Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Перестройка

Как благодаря Горбачеву в "Московских новостях" был опубликован некролог Виктору Некрасову.

Знаковый для политики Гласности некролог «Умер Виктор Некрасов» был опубликован в газете «Московские новости» № 37 (375), 13 сентября 1987 года.

Надежда Фадеева (внучка Николая Бухарина):

Некролог Виктору Некрасову был опубликован только тогда, когда дал свое согласие Горбачев.

Владимир Шевелев (который с 1989 года входил в редколлегию газеты "Московские новости"), с которым я дружила позвонил мне и сообщил о смерти писателя - эмигранта Виктора Некрасова. Он сказал, что Егор Яковлев (главный редактор газеты "Московские новости") позвонил Александру Николаевичу Яковлеву и просил разрешения опубликовать некролог. И тот ответил, что должен связаться с Михаилом Сергеевичем и перезвонит.

После одобрения Горбачева некролог был напечатан в еженедельнике "Московские новости".



==========================

Из интервью Виктора Лошака:

Когда МН напечатали некролог писателю-эмигранту Виктору Некрасову в 1987 году, секретариат ЦК КПСС голосовал по вопросу о снятии Егора Яковлева с поста главного редактора. Тогда это была обычная практика - секретарям ЦК рассылался проект постановления, который они подписывали или не подписывали. "За" были Лигачев, Зайков, Воротников - в общем, большинство. Уже готовое постановление, видимо, отказались завизировать члены Политбюро Александр Яковлев и Эдуард Шеварднадзе. Не появилось на нем и никаких резолюций генсека. В итоге постановление так и не было принято.

Источник: https://ria.ru/20101001/281234682.html

=============================

Писатель-эмигрант Виктор Некрасов скончался в Париже 3 сентября. Газета Егора Яковлева публикует некролог, подписанный Григорием Баклановым, Булатом Окуджавой, Вячеславом Кондратьевым и Владимиром Лакшиным. Интеллигенция воспринимает статью как глоток свежего воздуха. Это была его идея, рассказал в интервью для этого проекта Валентин Фалин, тогда — глава АПН (издатель «МН»). После публикации, говорит он, «были немалые сложности».

Этот текст – снятие табу с запрещенного прежде в печати имени. На следующий день после выхода газеты главные редакторы главных изданий Москвы были вызваны в ЦК КПСС партийным идеологом Егором Лигачевым. Встреча была неожиданной, утверждает в своей книге Леонид Кравченко, тогда — зампредседателя Гостелерадио: «Собрались словно по тревоге. Все возбуждены, озадачены, у каждого в глазах немой вопрос: «Что случилось?». По всему чувствовалось, что и Лигачев нервничал».

Как вспоминает Кравченко, «Егор Кузьмич особо подчеркнул, что встречу он проводит от имени Политбюро ЦК партии».

Один из подписавших некролог — главный редактор журнала «Знамя», писатель Григорий Бакланов, присутствовавший там, вспоминал позже: «<…> Лигачев только что не орал на редактора, Егора Яковлева: как, мол, посмел вообще печатать некролог! В седую его голову и мысль такая не вступала, что лишись он завтра своей должности, и кто он? Старец никому не нужный, мало ли уже сменилось таких временщиков, некогда всесильных: Лигачев? Кто такой Лигачев? А книга Виктора Некрасова «В окопах Сталинграда» уже осталась в литературе, в истории нашей культуры».

«Начал издалека, – вспоминает в свою очередь Леонид Кравченко. – Рассказал о сложной идеологической обстановке в стране, о том, как много появляется в нашей печати непроверенных фактов, сведений и откровенной дезинформации. Подчеркнул, насколько ответственны должны быть перед народом все мы, журналисты, когда сообщаем о том или ином событии или когда даем свои оценки, трактовки тех или иных явлений. Ну а когда речь идет о людях, тогда тем более мы должны быть точны, щепетильны. Необходимо все время помнить, подчеркивал тогда Лигачев, о чувстве патриотизма, чувстве высокой ответственности перед народом. И здесь он неожиданно сослался на свежий номер «Московских новостей», который, как выяснилось, и стал непосредственным поводом для проведения совещания».

Лигачев тоже пишет об этом эпизоде в своей книге, говоря, что “публикация вызвала в ЦК большое неудовольствие”, так как “новые подходы к оценке наших соотечественников, по разным причинам выехавших за рубеж, еще не утвердились”. (Об открытом письме десяти других известных эмигрантов «Пусть Горбачев предоставит нам доказательства» см. 29 марта 1987.) “Михаил Сергеевич, – вспоминает Лигачев, – будучи в отпуске в Крыму, позвонил, поручил мне на очередном совещании главных редакторов газет и журналов сообщить о занятой нами позиции. Кроме того, на совещании была оглашена справка заместителя заведующего сектором газет С.С. Слободенюка, из которой явствовало следующее. Оказывается, Слободенюку позвонил тогдашний заведующий отделом культуры ЦК Ю. П. Воронов и сказал, что «Литгазета» и «Московские новости» намереваются печатать некролог в связи со смертью Некрасова. Слободенюк проинформировал об этом секретаря ЦК [Александра] Яковлева, а затем передал [Юрию] Воронову, что указание секретаря ЦК таково: некролог не печатать. Об этом же Слободенюк сообщил в газету «Московские новости». Однако главный редактор «МН» Е. Яковлев указание секретаря ЦК А. Яковлева не выполнил».

На встрече редакторов в ЦК, пишет Лигачев, Егор Яковлев «утверждал, что никаких указаний из ЦК он не получал, а это прямо противоречило справке Слободенюка», поэтому, мол, и «разгорелся сыр-бор». Свидетель перепалки, Леонид Кравченко, подтверждает: Лигачев был возмущен именно тем, что «заметка появилась, несмотря на то, что редактор газеты Егор Яковлев был предупрежден о нецелесообразности такой публикации». Но главный редактор “Московских новостей”, по словам Кравченко, начал спорить с этой претензией: «Он заявил, что действительно был звонок от работников идеологического отдела ЦК с предупреждением о нецелесообразности публикации, но после этого он, главный редактор, связался с Александром Николаевичем Яковлевым, тоже членом Политбюро, и публикация заметки была разрешена». Лигачев возмущен тем, что Яковлевы сговорились за его спиной: накануне, на заседании Политбюро, вспоминает Кравченко слова Лигачева, «было принято единодушное решение «отмолчаться» по этому поводу, и [Александр] Яковлев не высказал там иной точки зрения».

Перепалка в ЦК закончилась тем, что Егор Яковлев «под честное слово снова подтвердил участие [Александра] Яковлева в согласовании публикации. На это Лигачев в довольно жесткой форме заявил: «Ну что ж, тогда это личное дело товарища Яковлева. А я вам делаю замечание и предупреждение от имени Политбюро. Другие члены Политбюро имеют такую же, как у меня, точку зрения».

В свою очередь, Александр Яковлев подтвердит в мемуарах: он действительно давал добро на эту публикацию Егору Яковлеву, а Лигачев, через отдел пропаганды, действительно ее запрещал.

Лигачев утверждает также, что после совещания Егор Яковлев написал на него жалобу в ЦК, «которую на журналистском жаргоне правильнее всего было бы назвать “телегой”». «Почему в мой адрес? Только потому, что я проводил совещание? – не понимает Лигачев. – Но ведь я высказал позицию не только свою, но и Горбачева. Вдобавок, запрещал-то публикацию некролога вовсе не я, а секретарь ЦК Яковлев. Горбачев поступил с “телегой” весьма своеобразно: он разослал ее для ознакомления всем членам Политбюро. Никто, ни сам Михаил Сергеевич, никто другой, не высказал мне в связи с письмом главного редактора «МН» каких-то замечаний. Но то, как использовали жалобу, поневоле наводило на размышления: тут, с одной стороны, отчетливо прочитывалась поддержка Е. Яковлева, а с другой — легкий «щелчок» в мой адрес».

Публикация рассматривается на заседании Политбюро, и там достается обоим Яковлевым, только редактору “Московских новостей” – заочно, а партийному идеологу претензии были высказаны в глаза. “Редактор совсем распустился, потерял всякую меру, – так он вспоминал суть претензий своих коллег. – Пора снимать его с работы. <…> Ты знаешь, что Некрасов занимал откровенно антисоветские позиции? Меня упрекали за слабое руководство печатью, за то, что печать «распустилась»”.

Это столкновение по линии Лигачев–Яковлев стало первым зримым для руководителей СМИ. «Нам, может быть впервые, тогда стало ясно, что между двумя лидерами перестройки, Лигачевым и Яковлевым, возникли, нарастали, обострялись противоречия, которые рано или поздно могли привести к полному разрыву отношений, – вспоминает Кравченко. – И если Александр Яковлев позволил себе занять такую откровенную, обнаженную позицию, значит, он мог это сделать, только рассчитывая на поддержку Горбачева. Противостояние нарастало. Порой доходило до абсурда. На одном совещании слышишь одно, на другом — другое. Иногда на одном совещании, если там выступали оба — Лигачев и Яковлев, приходилось выслушивать полярно противоположные точки зрения на одну и ту же проблему. Журналисты в редакциях стали делиться по признаку ориентированности на тот или иной курс. Это был очень сложный период для нашей журналистики».

Сам Егор Яковлев вспоминал об этой встрече так: «Мы единственные в Москве, кто отозвался на смерть Виктора Некрасова: опубликовали десятистрочную заметку. [Ответственный за идеологию Егор] Лигачев собирает главных редакторов ведущих газет и устраивает мне публичную экзекуцию».

Согласно воспоминаниям «архитектора гласности» Александра Яковлева, главный редактор газеты эту публикацию согласовал с ним, но Лигачев запретил ее через отдел пропаганды. То есть текст вышел, несмотря на его запрет. «Практически это было первое публичное столкновение двух членов Политбюро, причем в острой форме», – объясняет Александр Яковлев.

Однако происходящее в СССР коллеги-эмигранты оценивают иначе. Об ощущениях тех дней говорил в эфире “Свободы” Владимир Войнович: «И вроде бы все честь по чести. И уголок в газете отвели приличный, и фотографию, где покойный изображен молодым, темноволосым, с обаятельной улыбкой, а не грустным, морщинистым стариком, каким он на самом деле ушел из этого мира. В некрологе вроде и сказано достаточно много: автор повести “В окопах Сталинграда”, офицер саперного батальона, он стоял у истоков правдивого и честного слова в нашей литературе о войне. Но тут же и ложка дегтя, словно в песню Окуджавы вставили куплет из Долматовского: “Его отъезд за границу и некоторые выступления там в первые годы его эмиграции отдалили его от нас”».

Источники:
http://gorbymedia.com/post/09-13-1987
http://gorbymedia.com/post/09-14-1987
http://gorbymedia.com/interviews/falin
https://archive.svoboda.org/50/Files/1987.html#1987-6

=======================

В Москве взорвалась идеологическая бомба — «Московские новости» опубликовали некролог о Некрасове, подписанный Григорием Баклановым, Булатом Окуджавой, Вячеславом Кондратьевым, Владимиром Лакшиным. В осторожнейшей форме, но это было как бы извинение перед тем, кого советская власть изгнала за пределы страны.

http://nekrassov-viktor.com/Funeral.aspx

==================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

================





я

Музей Эдгара По в Филадельфии.

Писатель, поэт, редактор и литературный критик Эдгара Аллана По жил и работал в этом доме в 1843 году, вместе со своей женой Вирджинией. Всего в Филадельфии он прожил около семи лет (с 1837 по 1844 годы) в разных домах, но этот дом единственный, который сохранился.
После него в доме жили еще несколько семей, пока его не купил поклонник писателя Ричард Гимбел в 1933г, отреставрировал его, и открыл в качестве музея.

Что же делал Эдгар По в Филадельфии?

===========

Выпивал

В Филадельфии Эдгар пристрастился к жгучей смеси абсента и бренди.

В городе есть легенда, что после глотка этого адского пойла его давний друг Хёрст (адвокат и страстный орнитолог) начинал угрюмо требовать от По зачитывать вслух его знаменитого "Ворона".

============

Проиграл

В июле неважно какого года Эдгар отправил несколько историй на конкурс в местное издание "Philadelphia Saturday Courier". Приз он не выиграл, но пять рассказов опубликованы были.

Правда без указания его имени.

================

Стал лидером мнений

Когда журнал Graham’s Magazine опубликовал рассказ Эдгара "Убийство на улице Морг.", главред не прогадал.

То был первый современный детектив.

Разместив рассказ на страницах журнала, писатель увеличил количество подписчиков издания с пяти тысяч до тридцати семи.

Уже в октябре того же года, парижская газета Le Commerce перевела и опубликовала историю у себя.

Название рассказа изменили, а имя автора, как водится, не указали.

==============

Познакомился с Диккенсом

Чарльз Диккенс ездил по Америке. У него был писательский тур. Встретились писатели в Филадельфии. Эдгар впечатлил Диккенса способностью угадывать развязки историй и произведений.

Диккенс даже пообещал отыскать британского издателя для "Страшных рассказов" По.

=============

Сочинил биографию

В феврале 1843 года старый друг писателя Генри Хёрст публикует в филадельфийской "Saturday Museum" коротенькую биографию По. Заметка полна ошибок и неточностей.

Говорят, вся неправда записана со слов Эдгара верно.

=================

Разбогател на $100

История о пиратских сокровищах "Золотой жук" наконец-то принесла Эдгару победу в писательском конкурсе. За рассказ "Золотой жук" автору достался приз в сто долларов и постановка истории на сцене Американского Театра в Филадельфии.

В этот раз французская версия истории про скарабея уже упоминала имя автора.

======================

Ушёл в юристы

После победы в литературном конкурсе, По решается учить юриспруденцию в офисе Генри Хёрста. Того самого, с которым уже выучился мешать абсент и бренди.

===============

Пошёл в массы

После триумфа истории про золотого жука, По дебютирует как лектор. Его выступления и лекции об американской поэзии собирают толпы.

Через год писатель покидает в Филадедльфию и едет в Нью-Йорк.

=================

..Филадельфия очень гордится совей связью с писателем. Дом, в котором жил Эдгар открыт для свободного посещения по пятницам, субботам и воскресениям.

Источник: https://losangeles.zagranitsa.com/blog/3367/chto-delal-edgar-po-v-filadelfii

Больше фото тут: https://public.fotki.com/Ed-Glezin/28534/2019-11-/5hd7b/



Перестройка

Автограф по любви.

Ровно 5 лет назад светлана фарбирович совершила без преувеличения героический поступок. После тяжёлого рабочего дня она ещё несколько часов простояла в очереди за автографом Михаила Горбачева. Дело было на презентации его книги "После Кремля". Мимо уже прошел Андрей Макаревич и тысячи других поклонников Михаила Сергеевича, с желанной подписью на книжной новинке. Когда уже в первом часу ночи Светлана приближалась к столику за которым сидел Президент СССР, окружившие его плотной стеной помошницы строго-настрого запретили просить подписывать книги адресно, то есть не называть никаких имен. Увидив мою тогда ещё невесту, Горбачев посочувствовал, что ей пришлось так долго стоять. На что она ответила, что делает это для своего молодого человека, который является "Вашим большим поклонником". Михаил Сергеевич восхитился: "Эх, молодежь! На что идете ради любви!" и спросил, как зовут молодого человека? Света назвала моё имя и заслуженно получила этот уникальный автограф.



Перестройка

Первая публикация повести Льва Разгона "Непридуманное. Биографическая проза"

В номере 13 за 1988 год журнал «Огонек» опубликовал первый очерк Льва Разгона из книги «Непридуманное» — «Жена президента» (о драматической жизни жены Михаила Калинина, упрятанной Сталиным в лагеря), вызвавший большой читательский резонанс. В номере 1 журнала "Юность" за 1989 год публикуется тюремный рассказ Разгона "Начало". В том же 1989 году воспоминания Льва Эммануиловича выходят отдельной книгой.

Аннотация редакции:

Все, о чем рассказывает в этой книге писатель Лев Разгон, -- правда. В
ее обычном словарном обозначении: "То, что действительно было, то, что в
действительности есть". В ней нет придуманных персонажей, эпизодов, дат.
Обстоятельства жизни автора, его семнадцатилетнее (1938 - 1955) пребывание в тюрьмах,
этапах, лагерях, встречи с разнообразнейшими людьми, разделившими его
судьбу, и стали материалом этой книги."

Феликс Гимельфар в статье «Зять масона» писал, что среди близких друзей Л. Разгона был известный писатель Владимир Порудоминский, ныне живущий в Кельне. Он вспоминал: «Я близко дружил с покойным Львом Разгоном. Когда он начал писать свои тюремно-лагерные рассказы, составившие впоследствии прославившую его книгу «Непридуманное» (это было, кажется, в конце 1960-х), он в большой тайне читал их некоторым друзьям, в их числе и мне. Однажды Разгон сказал мне, что хотел бы, чтобы я хранил у себя пополнявшийся все новыми рассказами экземпляр рукописи; про этот мой экземпляр не должна знать ни одна живая душа. «Вряд ли в обозримое время удастся у нас напечатать рукопись, – добавил он. – Посылать ее за границу я пока не хочу. Когда я умру, право распоряжаться рукописью останется Рике, когда умрет Рика, ты волен поступать с книгой по твоему усмотрению…»

Однажды, когда рассказов набралось уже довольно много, Разгон попросил меня съездить с ним в Киев: он хотел показать их писателю Николаю Дубову, с которым давно дружил и с мнением которого очень считался. Николай Дубов, автор «Мальчика у моря» и «Беглеца» – вещей, входивших в золотой фонд тогдашнего, «твардовского» «Нового мира», – был решителен в суждениях, подчас максималистских. Он едва ли не всю ночь напролет просидел над рукописью Разгона, а утром выбрался к завтраку из своего плотно набитого папиросным дымом кабинета и без обиняков заявил: «Ты должен отложить всю ту чепуху, которой занимаешься, и целиком посвятить себя только этой книге».

Когда мы после дальнейшего, уже подробного, разговора о рассказах вышли с Разгоном пройтись по городу и отдышаться,Левочка вдруг остановился, заплакал и произнесс отчаянием: «Я 17 лет был лишен возможности писать. Я не в силах писать только в стол». И он по-прежнему работал над своими рассказами в свободное время, «для себя», продолжая сочинять научно-популярные книги, книги для детей и юношества, статьи о детской литературе».

Демократизация и связанная с ней гласность дали возможность Льву Разгону начать издавать воспоминания о годах, проведенных в застенках ГУЛАГа, которые он писал более двадцати лет без всякой надежды на то, что когда-либо будет возможность их напечатать.

Писатель К. Чуковский как-то сказал: «В России надо жить долго!» Это в полней мере относится к Л. Разгону. Он прожил долгую жизнь и всегда выглядел молодым. Один из его друзей, Булат Окуджава, посвятил ему в 1993 г. «Песенку Льва Разгона». Сначала шел эпиграф:

«–Лева, как ты молодо выглядишь!
– А меня долго держали в холодильнике...
(в лагере)»...

А затем и сама «песенка»:

Я долго лежал в холодильнике,
Омыт ледяною водой.
Давно в небесах собутыльники,
А я до сих пор молодой.
Преследовал Север угрозою
надежду на свет перемен,
а я пригвоздил его прозою —
пусть маленький, но феномен..
По воле судьбы или случая
я тоже растаю во мгле,
но эта надежда на лучшее
пусть светит другим на земле.

Но главное было не в его внешнем виде. Главное, он дожил до того времени, о котором мечтал всю жизнь. В названном выше интервью в газете «Известия» он сказал: «...в самые крутые моменты я был убежден, что, если выживу, я им все напомню, все расскажу».

И в книге «Непридуманное» он рассказал о людях, с которыми свела его судьба в лагерях: о партийных и советских деятелях, среди которых была жена М.И. Калинина – Екатерина Ивановна (очерк «Жена президента»), о военачальниках и полководцах Красной Армии, среди которых был М.В. Лисовский, профессиональный военный, заместитель начальника Генерального штаба Красной Армии (очерк «Военные»).

Кстати, М.В. Лисовский, как пишет Л. Разгон, был убежден в неизбежности войны с Германией и предсказывал военные неудачи в первый период войны. А весной 1942 года, вспоминает Разгон, он «...с почти абсолютной точностью начертил все направления будущего удара немецких армий на юг и юго-восток... Было что-то чудовищное в том, что профессиональный работник, всю жизнь готовившийся к войне, сидит...» (Лев Разгон. Непридуманное, стр. 57). И нам становится понятным, почему победа над фашистской Германией досталась такой дорогой ценой. Ведь лучшие военноначальники – сидели в тюрьмах.

Отдельный очерк в книге посвящен тюремщикам, среди которых были разные люди, в том числе и те, которых Л. Разгон называл «рабовладельцами». Именно с их помощью погибли в лагерях миллионы наших соотечественников.

Вместе с тем, в книге «Непридуманное» много света и доброты. Как отмечал писатель А.Ваксберг: «...вырвавшись из ада,.. он нашел в себе силы написать много добрых и умных книг, среди которых самая долгая жизнь уготовлена, несомненно, его “Непридуманным рассказам”, напрочь лишенным, к счастью, озлобления, ненависти и мести» (Ваксберг А. «Литературная газета», 30.06.1991 г.).

Приведем высказывание еще одного писателя – Даниила Гранина. Он считает, что эта книга
«...обогащает наши представления о советском обществе эпохи сталинского всевластия. Все, что в ней написано, – без малейшего исключения – идет в копилку исторической памяти народа. О немногих книгах можно, не обинуясь, высказать такое суждение...» (Лев Разгон. Непридуманное. Стр. 4).

Можно с уверенностью сказать, что пережитое в ГУЛАГе стало темой его лучшей книги. С 1988 года на просторах СНГ, в Европе не было образованного человека, который бы не прочел этого произведения, беспощадно свидетельствующего о годах сталинского террора. Не даром эту книгу перевели на почти все европейские языки.

Источник:
https://bessmertnybarak.ru/Razgon_Lev_Emmanuilovich/

=======

Бард Александр Городницкий о Льве Разгоне: «Единственный свидетель уходящего столетия»

Лев Эммануилович Разгон, замечательный писатель и солнечный человек, ушел из жизни сухой и ясной последней осенью XX века на девяносто втором году жизни. Жизнь эта была долгой, но нелегкой, — семнадцать лет сталинских лагерей, ранние утраты дорогих и близких людей, упорная война с осадившими его в последние годы недугами. Корней Иванович Чуковский как-то сказал: «В России надо жить долго». Лев Разгон на наше счастье жил долго, хотя другой на его месте, возможно бы, сломался. Ушли из жизни Варлам Шаламов и другие чудом выжившие узники, смертельно раненные зонами, а Разгон жил и радовался тому, что, как он сам говорил, «пересидел Сталина». Лагеря не сломали его ни физически, ни духовно. Он не ожесточился, не озлобился.

Его книга «Непридуманное», другие его повести и рассказы, несмотря на трагизм описываемых ситуаций, где герой и автор практически одно и то же лицо и литература тесно сплетена с документом, полны света и неистребимой надежды на победу добра. Даже в лагере, под гнетом и надзором, Лев Разгон оставался свободным человеком в несвободной системе. Кто мог позволить себе тогда смеяться над усатым тираном? А он мог. День смерти этого тирана, — 5 марта, он всю жизнь отмечал, как праздник, наряду с днем своего рождения — 1 апреля.

Источник:
https://philologist.livejournal.com/9203205.html

=======

Лев Эммануилович Разгон (1908-1999) - замечательный писатель и публицист, один из самых порядочных и совестливых людей прошлого века, лауреат Сахаровской премии "За гражданское мужество писателя", один из основателей (вместе с Андреем Сахаровым и Алесем Адамовичем) общества "Мемориал".

====================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

===========================




























Перестройка

Звезда "Раиса".

К 20-летию ухода из жизни первой леди Советского Союза.

Программа "Свобода в клубах" радиостанции "Свобода".

7 октября 2019 года.

===========

В передаче:

Предки Раисы Горбачевой: украинские крестьяне и сибирские троцкисты. Студенческие годы в МГУ и формирование взглядов шестидесятницы. Дружба с Мерабом Мамардашвили.

Cоциолог Раиса Горбачева и женский колхозный быт. Мир советских женщин как предмет профессионального интереса Горбачевой.

Любовь и ненависть в жизни первой леди. Благотворительность и поддержка культуры. Последние недели Раисы в Германии.

"Я не кинозвезда, не писательница, не художница, не музыкант, не модельер. И не политик. Не государственный деятель, принимающий решения и отвечающий за судьбы людей. Я – жена главы советского государства, по мере сил поддерживающая мужа, помогающая ему – как могу, как делала это всегда, еще с юности, когда мы только связали свои судьбы".

Вспоминают социолог Ольга Здравомыслова, глава Клуба Раисы Максимовны, и журналист, переводчик Карен Карагезьян, во время президентства Михаила Горбачева – его секретарь и помощник. Хроника предоставлена Горбачев-фондом. Использованы материалы конференции "Современная Россия: взгляд женщины" и фрагменты книги Раисы Горбачевой "Я надеюсь".

Ведет программу Елена Фанайлова.

https://youtu.be/FGZKHoPSonU

https://www.svoboda.org/a/30236809.html

===================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

===================



Перестройка

Михаил Горбачев призвал обеспечить сменяемость власти.

В издательстве «Весь мир» вышла новая книга М.С. Горбачева «Что поставлено на карту: будущее глобального мира».

Информационное агентство «РИА Новости» подробно излагает содержание и приводит многочисленные цитаты из этой книги.

Экс-президент СССР Михаил Горбачев считает, что будущее России заключается в демократии, народ должен учиться на своем прошлом и на это потребуется время.

"Куда идет Россия? Мне задают этот вопрос и у нас, и за рубежом. И часто – с подтекстом, с сомнением в способности России прийти к подлинной демократии. Иногда напрямую спрашивают, как соотносятся с демократией многие принимаемые законы и действия российских властей. Я всегда отвечаю: наш народ демократичнее, чем вы думаете".

Надо помнить, что у России за спиной трудная история, в которой были 250 лет монгольского ига, крепостное право, сталинские репрессии, подчеркивает политик.

"Людей приучали, что с ними обращаются как с рабами. А когда это закончилось, то в 90-е годы им пришлось пережить хаос и произвол, которые преподносили им как демократию. Наш народ должен учиться на своем прошлом – что нужно отвергать, а что можно принять. На это требуется время. Но у России может быть только одно будущее: демократия", - убежден Горбачев.

По его мнению, российское общество меняется, постепенно превращается в настоящее гражданское общество, в политическую нацию.

"Конечно, формирование гражданского общества – сложный процесс. В России нет глубоких традиций самоорганизации людей, они мобилизуются и сходятся вместе, как правило, в минуты большой угрозы, стихийных бедствий, пожаров, массовой гибели людей. А сегодня нужна солидарность, сотрудничество, самоорганизация граждан в мирное время – ради созидания", - отмечает политик.

Перестройка победила, возврат в прошлое невозможен

Перестройка и политика гласности победили, они способствовали изменению сознания людей в России, поэтому возврат в прошлое невозможен, уверен экс-президент СССР Михаил Горбачев.

"Пока позволяло здоровье, ездил по стране, выступал перед самыми разными аудиториями. И всегда убеждался в том, что перестройка и гласность дали такие импульсы, которые невозможно уничтожить. Изменилось сознание людей. Они живут в другой системе координат", - пишет Горбачев в своей новой книге.

"И поэтому я считаю: может быть, как политик я проиграл, подвела меня самоуверенность, не увидел двойной опасности – от горячих голов, нетерпеливых радикалов и от реакционеров в моем собственном окружении. Но перестройка победила. Возврат в прошлое невозможен", - подчеркивает бывший советский лидер.

Он отмечает, что сегодня люди в России готовы к альтернативам, к политической конкуренции.

В своей книге Горбачев рассуждает, в том числе, о перспективах формирования гражданского общества в России, отмечая, что это труднейшая, но выполнимая задача. По его словам, живое, творческое, развивающееся, требовательное к власти гражданское общество – в интересах и граждан, и самой власти.

"Я верю, что мы в России к этому обязательно придем", - отмечает политик.


Тему сменяемости власти должны обсуждать общество и президент

Тема сменяемости власти в России должна стать предметом размышлений для общества и самого президента, стране также необходима развитая политическая система, предполагающая конкуренцию разных программ, считает экс-президент СССР Михаил Горбачев.

"Для меня постоянное обновление власти – императив современной политики. Он должен быть закреплен законодательно. Но авторы конституции 1993 года включили в нее положение о том, что президент не может избираться более двух сроков подряд. То есть с учетом перерывов – нет ограничения на количество президентских сроков", - отмечает политик в новой книге.

Это положение, напоминает автор книги, позволило Владимиру Путину вновь выдвинуть свою кандидатуру после президентства Дмитрия Медведева в 2008-2012 годах и дважды после этого избираться на пост президента на шестилетний срок.

"Но возникают вопросы: следует ли и впредь замыкать политические процессы и решения на одного человека? Какой может оказаться при такой модели управления и политического лидерства цена ошибки? И можно ли рассчитывать на то, что изъяны этой модели будут всегда компенсироваться личными качествами президента? Над этими вопросами должен задумываться и сам президент. Я за то, чтобы они стали предметом широкой общественной дискуссии", - подчеркивает бывший советский лидер.

В новой книге он затрагивает и вопросы развития политической культуры. По его мнению, в России до сих пор нет сильных, сплоченных идеей и программой политических партий, а "российские политики как будто забыли, что партии не создаются из центра, они вырастают".

Горбачев признает: "Да, нам нужна стабильность, но стабильность демократическая, которая достигается через диалог, через соревнование ответственных политических сил, через предоставление им возможностей для формирования и продвижения конкурирующих программ".

"Устойчивость государственной конструкции, перспективы развития страны в конечном счете зависят от прочности политических институтов, от доверия к ним людей, от притока в политику новых сил. Иначе – инерция, застой, политическая апатия. Какие опасности они таят, мы знаем из сравнительно недавней истории", - добавляет экс-президент СССР.

Горбачев убежден в том, что у России есть все возможности для рывка вперед

"Я убежден, что у России есть все необходимые возможности и ресурсы для рывка вперед. Это не только ее природные богатства, но и прежде всего человеческий капитал, талантливый народ, освоивший огромные пространства, отстоявший независимость страны, преодолевший колоссальные трудности", - пишет Горбачев в своей новой книге "Что поставлено на карту: будущее глобального мира".

Горбачев предложил вернуться к идее создания общеевропейского дома.

"Сейчас многим кажется, что на нашем континенте произошел необратимый раскол. Если это так – ущерб для Европы, для всех ее составных частей будет колоссальный. В неизбежной конкуренции регионов глобального мира, которая уже началась, ее позиции будут подорваны", - пишет Горбачев.

Политик подчеркивает, что в этом случае действительно придется говорить о "закате Европы", а этого нельзя допустить.

"Не вижу другого пути, кроме возвращения к идее общего дома для всех европейцев. Собственно говоря, мы уже и сейчас живем в общем доме. Вот только соседи по дому в последнее время плохо ладят между собой. Это и требуется изменить", - уверен бывший советский лидер.

По его мнению, образовавшиеся в последнее время "разломы и разделительные линии" можно преодолеть только совместными усилиями, причем для этого потребуются "буквально титанические" усилия.

"И начинать надо как можно скорее. Откровенно говоря, начинать надо было вчера. Очень жаль, что у лидеров не нашлось мудрости и сил это сделать", - уточнил он.

Горбачев полагает, что развитие идеи общеевропейского дома в свое время помогло бы избежать многих потрясений – и на Балканах, и внутри Евросоюза, и в отношениях между Россией и ее соседями.

РИА Новости, 28.10.2019

Источники:


https://www.gorby.ru/presscenter/news/show_30064/

https://www.gorby.ru/presscenter/news/show_30066/

===========

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

================








Перестройка

Как в СССР появились первые частные издательства.

30 лет назад - 19 сентября 1989 года - в тогда еще Советском Союзе было основано совместное советско-британское предприятие СЛОВО Ex Libris – так началась история издательства СЛОВО/SLOVO, которое можно назвать знаковым для становления негосударственной типографской индустрии.

В эпоху освободительной Перестройки Горбачева произошел настоящий книжный бум. Резко увеличилось не только количество изданий, но и тираж книг. Советскому читателю открылись целые литературные пласты: русское зарубежье, забытые или запрещенные классики (Пастернак, Ахматова, Цветаева, Замятин, Бабель и др.), нонфикшн о "белых пятнах истории" и т.д.

А все начилось с того, что в конце 1986 г. начался процесс преобразований в издательском деле, который получил название «периода демократизации книгоиздания» и стал отправной точкой коренных перемен как в организации редакционно-издательского процесса, так и в изменении самой социальной ориентации книжного дела в СССР.

Были приняты решения «О расширении прав и самостоятельности издательств и совершенствовании тематического планирования» (1986 г.) и «О дальнейшей демократизации организационно-творческой деятельности издательств» (1987 г.). Создавалась база для того, чтобы решение проблем развития печати перешло на более высокий, государственный уровень.

Именно тогда начались изменения в структуре и организации книгоиздательского и книготоргового дела.

По уровню выпускаемой книжно- брошюрной продукции СССР занимал первое место в мире по числу названий и, практически, второе по количеству экземпляров. На душу населения приходилось 7 книг.

Вместе с тем все негативные стороны книгоиздательского и книготоргового процессов с течением времени только усиливались, и самое главное — репертуар (то, что издавалось) не удовлетворял значительную часть читающей публики. Общество само попыталось заполнить вакуум: так возник и к 1985-1986 гг. достиг значительного уровня несанкционированный выпуск печатной продукции, так называемый «самиздат». Запрещенные произведения политической, экономической и художественной литературы издавались за границей эмигрантскими и некоторыми иностранными издательствами и нелегально ввозились в страну (так называемый «тамиздат»). Издатели, книготорговцы, ученые, писатели и читатели все настойчивее требовали либерализации книжного дела, смягчения цензурных ограничений, свободы творчества и печати.

С началом освободительной Перестройки Горбачева власти начали некоторые преобразования в организации книгоиздания и книгораспространения, которые изначально не затрагивали основ книжного дела — государственной монополии и идеологического контроля.

В 1986 г. коллегия Госкомиздата СССР приняла постановление с виду совсем обычное, в стиле многих подобных и ранее: «О расширении прав и самостоятельности издательств и совершенствовании тематического планирования». Но содержание этого документа коренным образом отличалось от всех предыдущих. В нем впервые ставилась под сомнение государственная монополия и административно-командная система в книгоиздании — основном направлении идеологической работы КПСС.

Проанализировав состояние книгоиздания, выявив множество недостатков, обусловленных как идеологическими причинами, так и административными методами руководства, Госкомиздат постановил «предоставить издательствам право самостоятельно формировать и утверждать тематические планы выпуска литературы», а «утверждение тематических планов в Госкомиздате СССР отменить». За Госкомиздатом, т.е. за государственной властью, сохранялось право контроля и координации выпуска литературы. Это был первый серьезный шаг в расшатывании государственной монополии в книжном деле, существовавшей в стране с 1930 г.

Следующим шагом можно считать возникновение в издательской отрасли кооперативной деятельности. К первым попыткам организации кооперативных издательств относятся издательства «Весть», организованное московскими писателями во главе с Вениамином Кавериным, «Столица», в создании которого участвовали не только московские писатели, но и общественные организации: Всесоюзное общество книголюбов, московское отделение Литфонда СССР и Советский фонд культуры. В Новосибирске было создано кооперативное издательство «Жарки».

В Постановлении Совета Министров СССР от 1988 г. «О регулировании отдельных видов деятельности кооперативов в соответствии с Законом о кооперации в СССР» подчеркивалось, что «Госкомиздат СССР» рекомендует издательствам, полиграфическим предприятиям, организациям книжной торговли всемерно содействовать и создавать условия для развития кооперативного движения отрасли.

Кооперативная деятельность в издательской сфере приняла формы издательско-полиграфических или издательско-редакционных кооперативов при государственных издательствах. Книги выходили под маркой государственного издательства и соответствующего кооперативного объединения. Например, книги кооперативных издательских предприятий «Фемида-10», «Текст», «Информатор», «Союз», «Творческое объединение писателей и художников», «Слово» выходили под маркой государственного издательства «Юридическая литература». Кооперативы «Пик», «Россия — 88», литературно-художественные агентства «Москва» и «Эхо», ассоциация «Неизвестная Россия» «прятались» под маской государственного издательства «Прометей». В 1989 г. при государственном издательстве «Мир» было организовано Всесоюзное объединение редакционно-издательских кооперативов — «ВОКИМ». В него вошли 16 редакционно-издательских кооперативов Москвы, Ленинграда, Киева и других городов. В те же годы (1987-1988) были организованы и первые совместные предприятия с иностранными партнерами, например, советско-британское «Динамика» совместно с государственным издательством «Машиностроение», советско-германское «Бурда-Моден» вместе с государственным «Внешторгиздатом». Всего к 1989 г. в СССР работало не менее 100 новых негосударственных издательств различных форм собственности.

29 декабря 1989 года был основан целый Издательский центр «Терра», выпускающий книги и поныне.

Еще более существенный вклад в развитие частного книгоиздания был внесен новой редакцией «Положения о выпуске произведений за счет автора», принятого Госкомиздатом в 1989 году.

Выпуск произведении за счет автора был разрешен всем организациям, имевшим право на издательскую деятельность, более того — это им засчитывалось как плюс в их работе. В результате возникшие в недрах издательств редакционно-издательские, издательско-полиграфические кооперативы, совместные предприятия и возможность самостоятельного тематического планирования и выпуска книг за счет автора явились радикальными шагами в перестройке системы книгопроизводства.

Принятые Госкомиздатом и Советом Министров СССР решения, явились своего рода книгопечатной базой к тем кардинальным реформам, которые привели к отказу от тоталитарного общества и началу демократизации всех сторон жизни общества.

Источник: http://maxbooks.ru/berabum/shomrak111.htm

========================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

========================
















Перестройка

Джоанна Стингрей: "Моя душа и моё сердце принадлежат эпохе Перестройки".

Известная американская рок-певица Джоанна Стингрей, чья биография уже много лет связана с нашей страной, написала книгу воспоминаний о том, как на ее глазах в годы освободительной Перестройки Горбачева происходило пробуждение общественной жизни и раскрепощение культуры в Советском Союзе, о своих встречах и общении с Виктором Цоем, Борисом Гребенщиковым и другими музыкантами, о съемках кинофильма «АССА», о рождении и продолжении дружбы российских и американских рок-музыкантов.
«Я с головой погрузилась в это безумное чаепитие», по уши влюбилась в этих парней, в этот город и заодно в эту страну», - пишет Джоанна. Свою книгу с теплой дарственной надписью она прислала Михаилу Сергеевичу Горбачеву. В ответ Михаил Сергеевич надписал и подарил ей свою книгу мемуаров «Наедине с собой».

«Джоанне с дружескими чувствами и наилучшими пожеланиями».

Так Михаил Горбачев подписал свою книгу для Джоанны Стингрей.








С пресс-секретарем Горбачев-фонда Павлом Палажченко.







В 2019 году в Петербург, Москву и Екатеринбург приезжала легендарная Джоанна Стингрей (Joanna Stingray), с презентацией своих книг "Джоанна в стране чудес" и "Джоанна в зазеркалье" которые она написала в соавторстве с дочерью Мэдисон.

Вполне возможно, что молодежь и не знает, кто это такая. А зря.
В 80х юную американскую рокершу Джоанну достаточно случайно занесло в СССР, где она познакомилась с Борисом Гребенщиковым, а потом и остальными резидентами Ленинградского рок-клуба.

Будучи абсолютно очарованной этими юными, симпатичными и очень талантливыми парнями, Джоанна сначала погрузилась в бурную жизнь ленинградских и московских рок-музыкантов, а потом решила рассказать о них и их музыке всему миру. В 1986 году она организовала выпуск в США двойной пластинки Red Wave (Красная волна) с записями Авквариума, Кино, Алисы и Странных Игр, которая с успехом разошлась по всему миру большим тиражом.

Теоретически Джоанну можно сравнить с Петром Первым - как и он, она прорубила окно в Европу и весь мир, только не для всей России, а для ее рок-музыки.

Об этом Джоанна и написала книги, вместе с дочерью, чей папа, кстати, как раз таки тоже российский рокер (барабанщик группы «Центр» Александр Васильев).

====================

Джоанна Стингрей в программе "Разбор полета" на радиостанции "Эхо Москвы"

23 сентября 2019 года.

https://echo.msk.ru/programs/razbor_poleta/2505167-echo/


Слушайте и читайте - Джоанна Стингрей, специально для Яхт-Радио: http://yacht-radio.com/zvezda-leningradskogo-roka-dzhoana-stingrej-v-sankt-peterburge-intervju-jaht-radio/

========================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==============================











Перестройка

Статья Александра Солженицына «Как нам обустроить Россию».

18 сентября 1990 года в «Комсомольской правде» и «Литературной газете» в формате спецвыпуска была опубликована статья А. И. Солженицына «Как нам обустроить Россию?».

Прежде имя Александра Солженицына вернулось в советскую печать благодаря «Новому миру» Сергея Залыгина. Именно в этом журнале были опубликованы главы книги "Архипелаг ГУЛАГ" (в №№ 8–11 «Нового мира» за 1989 год, а полностью "Архипелаг ГУЛАГ" был издан в следующем году, отдельной книгой). Первая публицистическая статья Солженицына «Жить не по лжи» была напечатана 18 октября 1989 в киевской газете «Рабочее слово».

В первых публикациях название эссе не содержит вопросительного знака (в отличие от авторской рукописи), в полном собрании сочинений он добавлен. Это первое публицистическое громкое произведение Солженицына, изданное в СССР массовым тиражом. Статья развивала давние мысли Солженицына, высказанные им ранее в «Письме вождям Советского Союза» и публицистических работах, в частности, в сборнике «Из-под глыб» (1974). Авторский гонорар за эту статью Солженицын перечислил в пользу жертв аварии на Чернобыльской АЭС.

Статья вызвала огромное количество откликов — как положительных, так и отрицательных, а её название часто использовалось впоследствии, став «крылатым выражением».

«Мы все-таки были готовы к этому звонку, хотя не напрямую, — вспоминает вдова писателя Наталья Дмитриевна о звонке «Комсомолки» с предложением опубликовать статью. — В газетах уже появилось открытое письмо И. П. Силаева, и был ответ на него Александра Исаевича, который я передала через нью-йоркские и парижские представительства ТАСС и российских газет. («Письмо Председателя Совета Министров РСФСР Силаева писателю А. Солженицыну [Приглашение посетить Россию в качестве гостя]» было опубликовано в «Советской России» 18 августа 1990 и в «Комсомольской правде» на следующий день. — Н.Р.) Поэтому звонок был хотя и внезапный для меня, но не ошеломил. Главред «Комсомолки» предложил немедленно напечатать статью. И я ответила, что, конечно, решение за Александром Исаевичем, но думаю, что он предложение примет. <…> Так совпало, что в это время в Россию впервые после нашего изгнания поехала моя мать вместе с моим старшим сыном, который побывал в России еще в 89-м году. Мы решили с ними и послать текст. И он был напечатан в «Комсомолке» один к одному, как мы его отправили, кроме одной, но очень существенной ошибки: из названия выпал вопросительный знак. Для Александра Исаевича он был очень важен, потому что его статья была не утверждением, а приглашением к обдумыванию. Тем не менее, он так был рад, что статья вышла в России, что искренне это простил».

О том, как ему пришло в голову позвонить писателю в Америку, в интервью специально для этого проекта рассказал Владислав Фронин, тогда — главный редактор «КП». «Тираж «Комсомольской правды» насчитывал на тот момент 21 миллион экземпляров, газета продавалась за три копейки и фактически накрывала собой всю страну, — говорит он. — Мы с Александром Афанасьевым узнали из маленькой заметочки, по-моему, в «Советской России», что у Александра Исаевича есть такие соображения, что есть такая статья, и мы подумали ее опубликовать. А как связаться с Солженицыным? Нам помог Владимир Максимов: мы позвонили ему, он попросил только не ссылаться на него. Мы с Сашей позвонили в Вермонт, к телефону подошла Наталья Дмитриевна, сказала, что передаст предложение Александру Исаевичу, а уже во время второго разговора сказала, что он согласен. Его поразило, что это – «Комсомольская правда», с таким тиражом, что его мысли, его статья станут известны такому широкому кругу россиян. Такого тиража не было в мире ежедневных газет. Наталья Дмитриевна сказала еще, что он ставит условие — ни одной правки. Мы согласились на это, не читая статьи».

Главная мысль манифеста — упредить беды, последующие за неминуемым, с точки зрения автора, развалом СССР, подумать, как помочь соотечественникам в зарубежье и сохранить Союз из трёх славянских республик и Казахстана. «Услышан я, к сожалению, не был. Не был понят», — отмечал впоследствии Солженицын.

Опальный писатель вернется в Россию из Америки лишь через четыре года, 27 мая 1994 года.

Источник: http://gorbymedia.com/post/09-18-1990

Оригинальный текст статьи:

http://www.lib.ru/PROZA/SOLZHENICYN/s_kak_1990.txt


==============================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

================================









Перестройка

Седьмая «Московская международная книжная ярмарка» (ММКЯ). 1989 год.

30 лет назад - с 13 по 22 сентября 1989 года в Москве прошла Седьмая «Московская международная книжная ярмарка».

Впервые на советскую выставку допустили антисоветские книги.
Например, я своими глазами видел на стендах выставки крамольную книгу Александра Зиновьева "Горбачевизм", выпущенную эмигрантским издательством "Liberty Publishing House". И другие тамиздатовские книги были в изобилии представлены на этой книжной ярмарке.

В 1989 году книжная ярмарка была объявлена коммерческим мероприятием и стала называться «Московская международная книжная ярмарка» (ММКЯ).

Возможность купить книгу со стенда выставки впервые появилась именно в 1989 году.

В выставке-ярмарке приняли участие организации и фирмы из 65 стран мира. Также были представлены издания десяти международных организаций, в том числе ООН, ЮНЕСКО, СЭВ, МОТ и другие.

===============

Обращение Михаила Горбачева к участникам Седьмой Московской международной книжной ярмарки.

Искренне рад приветствовать участников и гостей седьмой
Московской международной книжной ярмарки.

Во все времена книга была надежным средством общения между народами. Она учила лучше понимать друг друга, верно оценивать происходящие в мире процессы, делать нравственный выбор
в борьбе добра со злом, правды с ложью, разума с безумием.

Веками накапливая исторический опыт развития, аккумулируя чаяния и надежды поколений, книга являет собой могучую силу, преобразующую мир, сближающую людей разных национальностей и мировоззрений.

Новое политическое мышление, все более утверждающееся
в отношениях стран и народов, расширяет видение нашего противоречивого, но взаимосвязанного мира, отчетливее высвечивает приоритет общечеловеческих ценностей, открывает новые перспективы развития цивилизации. Добиться решения задач, стоящих сегодня перед человечеством, можно лишь общими усилиями, избавив народы от ядерного противостояния, отбросив стереотипы «холодной войны», гуманизировав взаимоотношения между людьми.

Советские люди заняты созидательной работой по перестройке всех сфер жизни общества на широкой демократической основе, с опорой на открытость и гласность. Мы хотим, чтобы наш сегодняшний взгляд на самих себя и окружающий мир, наши усилия и намерения были ясны и понятны всем.
Непреходящая роль в духовном обогащении и возвышении личности принадлежит книге.

Это накладывает огромную нравственную ответственность на авторов, издателей, полиграфистов —
всех тех, кто дает ей дорогу в жизнь.
Хотелось бы надеяться, что очередной книжный форум будет
способствовать дальнейшему развитию международного книгообмена, возвышению духовных ценностей, утверждению идеалов правды, справедливости, мира и прогресса.
Желаю участникам и гостям Московской международной книжной ярмарки успешной и плодотворной работы.

М. ГОРБАЧЕВ

==============================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==============================