути» на литовском, латышском и эстонском языках, то они все не очень большие. Насколько важное место «Балтийский путь» занимает в исторической памяти балтийских народов?

— Мы можем говорить о некой метаморфозе, которая произошла в Литве. В центре «Балтийского пути» стоял пакт Молотова-Риббентропа. Можно сказать, что в то время большинство жителей этих республик ощущали себя жертвами советского режима, прошлого вообще. В последние годы мы видим совсем другое, особенно на примере Литвы. Это был день пакта Гитлера-Сталина, а теперь это еще и день «Балтийского пути».

Сейчас «Балтийский путь», наряду с январскими событиями 1991 года, — это что-то похожее на День Победы для довольно большого числа россиян. Именно эта интерпретация стала доминирующей, а сам пакт Гитлера-Сталина понемногу отходит на второй план.

https://meduza.io/feature/2019/08/23/dlya-nas-baltiyskiy-put-eto-kak-den-pobedy-dlya-mnogih-rossiyan

=================

23 августа 1989 года, в 50-ю годовщину подписания пакта Молотова-Риббентропа, два миллиона жителей Латвии, Литвы и Эстонии выстроились в цепочку от Вильнюса до Таллина через Ригу. Люди держались за руки под песню "Пробуждается Балтия". Мирная массовая гражданская акция "Балтийский путь" внесена в Книгу рекордов Гиннесса как самая длинная в истории живая цепь, занесена ЮНЕСКО в список мировой памяти. Что значила работа Народных фронтов Латвии и Эстонии, литовского Саюдиса для борьбы с коммунистическим режимом? Чему учит современных людей политическая солидарность русских и балтийских демократических движений?

https://www.youtube.com/watch?v=N-WJq_XRAdc



=================================

Балтийский Путь. Балтийская Цепь. 23 августа 1989.

Документальный фильм Эстонского ТВ. Русские субтитры. Легендарная акция "Балтийский Путь" была беспрецедентна в истории по своей форме, сущности и размаху. 23 августа 1989 г., в 50-летнюю дату подписания пакта Молотова - Риббентеопа, почти 2 000 000 человек из 3х стран одновременно составили живую цепь, соединив, взявшись за руки, Таллинн, Ригу и Вильнюс. Протяженность цепи составила около 600 километров. Посланием Балтийской Цепи миру была наша твердая воля устранить последствия преступного пакта и восстановить независимость наших стран. В этом коротком фильме Вы увидите, как организовывалось такое экстраординарное мероприятие. В том числе и то, как сложно было организовать транспорт для людей из всех уголков трех стран, чтобы они могли равномерно распределиться по пути длиной более, чем половина тысячи километров. И это - в эру до мобильных телефонов и интернета!

https://www.youtube.com/watch?v=Nl24sNC0ESQ





Read more...Collapse )


==========================================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================




Как Юрий Любимов вернулся в СССР.
Перестройка
ed_glezin

30 лет назад - 8 мая 1988 года - в СССР вернулся прославленный театральный режиссер Юрий Петрович Любимов.


В 1988 году сенсация следовала за сенсацией. Люди боялись верить, боялись отпугнуть процесс возвращения духовным и нравственным ценностям их первоначального смысла. В нашу культуру возвращались дорогие опальные имена. Являлись на свет ошеломляющие публикации, восстанавливались спектакли, снимались с полок фильмы. И в этом потоке событий – возвращение Юрия Любимова.





Read more...Collapse )

==============================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

===========================





Михаил Горбачев о подготовке экономической реформы
Перестройка
ed_glezin
Из книги М.С. Горбачева "Жизнь и реформы":

В марте 1987-го мы наконец приблизились к пониманию того, какой должна быть тактика разработки и проведения экономической реформы.
Был учтен горький опыт прежних попыток, в особенности «косыгинской реформы». Предпринятая во второй половине 60-х годов, она была для своего времени достаточно смелой, прежде всего в плане расширения самостоятельности предприятий и товарно-денежных отношений между ними. Хорошо помню, какое оживление она вызвала в обществе, какие породила надежды, оказав положительное влияние на развитие экономики в восьмой пятилетке, пожалуй, наиболее успешной в послевоенные годы.
Реформа тех лет была по преимуществу технократической, не получила должного политического обоснования, больше того — выпала из контекста общественного развития: ведь оно тогда шло не в сторону демократизации, а к «завинчиванию гаек», особенно после подавления «пражской весны».
Немаловажную роль, по моим наблюдениям, сыграло и то, что Брежнев, стоявшая за ним партократия оказались как бы в стороне от разработки и осуществления реформы, ревностно следили за действиями главы правительства, не очень радовались его достижениям и не очень печалились неудачами, а порой и вставляли палки в колеса. Можно было не сомневаться, что с такого же рода противодействием и даже открытым саботажем придется столкнуться и нам.
Все равно начинать приходилось с Пленума, надо было провести через эту верховную инстанцию власти пакет принципиальных установок. Было решено разослать его участникам тезисные материалы для предварительных раздумий. Подготовкой тезисов и доклада занялась рабочая группа, в которую вошли кроме меня Рыжков, Слюньков, Яковлев, Медведев, ряд ученых и специалистов (Аганбегян, Абалкин, Анчишкин, Петраков, Ситарян, Можин). Привлекались Г.Х.Попов и В.С.Павлов. Все принципиальные вопросы обсуждались с моим участием, иногда вместе со мной в Волынское, где делалась «черновая работа», приезжал Рыжков. Кроме того, в отделах ЦК и правительстве готовились проекты постановлений, направлявшиеся на апробацию в республики. Одновременно разрабатывался Закон о предприятии, призванный закрепить демократические принципы управления. Он мыслился в качестве «несущей конструкции» новой хозяйственной системы. Опубликовав его перед Пленумом для всенародного обсуждения, мы получили мощную поддержку трудовых коллективов, которые стали соавторами экономической реформы и ее демократической опорой.
Ну и, наконец, была проведена серия совещаний с первыми секретарями партийных организаций, директорами предприятий, рабочими, специалистами, учеными, чтобы основательнее подготовить общественность к восприятию реформы.
Рассказывая обо всем этом, не могу удержаться от реплики по адресу тех, кто утверждает, что реформы у нас проводились скоропалительно, не были достаточно продуманы, навязывались обществу. Чепуха! Они в полном смысле слова явились результатом коллективных усилий реформаторов, науки, общества. Противилась только наиболее твердолобая часть аппарата. И темпы их реализации выбирались не по произволу, их диктовала мера общественной готовности к переменам.
Могу сказать без преувеличения, что в течение нескольких месяцев подготовка Пленума держала руководство страны в постоянно нараставшем напряжении. На этот период выпало немало крупных событий внутреннего и международного порядка. Прошли очередные съезды профсоюзов и комсомола, в работе которых я, естественно, принимал участие. Состоялись мои поездки в Латвию, Эстонию и Казахстан, визиты в Чехословакию, Румынию, ГДР. А чего стоит скандальная история полета Руста и его приземления на Красной площади, вынудившая заменить министра обороны, снять с должностей других ответственных за это военачальников, уделить много внимания проблемам безопасности, которую мы по традиции привыкли считать безупречной.
И все же и по усилиям, которые пришлось затратить, и по драматизму это несопоставимо с процессом подготовки июньского Пленума ЦК. События разворачивались действительно по законам драмы: завязка, развитие нескольких линий, подспудные течения и открытые схватки героев, кульминация, развязка. Все участники были и авторами, и исполнителями. Разногласия и противоречия то были укрыты от глаз публики, то выходили на поверхность, становясь своего рода сенсациями.
Если раньше основные дискуссии развертывались между приверженцами реформ и сторонниками волевых решений, то теперь разделительная линия пролегла по вопросу о том, насколько глубоко реформировать экономическую систему. Главное противодействие нашим замыслам оказывалось руководящими структурами министерств и ведомств, в первую очередь общеэкономических — Госплана, Госснаба, Минфина, аппарата правительства. Потом оно сомкнулось с позицией партбюрократии. Открыто против реформы никто выступать не осмеливался, все были «за», но предлагались половинчатые, двусмысленные решения, оставлявшие многочисленные лазейки, а то и прямую возможность отката к прошлому.
К сожалению, на этом этапе у меня возникли столкновения по ряду вопросов с Рыжковым. Я видел, что он испытывает сильнейшее давление мощного слоя своих вчерашних коллег по директорскому корпусу. Ему постоянно подбрасывали коварную мысль: от правительства-де требуют эффективного руководства народным хозяйством и тут же лишают реальных рычагов управления, демонтируя плановую систему. Николай Иванович иногда проявлял колебания, непоследовательность. К этому следует добавить его негативную, во многом оправданную, но чрезмерно болезненную реакцию на попытки Секретариата, отделов ЦК, в особенности Лигачева, вмешиваться в функции правительства.
Я старался удержать Рыжкова на реформаторских позициях, и, думаю, в общем это удавалось. Но, как говорят, шила в мешке не утаишь. Именно в это время в общественном мнении стали постепенно возникать представления о главе правительства как приверженце консервативных взглядов.
Первое столкновение мнений произошло уже на стартовом совещании по подготовке тезисов и доклада 3 апреля. Это был неторопливый и неформальный, абсолютно раскованный обмен мнениями, продолжавшийся примерно четыре часа.
Не скажу, что мысли Рыжкова диссонировали с общим настроением. Но некоторые мотивы настораживали. Уж очень он нажимал на то, что нельзя «выходить за рамки социализма». (На это, помню, я отреагировал так: «Реформу будем проводить в рамках социализма, но не в тех, которые сковали общество, погасили инициативу и заинтересованность людей».) Сетовал, что Воронин теряет нити управления материально-техническим снабжением.
Разговор заметно обострился, когда дело коснулось объемных показателей в легкой промышленности. Ей определили план в 75 миллиардов рублей, а договоров с торговлей она заключила на 72 миллиарда. По мнению Госплана и правительства, надо нажимать на легковиков, чтобы в план заложить нужную для хозяйства и бюджета сумму. Но возникал вопрос: зачем же закладывать в план 3 миллиарда рублей, на которые торговля не предъявляет спроса?
Весь апрель и начало мая были заполнены работой над тезисами. Я регулярно вел дискуссии с членами рабочей группы, стараясь не выпускать из поля зрения мельчайшие детали, имеющие отношение к делу, практически каждый день бывал в Волынском или приглашал товарищей к себе. Читали раздел за разделом, спорили, искали нужную тональность, точные формулировки. Первоначальный вариант отличался излишней задиристостью и запальчивостью. Это было понятной реакцией на настроения Госплана и других экономических ведомств. Но тезисы для членов ЦК, заметил я, должны брать солидностью, убедительностью, а не эмоциями и публицистикой. Доклад же — отличаться доходчивостью, его ведь будет читать вся страна.
Работа над тезисами была закончена 9 мая, и этот сорокастранич-ный документ разослан членам Политбюро.
В тезисах впервые была нарисована картина надвигающегося на страну экономического кризиса (само слово «кризис» еще не употреблялось), сформулированы основные направления перестройки управления экономикой и создания надежно действующего противозатратного механизма.
В то время мы подчеркивали, что перестройка мыслится в рамках социалистического строя, но в самом понимании социализма происходили глубокие перемены, ставился вопрос, насколько соответствуют этому понятию многие черты модели, сложившейся у нас в основном в 30-е годы. Резкой критике были подвергнуты этатизация общественной собственности, недооценка кооперативных и индивидуальных форм трудовой деятельности, отождествление планомерности с централизмом, ущемление демократических форм управления и самоуправления.
В тезисах дано развернутое обоснование новой модели хозяйственного предприятия (объединения) как «социалистического товаропроизводителя», ведущего хозяйство вполне самостоятельно. Коренным образом менялась «философия» планирования: из директивного, распорядительного оно постепенно должно было стать рекомендательным, прогностическим. Узловым моментом реформы назывался переход к новым принципам ценообразования, по сути дела, сочетающим рыночные механизмы с государственным регулированием. В развернутом виде излагались основные направления перестройки органов экономического управления.
До таких проблем, как мелочный контроль партийных органов за хозяйственной деятельностью предприятий, в тот период еще не добрались. В свое время Косыгин попросил передать в правительство отделы, созданные в ЦК КПСС для курирования практически всех отраслей народного хозяйства. Брежнев и его окружение восприняли это как попытку лишить партийное руководство рычагов управления, оставить его с одной идеологией. И реакция была прямо противоположной: соответствующие отделы и сектора стали расти еще быстрее. Поэтому в тезисах лишь в общей форме говорилось, что парткомы не должны вмешиваться в оперативно-хозяйственную деятельность предприятий, им следует сосредоточить усилия на развитии демократических основ управления.
Разослав тезисы по Политбюро, я на несколько дней съездил на Байконур, где познакомился с работами по созданию и запуску системы «Буран» мощнейшей ракетой-носителем. Еще раз убедился в огромных возможностях нашей науки и техники, в том, какие перспективы могут перед нами открыться, если подкрепить их сильной экономикой.
14 мая состоялось развернутое обсуждение тезисов на заседании Политбюро. Неожиданностей не произошло, не было недостатка в высоких и даже восторженных оценках. Рыжков, Лигачев, Талызин, Воротников и другие выступали в роли рецензентов и критиков. Впрочем, поскольку автором документа считался генсек, критика носила сдержанный характер и даже несогласие по принципиальным вопросам подавалось как частные замечания.
Лигачев, не углубляясь в вопросы экономической реформы, вдруг пустился в поучения о том, что перестройку не следует сводить к демократизации — это лишь ее рычаг, а цель — укрепление социализма. Высказался за смягчение критических оценок прошлого.
Ельцин отметил глубину и новизну документа, высказался за усиление раздела о партийной работе. Он ведь руководил столичной парторганизацией, а, как известно, «у кого что болит, тот о том и говорит».
Подводя итоги дискуссии, я акцентировал на том, что важен перелом в отношении реформы со стороны партии.
— Движение началось, но есть и сопротивление. Многие действуют вяло, кое-кто опаздывает. Еще раз убедила в этом поездка в Казахстан. Не забуду голоса из толпы: «Когда же наконец перестройка дойдет и до нас?»
От наших усилий зависит, быть ли перестройке ползучей, поверхностной или коренной, революционной. Поспешность, кавалерийский наскок не нужны, но нельзя и медлить, выжидать. Мы обязательно должны войти в 13-ю пятилетку с новым механизмом.


Противоречия нарастают

А как складывалась работа над пакетом правительственных документов? Вначале в Политбюро был представлен проект постановления о мерах по улучшению государственной статистики, затем о реформе финансово-кредитной системы и ценообразования. Была разослана записка Рыжкова о финансовом положении страны. Пожалуй, впервые на Политбюро встала в открытом виде проблема бюджетного дефицита.
Гостев, в частности, сообщил, что привлечен 21 миллиард рублей кредитных ресурсов для сбалансирования бюджета. А всего прореха составляла 80 миллиардов рублей. Неясно было, откуда взять недостающие 60 миллиардов. Сейчас эти вопросы обсуждаются на каждом перекрестке, а тогда они были откровением, потому что использование кредитных ресурсов в качестве доходной статьи бюджета делалось втихомолку, никто об этом практически ничего не знал. Это был основной источник инфляционных процессов в народном хозяйстве.
У Гостева четко прослеживалась фискальная линия: как бы кого прижать в финансовом смысле, чтобы покрыть дефицит, а не создавать условия для самоокупаемости и самофинансирования предприятий. Я уловил это и сказал:
— Хозрасчет всегда в себе таит потенциальное столкновение интересов предприятий и госбюджета. Финансовый контроль — да, но смотря для чего. Если водить за руку и тем более прижимать — это одно, а если помогать, как эффективно вести хозрасчет, как добиться, чтобы каждый наращивал доход и Минфину отдавал положенное, это — посложнее. Но в этом-то и состоит задача. Собрал бы ты, Борис Иванович, людей, растолковал, что такое самофинансирование. Оглушили народ законами, а поработать с людьми, настроить их — этого нет.
Затем разговор перешел на проблемы ценообразования. Главная беда старой системы цен состояла в том, что они, как правило, устанавливались по уровню затрат. В результате мы не только не поощряли, а наказывали предприятия за экономию ресурсов. Отсюда иждивенчество, упование на дотации государства. Цены должны определяться с учетом общественно необходимых затрат и качества продукции, спроса и предложения. Надо провести пересмотр и розничных цен. Разве можно считать нормальным, что дотации только на продовольственные товары составят 56 миллиардов рублей, то есть более 45 процентов к объему их продажи. Вместе с тем я категорически высказался против попыток за счет повышения цен сокращать дефицит госбюджета. Все, что получим, надо отдать населению через зарплату, может быть, за исключением высокооплачиваемой верхушки.
Я еще раз обратил внимание на недопустимость того, чтобы новые термины — контрольные цифры, госзаказ, нормативы, лимиты — служили прикрытием старого содержания.
О силе традиций говорит такой факт. Выступивший на Политбюро министр сельхозмашиностроения А.А. Ежевский сообщил, что снижается заказ на комбайны, Госагропром запросил 100 тысяч, а в плане значится 108 тысяч. Министр обратился с просьбой оказать воздействие на первых секретарей, чтобы те в свою очередь понудили области, республики, колхозы и совхозы заказать технику в нужном объеме. Кому нужном? Я давно знал Ежевского как толкового, болеющего за дело работника, но до чего же глубоко въелась в сознание старая система!
После перерыва Воронин — большой мастак говорить убедительно — докладывал, что к концу пятилетки 30 процентов материально-технического снабжения будет переведено на оптовую торговлю. Вспыхнула дискуссия, почему 30 процентов, ведь к началу следующей пятилетки новый экономический механизм должен полностью заработать, будет новая система ценообразования, как все это совместить с сохранением на 70 процентов старой системы «карточного» распределения ресурсов? Версия правительства состояла в том, что, дескать, оптовую торговлю надо вводить постепенно, по мере накопления ресурсов и преодоления их дефицита. Но тут все было перевернуто с ног на голову, и я просто сказал: в таком случае мы никогда не перейдем к оптовой торговле. Выстраивается порочный круг: материально-техническое снабжение нельзя якобы перевести на оптовую торговлю из-за дефицита, а фондирование порождает дефицит. Выход один — переходить к оптовой торговле по договорным ценам.
Само понимание оптовой торговли в проекте постановления было спорно; она рассматривалась как форма распределения средств производства органами Госснаба, размещающими заказы. Даже внутриотраслевые связи устанавливались министерствами и ведомствами. Та же история, что с контрольными цифрами.
На деле все объяснялось просто: не хотели упускать из рук рычаги власти. Кто определяет показатели, выделяет ресурсы, тот — царь и бог, властелин и благодетель. Сама система нуждалась в сохранении дефицита, иначе рушилась монополия с ее спутниками: подношениями, взятками, взаимными услугами и т.д.
Я был удовлетворен состоявшимся обсуждением, но как трудно, словно через тропические заросли, прорубались мы к нужным решениям. Система заставляет людей бороться за ее сохранение, поскольку это отвечает их интересам. Но я вижу и другую сторону дела: трафаретность, стереотипность мышления. Иные просто начинены штампами, под которые они подгоняют жизнь. Как-то читал про опыты наших психологов, доказывающих, что у советских людей в результате специфического догматического воспитания и образования проявляется удивительное свойство — не видеть в буквальном смысле слова того, что не соответствует либо их представлениям, либо надписи. Сюжет прямо из Козьмы Пруткова: «Если на клетке слона написано буйвол, не верь глазам своим». Ну а сочетание косности и интереса в сохранении старого дает гремучую смесь огромной силы.
В мае — июне на заседаниях Политбюро продолжалось обсуждение отдельных вопросов экономической реформы и проектов постановления. От заседания к заседанию выявлялись все более резкие разногласия. 21 мая острая полемика вспыхнула при рассмотрении проектов постановлений о совершенствовании работы Совмина, республиканских органов управления, перестройке министерств и ведомств. На сей раз Рыжков не скрывал своих намерений жестко отстаивать интересы верхушки госаппарата. А на вопрос, от каких функций министерства отказываются в новых условиях, Николай Иванович, не раздумывая, ответил: «Ни от каких». В проекте содержались предложения об укрупнении министерств, но среди них были нарочито нелепые, например, о слиянии министерств металлургической промышленности и железнодорожного транспорта. Мне пришла на память притча об обезьяне. Живописец пригласил критиков ознакомиться со своим новым, весьма спорным произведением. В углу картины ни к селу ни к городу изобразил обезьяну. Расчет полностью оправдался: все обрушились на обезьяну, стали убеждать автора ее убрать. В конце концов он согласился, и картина прошла.
Может, и тут был подобный расчет? Если так, то он не оправдался.
В истории экономической реформы немалую часть занимает эпизод, связанный с Законом о предприятии. Он был одной из «первых ласточек» в серии мер, предназначенных существенно изменить к лучшему систему хозяйствования и управления. Одобренный январским Пленумом ЦК 1987 года проект закона был 8 февраля опубликован для всенародного обсуждения. А в ходе подготовки Пленума по экономической реформе родилась идея использовать его в качестве правовой основы намечавшихся преобразований.
Но тут получился разнобой. Поглощенные работой над тезисами, увязшие в дискуссиях по правительственным проектам, мы на какое-то время ослабили внимание к закону. Результаты не замедлили сказаться, поскольку комиссия по его обсуждению и доработке находилась под сильным давлением консервативных сил, заинтересованных повернуть все вспять. В сущности, была предпринята попытка, как бы опираясь на «мнение снизу», попытаться ослабить закон в пользу сохранения прав центральных ведомств. Пришлось поправлять — рассмотрев предложения по доработке проекта (14 мая), Политбюро поручило «состыковать» его с тезисами.
В недрах рабочей группы родилось предложение подготовить «Основные положения перестройки управления экономикой» и разослать этот документ участникам Пленума вместе с тезисами доклада, проектом закона и другими материалами. Идея мне показалась стоящей, и мы взвалили себе на плечи еще один весьма объемистый труд. Энтузиазма было, как видите, сверх меры.
В субботу, 20 июня, я пригласил Рыжкова в Волынское для окончательного согласования позиций. В разговоре приняли участие Яковлев, Слюньков, Медведев. Николай Иванович приехал с помощниками. Чувствовалось, он доволен приглашением, но все-таки колеблется, чью занять позицию — Горбачева, экономистов-реформаторов или мощных правительственных, госплановских, министерских структур. Трудно копаться во внутреннем мире человека, его переживаниях, но о всесилии аппарата я кое-что знал. Созданный еще «отцом народов», этот монстр действовал безотказно. Любого подчинит, обломает, «утрамбует». Силен он был и групповой солидарностью. Министры, чиновный люд десятилетиями занимали свои посты, оказывали друг другу услуги, общались в застолье. Народ с виду послушный, безропотный, но знающий цену себе и своей власти.
Понимая ситуацию, я старался соблюдать деликатность. Тем не менее опять спорили. Те же проблемы, по которым продолжалось несколько месяцев перетягивание каната — права министерств, госзаказ, материально-техническое снабжение и т.п. В конце концов нащупали компромисс.
8 — 9 июля в ЦК с моим участием прошло большое совещание партийных, государственных, хозяйственных работников. Откровенно говоря, это было нужно не столько для уяснения каких-то вопросов, сколько для того, чтобы укрепиться в наших намерениях. Самим «набраться куражу» и людей убедить.
Заключительное обсуждение доклада на Политбюро прошло сравнительно спокойно. Возражений по вопросам экономической реформы, так остро обсуждавшимся ранее, не было высказано. .Это дало мне право констатировать: «Мы едины и в главном, и в частностях».
К сожалению, этот вывод в дальнейшем не оправдался. Сопротивление радикальным экономическим преобразованиям не ослабнет и приведет к торпедированию принятых решений.


Дискуссия на Пленуме

И вот наконец 25 июля. Пленум ЦК, доклад «О задачах партии по коренной перестройке управления экономикой», ставший одним из этапных событий перестройки.
Исходный пункт моих рассуждений: демократизация и еще раз демократизация, в ней смысл перестройки, самое эффективное средство разрешения возникших острых противоречий и проблем. Командно-административные формы управления тормозят наше движение. Сохраняются заповедники инертности, безынициативности. Люди говорят и пишут, что они за перестройку, но не видят перемен вокруг себя — в трудовых коллективах, городах, селах, где они живут и трудятся. Это показатель слабости работы партийных организаций, которые отстают от динамичных процессов в обществе. Требовательность надо повышать на всех уровнях. И начинать с себя.
Я высказал критические замечания по работе не только отдельных центральных ведомств, но и Политбюро, Секретариата, Совета Министров. Назвал ряд руководителей министерств и ведомств, республик, краев и областей, виновных в серьезных упущениях в работе. Это было необычно для партийных форумов, вызвало оживление в зале.
Сказав о приоритетном значении трех задач (продовольствие, жилье, товары и услуги), подчеркнул, что эти и все другие жизненные проблемы страны могут быть решены только путем радикальной реформы экономики. Как превратить человека в хозяина, использовать возможности кооперации, сочетать интересы общества, коллектива и отдельного работника? Постановкой этих вопросов мне хотелось увести участников Пленума от узкого практицизма, задать тон серьезной дискуссии.
Увы, несмотря на то что были заблаговременно розданы тезисы доклада, «Основные положения», проект Закона о предприятии, проведена солидная «артподготовка», — крупного разговора о реформе не получилось. Партийные «боссы», поклявшись в своей верности перестройке и вскользь коснувшись проблем, затронутых в докладе, двинулись по привычной колее: что делается в их республиках и областях, какие там трудности, какая нужна помощь союзных инстанций.
В.В.Щербицкий с тревогой говорил об обострении экологической обстановки на юге Украины и в Крыму, особенно в связи с развитием там атомной энергетики; выступил против ликвидации министерств угольной промышленности и металлургии в республике.
Г.П.Богомяков (Тюмень) призывал увеличить за 15 лет добычу газа в Западной Сибири до 1 триллиона кубометров и нефти — до 500 миллионов тонн, а затем поддерживать такой уровень в течение ряда десятилетий. Что получилось из безоглядного выкачивания топливно-энергетических ресурсов, мы теперь знаем.
В.К.Месяц (Московская область) сетовал на то, что по показателям развития здравоохранения, социальной сферы Московская область находится на одном из последних мест в Российской Федерации.
П.М.Телепнев (Архангельская область) напирал на создание современного лесопромышленного комплекса, разработку открытых в области месторождений нефти и алмазов.
Б.Н. Ельцин говорил об изменениях в Москве: переход на двух-сменку, изменение стиля работы партийных и советских органов; сообщил, что исполком Моссовета впервые за 30 лет отчитался перед избирателями. Оценивая обстановку в стране, сказал, что «прошло два года, а перестройка вглубь не пошла». Подверг критике работу Секретариата ЦК, в которой «ничего не изменилось — обилие бумаг, администрирование».
Секретарь Ленинградского городского комитета партии Ю.Ф. Соловьев с беспокойством заговорил о возникновении неформальных объединений. Впрочем, по его словам, это лишь на какое-то время вызвало растерянность, «сейчас ситуация под контролем».
Меня интересовало, что думают о реформе в трудовых коллективах. Насколько можно было судить по выступлению ткачихи Московского хлопчатобумажного комбината «Трехгорная мануфактура» Н.Н.Щербаковой, на предприятиях готовы подхватить начинания «верхов», но малейшая инициатива встречает противодействие управленческого аппарата.
Примерно такие же мотивы звучали в выступлении М.Г.Вагина, председателя колхоза имени Ленина Горьковской области. Сколько ни говорим о невмешательстве в дела колхозов, на деле все остается по-старому — контроль за всем, вплоть до того, сколько чего сажать, когда и как сеять. Сохраняется негодная практика "писания долгов, которая породила стремление колхозов попасть... в списки отстающих хозяйств! По-прежнему в государственных и плановых органах косо смотрят на развитие подсобных промыслов в колхозах, а они имеют неоценимое значение, особенно в условиях Нечерноземья.
В былые времена члены Политбюро обсуждали заблаговременно целесообразность их участия в прениях. Так было и в начале моей деятельности, а затем такая практика отмерла. Я считал, что каждый член руководства имеет право сам решить, выступать или нет. И все же на этот раз был несколько удивлен тем, что Рыжков на таком Пленуме отмолчался. Мне казалось, главе правительства следовало выступить, снять тем самым распространявшиеся слухи о разногласиях по поводу реформы.
В целом же приращения идей Пленум не дал, но результаты его были весьма весомы: подтверждение линии на демократизацию, определение основных задач и методов проведения экономической реформы. Был переброшен мостик к следующему этапу перестройки — я имею в виду постановление созвать летом 1988 года XIX конференцию КПСС.

http://www.gorby.ru/gorbachev/zhizn_i_reformy1/page_13/

================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

================================





ЭКОНОМИКА ДОЛЖНА БЫТЬ... РЫНОЧНОЙ.

31 год назад - 25 июня 1987 года - открылся пленум ЦК КПСС на котором была принята программа масштабных экономических реформ.

Мою статью 1997 года о пленуме, основанную на интервью с Егором Гайдаром, Леонидом Абалкиным, Николаем Рыжковым, Вадимом Медведевым, Анатолием Лукьяновым и Валерием Болдиным можно прочитать тут:

Часть первая:

https://ed-glezin.livejournal.com/30461.html

Часть вторая:

https://ed-glezin.livejournal.com/30139.html

Многим июньский пленум запомнился не только изложенной на нем программой предстоящих экономических реформ, но и прозвучавшей на нем из уст Генсека крамольной фразой: "Следует шире применять общеправовой принцип: "разрешается делать все, что не запрещено законом". Эта формула быстро разнеслась по умам измученных всевозможными запретами советских граждан и для многих превратилось вскоре чуть ли не в символ всей перестройки. Как выяснилось, инициатива включения такого тезиса в текст доклада исходила от Лукьянова.

Анатолий Лукьянов: Мы очень долго обсуждали эту формулировку. Там было много предложений по этому вопросу. В гражданском праве применима формула "Все, что не запрещено, разрешено" и поскольку речь шла об экономике, то по отношению только к ней и была употреблена эта формулировка.

Другое дело, как ее поняли. Уголовники, например, ее поняли так, что если в УК четко не записано преступление, то они могут безобразничать сколько угодно. Так же на это смотрели многие администраторы и теоретики государственного права, что совершенно неправильно.

- Как отреагировали на вашу инициативу при обсуждении доклада на заседании Политбюро? Не было ли с чьей-либо стороны обвинений в пропаганде анархии?

- Какая тут может быть анархия? Это общепринятый в мировой
практике принцип. Но принцип, распространяющийся только в
определенной степени и на определенные группы отношений,

- А сейчас не жалеете ли вы, что настояли
на внесении этого тезиса в текст доклада?

- Нет. Это развязывало инициативу людям. Не ждать инструкций сверху, а действовать.

Итоги

Итак, чем же июньский Пленум значим для сегодняшнего дня и какова его роль в становлении рыночной экономики?

Егор Гайдар: На этом Пленуме действительно прозвучало много разумных вещей. Многие табу там были сняты. Но на реальный ход развития экономики он оказал ограниченное воздействие. Хотя целый ряд идей, которые были сформулированы на этом Пленуме, были абсолютно верны с точки зрения стратегии упорядоченного движения к рынку.

Валерий Болдин: Это было этапное событие. Оно продвинуло понимание многих вопросов. Хотя в той обстановке оно и не стало глобальным, ибо с нарастанием политической борьбы мы забросили экономику.

Вадим Медведев: Июньский Пленум был необходимым этапом, хотя и запоздавшим. Повторяю, что если бы удалось провести в жизнь решения июньского Пленума и не допустить того, чтобы их пустили под откос дружные усилия консерваторов с одной стороны и радикальных демократов - с другой, то многое бы сложилось иначе и в экономике, и в политике.

Леонид Абалкин: Я оцениваю июньский пленум достаточно высоко, считаю, что он был в значительной степени прорывом. Это была та ступень, через которую надо было пройти.

Николай Рыжков: Для того времени это были весьма прогрессивные предложения по реформе экономики, С сегодняшних позиция легко подвергать критике те или иные решения. Но это с сегодняшних...

И в заключение хотелось бы отметить, что, именно этот партийный форум заложил фундамент «капиталистической» экономики в России и на всем постсоветском пространстве. Именно благодаря нему стало возможным легализация частного предпринимательства (через развитие кооперативного движения и фермерских хозяйств). Появились первые негосударственные банки, совместные предприятия, товарно-сырьевые биржи, акционерные общества.

Да, слишком многим непоследовательные и половинчатые экономические реформы 87 года запомнились тем, что привели к фактическому опустошению полок магазинов. Но с другой стороны (как это ни парадоксально) - без этих реформ и соответственно без июньского Пленума было бы просто невозможным создание тех рыночных механизмов в экономике, которые позволили эти полки наполнить…

==================

Михаил Горбачев о подготовке экономической реформы
Из книги М.С. Горбачева "Жизнь и реформы":

https://ed-glezin.livejournal.com/1015390.html

=============================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=======================





,

Конкурс красоты "Московская красавица". Не самый первый, но самый громкий.
Перестройка
ed_glezin
12 июня 1988 года - во Дворце спорта в Лужниках состоялся финал конкурса красоты "Московская красавица". Победила - 16-летняя Маша Калинина.

Вопреки расхожему мнению, этот конкурс не был первым в истории СССР.

За год до этого - летом 1987 года - прошел конкурс "Одесская красавица". Обладательницей титула "Мисс Одесса-87" стала Наташа Атаманова. (подробности тут: https://ed-glezin.livejournal.com/541548.html)








Прообразом московского конкурса стал смотр красавиц, организованный летом 1987 года в рамках праздника газеты «Московский Комсомолец» («МК»). Победительницей тогда была объявлена студентка Мария Глазовская. Конкурс, проведённый публично при большом стечении народа, не мог пройти незамеченным.

Через год «МК», орган Московского Городского комитета ВЛКСМ (Комсомола) стал инициатором проведения общегородского конкурса красоты. Курирование нового мероприятия было возложено на Управление культуры при Исполнительном Комитете МосСовета.

Read more...Collapse )

Фильм Александра Аскольдова "Комиссар".
Перестройка
ed_glezin
11 июля 1987 года - в московском Доме кино состоялась долгожданная премьера киношедевра Александра Аскольдова "Комиссар". Без малого 20 лет фильм пролежал на полке и только с началом освободительной Перестройке Горбачева картину увидели миллионы зрителей в нашей стране и во всем мире.

Вот как об этом вспоминал сам кинорежиссер Александр Аскольдов:

"В начале Перестройки, после знаменитого майского V съезда кинематографистов, повсюду царило ликование по поводу освобождения «полочных» картин. Моя же картина по-прежнему оставалась под запретом. В июле 1987 года был знаменитый Московский кинофестиваль, на который после долгого перерыва приехали истинные звезды мирового кинематографа. Я сел в уголок на какую-то аппаратуру и вдруг услышал, как кто-то из иностранцев задает вопрос Элему Климову, тогдашнему первому секретарю Союза кинематографистов СССР: «А что, уже все эти так называемые полочные картины освобождены?» Его сразу заверили, что конечно, конечно освобождены! Ну, может быть кроме нескольких документальных лент.

И тут нечто иррациональное меня подняло, я двинулся вперед, наступая на чьи-то дамские ножки. Подошел к Климову и сказал: «Двадцать лет я молчал, а теперь дайте мне сказать». И стал тянуть микрофон из рук какой-то яркой женщины. Откуда мне было знать, что это Ванесса Редгрейв? Получив микрофон, я сказал, что гласность означает, что каждый человек должен быть услышан, что 20 лет назад я снял картину о раковой опухоли человечества - о шовинизме, сказал, что она о трудовом еврейском народе и попросил присутствующих посмотреть фильм, чтобы высказать о нем свое мнение. И все! После этого пресс-конференция переломилась. На меня двинулись армады телевизионщиков и фотокорреспондентов.

На следующий день Горбачев принимал одного из гостей фестиваля, знаменитого писателя Маркеса, который присутствовал при моем демарше и рассказал о нем президенту. Очевидно, после этого разговора была дана команда показать фильм. И вот 11 июля 1987 года в Белом зале Дома кино, в том самом зале, где 20 лет назад собранием коммунистов Госкино СССР меня исключали из партии, в присутствии невиданного количества знаменитостей, как своих, так и зарубежных, показали «Комиссара».

Read more...Collapse )







Read more...Collapse )

==========================================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================




Как Ельцин с "Памятью" встречался.
Перестройка
ed_glezin




6 мая 1987 года произошёл эпизод, основательно подмочивший репутацию Бориса Ельцина - тогдашнего москов­ского градоначальника, особенно среди интеллигенции. Речь идёт о его встрече с представителями скандально известного националистического и антисемитского общества "Память". Манифестанты, устроившие не­санкционированное шествие к Моссовету, были радушно приняты в его Мраморном за­ле первым секретарём МГК КПСС.


Выступавшие "памятники" требовали прекратить строительство Мемориального комплекса на Поклонной горе (что вскоре и было сдела­но), а так же "пресечь гнилую либерализацию" и покончить с бюрократией - "этой гидрой мирового масонства, сионизма и империализма». Сам лидер "Памяти" - Дмитрий Ва­сильев, призвал к прекращению "использования гласности для пропаганды образцов культуры космополитического Запада". Как это ни странно, будущий демократ номер один не то что не осудил подобные высказывания, но даже не попытался как-то поспо­рить, заявить о необоснованности такого рода псевдопатриотических тезисов, сильно отдающих национализмом. Наоборот, в своей заключительной речи Ельцин выразил удовлетворение состоявшимся разговором и, посетовав на то, что "вокруг вас много спекуляций, многие вас охаивают", обещал "рассмотреть вопрос о регистрации "Памяти" и закончил: "Как говорится, до новых встреч!" [В.Соловьев, Е.Клепикова "Борис Ельцин. Политические метаморфозы" с.62]

Конечно, он мог поручить провести эту встречу кому-нибудь из своих помощников. Но Ельцин этого не сделал и за два часа милой беседы с "коричневыми" скомпрометиро­вал себя в глазах многих на долгие годы.








Дмитрий Васильев и его "памятники"

Сообщение с сайта "Институт русской цивилизации":

МАНЕЖНАЯ ПЛОЩАДЬ, место проведения исторической демонстрации патриотических сил 6 мая 1987 в день вмч. св. Георгия Победоносца.
Демонстрация была организована активистами патриотического движения из ВООПИК и общества «Память». Это была первая в советское время массовая демонстрация, проводимая без разрешения властей. Формально предлогом демонстрации было спасение Поклонной горы, которая по проекту еврейских архитекторов была почти полностью срыта для строительства на ней памятника Победы в космополитическом духе. Главной целью была демонстрация сил патриотического движения.
Участники демонстрации собирались возле музея Ленина, Исторического музея, Манежа, а затем в одно и то же время вышли на Манежную площадь и развернули над головами лозунги:
— Прекратить работы на Поклонной горе!
— Требуем восстановить Поклонную гору!
— Требуем встречи с М. С. Горбачевым и Б. Н. Ельциным!
— Долой саботажников перестройки!
— Статус историко-патриотическому объединению «Память»!
— ПАМЯТЬ народа священна!
После длительных переговоров, которые вел с властями, гл. обр., Д. Д. Васильев, была достигнута договоренность о встрече с Б. Н. Ельциным, в то время секретарем МГК КПСС. В шествии к Моссовету приняли участие около 500 чел., Тверская ул. была запружена зеваками, которых сдерживали милиционеры, оцепившие весь путь от Манежной пл. до Моссовета. В Мраморном зале Моссовета Ельцин выслушал требования патриотических сил, от имени которых выступили Д. Васильев, В. Шумский и Валерий Емельянов ( автор книг «Десионизация», «Еврейский нацизм и азиатский способ производства»).
Ельцин пообещал остановить строительство на Поклонной горе и прислушаться к рекомендациям патриотической общественности.

http://www.rusinst.ru/articletext.asp?rzd=1&id=6006&abc=1





Read more...Collapse )


===============================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

================================




Фильм Андрея Лошака "Возраст несогласия" (все серии).
Перестройка
ed_glezin
Ксения Ларина: "Этот фильм произвел на меня невероятное впечатление".

Из программы "Человек из телевизора" на радиостанции "Эхо Москвы".
Эфир 17 марта 2018 года.


Ксения Ларина:

― Вот, кстати, по поводу истории, истории современности, такой картины эпохи. Я бы хотела, чтобы мы с тобой перешли к фильму, который на меня произвел невероятное впечатление, это фильм Андрея Лошака «Возраст несогласия», документальный фильм, который мы анонсировали на прошлой, позапрошлой программе, я уж не помню, который Андрей сделал сам и, по сути, для себя. Как он сам говорил в интервью Пивоварову и Тихону Дзядко на канале RTVi, что это «моя инвестиция в будущее».

Это пятисерийный фильм, который посвящен молодым людям, почти мальчишкам и девчонкам, которые сегодня являются основной массой, основной силой поддержки Алексея Навального. Это другое совсем поколение, которое не желает жить в той стране, которую мы позволили построить сегодня, которые хотят другую Россию, которые хотят другого президента, которые хотят других ценностей и яростно и честно это защищают.

Read more...Collapse )



1 серия:
https://www.youtube.com/watch?v=TeDHrVN9NQ8
https://youtu.be/TeDHrVN9NQ8

Весной 2017 года после выхода фильма Алексея Навального и ФБК «Он вам не Димон» про премьер-министра России Дмитрия Медведева на Тверскую улицу в Москве в знак протеста вышли толпы людей, среди них было очень много молодежи и школьников. Молодые люди вообще стали движущей силой президентской кампании Навального. Именно они активно участвовали в создании региональной сети штабов политика, подвергаясь давлению со стороны государства. Мы представляем вам большое документальный сериал Андрея Лошака «Возраст несогласия». В первой серии — истории трех молодых сторонников Навального, которым местные власти объявили войну.



Read more...Collapse )






Угон самолета Овечкиными. 8 марта 1988 года.
Перестройка
ed_glezin
"Неласковый март"

Анна Гордеева
"Московские новости", 3 марта 2013 года.

8 марта 1988 года, семья Овечкиных, известная в СССР по семейному ансамблю «Семь Симеонов», попыталась угнать за границу пассажирский самолет. История кончилась трагически — при штурме погибла стюардесса и двое пассажиров, старшие угонщики покончили с собой, жизнь младших, несовершеннолетних, была сломана навсегда. До открытия границ оставалось всего несколько лет.

...Но в любом случае это была бы история, соответствующая масштабу притязаний семьи. Обыкновенная история стремления к большим заработкам и перехода ради этого той границы — не государственной, — которую нельзя переходить. В трагедию эту историю превратила страна, которой было проще позволить людям превращаться в террористов, чем просто разрешить им гулять самим по себе.

ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ: http://www.mn.ru/friday/20130303/338738573.html





Много видео по теме тут: https://www.youtube.com/playlist?list=PLKQ6GZ9-xjbn1scOi1hr0O_Le7TvQmZTV

Read more...Collapse )

==========================================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================



Как Михаил Горбачев отметил свое 87-летие.
Перестройка
ed_glezin
4 марта без лишнего пафоса и толпы репортеров свой день рождения отметил Михаил Горбачев. Среди тех, кто пришел поздравить первого президента СССР с 87-летием, была и Ксения Собчак.



Михаил Сергеевич Горбачев - Ксении Собчак: "Ты умница. Не сдавайся. У тебя все впереди!"

https://www.youtube.com/watch?v=7P-IK435PfY











Поздравления, присланные М.С.Горбачеву к дню рождения.
http://www.gorby.ru/presscenter/news/show_29834/

С Днем Рождения, Михаил Сергеевич!

Сегодня у вас день рождения, Михаил Сергеевич. Долгих лет вам, Горби! Знайте, что не все в этой стране сошли с ума и забыли то чувство надежды на перемены к лучшему, которое вы нам тогда дали. Вы единственный руководитель страны, который войны заканчивал, а не начинал. То, что случилось позже, это не ваша вина, это наша с вами беда.
С Днём Рождения, господин Президент!

С уважением,
Юлия Захарова

С Днем Рождения Вас. Здоровья Вам. Быть реформатором в нашей стране, как правило, неблагодарное дело. А я благодарю Вас за смелость, за попытку. Вы изменили мир, вы изменили меня. Спасибо Вам.
Tatiana Akinshina

Поздравляю с Днем рождения, дорогой Михаил Сергеевич! Вы дали мне возможность прожить жизнь интересную, волнующую и настоящую. Спасибо Вам за это
Андрей Гнатенко

Read more...Collapse )

==========================================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================



Перестроечный рок как явление
Перестройка
ed_glezin
Последняя осень под «Ласковый май»
Блоги, Прогнозы / 06.08.2015 / Илья Смирнов

У каждой революции, наверное, должна быть своя «Марсельеза» или «Песня Вильгельма».

События 1991 года некоторые до сих пор считают революцией, а тогда они воспринимались почти всеми участниками именно так. Вопрос: под какую музыку была одержана историческая победа над КПСС? Безотказный помощник пропагандиста — конфабулятор — в ответ на этот вопрос автоматически включает русский рок. «Перемен требуют наши сердца» (КИНО), «Мы вместе» (АЛИСА), «Пора вернуть эту землю себе» (АКВАРИУМ), наконец, у ДДТ была песня, которая прямо так и называлась: «Революция».

«ДДТ, «Наутилус Помпилиус», «Кино». Это была настоящая гражданская поэзия, и мы пробили этой музыкой брешь в цензурной стене… Тогда музыка делала революцию…» (Ломакин С. Л).

Read more...Collapse )









=========================================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================




К 30-летию "Взгляда"
Перестройка
ed_glezin
Сегодня локомотиву Гласности и ускорителю Перестройки - телепрограмме "Взгляд" исполнилось 30 лет!



2 октября 1987 года в эфир впервые вышла телевизионная передача "Взгляд". Эту дату принято считать днем рождения одной из самых популярных телепрограмм эпохи освободительной Перестройки Горбачева.






Материал с сайта Наталии Ростовой
"Рождение российских СМИ. Эпоха Горбачева (1985 - 1991)".
http://gorbymedia.com/ :


http://gorbymedia.com/post/11-02-1987

Ведущими программы были Олег Вакуловский, Дмитрий Захаров, Владислав Листьев и Александр Любимов. Формат передачи включал в себя прямой эфир из студии и показ музыкальных клипов. В условиях советской Гласности такая программа не могла не стать популярной.

Одной из главных причин популярности "Взгляда" считают также и "оппозиционность" программы. В эфир допускались сюжеты о плохом положении дел в стране, о беспорядках, дефицитах продовольственных товаров, словом, о том, что советские граждане, приученные годами "занавеса", увидеть на ТВ никак не ожидали.

Передача была ориентирована на молодежь, но стала популярной в самых разных слоях общества. Ведущие "Взгляда", особенно Листьев и Любимов, стали кумирами молодежи. Про человека, который хорошо одевался, стали говорить, что он одет "как ведущий передачи "Взгляд".

26 декабря 1990 года руководство Гостелерадио СССР запретило выход в эфир новогоднего выпуска "Взгляда", мотивируя это необходимостью не обсуждать отставку министра иностранных дел СССР Эдуарда Шеварднадзе.

26 февраля 1991 года у гостиницы "Москва" прошел митинг в защиту гласности. Манифестация собрала более полумиллиона участников. Собравшиеся требовали отменить запрет на трансляцию "Взгляда".

После провала путча, 23 августа 1991 года, "Взгляд" вновь возобновил вещание.

"Взгляд" несколько раз менял формат, превращаясь то в информационно-аналитическую программу, то в своеобразный аналог ток-шоу, но неизменно оставался популярным у миллионов телезрителей.

Передача существовала до 2001 года. После назначения Любимова на пост заместителя гендиректора ОРТ программу закрыли.

"Взгляд" стал одним из символов перестройки. Программа перевернула представление советских зрителей о тележурналистике и подаче материала. Прямой эфир, острые материалы, современные музыкальные клипы, - все это разительно отличалось от прошедших цензуру программ Центрального телевидения. Неудивительно, что ведущие программы быстро стали народными героями, а сама программа - культовой.

В 2007 году весь коллектив программы был удостоен премии "ТЭФИ" за заслуги перед российским телевидением.



ТОТ САМЫЙ ПЕРВЫЙ ВЫПУСК "ВЗГЛЯДА":
(точнее - один из первых ;)



Read more...Collapse )


"Дорогой Эдисон!" (1986)
Перестройка
ed_glezin
Один из самых скандальных фильмов новой "перестроечной" волны, по материалам которого была развернута дискуссия на страницах "Правды" и "Известий". Молодой талантливый ученый Одинцов, выпускник столичного ВУЗа, попадает в жернова советских "аппаратных игр". Впервые на экране подробно, реалистично и психологически достоверно показана технология вполне "законного" уничтожения талантов хитроумной и опытной командой партократов. Из цензурных соображений действие фильма перенесено в российскую провинцию, в результате чего фильм приобретает неожиданную глубину обобщения: аппаратные метастазы пронизали страну, власть их практически безгранична и непоколебима при любых реформах...

Спец. приз «За остроту постановки нравственных проблем» на Всесоюзном фестивале телевизионных фильмов (Минск, первый приз не присужден).

Режиссёр и сценарист - Исаак Фридберг, оператор - Лев Бунин.
Актёры - звёзды советского кино: Леонид Марков, Андрей Ташков, Александр Фатюшин, Анатолий Ромашин, Всеволод Абдулов, Владимир Меньшов, Ольга Толстецкая и другие.



==========================================

Из разговора главного героя Виктора Одинцова с главой следственной комиссии:

- В партии должны состоять идеальные люди. А сейчас легче вступить в партию, чем вылететь из нее. Надо гнать из партии за развал работы. Тогда люди бы думали прежде, чем сесть в руководящее кресло. Знали бы чем рискуют...

- Ивинский был исключен из партии 8 лет назад. Он выступил на партийном собрании с критикой нашего курса в области научно-технического прогресса. Он утверждал, что мы развиваемся экстенсивным путем, который может завести нас в тупик.

- Но ведь теперь такой же точки зрения придерживается наша партия.

- Так это теперь...

Профессор Ивинский:

"У нас судят только если украли деньги. А если у вас украли веру в справедливость, за это судить нельзя. Нет состава преступления."



==========================================

Из отзывов на фильм:

sibirjak1 (Красноярск) 16.03.2016 - 17:05
Хороший фильм про то как серость постепенно пробивалось все выше и выше, заполняло верхние и средние эшелоны власти и мы получили то что имеем. Общество сантехников, у которых в голове только потребность к наживе, к личному обогащению за счет других, купил за 2 продаю за 4. Смысл жизни в голубом унитазе, и поездке в Египет. К сожалению все диссертации у руководящих работников писались и пишутся именно по указанному сценарию. Многие ситуации показанные в фильме довелось пережить на собственном опыте в начале 80-ых прошлого столетия.

Read more...Collapse )


30 лет "советскому Вудстоку "
Перестройка
ed_glezin
С 11 по 13 сентября 1987 года в подмосковном парке им. Талалихина прошел рок-фестиваль "Подольск 87".



Read more...Collapse )

1 съезд народных депутатов СССР - 28 лет спустя
Перестройка
ed_glezin
"Грани недели"
27 МАЯ 2017


В такие же майские дни 1989 года открылся I Съезд народных депутатов СССР

В.Кара-Мурза
― Сегодня гость нашей студии — политик, режиссер Александр Гнездилов.


В.Кара-Мурза
― 28 лет назад открылся I Съезд народных депутатов СССР, сыгравший ключевую роль в пробуждении общественного сознания населения страны. Дань уважения эпохальному съезду отдает писатель Юрий Поляков:

— Ну, насколько я помню, он сыграл огромную роль. Я чуть не стал депутатом, делегатом съезда чуть не стал. Но я стоял в списке от комсомола на этот съезд, тогда же шли от организаций очень много. Но когда там утверждали, на бюро сказали: «Это тот Поляков, который написал «ЧП районного масштаба»? Вычеркивайте немедленно!» Я не стал депутатом. Большую роль сыграл. Тогда же вся страна, как сериал, слушала. И тогда, кстати, и возникли те политические фигуры, которые потом нас сопровождали все 20 лет.

В.Кара-Мурза
― Началом заката коммунизма считает I Съезд политолог Кирилл Рогов:

— Ну, роль была огромная. Это был первый политический институт демократии в России. На самом деле I Съезд в значительной степени закончил эру коммунизма, потому что он легализовал политические дебаты как институт власти. Он всей стране показал, что бывают другие люди, другие темы, другие повестки. С точки зрения Горбачева, он должен был закончить период партократии, потому что Горбачев имел в виду, в этой политической реформе, перенести центр власти в избранные органы и сопартийных.

В.Кара-Мурза
― Публичное заседание съезда запомнилось журналисту Кириллу Мартынову:

— Мне кажется, это лучшее, что было с российским парламентаризмом до сих пор. Это ситуация, когда трансляции из зала заседаний в парламенте смотрела вся страна. И в этом зале действительно обсуждались те проблемы, которыми страна живет. По большому счету, нам бы неплохо ставить вопрос о том, как возможно возвращение к такому парламенту, несмотря на то, что, конечно, у него было очень много проблем. И такой традиции и парламентской культуры у нас не было, да и сейчас нет.

В.Кара-Мурза
― Хорошо помнит I Съезд журналист Шод Муладжанов:

— Я был аккредитован на этом съезде, в его кулуарах, в частности, познакомился с Владимиром Вольфовичем Жириновским. Я думаю, что это было гигантское событие в истории нашей страны, потому что вольнодумство прозвучало не от первых лиц государства – вольнодумство Горбачева, оно шло, звучало так интересно, ну, корректно, но звучало – а в Кремле оно зазвучало неожиданно и очень массово. Стало понятно, что это не просто позиция перестроечников, а это позиция очень многих людей, и что эти люди пришли во власть, и что эти люди будут серьезно бороться за власть. И стало понятно, что это очень серьезный процесс, который, в том числе, примет и законодательные формы. По всему по этому, мне кажется, это было очень важное и историческое событие. Потому что уже II Съезд, он уже был более понятным, был более предсказуемым и так далее. А I Съезд был абсолютно лихим и непредсказуемым.

В.Кара-Мурза
― Ключевую роль съезда отмечает политолог Станислав Белковский:

— Съезд народных депутатов СССР, который открылся 25 мая 1989 года, сыграл огромную роль в пробуждении общественного сознания, потому что советское общество, к которому принадлежал и я, как и мы все, неожиданно узнало, что по телевизору можно: а) рассуждать о политике; б) говорить правду. И вот эти две вещи произвели такой переворот в сознании советского человека, что крах СССР стал уже неизбежен.

В.Кара-Мурза
― Съезд сыграл очистительную роль в удушливой атмосфере советской действительности, уверен писатель Дмитрий Глуховский:

— Думаю, что сыграл, безусловно. Потому что это была первой попыткой – сделать настоящую политику публичной, с одной стороны. И дать людям ощущение сопричастности к политическим процессам, на которых действительно что-то решалось. А с другой стороны – это дало возможность депутатам почувствовать себя публичными политиками, и к этому обрести вкус. И первый все наши политические звезды они все там сформировались. Это политика вышла из кулуаров, из залов съездов, а вышла в народ. И могла бы быть заложена хорошая традиция.

В.Кара-Мурза
― Захватывающим зрелищем вспоминается съезд журналисту Николаю Сванидзе:

— Очень большую роль сыграл съезд в повышении гражданского самосознания нашего общества нашей страны, потому что это было так интересно, когда вдруг люди по телевизору начинают говорить не какими-то округлыми гладкими фразами, бессмысленными, а начинают говорить то, что ты думаешь, важные какие-то вещи на человеческом языке. Это было очень интересно, конечно. И на меня произвело тогда очень сильное впечатление, и, я думаю, на миллионы людей.

В.Кара-Мурза
― Напомню, что гость нашей студии — политик, режиссер Александр Гнездилов. Александр, 28 лет назад открылся I Съезд народных депутатов СССР. Как, по-вашему, какую роль он сыграл в пробуждении общественного сознания населения страны?

А.Гнездилов
― С моей точки зрения, I Съезд народных депутатов — это, конечно, абсолютно историческое событие, которое оставило довольно большой след и в народной памяти. Мне потом люди, спустя годы, спустя 10-12 лет, рассказывали, каким для них сильным впечатлением было это мероприятие. И, конечно, это было значительное событие в российской государственной жизни, в тот момент в жизни Советского Союза. По большому счету, впервые с разгона Учредительного собрания, всенародно избранного, в январе 1918 года, разгона большевиками, впервые люди получили возможность, в той или иной форме, на конкурентно альтернативной основе, выбрать, по-настоящему выбрать своих представителей. И хотя значительную часть съезда, большую часть съезда по-прежнему составляли те же, кто симулировал собой народную власть в течение 70-ти лет, тем не менее, все равно это было совершенно другое дело. Это были выборы, это была борьба, это было огромное участие массы людей, огромная явка. И как результат на съезде прозвучали с трибуны те голоса и те слова, которые еще за несколько лет до этого было невозможно представить себе в Кремле, было невозможно представить себе в органах государственной власти. В результате целый ряд существующих мифов оказался стремительно развеян. Это те же мифы, которые существуют и сегодня – где взять новую альтернативную политическую элиту, где взять, где вырастить новых политических лидеров. Неожиданно оказалось, что вот они есть. Просто они не имели возможности участвовать в политике или быть представленными в официальной политике. Как только такая возможность появилась, то эти лидеры стали формироваться, и мы увидели межрегиональную депутатскую группу, 5 ее сопредседателей. Это помимо Бориса Ельцина и Андрея Сахарова, были и Гавриил Попов, и Виктор Пальм, и Юрий Афанасьев. И помимо них были яркие ораторы, яркие мыслители, которые выступали с трибуны съезда, и были просто люди, которые представляли точку зрения своих избирателей, а не начальства, не коммунистической партии Советского Союза, не Политбюро, не лично Горбачева и так далее.

И неожиданно оказалось, что стоит только дать людям говорить правду и обсуждать эту правду, хотя бы в усеченном формате, с прерываниями, перебиваниями, мы до сих пор помним очень жесткую полемику, порой между Андреем Дмитриевичем Сахаровым и сидевшим в Президиуме Михаилом Горбачевым. Тем не менее, оказалось, что достаточно начать говорить правду, как вся казавшаяся такой устойчивой система начинает рушиться. Людям сказали, что «вы можете говорить все, что думаете, и после этого вас не посадят сразу в тюрьму». Все – это было точкой поворота, точкой разворота. Точно так же, как это может стать точкой разворота сегодня. Если мы откроем Государственную Думу, трибуну парламента, если мы откроем телевидение для слова правды, для того, чтобы на каждое это слово с экрана телевизора произнесли изредка кто-то из оппонентов, прорываясь в телестудию, не выслушивать в ответ сплошную бесконечную ложь, закрикивания, улюлюканье и так далее. Вот того самого «агрессивно-послушного большинства», как определил этих сторонников власти, этих прихвостней власти, тогда, именно в 1989 году, Юрий Афанасьев.

Оказалось, что наш народ и наша страна имеет потенциал для уникального исторического достижения, для мирного, практически мирного, постепенного отказа от тоталитарной системы. Мы знаем, как происходило преодоление нацизма в Германии – то было результатом Второй мировой войны, поражения Германии во Второй мировой войне. Мы знаем, что точно так же преодолевались последствия правления Муссолини фашизма в Италии. То же самое относилось к милитаристскому, фашистскому, по сути, режиму в Японии. Примеров, когда представители и политической, и общественной элиты нашли в себе силы мирно отказаться от тоталитарной политической системы или жестко авторитарной политической системы, очень мало. Мы можем вспомнить Испанию после Франка, и мы можем вспомнить как раз Советский Союз 89-90 года.

Другое дело, что представлять картину съезда, и картину последствия съезда исключительно радужно, безусловно, нет никаких оснований. Как раз наоборот, история Съезда народных депутатов и его последствий показывает нам не только огромные возможности, которые таятся в свободе слова и в свободе выбора для граждан нашей страны, но и те риски, западни, которые поджидают общество на этом пути. Отказываясь от тоталитарной системы, одновременно произошел распад страны. Произошел крах системы, потом крах государства, по сути, в августе 91 года, и потом в конечном счете, в декабре 91 года распад Советского Союза, который не был предрешен изначально. Та система сопредседательства, которая существовала внутри межрегиональной депутатской группы, затем сменилась выдвижением на роль вождя одного человека, который получил, по большому счету, всю полноту власти – это Борис Ельцин. И, в конечном счете, был сформирован при его президентстве тот суперпрезидентский режим, тот конституционный государственный строй, по которому наша страна существует и сегодня. Оказалось, что демократы в какой-то степени проиграли еще до своего прихода к власти. Они проиграли, еще находясь в меньшинстве, чем находясь в оппозиции, в тот момент, когда не смогли сохранить внутри себя демократическую систему принятия решений. Полномочия Бориса Ельцина были очень обширны. Ключевые, независимые от него, должности в 91 году такие, как вице-президент и председатель Верховного Совета, заняли люди еще менее демократичные, чем он сам – Александр Руцкой, Руслан Хасбулатов. Демократам не удалось — демократам, либералам, наследникам диссидентского движения – не удалось сформировать систему, при которой представители этой идеологического направления заняли бы в системе государственной власти независимое положение, при котором в политическом спектре они вынуждали бы президента Ельцина считаться с ними. Потом, в дальнейшем, по вопросу о методах и способах проведения реформ, по вопросу о ситуации 93 года, по вопросу о начале Чеченской войны, и так по всем ключевым вопросам, включая, в конечном счете, вопрос о развитии России после Ельцина. Вопрос о преемничестве или демократических свободных выборах. И последствия вот этого мы ощущаем на себе в полной мере. И это урок, безусловно, и для будущего, для будущего демократического движения, потому что ставка на одного вождя, ставка на персону, в конечном счете, приводит к воспроизводству того самого режима. Может быть, в смягченных, несколько иных формах того самого режима, с которым вы боретесь, и в борьбе с которым вы приносите немалые жертвы. Вот это очень важный вывод, который из ситуации в 89-99 гг., на мой взгляд, было бы очень правильно сделать нам сегодня в 2017 году. Договариваться на берегу, выстраивать такую конфигурацию политическую, которая после победы не будет в очередной раз режимом личной власти, режимом одного лидера, когда будет выстроена заранее, подготовлена система сдержек и противовесов, и именно эта система придет на смену существующему режиму.

http://echo.msk.ru/programs/graniweek/1988360-echo/


Мое интервью с Радой Волшаниновой.
я
ed_glezin
Рада Волшанинова — живая песня.

Рада Волшанинова (настоящее имя Бронислава Александровна Золотарёва) — заслуженная артистка России. Легендарная исполнительница русских романсов и цыганских песен, актриса театра и кино,
снимавшаяся в фильмах «Табор уходит в небо», «Братья Карамазовы», «Опасные гастроли» и др. Её завораживающий голос, её чувственное искромётное исполнение покорили сердца миллионов ценителей песенного искусства по всему миру.



- Каким было самое трудное решение, которое Вам приходилось принимать в Вашей жизни?

- Я как-то об этом не задумывалась. Я думаю, что самое трудное решение мне приходиться принимать сейчас. Потому что я в таком возрасте, а мне 80 лет, который связан со множеством проблем. И мне надо принять решение о своих дальнейших планах. Сейчас жизнь меня поставила в тупик. Я живу с дочерью и с внучкой. Состояние здоровья у меня не очень хорошее. Нужно решать множество бытовых жизненных проблем, о которых мне бы сейчас не хотелось говорить. И именно сейчас у меня наверное самый сложный период в моей жизни.
Но я хочу сказать и другое. Как не странно, именно в этом возрасте я полна внутренней энергии. Я полна восторженностью жизни, восторженности по отношению к миру, в котором я нахожусь, несмотря ни на какие проблемы.
И счастье мое в том, что я умею радоваться в каких бы трудных ситуациях я ни была.
Я всегда благодарна судьбе, благодарна Богу, благодарна людям за то, что я несмотря на свой почтенный возраст могу давать интервью, выходить на сцену, петь, писать. Около года назад прошел мой бенефис. Я счастлива. Я ещё многое хочу рассказать о себе и люди меня понимают. Это огромное счастье.

- Вы сказали, что умеете радоваться, может быть от этого происходит Ваш псевдоним «Рада»?

- Может быть (смеется). На самом деле этот псевдоним мне дал художественный руководитель молдавского джаз-оркестра «Букурия» (Радость) Шико Аранов. «Рада» - от распространенной молдавской фамилии Раду. Сначала я была Вероника Рада, потом просто Рада.
В один прекрасный день Аранов подошел ко мне и спросил: «Бронислава, ты хочешь работать в нашем ансамбле?» Я закричала: «Конечно!» и улетела в Кишинев, петь в его ансамбле.

- Расскажите пожалуйста о ваших родителях.

Read more...Collapse )










5 декабря 2011 года - начало "Снежной революции"
Перемен
ed_glezin
5 декабря 2011 года, на следующий день после парламентских выборов, произошло невероятное. Жители больших городов России, возмущенные крупномасштабными подтасовками результатов голосования, вышли на митинги. Вышли с плакатами и лозунгами: «Мой голос украли!», «Даешь честные выборы!», «Это наш город!». Этот день навсегда изменил Россию. Люди поняли, что собравшись вместе на многотысячном митинге, они становятся грозной силой, с которой нужно считаться. И последующие митинги, возглавляемые оппозицией, начали собирать все больше и больше протестующих граждан, пока пожар оппозиционных настроений не охватил всю страну…

За счёт распространения информации в LiveJournal, Twitter и Facebook, акция собрала около 15 тысяч участников. На митинге выступили известные оппозиционеры: Алексей Навальный, Евгения Чирикова, Борис Немцов, Илья Яшин, Артемий Троицкий, Виктор Шендерович, Дмитрий Быков. После митинга многие пошли к зданию ЦИК. На Лубянке прошли массовые столкновения протестующих с полицией. В результате проведения акции были арестованы более 300 человек, в том числе Алексей Навальный и Илья Яшин, впоследствии получившие по 15 суток ареста каждый.









Read more...Collapse )


"Таинственная страсть" к свободе
Перестройка
ed_glezin
С огромным удовольствием посмотрел великолепный сериал "Таинственная страсть" по мотивам одноименного романа Василия Аксенова!

Кинолента уже не первый раз, вслед за "Оттепелью", "Однажды в Ростове" и "Стилягами" погружает зрителя в атмосферу романтичных шестидесятых годов.

Главное, что удалось шестидесятникам - посеять зерна свободы, которые дали обильные всходы в восьмидесятые. Именно при Горбачеве Оттепель наконец-то сменилась весной.

Сейчас уже восьмидесятники должны передать эстафету освобождения нынешнему поколению.

Возвращение к свободе так же неизбежно как и таяние снега, а стремление к ней так же сильно как и страсть к любви.

Россия будет свободной!















Read more...Collapse )



Как я наблюдал за голосованием в Майами
Перемен
ed_glezin
Я был наблюдателем от партии "ПАРНАС" на участке выездного голосования в Майами.





Единственная переносная урна была доставлена из посольства РФ в Вашингтоне. Там же производился и подсчет голосов.

Read more...Collapse )







Ещё фото тут: https://public.fotki.com/Ed-Glezin/28534/2014-10---/18--2016-/

Read more...Collapse )

Видео Андрея Сидельникова:

Интервью с моим участием с 16-ой минуты записи.

https://www.facebook.com/andrey.sidelnikov/videos/1222574347766075/?pnref=story




Видео избирательницы Анастасии Горшковой:


https://www.facebook.com/nastasiagorshkova/videos/1091736920875588/?pnref=story






Закон "О кооперации в СССР".
Перестройка
ed_glezin
26 мая 1988 г. Верховным советом был принят закон «О кооперации в СССР» предоставлял право гражданам объединяться и создавать кооперативы с использованием наемного труда.



В его десятой статье о «принципах деятельности кооператива» было сказано, что «Вмешательство в хозяйственную или иную деятельность кооперативов со стороны государственных и кооперативных органов (союзов, объединений, кооперативов) не допускается». А 25-й главе о «Труде и его оплате» записано, что «Кооператив самостоятельно определяет формы и системы оплаты труда членов кооператива и других работников».

Read more...Collapse )

==========================================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================



ОМОН против Гоголя.
ОБОРОНА
ed_glezin
1 апреля 2009 года я (в числе других 10 активистов движений "Оборона" и "Мы") был задержан у памятника писателю Николаю Гоголю на разрешенной сатирической акции, приуроченной к 200-летию этого писателя.

Собравшиеся держали плакаты с портретами российских политиков изображавшими героев романа Гоголя "Мертвые души". Владимир Путин был в роли Чичикова, мэр Москвы Юрий Лужков - Манилова, губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко предстала в виде Коробочки, председатель Государственной Думы Борис Грызлов был Собакевичем, лидер ЛДПР Владимир Жириновский Ноздревым, а члены партии "Единая Россия" Светлана Хоркина и Алина Кобаева стали "дамой приятной" и "дамой приятной во всех отношениях" соответственно.

Активисты держали растяжку с цитатой из этого же романа: "Русь, куда несешься ты?". Когда же мы начали скандировать эту же сотрудники ОМОНа в жесткой форме стали нас задерживать, мотивируя это тем, что мы якобы нарушили форму проведения акции.

Скорее всего ОМОНовцы даже не поняли, что вместо политического лозунга мы цитировали Гоголя. Кроме того, ни в одном законе нет запрета на скандирование во время проведения пикета и практически каждый пикет сопровождается скандированием его участниками.

Вместе с другими задержанными я был доставлен в ОВД «Арбат», где на меня составили протокол об административном задержании. Приговором суда я был оштрафован на 1000 рублей за якобы нарушение части 2 статьи 20.2 КоАП РФ.

Ещё фото тут: https://public.fotki.com/Ed-Glezin/oborona/2009-04-01----/

Публикации в СМИ: http://oborona-press.livejournal.com/148186.html

















Задержание за цитату из Гоголя


Задержание за цитату из Гоголя from Dmitry Zykov on Vimeo.



https://vimeo.com/3989581



85 лет человеку 85-го года. Мнения, комментарии, репортажи, фильмы.
Перестройка
ed_glezin
"Михаил Горбачев для большинства россиян остается человеком, руководствовавшимся в своей деятельности интересами граждан. Так, 46% опрошенных признают, что он заботился о благе страны, однако допустил ряд серьезных просчетов. Каждый десятый (12%) согласен с тем, что он, как смелый человек, не побоялся взять на себя ответственность, провел необходимые стране реформы и сделал все возможное", — говорится в исследовании ВЦИОМ
РИА Новости http://ria.ru/society/20160302/1382861280.html#ixzz41nFTzF2R

Михаил Горбачев в разговоре с Марией Макеевой высказал свое мнение о Кравчуке, Ельцине, Кадырове и войне в Сирии.
https://tvrain.ru/teleshow/interview/gorbachev-404720/

Михаил Горбачев: Для меня ситуация такая, что надо давать отпор
http://www.novayagazeta.ru/society/72059.html

Михаил Горбачев: «Кредо моё — без крови»
Это не первое интервью Горбачева The New Times — четвертое*. В предыдущих мы говорили исключительно о политике, в этом захотелось уйти от наработанных саунд-байтов, поговорить прежде всего о нем самом. Из чего, каких историй, эмоций, переживаний соткан человек, который не испугался освободиться сам и дал право на выбор другим — впервые за тысячу лет российской истории, — ответы перед вами.
http://newtimes.ru/articles/detail/108271

"Страна давно тяжело больна"
Многое из того, что говорил Михаил Горбачев в интервью Радио Свобода в разные годы, актуально и сегодня.
http://www.svoboda.org/content/article/27584572.html



Фото Владимира Рыжкова




Поздравление Дмитрия Медведева:

"В нашей стране и за рубежом Вас справедливо считают государственным деятелем, который оказал огромное влияние на ход мировой истории. С Вашим именем связаны те поворотные изменения, которые позволили сделать первый шаг в направлении демократических преобразований в нашей стране, а также начало перехода к политике открытости в сфере международных отношений", — говорится в поздравительной телеграмме премьер-министра.
Как отмечается в тексте, будучи ярким и неравнодушным человеком, Горбачев и сегодня по-прежнему активно участвует в общественно-политической жизни, к его мнению прислушиваются и сторонники, и оппоненты.
Премьер-министр пожелал Горбачеву здоровья и всего наилучшего.
http://ria.ru/society/20160302/1383018899.html

Поздравление Григория Явлинского:

Григорий Явлинский о президенте СССР: "Михаил Горбачев дал свободу сотням миллионов людей. Свободу, за которую боролись очень немногие, а остальные даже и не мечтали. Невероятно, но генеральный секретарь ЦК КПСС вдруг решил, что не надо сажать в тюрьму за то, что человек думает и говорит. Когда появилась реальная свобода слова, система, построенная на лжи, развалилась сама собой. Михаил Сергеевич Горбачев дал свободу. А как ею воспользовались, это уже не его проблема. Поэтому обижаться на него не стоит".

Read more...Collapse )


Фрагмент торжества в кругу друзей:



Read more...Collapse )

Фильм Сергея Брилева: "Михаил Горбачев: сегодня и тогда."






К 25-летию падения Берлинской стены.
Перестройка
ed_glezin


Тут проходила Берлинская стена.
У Брандербурских ворот.
Июнь 2012 г.



У фрагмента Берлинской стены в Москве.



У фрагмента Берлинской стены в Будапеште.




У фрагмента Берлинской стены в Майами.



Read more...Collapse )