Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Перестройка

Владимир Познер о телевидении эпохи освободительной Перестройки Горбачева.

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ОБОЗРЕВАТЕЛЬ ЦТ ВЛАДИМИР ПОЗНЕР ОТВЕЧАЕТ НА ВОПРОСЫ КОРРЕСПОНДЕНТА «ОГОНЬКА» МАЙРЫ САЛЫКОВОЙ.

Журнала "Огонек" №9, февраль 1990 года.

Он появился на экранах наших телевизоров в 1986 году. Знаменитые телемосты СССР— США с Владимиром Познером и Филом Донахью открыли эру гласности на советском телевидении. Не будет преувеличением сказать, что Владимир Познер явил собою новый образ телевизионного журналиста. В последнее время он чаще появляется в эфире Главной редакции вещания на Москву. По итогам обширного социологического исследования за 1989 год «Политические обозреватели и комментаторы информационных передач ЦТ в оценках московской аудитории» Владимир Познер был признан тележурналистом № 1.

==================

«В наступающем 1990 году Центральному телевидению придется потесниться. У него появляется серьезный соперник и конкурент... Кабельное телевидение, завоевав весь цивилизованный мир, ступило и на нашу почву» («Неделя» Ns 52, 1989 г.).

«На Витебском заводе телевизионного оборудования... в 1990 году будет выпущено 500 параболических антенн для приема программ через спутник. Стоимость антенны — около 3000 рублей» («Комсомольская правда», 14 января 1990 г.).

«...Возникает вопрос о необходимости подготовки отдельного закона о радио и телевидении, где можно было бы попытаться преодолеть существующие противоречия и пойти на создание рядом с государственным альтернативного телевидения, отражающего взгляды и оценки различных общественных организаций и групп» («Правда», 5 февраля 1990 года. Статья председателя Гостелерадио СССР М. Ненашева).

=====================

— Владимир Владимирович, известно, что все ведущие политические обозреватели Гостелерадио — коммунисты. Членство в партии в известные времена было обязательным условием профессиональной карьеры людей, работающих в средствах массовой информации. Вы ведь тоже коммунист?

— Да, я коммунист. Я вступил в партию в 1967 году, когда мне было 33 года. Кстати, за два года до этого я был назначен ответственным секретарем журнала «Совьет Лайф», который мы издаем в обмен на журнал «Америка».

В партию я вступил после серьезных раздумий. Думаю, что объясняется это отчасти моей биографией. Я думаю, что если бы я родился здесь, окончил бы школу, как все дети, стал бы октябренком, пионером, комсомольцем и так далее, то, учитывая время, я бы автоматом пошел и в партию. Но поскольку я приехал в Советский Союз в сознательном возрасте, когда мне было 18 лет, в самом конце 1952 года, перед смертью Сталина, то мое отношение ко всем этим вещам — и к комсомолу, и впоследствии к партии — было гораздо более осознанным. И когда в 28 лет я вышел из комсомола, то совсем не спешил вступать в партию. Я думал, как мне быть. Ведь по своему нутру я человек общественный, политически активный. Было много разговоров. И решающим стал совет старого большевика, латышского стрелка Николая Яковлевича Тиллиба. Он сказал мне: «Володя, если ты хочешь что-то делать для того, чтобы действительность изменилась, и если ты считаешь, что у тебя хватит сил, то вступай в партию. Но имей в виду, что придется тебе непросто. Придется иногда и хитрить, и выполнять то, что кажется, тебе несправедливым, но другого пути нет. В нашей стране добиться серьезных изменений, находясь вне партии, если только не призывать к перевороту и к очередной крови, невозможно».

— Вы никогда не жалели о своем решении?

— Слово «жалеть» — не совсем верное слово. Были моменты, когда мне было стыдно, скажем так. Стыдно, что я принадлежу к такой безмолвствующей партии. Партии, которая может единодушно аплодировать Брежневу,
Черненко, событиям 1968 года в Чехословакии. Это было.

Но, с другой стороны, я не видел альтернативы. Вопрос для меня шел не о КПСС, а о мировоззрении. Я вырос за рубежом. Жил очень хорошо. Мой отец был человеком весьма преуспевающим. Он зарабатывал по нынешним меркам около четверти миллиона долларов в год. Это очень хорошие деньги. Я учился в привилегированных школах, я жил, как привилегированный американец. Я вкусил, я знаю, что это такое. И хотя я очень люблю Америку и никогда этого не скрывал, но считаю, что это колоссально богатое общество — у нас мало кто себе реально представляет это богатство — не сделало людей более счастливыми, не преодолело отчуждения, не справилось кардинально ни с одной социальной проблемой. Более того, сегодня в еще более богатой Америке еще больше нищих, еще больше несчастных, еще больше отчуждения, еще больше преступности, чем в Америке моего детства.

Я пришел к выводу, что, видимо, эта система, хоть она и добивается поразительных результатов, все- таки органически неспособна сделать так, чтобы не было хотя бы голодных. И это при том, что в Америке сконцентрированы несметные богатства.

То, что происходит у нас,— результат тоталитарной системы, не желающей признавать наличие экономических и других законов. Является ли такое положение неизбежным следствием попытки строительства социализма? Время покажет. Но, на мой взгляд, так, как люди живут в той системе, жить они не должны. И поэтому я за другую идею устройства общества: справедливую и гуманную.

— А она не утопична? Вам это не приходило в голову?

— Приходило. И я считаю, что если в течение этого десятилетия то ли в нашей стране, то ли в какой-либо другой социализм не докажет, что он реально способен дать людям больше, чем капитализм, тогда придется, видимо, сказать, что да — это утопия. И значит, должно быть что-то другое. Какое другое — не знаю.

И чтобы закончить с этой темой, позвольте сказать еще вот что. Когда я двадцать три года тому назад вступил в партию, то считал, что честный, болеющий за дело человек не может поступить иначе. Сегодня все изменилось.

Сегодня совершенно необязательно быть членом КПСС, чтобы реализовать позитивное движение. Более того: если партия в лице ее руководящего органа и аппарата будет все более отставать от происходящих в стране процессов и вместо авангарда, каким себя провозгласила, окажется в обозе, то перед социально активными, совестливыми членами КПСС неизбежно встанет вопрос о выходе из партии.

— Перестройка началась с признания приоритета общечеловеческих ценностей. Наконец-то руководство КПСС перестало смотреть на искусство с точки зрения классового интереса и партийности. Но органы массовой информации оставались и остаются оплотом официального курса. Причем монопольным и тотальным. Что вы думаете об этом как коммунист и как человек, который всегда считался немного инакомыслящим ?

— Если посмотреть на пропаганду более широко, то пропаганда — это любое телевидение, любая газета. Скажем, американское телевидение — это пропаганда? Оно партийно? Безусловно. Оно исповедует определенную идеологию, определенные ценности, мировоззрение. Что касается монополий, то, наверное, надо признать, что наше так называемое социалистическое общество породило такие монополии, какие не снились ни одной капиталистической стране. И это прежде всего монополия власти в лице одной партии.

При этом не следует путать понятие «партия» - с ее членами — ведь их что-то около 20 миллионов, но из этого количества более 19 миллионов не имеют никакого отношения к власти вообще и к контролю над телевидением в частности.

Телевидение контролируется аппаратом ЦК КПСС, каждодневно Политбюро и конкретно, скажем, определенным секретарем ЦК и не только им. И тут можно было бы задать вопрос: ведь это Гостелерадио — при чем тогда Политбюро и ЦК КПСС? Ведь председатель Гостелерадио назначается сейчас, как известно, Верховным Советом СССР. Значит, и контроль должен осуществляться не партией.

— Не кажется ли вам, что такая ситуация будет сохраняться до тех пор, пока будет существовать 6-я статья Конституции? Ведь коль сохраняется направляющая и руководящая роль партии в нашем обществе, а телевидение одно, то кто же
будет направлять и организовывать, не Верховный же Совет?

— 6-я статья сегодня — это вопрос, если угодно, принципа. Сегодня с моральной точки зрения важно отменить эту статью. Но от этого положение может и не измениться. Я это к тому, что статью эту ввели лишь в 1977 году, контроль же аппарата партии не был менее всесилен до этого. Кстати, о контроле.

Бесконтрольного телевидения не было, нет и не будет. Кто платит, тот и заказывает музыку. Более умный, гибкий, заказывая музыку, позволяет играть вариации на тему... Или даже импровизации. А тупой говорит: нет, будете играть сугубо по моим нотам. И в этом, пожалуй, разница между контролем у нас и контролем «у них».

— А разве разница не в том, что у нас платят чужие деньги, а музыку заказывают свою?

— Что значит — чужие?

— Конкретно партия, заказывающая музыку, ничего не производит. Даже если бы платились деньги из партийной копилки, партвзносов и т. д „ то ведь музыку подчас заказывает и всегда контролирует аппарат, а платят остальные 19 миллионов и несколько сот тысяч коммунистов, которых ни о чем не спрашивают. Я не говорю уже о том, что этих денег явно недостаточно, и в ход идут и деньги других, не имеющих никакого отношения к партии людей. А на Западе предприниматель покупает свою студию и возможность вещать за свои деньги.

— В ваших словах есть определенная логика. Но если завтра партия перестанет контролировать ТВ и займется этим Верховный Совет, так ведь и он ничего не производит, он выделяет средства из бюджета, который, как мы знаем, складывается из труда всего населения.

Что же до коммерческого телевидения в буржуазных странах, то оно зависит от рекламодателей. Но в конце концов, с точки зрения обыкновенного потребителя, все это не имеет принципиального значения. Когда я смотрю на экран, мне все равно, кто платит. Я, возможно, понимаю, что осуществляется контроль, что в одном случае мне не будут давать новости о партизанской войне в Сальвадоре, поскольку тот, кто определяет политику, не хочет, чтоб я знал об этом. А что в другом случае мне не будут показывать и рассказывать, что же произошло в Китае и что случилось на площади Тяньаньмэнь.

Для меня принципиально то, что кто-то решает за меня, что я могу узнать, а что не могу. Поэтому-то мне важно, чтобы я имел доступ к разным источникам.

Вот, например, в Англии Би-Би-Си — это государственное телевидение, которое в значительной степени живет за счет государственных субсидий. И государство, в общем, контролирует Би-Би- Си. Но рядом с Би-Би-Си есть Ай-Ти-Ви, коммерческое телевидение, которое существует совершенно на другие деньги и контролируется другими интересами. И я могу, повернув ручку телевизора или нажав на клавишу, посмотреть и то, и другое. Вот что для меня важно. Наличие выбора.

— Что же нам мешает иметь этот выбор?

— Главная преграда. на мой взгляд,— политическая. Вплоть до недавнего времени Гостелерадио пыталось сохранить за собой абсолютную монополию. Возможно, пыталось и не по своей воле, а по чьему-то указанию. Но недавнее заявление председателя Гостелерадио Ненашева о возможности существования альтернативного телевидения показывает, что руководство Гостелерадио понимает: дальше так продолжаться не может.

— Не кажется ли вам, что эта позиция в какой-то мере была вызвана событиями последнего времени на телевидении? Я имею в виду снятие предновогоднего «Взгляда» из программы и реакцию на это общественности, шум вокруг передачи «До и после полуночи», когда Молчанов, не спросясь у начальства, пригласил в студию попавшего в опалу главного редактора «Аргументов и фактов» Старкова. Ведь какие тут могут быть варианты? Либо, коль гласность и демократия, неминуемо будут предаваться гласности закулисные игры, и все это будет подвергаться критике в прогрессивной прессе. А это значит быть постоянно в роли «мальчиков для битья». Либо признать право общественности иметь альтернативное телевидение, где показывают то, что просто не может появляться на официальном телевидении.

— Как бы то ни было, руководство Гостелерадио заняло сейчас, как мне представляется, верную позицию. Ведь никто не будет спорить, что официальное телевидение имеет право на существование. Это — государственное телевидение. так сказать, официоз. И это — нормально.

Понятно и то, что передача «Взгляд», например,— явление чужеродное для этого официального телевидения. Ведь даже название «Взгляд» говорит само за себя. Это самостоятельный, независимый взгляд на жизнь. И понятно, что, когда этот взгляд идет вразрез с официальной точкой зрения, неминуемо следует давление.

При демократии и плюрализме монополия телевидения должна разрушаться.

А сейчас в рамках государственного и единственного телевидения существуют несовместимые подчас течения, мнения, передачи.

— Вы ощущаете на себе эти противоречия как журналист и как личность?

— Да. Вот. например, возьмем упомянутый вами случай с появлением Старкова в передаче «До и после полуночи». Я веду передачу на Москву, которая называется «Воскресный вечер с Владимиром Познером». Она идет в последнее воскресенье каждого месяца.

В ноябрьском выпуске поднимался вопрос о печати: «Журналист и перестройка». Были приглашены главные редакторы ряда газет и журналов. Я хотел пригласить Старкова — не только и не столько потому, что он мой добрый знакомый, но потому, что «АиФ» — самая читаемая газета в мире, газета, выросшая на дрожжах перестройки. Но ноябрь — это был пик неприятностей Старкова. И вот вам противоречие: «Воскресный вечер с Владимиром Познером» — это моя передача, но в то же время — не моя. Производится она в рамках Главной редакции вещания на Москву. И я обязан был поэтому, как порядочный человек, сказать главному редактору: «Я хочу пригласить в свою передачу Старкова». Ведь именно он, главный редактор, несет ответственность за все передачи. Главный редактор ответил, что он не возражает, но решить этот вопрос не может. И попросил меня переговорить с первым заместителем председателя Гостелерадио. Выслушав меня и мое заявление, что я готов сам нести ответственность за приглашение Старкова, тот мне ответил: «Отвечаете за телевидение не вы, а я». А дальше он сказал, что появление Старкова в моей передаче будет означать, что государственное телевидение берет его сторону в споре с Идеологическим отделом ЦК.

Конечно. я мог, никого не спросив, пригласить Старкова, но я бы тогда подставил и главного редактора, и коллектив передачи, так как я не один несу ответственность за свои поступки в эфире. Итак, мне пришлось отказаться от своего замысла. Отказавшись, я не смог публично поддержать Старкова. И в этом, если хотите, мерзость и противоречивость существования журналиста на одном, не имеющем альтернативы телевидении.

— Насколько Владимир Познер независим сегодня? Вы — человек с именем, соответствующим положением, профессионализмом, наконец. Насколько вы все- таки можете иметь собственное мнение?

— Начнем с того, что всякий человек имеет собственное мнение, но не всякий смеет обнаружить его. А независимость — это состояние внутреннее. Оно совершенно не зависит, на мой взгляд, от положения, которое человек занимает. В этом смысле нет разницы между, скажем, знаменитейшим Андреем Дмитриевичем Сахаровым и каким-нибудь малоизвестным человеком, который тоже встал и во всеуслышание высказался.

Есть такие, которые скажут, что, мол, Сахарову было не страшно, он уже был академик и трижды Герой Социалистического Труда. А вот «маленькому» человеку гораздо труднее и опаснее высказываться. Так люди находят оправдание своему малодушию. Мы же знаем, как расправлялись в нашей стране еще совсем недавно с людьми, даже занимавшими весьма высокие посты.

Что до меня, то я испытывал страх в своей жизни не раз и не два, но нельзя сказать, что я особенно страдал: ну, получил партийный выговор, ну, отстранили от эфира, ну, была угроза, что уволят. Это чепуха по сравнению с тем, что испытали многие другие. Сейчас, конечно, не те времена, меня не посадят, тем более не расстреляют, но сделать мою профессиональную жизнь невыносимой могут. И считать, что разгневанное начальство каким-нибудь образом да не расквитается, было бы наивно.

Но я перешагнул через внутренний барьер страха, больше из-за страха на уступки не иду.

Я говорю то, что я хочу, что считаю нужным.


— Ваша известность в стране связана с телемостами, появившимися на всесоюзном телеэкране. Но потом вы с этого всесоюзного экрана почти исчезли, а ныне ведете ежемесячную передачу лишь для зрителей Москвы и области. Это не имеет отношения к вашей независимости?

— Пожалуй, нет. Телемосты — этап в моей жизни. Я счастлив, что был первым, кто начинал это дело. Вполне возможно, что еще приму участие в будущих телемостах — конечно, при условии, что они будут интересными. Но этим нельзя заниматься постоянно и надеяться, что зритель будет смотреть с прежним интересом. Словом, я отошел от телемостов и стал искать другой род деятельности.

Делал разовые передачи по ЦТ. А потом московская редакция предложила вести собственную. Это было два с лишним года назад. Я согласился, но предупредил, что тогдашний первый зампред Гостелерадио этого не допустит.

— Почему?

— Я полагаю, что здесь играла роль личная неприязнь. Впрочем, выдвигался такой, с позволения сказать, аргумент: журналист-международник не должен касаться «внутренних» вопросов собственной страны.

Потом, когда этот зампред перешел на другую работу и его заменил другой, ныне покойный Владимир Иванович Попов, положение переменилось, и я стал вести передачу для московской редакции. Делаю ее с удовольствием. Она завоевала определенный авторитет, и сейчас все чаще говорят о том, чтобы вывести ее на всесоюзный экран.

Совсем недавно я стал вести передачу по второй программе ЦТ, ее название «Квадратура круга». Она затрагивает вопросы межнациональных отношений. Получается, что у меня стало две постоянные рубрики — вроде не было ни гроша, да вдруг алтын.

Получилось это, по-моему, потому, что я отказывался делать то, что считал неприемлемым, готов был терпеть очень долго, никого никогда не отпихивал локтями, и. наконец, потому, что повезло.

— А вы не лукавите? Ведь наверняка, когда вы согласились и пошли в Московскую программу, вы знали, полагаясь на профессионализм, что передача ваша будет идти по Центральному телевидению?

— Я появился всерьез на экране советского телевидения в 1986 году. Мне было тогда 52 года. Можно сказать, что в плане возраста пик мой уже прошел. Ведь творческий расцвет — это 40—45 лет. А кто меня знал, когда мне было 40—45 лет? В Америке знали. Но меня не пускали на советское телевидение. Не пускали вполне сознательно. Имея в виду, что я в каком-то смысле человек непредсказуемый и система взглядов моих не вписывается в круг общепринятого. Вот на зарубеж — пожалуйста, выступай!

Конечно, меня использовали, я понимал это, и шел на это осознанно, ибо так мог говорить свободнее. Я начал работать на радио в Главной редакции вещания на США в 1970 году. А через три года мой главный редактор, Гелий Алексеевич Шахов, предложил выходить с ежедневным трехминутным комментарием. Семь раз в неделю. Поскольку я писал по-английски, визировал меня только главный редактор. Никакого Главлита, никакой цензуры. Кроме того, в СССР меня почти никто не слушал. Ну, кто будет слушать московское радио на английском языке, да еще на коротких волнах, да в два часа ночи? Никто. Уж никто не позвонит из ЦК председателю с требованием «разобраться» с Познером. Конечно, был контроль, но очень щадящий. Поэтому я мог говорить то, что хотел, то. что считал нужным. Почти не сделал ни одного комментария по заказу. И это за много лет каждодневного выхода в эфир в самые застойные времена.

— Это шло иногда абсолютно вразрез... ?

— Не абсолютно, но вразрез... То есть, если бы это было написано по- русски, это бы не пошло. Не могло подобное появиться и в советской печати. И если бы не Горбачев, если бы не изменения, происшедшие в нашей стране, я так бы никогда и не появился на нашем телевизионном экране. Так бы вы меня никогда и не увидели.

Поэтому считать, что я, получив предложение Московской редакции, согласился потому, что был уверен, что передача выйдет на всесоюзный экран,— это чепуха. А шел я на это. необыкновенно волнуясь. И когда редактор передачи Валентина Николаевна Демидова и тогдашний главный редактор Михаил Алексеевич Огородников сообщили мне, что передача будет называться «Воскресный вечер с Владимиром Познером», я чуть не свалился со стула от удивления. И они добились этого, и я им за все это бесконечно благодарен. И никуда из Московской редакции не уйду, даже если передача не будет доходить до всесоюзного зрителя.

Я совершенно не стремлюсь красоваться на экране. Я не в том возрасте. Но мне есть что сказать, у меня есть своя система взглядов, которая мне кажется важной. И именно поэтому я считаю своим долгом реализовать идею Народного телевидения. Материализовать наконец желание людей иметь еще и другое — не государственное, но авторитетное, профессиональное, интересное.

— Вы считаете, это реально?

- Да! — Какой самый главный вопрос должен быть решен в первую очередь?

— Для этого нужно одно: решение правительства. Нужно, чтобы возможность такого телевидения была оговорена в Законе о печати и других средствах массовой информации.

— Ну. а как выглядит реализация этой идеи хотя бы в общих чертах?

— Речь идет о том, чтобы вещать по одному из неиспользуемых телевизионных каналов, а телевизионный сигнал выдавать в закодированном виде. Это означает, что принять этот сигнал без небольшого дополнительного приспособления вы не сможете. Дальше Народное телевидение предложит вам взять напрокат такое приспособление. И будет брать с вас, предположим, 40 рублей в год, исходя из того, что у телевидения будет как минимум 50 миллионов абонентов. Для Советского Союза это вполне реальная цифра. 40 х 50 миллионов — получится 2 миллиарда рублей. Этого вполне достаточно.

Люди будут сами решать, хотят они платить сорок рублей или нет. Если не хотят, то тогда Народное телевидение прогорит. И поэтому самое главное, чтобы телевидение это было интересным.

— Но у нас в стране существует государственная монополия на спутники?

— Я не против государственной монополии на спутники связи, я против
монопольного использования этих спутников. Мы можем платить за использование спутника Министерству связи СССР, чьей собственностью он является.

— Но сразу оснастить студии за рубли современной импортной аппаратурой, необходимой для вещания, даже если вам дадут свободный канал и возможность платить за использование спутника, просто невозможно.

— Ничего невозможного нет. Сегодня у Гостелерадио четыре программы. Кроме того, все местные студии находятся в системе Гостелерадио — это что-то порядка 80 тысяч человек. Затраты огромные — более 10 миллиардов рублей в год. А теперь давайте пофантазируем.

Пусть за Гостелерадио останется лишь одна первая программа. В этом смысле Гостелерадио сравнится с такими телесетями, как, скажем, Си-Би-Эс, Эн-Би-Си, Эй-Би-Си в США, Эн-Эйч-Кей в Японии, Тэ-Эф 1 во Франции и т. д. Сразу Гостелерадио станет компактным, куда более оперативным, менее дорогостоящим и вполне определенным А что остальные программы?

Вторая могла бы стать общероссийской — скажем, по аналогии с британским Ай-Ти-Эн, состоящим из пятнадцати крупнейших телецентров страны. В РСФСР телецентры есть в Хабаровске, Владивостоке. Свердловске, Волгограде, Ленинграде и т. д. Все эти центры нужно вывести за рамки Гостелерадио. Пусть они производят программы как местные, так и используемые в Общероссийском телевещании.

Встает вопрос: а кто будет контролировать этот канал? Как говорится, возможны варианты — от местных Советов до акционерных обществ.

Третья программа — московская — тоже должна выйти из состава Гостелерадио и готовить передачи для Москвы и для Общероссийского вещания.

Наконец, образовательные передачи четвертой программы должны войти в состав вещания Гостелерадио, а сама четвертая программа освобождается для Народного ТВ.

Все программы получат доступ к самофинансированию, к банковским ссудам, к деловым контактам с другими, в том числе зарубежными, кредиторами.

— А почему вы называете телевидение, за идею которого агитируете, Народным?

— Оно будет общественным по содержанию и народным по форме, потому что должно существовать на народные деньги. Потому, что именно народ будет влиять и реагировать на то, что ему нравится или нет. И еще потому, что в Директорский совет Народного телевидения смогут войти представители различных политических течений, ассоциаций. Главное, чтобы они отражали какие-то заметные, значимые явления в общественной жизни страны.

Каждое политическое образование сможет получить возможность для выражения своего взгляда на ту или иную проблему. И здесь не будет никакого насилия или игры. Если опрос наших зрителей выяснит, что рейтинг программы той или иной политической группировки упал за год и не поднялся, то договор с ней может быть расторгнут.

— Система понятна: в студии будет видно, сколько человек повернули ручку своих телевизоров на другой канал. Но что значит «интересно»? Ведь есть много способов сделать зрелище интересным?

— Закон о печати и средствах массовой информации, Конституция должны четко определить: вот грань, переступать которую запрещено. И Народное телевидение обязано придерживаться этого.

— Какая будет структура? Структура Главной редакций Народного телевидения?

— Главная редакция — анахронизм. Структура должна быть совершенно другой. Она будет основана на трех китах телевидения: на информации, развлечениях, спорте. В понятие развлечения входят, разумеется, и шоу, и кино, и театр, и образовательные.
и познавательные передачи. Итак, три кита, три управления, три единицы. Каждая имеет своего президента и вице-президентов. Каждая совершенно самостоятельна, со своей техникой, своим временем. Каждая представлена в Совете директоров Народного телевидения, который и является его руководящим органом.

— Допустим, что началась работа по конкретной организации Народного телевидения. Правительство. Верховный Совет, народ — все поддержали эту идею. Кем вы видите себя в этой структуре?

— Знаете, совсем недавно мои товарищи по работе, люди, к которым я отношусь с уважением, предложили мне выдвинуться от Гостелерадио кандидатом в народные депутаты. Я был очень польщен и тронут этим предложением, но отказался. И главный довод был очень простым: мы еще не поняли, но неизбежно поймем, что нельзя быть народным депутатом и кем-то еще. Эта работа требует полной отдачи. Ежедневной. И не только восьмичасовой рабочий день, а и побольше.

Люди, которые позволяют себе быть народными депутатами и кем-то еще, делают это, скажем, по наивности. По незнанию. И для меня вопрос стоял таким образом, что если я буду баллотироваться и пройду, то должен буду оставить журналистику. Значит, я был поставлен перед выбором. Мне кажется, что я могу больше сделать, работая журналистом. Рассказываю об этом, чтобы ответить на ваш вопрос.

В ситуации с Народным телевидением у меня другая точка зрения. Если бы это вдруг произошло и мне предложили бы возглавить Совет директоров, я посчитал бы себя обязанным согласиться. Я не знаю, способен ли я справиться с такой работой, но коль скоро я агитирую за это, являюсь горячим приверженцем этого дела, то тогда я не имею права отказываться. Как говорят, назвался груздем, полезай в кузов. Но в этом случае я должен буду отказаться от экрана.

Я категорически не согласен с тем положением, что административное лицо совмещает в себе журналиста.


— Вы считаете это неприемлемым?

— Это невозможно. Это нельзя морально, этически, это нельзя административно. Ну, скажите, пожалуйста, если я председатель, то, выходит, я сам себе начальник и подчиненный, автор и редактор и т. д. Не говоря о том, что руководитель должен все время руководить, искать творческих людей, подталкивать, помогать. Нужно делать что-то одно из двух.

Хочу добавить вот что: председатель Совета директоров должен, на мой взгляд, быть лицом сменяемым, избранным самим Советом сроком на 3 года. Если он работает хорошо, он может быть избран на второй, третий и так далее срок, но важно, чтобы он зависел от тех людей, с которыми он работает.

— Не может ли случиться так, что, учитывая привлекательность НТВ, вы просто перекачаете кадры из монопольного государственного телевидения?

— Кто-то. возможно, и прибежит, но рисковать захочется далеко не всем. Людям, привыкшим получать зарплату гарантированно, независимо ни от чего, вряд ли понравятся условия НТВ — Что это за предполагаемые условия?

— Договор, который заключается с человеком на три или на пять лет на разные суммы в зависимости от уровня журналиста. При этом прошу иметь в виду, что гонорары исключаются. Человек работает за определенную, договором установленную плату. И нет никаких должностных окладов. Есть конкретная оплата труда конкретного человека.

— Вы считаете такую систему более справедливой?

— Я считаю ее единственно справедливой и, главное, эффективной. Ведь сейчас как обстоит дело? Два человека — скажем, политобозреватели — получают одинаковый оклад за то, что они политобозреватели. Они имеют право выходить в эфир на равных (за что получают гонорар), хотя их популярность, а следовательно, действенность совершенно различны. Все определяет должность.

Контракт — дело другое. С тобой заключаем договор на год на сумму, предположим, 500 рублей в месяц, оговорив, как часто и с чем конкретно ты должен выходить в эфир. А с другим подписываем договор на три года, да на 800 рублей в месяц. Другими словами, условия договора определяются сугубо личностными качествами журналиста, его заработок зависит только от него.

— Будет ли это зависеть от эфирного времени, в которое выходит тележурналист?

— Зависеть оплата должна только от популярности журналиста, от эффективности его передачи. Один человек может выходить в эфир на три минуты, но зато это — кумир! И эти три минуты могут стоить очень дорого. А другой выходит на целый час, но получает меньше. Объективный показатель — это рейтинг. Как народ смотрит и оценивает.

— То, что вы задумали,— это архисложное дело. Чтобы осуществить его, нужно много составляющих. Привлекли ли вы кого-нибудь из народных депутатов, членов Верховного Совета к работе над проектом Народного телевидения?

— Нет. Более того, у меня внутреннее ощущение, что то, о чем я говорю, не самый важный сейчас для страны вопрос. Или, скажем, он может быть менее срочным. А главный вопрос, я его условно называю,— колбасный. То есть продовольственный. Не будет решен этот вопрос — никакое альтернативное телевидение не спасет. Это приоритет.

— Позволю себе с вами не согласиться. Для меня, как потребителя и гражданина, вопрос альтернативного телевидения не менее важен, чем колбасный вопрос. Потому что это вопрос моей свободы и возможности выбора.

Хлеб и подлинная свобода — это главные проблемы сегодняшней революции. Их надо решать параллельно.

Как вы думаете, появление Народного телевидения повысит уровень государственного телевидения?

— Безусловно. И почти сразу. Ведь в самом деле, зачем бежать стометровку за 9 секунд, если можно выиграть Олимпийские игры за 9,9 секунды? Надо все время чуть-чуть толкать.

Вот посмотрите, наличие разных газет заставляет вертеться. И тиражи растут или падают. Ведь люди реагируют. И именно поэтому создание альтернативного телевидения выгодно государству. И надо понять, что можно критиковать Кастро или Ким Ир Сена без того, чтобы осложнились отношения с Кубой или КНДР. Понять, что Народное телевидение — это не антисоветское телевидение. Не антиправительственное телевидение, хотя оно и независимо от правительства.

— Спасибо. Владимир Владимирович.

===================

«Огонек» поддерживает идею Владимира Познера о создании в СССР альтернативного Народного телевидения. Для того чтобы реализовать эту идею, надо знать, поддержит ли ее народ. К сожалению, мы не можем рассчитывать на проведение с этой целью общенародного референдума, но если каждое печатное издание любого масштаба и уровня проведет свой читательский референдум «Народное телевидение— за или против?», то во многом картина общенародной поддержки или незаинтересованности была бы ясна. А пока «Огонек» обращается к своим читателям. Просим вас откликнуться и прислать в редакцию ваш ответ: «Народное телевидение — за или против?». Журнал продолжит разговор на эту тему. Ваши размышления, пожелания, предложения будут рассмотрены и проанализированы.

=========================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=============================











Перестройка

Как советские журналисты освещали ликвидацию ядергых ракет.

Тележурналист Александр Тихомиров.
17 апреля 2019 года.


Идея возникла 33 года назад. Где-то в недрах ЦК КПСС. Может, и сам Горбачев предложил: давайте, мол, покажем американцам, как мы, действительно, разоружаемся. Лично мне такую возможность приоткрыл, по секрету, первый заместитель главкома РВСН Григорьев, генерал-полковник.

-Ос стали уничтожать. А ты приезжай, сними!
-Каких ос? - не сразу понял я.
-Сам знаешь - каких! - и подмигнул.

И понял я: ОСы - это отдельные старты стратегических ракет, скрытые в потаенных местах. Прежде ТВ туда никогда не пускали.

-А пустите?
-Обязательно. Если скажут.

Кто-то помнит, быть может: бродили в киножурналах редкие кадры, в середине 60-х. Избушка, полянка, березовая поленница среди цветов... Вдруг дрова с избушкой сдвинулись! И открылось жерло ракетной шахты...

Такой маскировки, нежно-наивной, не было там, куда нас доставили через неделю. Бетонные дорожки ведут к бетонной площадке в поле, заросшем травой. На площадке стальная крышка, тонн десять весом. Крышка зеленая, под цвет травы.
-Впечатляет? - спросил командир дивизии, полковник.
Уловил, видно, мое разочарование.

-Не очень, - признался я, -Как-то... простенько все.
-Ну, да, - усмехнулся он. -Простенько. Но со вкусом.

Знал,что говорит, В такие шахты на боевое дежурство ставили "сотки" УР-100, она же 8К84 - самая массовая наша ракета, из стратегических. Дальность - до 12 тысяч км. А о мощности ядерных зарядов и говорить страшно.

-А ракета? - осторожно спросил звуковик из моей команды. -Изделие отсутствует! - доложил полковник. - Отдельный старт полностью готов к ликвидации.
-Нет! - возразил я. - Не полностью. Вон трещины на бетоне. Вон краска облезла... Потрепанно как-то все. Не впечатляет ваша ракетная мощь!
-Наша, - холодно глянув на меня, поправил полковник, - наша ракетная мощь. Предлагаете обновить, а потом взорвать?

Он задумался ненадолго, потом кивнул:
-Есть резон.
Он о начальстве подумал: пусть увидят в каком порядке содержался объект до конца. А я об американцах: пусть убедятся, что ликвидируем не какое-то старье.

... Пока ракетный старт подновляли, мы с полковником катались по великой русской реке. Потом ели уху и пили водку. И я вновь убедился в его основательности. В том, что даже в таком деле проявляет он неторопливую серьезность. Столько выпить! Свалились бы, если б он не распределил строго - когда пить, когда закусывать.

Утром мы еле встали, а он был - как огурчик.
-Под горячим душем держу лицо, - поделился, - по полчаса.
И объект нашей съемки, стартовый комплекс, подготовлен был, как к параду. Дорожки белые, крыша зеленая, небо голубое.
Потом отъехали метров на 800. Настроили камеры, наставили на объект. И я, как договаривались, подал сигнал белым платком.

Сначала крыша взлетела над лесом, как сухой лист. Землю тряхануло и звук ударил по ушам. Потом то, что взлетело, медленно обвалилось. И стало видно: там, где был зеленый холмик, зияет теперь черная яма.

Для меня с тех пор символом конца света стала эта картина.
Грязь, вперемешку с листвой, сползает по краю воронки. Набухает и валится в глубину ракетной шахты, с чавканьем. Течет по внутренним ее обводам, по электронным схемам, разноцветным проводам, приборам, реле...

...Потом был монтаж засекреченной пленки. Потом показ в Минобороны - для снятия грифа секретности. Собрались возле монитора с магнитофоном двенадцать генералов. Тринадцатым пришел маршал Советского Союза Ахромеев. Чертова дюжина! Это меня обеспокоило. И не зря.

Он вскочил, когда на экране грязь стала валиться в шахту, с чавканьем.

-Кто пустил в войска этих предателей?! Этих вредителей?!
И ткнул в меня пальцем. И глаза его, узко расставленные, голубые, с ненавистью, нацелились мне в переносицу. И острым профилем, стройной фигуркой, в безукоризненно сидящем на нем маршальском мундире, он похож был на хищную птицу.

-Согласовано с оборонным отделом ЦК! - доложил, бледный от волнения генерал, из ракетных. -Показать, как соблюдаем соглашение. На американских телеканалах.

-Ах, на американских! - еще больше взвился маршал и опять ткнул в меня пальцем. - Они, значит, на Америку работают. За доллары! Народ столько лет до копейки отдавал, чтоб такое оружие построить, голодал. А они, как это взрывается - так красиво сняли, с удовольствием! Запретить!

-Это же открытая информация! - попробовал возразить я.

-Американцы ждут этот материал!

-Вот им его и отдайте. Пусть радуются. А нашим людям это видеть не нужно. Не надо боль причинять...

-Но это же правда! - опять возник я. -А вы скрываете!
-Нет! Это не правда! Для советских людей.
И, успокоившись, обозначив этим, что все понял, маршал поискал кого-то в зале глазами.
-Взять с него подписку о неразглашении!

Через десять минут в чьем-то кабинете я подписал соответствующую бумагу. Репортажа своего я больше не видел. А видел другой, на основе наших съемок, озвученный по-английски. Его много раз в новостях показали по каналу "си-эн-эн". И я изображал удивление и восхищение, когда смотрел. И гримасу сожаления на лице, когда спрашивали: "А ты почему это не снял?" Наш репортаж вышел в эфир лишь через два года.
Два года я об этом молчал. Потом рассказывал, как анекдот. Потом опять замолчал: Ахромеев покончил с собой.

Я узнал об этом 25 августа 1991 года, в "Белом доме", где мы, депутаты, продолжали отмечать победу над ГКЧП. Сказали, что повесился на оконной ручке. Я не поверил. Не по-офицерски! Подумал: убили. Предложил выпить. Выпили, за упокой...
Потом прочел то, что он написал в записке:
"Не могу жить, когда гибнет мое отечество и уничтожается все, что я всегда считал смыслом моей жизни".
...Он казался тогда ненастоящим, когда называл меня предателем, вредителем. Думал я: вот разошелся, играет роль. Теперь думаю, все чаще: а, может, это я был тогда ненастоящим? Играя в спектакле, который завершился распадом страны?

Источник: https://www.facebook.com/alexandr.tihomirov.1/posts/1546954882102196



========================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=============================

Перестройка

Первая публикация об отделении Нагорного Казабаха от Айзербайджана в 1988 году в центральной прессе.

Первый репортаж газеты «Известия» о карабахских событиях (под заголовком «Что имеем — сохранить!») был опубликован только на Москву (вечером 23 февраля 1988 года). Всё Замкадье получило на следующее утро вариант газеты со стандартным сообщением ТАСС «К событиям в Нагорном Карабахе». По-видимому, была команда всем СМИ до особого распоряжения публиковать на эту тему только тассовскую информацию, однако московский вечерний выпуск «Известий» за 23.02.1988 успел выйти чуть раньше…

Роман Синельников

========================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=============================







Перестройка

Речь Ельцина на 27 съезде КПСС

Рыжков Н. И. Слово для выступления предоставляется товарищу Ельцину — первому секретарю Московского городского комитета КПСС. (Аплодисменты.)

Ельцин Б. Н.

Товарищи! На одном из съездов партии, где были откровенные доклады и острые обсуждения, а затем делегаты выразили поддержку единства, Владимир Ильич Ленин наперекор скептикам с воодушевлением воскликнул: «...вот это я понимаю! Это — жизнь!» Много лет минуло с тех пор. И с удовлетворением можно отметить: на нашем съезде снова атмосфера того большевистского духа, ленинского оптимизма, призыва к борьбе со старым, отжившим во имя нового. (Аплодисменты.)

Collapse )



Выступление Первого секретаря московского горкома КПСС Б. Н. Ельцина на XXVII съезде КПСС 26 февраля 1986 года.

https://youtu.be/yYFAdHlpl7c



========================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=============================


Перестройка

Речь на Бориса Ельцина на XXVI съезде КПСС 25 февраля 1981 года.

Перед вами по истине крамольная речь Бориса Ельцина, произнесенная им на XXVI съезде КПСС 25 февраля 1981 года. Первый секретарь Свердловского обкома партии осмелился всего лишь пять раз (!) выразить своё восхищение деятельностью Л.И. Брежнева, и только один раз - недвусмысленно выразить свою верность делу коммунизма.

Исключительная храбрость!

Судите сами:

Collapse )





Перестройка

Троицкий епископальный собор в Майами.

Епископальный собор Святой Троицы (Trinity Episcopal Cathedral) построен в 1896 году. Это старейшая церковь Майами. В 1912 году ее реконструировали в псевдороманском стиле. Сегодня храм стоит среди высотных зданий, к северу от Даунтауна.


Троицкий епископальный собор является старейшей церковью в первоначальных пределах города Майами, которая была организована преподобным Уильямом С. Греем 12 июня 1896 года, более чем за месяц до того, как город был включен. Епископ Грей, миссионерский епископ Епископальной епархии Южной Флориды, посетил район Майами в 1893 году и совершил Крещение, конфирмацию и празднование Святого Причастия в школьном здании в Лемон-Сити, путешествуя вверх по побережью от реки Майами на катере, предоставленном Джулией Таттл. Г-жа. Tuttle," мать Майами", пожертвовала землю на юго-восточном углу 10-й улицы и Авеню B (теперь NE 2nd Street и NE 2nd Avenue), и в декабре 1896 года на этом месте была завершена одноэтажная однокомнатная деревянная Троицкая церковь в качестве первого постоянного церковного здания в пределах первоначальной городской черты Майами.

В 1904 году Троицкая миссия стала самостоятельной и, таким образом, получила статус приходской. Деревянное здание церкви было заменено в 1912 году внушительным двухэтажным каменным храмом, похожим по дизайну на Епископальную церковь Святого Павла в Ки-Уэсте. В 1923 году, когда огромный бум недвижимости в Майами и Флориде ревущих двадцатых годов приблизился к своему пику, прихожане купили землю на углу не-Бейшор-драйв и 15-й улицы для строительства церкви, достаточно большой, чтобы вместить одиннадцать сотен верующих. Архитектор Майами Гарольд Хастингс Манди спроектировал новую церковь, строительство которой было завершено в июле 1925 года. Пропорции здания и его общая идея были вдохновлены Римско-Католической Церковью Сен-Жиля, расположенной недалеко от Нима на юге Франции. Манси объединил романские, византийские и итальянские элементы архитектуры, чтобы придать зданию характерный Средиземноморский вид.



Когда бум рухнул в 1927 году, Троицкая церковь была обременена большим ипотечным долгом, который не был выплачен до 1946 года, после почти двадцати лет жертв и борьбы. Сегодня, благодаря пожертвованиям многих семей и частных лиц, интерьер собора содержит множество тонко выполненных мозаик, которые изображают шесть дней творения, воинства небесного и стояния Креста. Кроме того, витражные окна иллюстрируют события из жизни Иисуса с соответствующими сценами из Ветхого Завета, чудес Иисуса, песни трех молодых людей (Бенедикт), семи Таинств Церкви и многих святых и ученых Британских островов до протестантской Реформации. Интерьер собора имеет звуковую реверберацию более четырех секунд, что значительно повышает музыкальную эффективность органа E. M. Skinner/Æolian Skinner pipe из пятидесяти шести рядов и делает его одним из самых" теплых " залов для музыки в этом районе.

В 1970 году делегаты на первом съезде новой епископской епархии Юго-Восточной Флориды проголосовали за то, чтобы сделать Троицкий храм кафедральным собором для епархии, местом нахождения епископского престола, кафедрального собора. В 1980 году собор был признан имеющим такое архитектурно-историческое значение, что был внесен в реестр Национальных исторических мест Министерства внутренних дел США.

В 2014 году епископ Лео Фрейд объявил “юбилейный год”, который совпал с завершением масштабного реставрационного проекта, вызванного 40-летним требованием переаттестации города Майами и результатом ущерба от многочисленных ураганов и других штормов, которые атаковали структуру на протяжении многих лет.

Ремонт и реставрация собора включали в себя ремонт и переустановку Эолово-кожевенного органа, а также витражей (наряду с ударопрочными стеклами), замену пола святилища и алтаря, капитальный структурный ремонт амбулатории, ремонт четырех этажей офисных помещений и полную замену электрооборудования.

Также в этом году был создан Юбилейный алтарь, с пятью крестами на его Менсе, представляющими пять ран Христа. В Крестах заложены камни из мест, важных для истории, быта и служения Троицкого собора. Один исходит из Храма Гроба Господня в Иерусалиме, самой важной святыни христианства. Один из них происходит из Кентерберийского собора, Родины англиканства. Один из них-из церкви Сен-Жиль близ Арля, Франция, на которую архитектор набросал свои идеи для строительства Троицы. Один из них находится в Национальном соборе Вашингтона, где находится Епископальная церковь и резиденция председательствующего епископа. И один камень взят из фундамента оригинальной церкви Святого Павла в Ки-Уэсте, самой старой церкви в нашей епархии. Символика этих камней во времени и пространстве связывает жителей Троицы и всей епархии Юго-Восточной Флориды с работой христиан по всему миру.

Как и соборы древности, Троица - это место для созерцания, поклонения и служения обществу. Сегодня Троицкий собор - это молитвенный дом для всех людей, и его многочисленные программы и мероприятия распространяются на общину самыми разнообразными способами. Конгрегация собора этнически и культурно разнообразна, что делает его микрокосмом общины Майами.

Источник: https://www.trinitymiami.org/our_history


🌴. =======

Провожу экскурсии по Майами и Флориде. Обращайтесь, не стесняйтесь! 😉 Эдуард Глезин
Кандидат исторических наук.

Тел.:
+1-786-916-73-22 (WhatsApp, Viber)

E-mail:
glezin1973@yandex.ru

Skype:
ed-glezin

С удовольствием покажу вам всё самое красивое и интересное в Майами и Флориде.

=====





























Перестройка

Воплощенная "мечта" эпохи освободительной Перестройки Горбачева.

22 марта 1989 в проведения испытательного полёта самолёта Ан-225 «Мрия» ("мечта" по-украински) было установлено сразу 110 мировых рекордов! Размах крыла с футбольное поле, шесть мощных турбореактивных двигателей и рекордная грузоподъемность в 250 тонн. Этот гигант создавался в рамках проекта советской космической промышленности "Энергия-Буран". До сих пор в мире не создано более совершенного и выдающегося по своим характеристикам самолета.

В марте 1989-го Ан-225 взлетел с 156-тонным грузом на борту, обогнав абсолютного рекордсмена по грузоподъемности — американский транспортник "Боинг-747-400". А в мае того же года "Мрию" уже использовали по прямому назначению: самолет доставил на Байконур космический челнок "Буран" весом 60 тонн.

Потом был триумф на международных авиасалонах. "Мечту" показывали во Франции, Канаде, Чехии, Великобритании и США. Детище советских инженеров, его размер и мощь поразили весь мир. "Мрией" восхищались и специалисты, и те, кто не имел отношения к авиации.

Причиной постройки Ан-225 была необходимость создания авиатранспортной системы для проекта многоразового космического корабля «Буран». Основным назначением тяжёлого транспортного самолёта в рамках данного проекта была перевозка различных компонентов ракеты-носителя и космического корабля от места производства и сборки к месту запуска. Также существовала важная задача доставки космического челнока на космодром в случае приземления его на запасных аэродромах.

Кроме того, предполагалось использование Ан-225 в качестве первой ступени системы воздушного старта космического корабля, что требовало от самолёта грузоподъёмности не менее 250 тонн.

Так как блоки ракеты-носителя «Энергия» и сам «Буран» имели габариты, превышающие размеры грузового отсека Ан-225, на самолёте предусматривалось крепление наружных грузов. Наличие спутной струи от закреплённого наверху фюзеляжа крупногабаритного груза потребовало заменить однокилевое хвостовое оперение Ан-124 двухкилевым, чтобы избежать его аэродинамического затенения.

Таким образом, Ан-225 создавался как самолёт, предназначенный для решения узкого круга достаточно уникальных транспортных задач, но использование Ан-124 в качестве основы дало ему определённые качества универсального транспортного самолёта.

Часто ошибочно указывают П.В. Балабуева главным конструктором. Балабуев являлся генеральным конструктором всего КБ в 1984—2005 годах. А главным конструктором-руководителем проекта постановлением Совмина СССР был назначен В.И. Толмачёв.

«…В 1985 году на Политбюро ЦК КПСС было принято решение о развертывании работ по постройке самолёта Ан-225, и необходимо было разворачивать работы как на Киевском механическом заводе (КМЗ), так и в масштабах Министерства авиационной промышленности (МАП)…
…На всех заводах, участвующих в кооперации и поставляющих комплектующие, шла очень тяжёлая, напряжённая работа, так как сроки были очень жёсткие…

…В создании, постройке, лётных испытаниях и сертификации непосредственно и косвенно участвовали сотни тысяч учёных, конструкторов, инженеров, военных, лётчиков, рабочих и других специалистов бывшего СССР… Всем им низкий поклон и огромное спасибо!»
(из мемуаров конструктора А. Вовняка)

Впервые Ан-225 поднялся в небо 21 декабря 1988 года. При том, что самолёт создавался в СССР для перевозки компонентов ракет-носителей «Энергия» и космического корабля «Буран», к моменту окончания строительства первого Ан-225 все необходимые перевозки были сделаны самолётом ВМ-Т «Атлант», и в программе «Буран» Ан-225 поучаствовал, только перевезя «Буран» на Парижский авиасалон в мае 1989 года и совершив несколько показательных полётов на Байконуре в апреле 1991 года.

После распада СССР единственный летающий экземпляр самолёта в 1994 году прекратил полёты, с него были сняты двигатели и другое оборудование для использования в «Русланах». Однако к 2000-м годам потребность в нём стала очевидной, и его восстановили силами украинских предприятий. Также авиалайнер подвергся доработке, чтобы соответствовать стандартам самолётов для гражданской авиации.

23 мая 2001 года были выданы сертификаты типа на Ан-225 «Мрия» Авиационным регистром Межгосударственного авиационного комитета (АР МАК) и Государственным департаментом авиационного транспорта Украины («Укравиатранс»), что позволило начать коммерческое использование самолёта в качестве перевозчика грузов.

В настоящее время Ан-225 выполняет коммерческие грузовые перевозки в составе авиатранспортного подразделения АНТК им. О.К. Антонова — авиакомпания Antonov Airlines. Также проводятся проектные работы по использованию самолёта в качестве летающего стартового комплекса для авиационно-космических систем. Один из перспективных проектов — российско-украинская многоцелевая авиационно-космическая система (МАКС).

========================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=============================



















Перестройка

Лев Пономарев ровно 30 лет назад: "Нужен конструктивный диалог".

Журнал "Огонек", 24 марта 1990 год. №12

С моей точки зрения, острый политический кризис, в котором находится наша страна, связан главным образом не с тем, что происходит развал унитарного государства, сопровождаемый острыми национальными конфликтами, не с тем, что КПСС исчерпала кредит доверия у народа и поэтому власть ее становится все менее эффективной. И не с тем даже, что партия, теряя власть, решительно не хочет отдавать ее в руки Советов различных уровней, а это приводит к анархии во всех областях жизни страны. Но с тем, что мы переживаем и, возможно, уже пережили момент, когда реформаторское руководство партии и государства могло бы еще сделать решительный шаг в сторону диалога с демократическими организациями страны и с Межрегиональной депутатской группой. В рамках этого диалога можно было бы эффективно искать решения наиболее острых проблем, стоящих перед обществом.

Вместо этого продолжается непризнание политической оппозиции, формирующейся в стране. Оппозиция, желая добиться своего признания, все чаще вступает на путь привлечения широких масс населения к так называемой митинговой демократии.

Этот путь, бесспорно, не является универсальным. Ту же тактику властей мы наблюдали и в ходе предвыборной кампании. Кандидатам в народные депутаты ограничен доступ к средствам массовой информации. Гостелерадио практически отказалось предоставить канал для ознакомления москвичей с кандидатами в народные депутаты и их программами.

На вопрос - сильны мы или слабы сейчас? - следует ответить: да, мы сейчас организационно слабы. Но мы сильны тем, что за нами стоят широкие движения, возникшие по инициативе снизу. У руководства страны может появиться соблазн придерживаться прежней тактики: не замечать Движения "Гражданское действие", не предоставлять ему места в средствах массовой информации, дискредитировать его в глазах общественного мнения. Тогда для нас будет открыт только один путь - апеллировать к мнению широких народных масс, выступая инициаторами митингов и демонстраций.

Но есть и другой путь - путь конструктивного диалога. Мы за этот путь. Несмотря на нашу организационную неоформленность, уже сейчас многие из нас содействуют стабилизации положения в стране, способствуя проведению некоторых переговоров и участвуя в них.

Лев ПОНОМАРЕВ, член правления общества "Мемориал".









========================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=============================


Перестройка

«Звездные войны» Рональда Рейгана.

Ровно 37 лет назад - 23 марта 1983 года - президент США Рональд Рейган заявил о запуске программы Стратегической оборонной инициативы (СОИ) также известной как «звёздные войны».

Именно СОИ стала камнем преткновения на переговорах Михаила Горбачева и Рональда Рейгана осенью 1986 года в Рейкьявике. Из-за нежелания американского президента отказаться от этого несбыточного проекта была отвергнута инициатива Горбачева о полном ядерном разоружении между двумя сверхдержавами. В итоге, фактически выбросив за 10 лет на воздух миллиарды долларов американских налогоплательщиков, США отказались от этой программы в 1993 году.

Проект оказался в значительной степени дутым, заявленные результаты так и не были достигнуты.

Сама СОИ - это долгосрочная программа научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Основной целью СОИ являлось создание научно-технического задела для разработки широкомасштабной системы противоракетной обороны (ПРО) с элементами космического базирования, исключающей или ограничивающей возможное поражение наземных и морских целей из космоса.

Её главными целями предполагались завоевание господства в космосе, создание противоракетного «щита» США для надёжного прикрытия всей территории Северной Америки посредством развёртывания нескольких эшелонов ударных космических вооружений, способных перехватывать и уничтожать баллистические ракеты и их боевые блоки на всех участках полёта.

Подробности тут:

https://ria.ru/20130323/928564585.html

=========================

Документальный фильм 1987 года о разработке США программы "Звездных войн".

Высказывания советских и американских общественных и политических деятелей о программе "Звездные войны" (СОИ): Рейгана, Бовина, Чалфорта (Англия). Схемы действия ракетного щита. Выступление М. Тетчер о СОИ, высказывания простых людей.

https://youtu.be/P2k-93urAmg

========================

О программе СОИ в документальном проекте с участием Михаила Горбачева «Холодная война»

https://youtu.be/u2E4S-Ir_K0

=========================

Михаил Сергеевич в исполнении Всеволода Шиловского.

Фрагмент из фильма "Прощальное дело" (2009).

1983 год. В Кремле идет совещание под председательством Горбачева по поводу заявления Рейгана о запуске программы "Звездных войн" (космическая система противоракетной обороны".

Для всех очевидно, что в ближайшее время Советскому Союзу нечем симметрично ответить на этот вызов.

После завершения заседания Горбачев произносит:

"В стране положение критическое, чрезвычайно опасное. Страна должна обрести новое дыхание,, новую энергию. Иначе прогрузится в хаос. Стране как никогда нужна Перестройка, срочная Перестройка!"

https://youtu.be/l-Z94npEGYc

=============================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

===================





























Перестройка

"Трибунал" Владимира Войновича.

31 год назад - в номере 3 за 1989 год журнала «Театр» - впервые в СССР была опублико­вана пьеса Владимира Войновича «Трибунал». Вскоре 26 августа 1989 года на сцене Московского акаде­мического театра сатиры состоялась премьера одноимённого спектакля.

Тема произведения – советское судопроизводство, не знавшее ни правых, ни виноватых. Вернее, виноватых-то оно знало: ими числилось все население СССР, правда, одни сидели в тюрьмах и лагерях, а остальные пребывали временно у себя дома в ожидании окончательной участи.

В пьесе обличается общество победившего кафкианства. Главный герой произведения — инженер Подоплеков — отправляется под суд прямо из зрительного зала театра, куда, ничего не подозревая, пришел культурно провести вечер с женой.

Из пролога к пьесе: «Посреди сцены длинный высокий стол, покрытый красным сукном. За ним три стула с высокими спинками. Еще три маленьких столика: один перед
большим столом, на авансцене, два по бокам. В глубине сцены статуя Фемиды.
Глаза у нее завязаны, в одной руке автомат Калашникова, в другой весы, на одной чашке которых лежит молот, на другой - серп. Слева от Фемиды - клетка, в каких держат зверей, а в клетке скамья подсудимых. В верхней
части сцены портреты шестерых людей, нам пока незнакомых. На сцену выходит бард с гитарой. Говорит тихим, домашним, совершенно не театральным голосом, в промежутке между фразами настраивая гитару».

Некая пара приходит в театр, усаживается на свои места и смотрит на сцену, где уже построены декорации для судебного заседания и появились действующие лица: Председатель, Прокурор, Защитник и Секретарь. Но актеры молчат и тогда наш зритель по имени Леонид Подоплеков обращается к ним с вопросом, что они собираются делать. При этом он неудачно цитирует Чехова, говорившего, что если в первом действии висит ружье, в третьем оно непременно выстрелит. Это злополучное ружье Подоплекову еще припомнят, а пока его тащат на сцену и сажают в клетку в роли подсудимого. Заседание начинается.







=================

«Трибунал продолжается?»

Журнал «Огонек», номер 12 за 1990 год.

Collapse )

Посмотреть спектакль можно тут:

https://youtu.be/LhCtxWB1m58

============

Пресс-конференция с участием Войновича, после спектакля «Трибунал»:


https://youtu.be/67UggrWTYnE

========================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=============================



Collapse )