?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: армия

Михаил Горбачев: В Европе мы живем все вместе в одном многоквартирном доме.
Перестройка
ed_glezin
М.С.Горбачев дал интервью известному немецкому журналисту Фритцу Пляйтгену, долгое время работавшему в Москве, а затем возглавлявшему первый канал телевидения ФРГ. Немецкий перевод интервью был опубликован в газете "Берлинер Моргенпост" 8 ноября 2019 года.

Вопрос. Отношения России с Западом сейчас такие же плохие, как в самые мрачные времена холодной войны. На ком лежит вина за то, что отношения «сошли с рельсов»? На Москве или на Западе?

Ответ. Да, конфронтация, коллапс доверия – такова нынешняя ситуация. Кто виноват? Думаю, уже достаточно было полемики на этот счет. Стороны обвиняют друг друга. Я считаю: хватит взаимных обвинений. Но для того, чтобы найти выход из нынешней тупиковой ситуации, надо разобраться в ее причинах.

Главная из них, по моему глубокому убеждению, состоит в том, что после окончания холодной войны в Европе не была создана современная архитектура безопасности, не были реализованы наши общие идеи о создании системы предотвращения и урегулирования конфликтов. Мы это обсуждали с Миттераном, Геншером, Скоукрофтом. Все были «за». Но потом об этом забыли. И о Парижской Хартии забыли. Вместо этого Запад провозгласил победу в холодной войне.

Это триумфаторство – большая ошибка Запада. И пошло – расширение НАТО, военное вмешательство в Югославии, выход из договоров по ПРО, РСМД и всё остальное.

Что нужно делать сейчас? Вот главный вопрос.

Опыт тех лет, когда мы покончили с холодной войной, подсказывает, что проблемы можно решить, если есть политическая воля к диалогу и восстановлению доверия.



Вопрос. Мир обязан Вам и американскому президенту Рейгану тем, что был заключен наиболее всеобъемлющий и самый действенный за всю историю человечества Договор по разоружению. В Вашей только что вышедшей книге «Что поставлено на карту» Вы предостерегаете от новой гонки вооружений. Вы пишете: «Величайшей угрозой для нашей безопасности является решение о денонсации Договора, предусматривающего уничтожение ракет средней и меньшей дальности». Запад со своей стороны обвиняет Москву в том, что она уже нарушила ДРСМД, начав производство новых ракет средней дальности. Кто прав?

Ответ. У меня есть основания доверять руководству России. Оно, как вы знаете, отвергло версию о якобы имевшем место нарушении Договора российской стороной. Более того, предложило продемонстрировать нашу ракету военным США и стран НАТО. Те отклонили приглашение. А ведь всегда выступали за контроль!

Это технический вопрос. Мы с вами не эксперты в таких вопросах. У России есть аналогичные претензии к США. Разбираться должны специалисты, военные. Причем именно для того, чтобы согласовать меры, которые снимают озабоченности обеих сторон. Раньше это всегда удавалось в конце концов сделать. А почему это невозможно сейчас? Вот какой вопрос надо задать.

Что происходит? Любая проблема рассматривается американцами как предлог для обострения ситуации. Вот сейчас пошли разговоры о выходе США из соглашения по «открытому небу». За этим, я уверен, стоит желание освободиться от любых ограничений, получить полную свободу рук. Итогом будет новая гонка вооружений.

Всем разумным людям надо объединиться против этого.

Вопрос. Сценарий того, что происходит сегодня, напоминает дискуссию, развернувшуюся сорок лет тому назад. Тогда спор шел об оснащенных ядерными боезарядами ракетах средней дальности «Першинг» и крылатых ракетах с американской стороны и о советских ракетах СС-20, относительно которых советский министр иностранных дел Громыко до последнего момента заявлял, что их просто не существует. В конце концов, оказалось, что они все же существуют. Понятно ли Вам, что Запад испытывает недоверие, когда Кремль сегодня оспаривает, что он располагает новыми ракетами средней дальности?

Ответ. Послушайте, не надо передергивать. История этого вопроса мне хорошо известна, потому что, став генеральным секретарем, я досконально в нем разобрался. Пришел к выводу, что принятое руководством страны в середине 1970-х годов решение о развертывании ракет средней дальности было ошибкой. И, кстати, А.А. Громыко об этом говорил впоследствии на заседаниях Политбюро. Но ни он, ни другие члены советского руководства не отрицали факта существования этих ракет. В 1980 году СССР выразил готовность вести переговоры на эту тему.

Переговоры были тяжелыми, позиции сторон сначала резко отличались друг от друга. Но, проанализировав ситуацию с военными, с экспертами, тщательно всё взвесив, мы в Политбюро пришли к выводу, что ликвидация ракет средней и меньшей дальности отвечает интересам безопасности нашей страны. Согласились выделить этот вопрос из общего комплекса проблем ядерного оружия. И в итоге переговоров был заключен договор об уничтожении этих ракет. Первый договор о реальном ядерном разоружении, с беспрецедентной системой взаимного контроля! Он положил начало масштабному сокращению ядерного оружия. Более тридцати лет обе стороны признавали, что договор служит одной из важнейших опор стратегической стабильности.

И вот сейчас этот договор расторгнут по инициативе США. И что же выяснилось сразу после этого? Оказалось, что сейчас у США в работе четыре типа ракет этого класса, в том числе баллистические. Ясно, что эти проекты начались давно. И после этого кто кому должен не доверять?

Вопрос. Каким образом Запад и Россия могут установить пло-дотворные для обеих сторон отношения? Могут ли в этом деле помочь Парижская хартия или Ваша идея об общем европейском доме?

Ответ. У нас в недавней истории были периоды весьма плодотворных отношений со странами Запада – и в международном, и в двустороннем формате. Вспомните огромную работу в рамках Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе и увенчав-ший его документ – Хельсинкский Заключительный акт. Вспомните Московский договор 1970 года между СССР и ФРГ, заложивший основу настоящих добрососедских отношений. И, конечно, выдающийся пример движения Запада и Востока навстречу друг другу – время нашей Перестройки, когда нам удалось сдвинуть с места дело ядерного разоружения, решить тяжелейший «германский вопрос» и, наконец, покончить с холодной войной.

Этот опыт нужно, несомненно, изучать, учитывать, использовать.

Сегодня оснований для взаимодействия и сотрудничества даже больше, чем тогда. Я говорю о глобальных вызовах. Их стало больше, они стали еще более опасными. Кризисы во всем мире возникают один за другим. В любую минуту где-нибудь может, говоря попросту, «рвануть». А ядерного оружия, даже после сокращений, столько, что оно может угрожать самому существованию человече-ского рода.

И именно с этой проблемы надо начать.

Первый шаг должны, обязаны сделать, я убежден, Москва и Вашингтон. Поэтому в своей книге, которая недавно вышла в России, Германии и других странах, я пишу: «Если Россия и США вновь сядут за стол переговоров, если будут достигнуты первые результаты, то изменится атмосфера, и возникнут условия для диалога с другими странами, обладающими ядерным оружием. Сначала – консультации с целью выяснить взаимные намерения, обсудить военные доктрины, меры укрепления доверия и открытости; а со временем – переговоры и первые договоренности».

То, что я сказал о первостепенной важности российско-американских отношений, ничуть не умаляет роли Европы. У нашего континента, ставшего в прошлом столетии очагом двух жесточайших мировых войн, особая роль. Именно поэтому я и сегодня высоко ценю Парижскую Хартию 1990 года. Этот исторический документ я ставлю в один ряд с выдающимися договоренностями, достигнутыми нами с президентами США в Рейкьявике (1986 год) и на Мальте (1989 год). Парижскую Хартию мы рассматривали как начало пути к общей, равной, неделимой безопасности. Кто скажет, что такая постановка вопроса сегодня неактуальна?

Не устарела и мысль об общем европейском доме. По сути, мы уже живем в одном доме, в общеевропейском многоквартирном особняке. Только вот жильцы его не всегда в ладу между собой. Можно и нужно жить по-другому, по-добрососедски. Это был бы великий вклад в планетарный мир.

Вопрос. На Западе сегодняшняя Россия сталкивается с проблемой недоверия, когда она последовательно отрицает какую-либо свою причастность к покушению при помощи отравляющего вещества в Солсбери, к гибели малайзийского пассажирского самолета и к применению допинга. Являются ли эти обвинения Запада просто плодом воображения?

Ответ. Мне ваш вопрос напомнил об одном эпизоде из прошлого. В 1987 году я должен был поехать с первым официальным визитом в Вашингтон. После встреч с президентом США Рейганом в Женеве и в Рейкьявике от этого визита обе стороны ожидали крупных решений. Для подготовительных переговоров в Москву прибыл госсекретарь Джордж Шульц. Но накануне его приезда разразился «шпионский скандал».

В американской прессе была поднята невероятная шумиха об обнаружении подслушивающих устройств в посольстве США в Москве. Конечно, это бросило тень на нашу встречу в Кремле. Шульц подчеркнуто затронул эту тему на переговорах.

Тогда я сказал ему (цитирую по записи беседы): «Я думаю, когда встречаются и беседуют государственные деятели, не нужно делать вид, что мы – красные девицы. Мы знаем, зачем было создано ЦРУ и чем оно занимается. Вы ведете разведку против нас, этим занимаемся и мы... Мы считаем очень важным создать нормальную атмосферу, в которой стало бы возможным сделать, наконец, шаг к договоренности. Но каждый раз, когда мы делаем какой-то шаг навстречу вам, вы думаете только о том, как бы осложнить дело, как сорвать намечающуюся договоренность. Времени остается мало. Либо мы придем к договоренностям по каким-то вопросам в оставшиеся месяцы, либо ничего не будет».

В итоге инициаторам скандала не удалось сбить нас с пути. Мы пришли к договоренностям, подписали Договор РСМД.

А сейчас кто-то хочет присвоить себе роль следователя, прокурора и судьи. Я убежден, что концентрировать внимание на этом могут только те, кто не желает «обеззараживания» международной атмосферы.

Давайте все-таки решим, что мы хотим делать – обмениваться взаимными обвинениями или попытаемся сделать шаг к взаимопониманию. Кстати, даже в сегодняшней накаленной обстановке есть пусть небольшие, но позитивные подвижки, например обмен заключенными между Россией и Украиной или кое-какие вести с Донбасса.

Вопрос. В Вашей книге Вы ссылаетесь на Парижскую хартию и приводите цитату: «Безопасность неделима». В Хартии говорится также, что «Свобода выбора в этой сфере остается неограниченной». Верно ли это утверждение и для Украины?

Ответ. Давайте посмотрим, что говорится в Парижской Хартии, в главе «Безопасность»: «Беспрецедентное сокращение вооруженных сил, которое явится результатом Договора об обычных вооруженных силах в Европе в сочетании с новыми подходами к безопасности и сотрудничеству в рамках процесса СБСЕ приведут к новому пониманию безопасности в Европе и придадут новое качество нашим отношениям. В этом контексте мы полностью признаем свободу государств выбирать способ обеспечения своей собственной безопасности».

Мы двигались в этом направлении, надеялись, что все будет так, как описано в Хартии. Но когда не стало СССР, а Россия оказалась ослабленной, некоторые из наших западных партнеров ощутили себя «хозяевами положения» и решили, что с Россией можно не считаться, что слова о «равной безопасности для всех» на нее можно не распространять. Да и вообще задвинули ОБСЕ на третьестепенное место, а Парижскую Хартию просто предали забвению.

И вот теперь Вы ссылаетесь на Хартию, извлекая из нее одно положение и неточно его цитируя. А ведь в ней четко названы необходимые предпосылки и условия реализации свободы выбора. Это «новые подходы к безопасности и сотрудничеству», «новое понимание безопасности в Европе», «новое качество отношений» государств Востока и Запада. Именно в этом контексте, как констати-ровали подписавшие Хартию, «мы полностью признаем свободу государств выбирать способ обеспечения своей собственной безопасности». Вы, задавая вопрос, этот контекст оставляете без внимания.

На протяжении многих лет западные державы упорно ставили Украину перед выбором: или она с ними, или с Россией. При этом не только не учитывали интересы безопасности России, но даже не консультировались с ней – не ваше, мол, дело. Это противоречит и духу, и букве Парижской Хартии.

В накаленной, сознательно подогреваемой обстановке такие вопросы не решаются. Тридцать лет назад, усилиями стран-партнеров Востока и Запада, была создана атмосфера взаимного доверия. И только тогда удалось мирно решить один из труднейших международных вопросов. Германия объединилась в условиях мира.

Вопрос. На Западе, особенно в Германии, Вы по праву пользуетесь самым большим авторитетом и уважением благодаря Вашим заслугам в деле окончания холодной войны и обеспечения мира во всем мире. Удивляет ли и разочаровывает ли Вас, что Ваш страстный призыв к миру и свободе у нас на Западе пока что не нашел сильного отклика в политике и в средствах информации?

Ответ. Спасибо за добрые слова, с которых Вы начали свой вопрос. А по существу дела – этот вопрос не ко мне. Задайте его немцам - политикам, да и Вашим коллегам-журналистам.

Но кое-какими соображениями могу поделиться. К нам в Фонд совсем недавно один немецкий профессор прислал письмо. Он прочитал мою новую книгу, она его заинтересовала, но он, как и Вы, подивился тому, что в Германии пока очень мало появилось на нее рецензий.

И он пришел к выводу: оценки, которые Горбачев сегодня дает Западу противоречат «мейнстриму», то есть, как я понимаю, «основному течению» в немецкой прессе и политике. А я спрашиваю: почему это вдруг немецкие СМИ строятся в колонну и начинают маршировать в одну сторону?

Вы знаете, что я всегда говорю то, что думаю. Когда я вижу отклонения от демократии у себя на родине, я открыто высказыва-юсь об этом. Но вот когда я так же прямо высказываюсь о неприемлемых зигзагах западной политики, это, похоже, кому-то у вас не нравится...

Но есть у меня и свидетельства противоположного свойства.

На протяжении всех последних месяцев, а особенно последних недель немецкие средства информации (наряду с российскими, американскими, скандинавскими, нидерландскими и т.д.) завалили меня просьбами об интервью в связи с годовщиной падения Берлинской стены и выходом книги «Что поставлено на карту». Так что моей пресс-службе и мне пришлось основательно поработать. Многим я дал интервью, но на всех не хватило ни времени, ни сил. Я получил приглашения приехать в Германию на торжества 9 ноября (к сожалению, здоровье не позволяет сделать это). Для встречи со мной в Москву приезжает группа крупных политиков ФРГ во главе с бывшим президентом Вульфом. Только что я получил очень теплое и насыщенное важным политическим содержанием личное письмо от Президента Франк-Вальтера Штайнмайера. Я вижу во всем этом проявление внимания не только ко мне, но и к тому, что я говорю, к чему призываю.

Вопрос: Что должно произойти, чтобы закончилась братоубийственная война в Донбассе?

Ответ. Ответ прост: переговоры. Острая фаза конфликта была остановлена в результате переговоров, которые привели к заключению Минских соглашений. Это компромиссные договоренности. Ими многие недовольны, критикуют их. А надо не критиковать, а обсуждать, как их выполнить. Вот один пример: так называемая формула Штайнмайера. Это конкретное предложение о том, как сдвинуть с места застопорившийся процесс. И мы видим, что на ее основе возобновился диалог, началось разведение войск.

Думаю, его надо вести активнее, подталкивать стороны к ра-зумным решениям. Возможности для этого есть и у ФРГ, и у США, и у других стран.

Интервью М. С. Горбачева Фритцу Пляйтгену опубликовали также следующие немецкие газеты: Гамбургер абендблатт, Тюрингер альгемайне цайтунг, Вестфаленпост, Вестдойче альгемайне цайтунг, Нойе Рур-цайтунг, Брауншвайгер цайтунг, Бергедорфер цайтунг, Тюрингише ландесцайтунг, Ост-тюрингер цайтунг.

Источник:








Михаил Горбачев: "Я против любых стен."
Перестройка
ed_glezin
"Известия", 18 октября 2019 года.

Меньше месяца остается до знакового исторического юбилея: вечером 9 ноября 1989 года рухнул символ «железного занавеса» и холодной войны — стена, разделявшая Берлин на западную и восточную части. О том, как это событие изменило жизнь Европы, что предприняло Политбюро ЦК КПСС на следующее утро и как изменились отношения между Советским Союзом и Германией, в интервью «Известиям» рассказал экс-президент СССР Михаил Горбачев, занимавший тогда два поста — Генерального секретаря ЦК КПСС и председателя Президиума Верховного Совета СССР. Говоря о сегодняшнем дне, Михаил Горбачев отметил две опасные тенденции — пренебрежение международным правом и милитаризацию мировой политики.

— Я считаю ядерную войну недопустимой. Только безумец может ее начать, – заявил первый и единственный президент СССР.

— В этом году исполняется 30 лет со дня падения Берлинской стены. Насколько неожиданным это событие стало для вас? Как вы узнали о происходящем в Западном и Восточном Берлине? Предлагали ли ваши министры, советники применить силу?

— Нет, неожиданностью это событие не стало. Конечно, мы не были экстрасенсами и не могли предвидеть, что простоявшая 28 лет стена перестанет существовать именно в такой-то день и в такой-то форме. Но к тому моменту уже несколько месяцев в ГДР шли массовые демонстрации под лозунгом «Мы — один народ». И разрушение стены стало шагом в движении к объединению Германии. А объединение Германии было лишь частью всеобъемлющего процесса окончания холодной войны, круто изменившего в то время жизнь Европы, да и всего мира.
Чего не только мы, но и наши западные партнеры не ожидали, так это того, что история так невероятно ускорит свой бег. И даже немцы этого не ожидали.

Летом 1989 года, когда я был с официальным визитом в ФРГ, на пресс-конференции мне и канцлеру Гельмуту Колю был задан один и тот же вопрос: обсуждали ли мы перспективу воссоединения Германии. И мы оба ответили: «Да обсуждали, но это дело отдаленного будущего». А в ноябре рухнула стена, в октябре 1990 года состоялось официально объединение Германии. Месяцем позже мы с Гельмутом Колем подписали важнейший документ — «Договор о добрососедстве и сотрудничестве между СССР и ФРГ».

Сейчас некоторые «эксперты» любят глубокомысленно порассуждать о том, кто тогда «выгадал» и кто «прогадал». Договор был взаимовыгодным! И именно поэтому его ключевые положения действуют и сегодня — уже в отношениях между ФРГ и Российской Федерацией.

Как я узнал о событиях в Берлине? Мне подробно доложили утром обо всем. Мы провели заседание политбюро. Члены политбюро заслушали информацию, обсудили ее. Было ясно, что мы, естественно, в стороне оставаться не можем, и нужно немедленно входить в контакт с руководителями обоих германских государств и действовать сообразно развитию событий. Политбюро единодушно решило, что абсолютно исключаются какие бы то ни было силовые действия. Это ответ на ваш второй вопрос — предлагал ли кто-то применить силу. К этому добавлю, что как только меня избрали генеральным секретарем — в то время это был, по сути дела, главный государственный пост в стране — я дал себе слово решительно отказаться от применения силы в политике. Товарищи-единомышленники в руководстве страны поддержали меня в этом. Наверняка были и такие, у кого чесались руки «навести порядок» при помощи танков. Но они до поры помалкивали. (Часть из них проявилась потом, в дни путча в августе 1991 года).

— Падение стены — это победа предложенных вами перестройки и нового мышления или их поражение? Каковы, на ваш взгляд, последствия этого события для мировой политики?

— Я против любых стен. Одну из своих статей я так и назвал.

Стена, рассекавшая не только Берлин, не только Германию, но и Европу и весь мир, была символом «железного занавеса», символом холодной войны. И возведена она была в 1961 году, в самый разгар холодной войны. Это вызвало тогда острый международный кризис. В Берлине, у контрольно-пропускного пункта, стояли друг против друга советские и американские танки.

Год спустя еще большим потрясением стал Карибский кризис...

Жители двух германских государств особенно болезненно ощущали на себе прямые последствия раскола. Многие семьи были разорваны на две части. Годами родители не имели возможности повидать своих взрослых детей, братья жили в разных государствах и часто не могли встретиться. У граждан ГДР, не имевших права поехать навестить родственников в Западной Германии, нарастало чувство несвободы.

Мы видели в перестройке именно прорыв к свободе для наших граждан. И мы не могли отказывать в таком же праве на свободу гражданам соседних стран, наших союзников. Раньше эти государства смотрели на СССР как на «старшего брата», от которого можно получить экономическую помощь, но которого следует «слушаться», чтобы не получить наказание за вольнодумство.

В самом начале перестройки на встрече с лидерами этих стран я сказал им: никто никого не должен «слушаться», мы товарищи и партнеры, но каждый сам принимает решения, касающиеся своей страны, и сам несет ответственность. Вряд ли все они мне тогда поверили: мол, поговорит-поговорит, а потом вернется к старому. Но мы этот принцип ни разу не нарушили.

Падение стены стало огромным шагом на пути к свободе. В этом смысле можно говорить о победе идей перестройки. И последствия падения стены, объединения Германии были для Европы и мира позитивными. В центре Европы исчез постоянный очаг напряженности. Отношения между нашей страной и Германией перешли на новый уровень во всех сферах. Мне могут возразить, что в последние годы они ухудшились. Но это уже другая история, которую нужно обсуждать отдельно.

— Если говорить о дне сегодняшнем, то какие тенденции в мировой политике наиболее опасны? С чем, на ваш взгляд, связан процесс разрушения системы международных договоров, ограничивающих вооружения, в частности, прекращение действия Договора о ракетах средней и меньшей дальности? Насколько возросла после этого угроза мировой войны?

— Сразу несколько вопросов вы задали. Опасные тенденции — они у всех на виду. Я бы выделил две. Это пренебрежение международным правом и милитаризация мировой политики.

Элементарная истина: споры и конфликты между государствами должны решаться мирным путем. Надо садиться за стол переговоров и договариваться. А что на деле? Ультиматумы, вмешательство, военные интервенции. Все это — в обход ООН. Рушатся соглашения, международные механизмы. Особенно отличаются в этом США, «лидируют», показывают дурной пример другим.

В результате возродился культ силы, угроз, оружия. Конечно, опыт прошлого нам подсказывает, что нельзя пренебрегать обороной, ее надо поддерживать на должном уровне. Но мир столкнулся с такими проблемами, для решения которых военная сила, язык угроз подходят хуже всего.

Пример Договора РСМД очень показателен. У нас на разных уровнях его любили критиковать, но вот президент США объявил о выходе из договора, и вдруг выяснилось, что этот договор — важнейшая опора стратегической стабильности. Нужны переговоры, чтобы его разрушение не привело к усугублению угрозы войны. Президент Владимир Путин предложил мораторий на размещение таких ракет. Это могло бы стать первым шагом. Но, повторяю, нужны переговоры, и прежде всего между Россией и США.

— Недавно вы призвали лауреатов Нобелевской премии мира обратиться к лидерам ядерных держав, с тем чтобы они подтвердили тезис о недопустимости ядерной войны и вернулись к переговорам о сокращении и уничтожении ядерных арсеналов. Вы допускаете, что ядерная война всё же возможна?

— Я считаю ядерную войну недопустимой. Только безумец может ее начать. Даже во время обязательных для главы государства тренировок я не нажимал на кнопку. Но пока существует ядерное оружие, ничего исключать нельзя. Случайность, технический сбой, а может быть, и ошибка человека — кто знает, что может произойти…
Я действительно написал письмо Нобелевским лауреатам, и они обратились к мировым лидерам с таким призывом. Ведь в свое время именно с нашего заявления, вместе с президентом США Рональдом Рейганом, о недопустимости ядерной войны начался процесс, благодаря которому к сегодняшнему дню демонтировано и уничтожено 85% запасов времен холодной войны.

Я слежу за прессой, вижу, что уже и некоторые наши эксперты поют дифирамбы ядерному оружию. Дескать, оно спасло мир от войны. А я отвечаю: по крайней мере однажды оно поставило мир на грань самоуничтожения. Я имею в виду Карибский кризис. Всё висело на волоске. Нельзя об этом забывать!

— Общаетесь ли вы с президентом России Владимиром Путиным в последние годы? Обращаются ли к вам за советом мировые лидеры?

— На мировых лидерах сейчас лежит огромная ответственность. Время, прямо скажу, тревожное. И это большой груз, в том числе человеческий, психологический. Знаю по своему опыту.

Я не хотел бы навязываться в советчики. Только в каких-то особых случаях обращаюсь к лидерам — как правило, это краткое письмо. Некоторое время назад обращался к Владимиру Путину, президенту Франции Макрону.

Я никуда не прячусь, не скрываю своего мнения. Реагирую на происходящее, высказываюсь в интервью, статьях, которые публикуются у нас и за рубежом. Иногда замечаю, что мои мысли находят отклик в словах и действиях лидеров.

Вот-вот выйдет моя новая книга «Будущее глобального мира». Она небольшая. В ней я хотел в сжатой форме рассказать о своих тревогах и надеждах. Ее уже перевели на другие языки. Может быть, она попадет на стол сегодняшним лидерам, даст им пищу для размышлений.

Вот в этом я вижу свою роль.



============================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=========================





Гибель АПЛ "Комсомолец"
Перестройка
ed_glezin
Вечная память Героям – подводникам…

7 апреля 1989 года произошла страшная авария, приведшая к гибели атомной подводной лодки К-278 «Комсомолец».

Атомная подводная лодка «Комсомолец», оснащённая по последнему слову техники и на много лет опережавшая своё время, затонула в водах Норвежского моря при возвращении с третьей боевой службы.

По пути на базу в подводном положении на борту «Комсомольца» возник пожар пожар в двух отсеках с последующей разгерметизацией систем сжатого воздуха и началось затопление К-278 забортной водой.

После всплытия подлодки экипаж сражался за жизнь свою и лодки в течение шести часов. Но спастись морякам так и не удалось. В результате реактор был остановлен, ядерная катастрофа в Атлантическом океане была предотвращена. Однако саму подводную лодку спасти не удалось. Разгерметизация корпуса подводной лодки и поступление забортной воды привели к затоплению отсеков и, в конечном итоге, к затоплению самой лодки. Подводная лодка «Комсомолец» затонула на глубине 1680 метров в 180 километрах к юго-западу от острова Медвежий.

Во время третьего похода на борту К-278 находился 604-й флотский экипаж. В его состав входили 69 человек.

В результате катастрофы погибло 42 моряка — большая часть экипажа субмарины, состоявшего из 69 человек. Среди погибших был и командир подводной лодки капитан первого ранга Евгений Алексеевич Ванин (1947-1989). Тридцать три подводника упокоились на дне Норвежского моря, лишь девять тел удалось поднять и похоронить на берегу. Еще 27 подводников были спасены прибывшей к месту крушения лодки плавучей базой рыбопромыслового флота «А.Хлобыстов».

Погибшие (посмертно), и спасшиеся моряки были удостоены ордена Красного Знамени за проявленные в критической ситуации мужество и героизм.

Имена моряков, погибших в результате катастрофы на «Комсомольце», увековечены на специальной мемориальной доске, которая установлена в Николо-Богоявленском морском соборе Санкт-Петербурга. Там находятся доски в память о погибших моряках с других подводных лодок. Ведь не только «Комсомолец» трагически завершил свое существование. Российский военно-морской флот за историю его подводных сил потерял немало субмарин. Одни подводные лодки погибли в годы Великой Отечественной войны от действий противника, другие затонули по разным причинам уже в мирное время.

На момент катастрофы атомной подводной лодке «Комсомолец» было всего чуть более пяти лет. АПЛ К-278 была построена в Северодвинске и спущена на воду в августе 1983 года. Субмарина отличалась прекрасными по тем временам характеристиками, имела сверхпрочный корпус из титана, позволявший лодке погружаться на 1020 метров. Лодка была вооружена шестью торпедными аппаратами. В 1984 г. К-278 включили в состав Северного флота, а в феврале 1989 года, за два месяца до гибели, приказом главкома ВМФ СССР АПЛ К-278 получила наименование «Комсомолец».

================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=================


















Михаил Горбачев: решение о выводе войск из Афганистана поддержали все.
Перестройка
ed_glezin
Ровно 30 лет прошло с того дня, когда Советский Союз полностью завершил вывод войск из Афганистана, но в оценках тех событий единодушия все еще нет. Вот и в Госдуме готовится заявление по этому поводу: парламентарии предлагают "признать не соответствующим принципам исторической справедливости моральное и политическое осуждение решения о вводе советских войск в Афганистан в декабре 1979 года, выраженное в постановлении Съезда народных депутатов СССР от 24 декабря 1989 года". Свое отношение к этим планам парламента в интервью РИА Новости высказал бывший советский лидер Михаил Горбачев, который был непосредственным участником тех событий и принимал решение о выводе войск.







— Михаил Сергеевич, как принималось решение о выводе войск из Афганистана? Были ли противники у этого решения?

— Решение принималось после многочисленных обсуждений. Есть сделанные моими помощниками записи, мы их опубликовали в книге "В Политбюро ЦК КПСС". И с самого начала все подчеркивали: военного решения афганская проблема не имеет. Буквально все, в том числе (председатель Совета министров СССР Николай) Рыжков, (секретарь ЦК КПСС, член Политбюро КПСС Егор) Лигачев, (экс-председатель Совета министров РСФСР, член Политбюро ЦК КПСС Виталий) Воротников, (экс-председатель КГБ, секретарь ЦК КПСС, член Политбюро КПСС Виктор) Чебриков, другие, говорили об ущербе материальном, моральном, который наносит нам присутствие наших войск в Афганистане. И военное руководство, генштаб, полностью поддерживало линию на вывод войск.
Общими усилиями, в том числе благодаря переговорам, которые мы вели со всеми сторонами – США, Ираном, Пакистаном, другими странами – удалось провести вывод войск организованно и с минимальными потерями. Поставили точку в этой печальной главе.

— Значит, решение о вводе войск было ошибкой?

— Да, и в этой оценке тоже не было разногласий. И сегодня мы должны опираться на очень точную формулировку постановления Съезда народных депутатов СССР: решение о вводе советских войск в Афганистан в 1979 году заслуживает политического и морального осуждения.
Хочу подчеркнуть: это ни в коей мере не бросало тень на наших военнослужащих, которые выполняли свой долг. В том же постановлении Съезд поручил разработать государственную программу по решению вопросов, связанных с устройством жизни военнослужащих и других лиц, входивших в состав контингента советских войск в Афганистане, а также семей погибших воинов.
Это постановление поддержали все депутаты. А главное – оценка, данная съездом, и вывод войск были поддержаны народом. Об этом свидетельствовали все опросы, письма людей.


— И как вы оцениваете намерение Госдумы признать это постановление утратившим силу?

— Считаю такое предложение совершенно неприемлемым и безответственным. Какие факты, какие аргументы приводят его авторы? Как можно отрицать, что это решение было принято узким кругом лиц, в обход конституции, вопреки мнению военного руководства, экспертов? Что оно привело к массовой гибели людей? Что тысячи семей лишились своих сыновей, отцов, братьев?
Эта аморальная инициатива должна быть решительно отвергнута. Считаю, что свое слово должно сказать руководство страны.

Источник:
https://ria.ru/20190215/1550897638.html


================

Приглашаю всех в созданные мной группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========


Михаил Горбачев: В ядерной гонке не будет победителей.
Перестройка
ed_glezin
Ведомости, 12 февраля 2019

Газета «Ведомости» обратилась ко мне с просьбой прокомментировать ситуацию вокруг Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Действительно, судьба этого договора тревожит политиков и простых людей на всех континентах. Я тоже обеспокоен, и не только потому, что в декабре 1987 г. подписал этот договор вместе с президентом США Рональдом Рейганом. В происходящем я вижу еще одно проявление опасных разрушительных тенденций в мировой политике.

Идея, которая была для нас главным ориентиром на пути к договору, была выражена в совместном заявлении руководителей СССР и США, принятом на нашей первой встрече в Женеве: «Ядерная война недопустима, в ней не может быть победителей».

Договор был первым шагом, за которым последовали другие – Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ) и взаимные шаги по ликвидации значительной части тактических ядерных средств. Государства пересматривали свои военные доктрины в сторону уменьшения опоры на ядерное оружие. По сравнению с пиком холодной войны количество ядерных вооружений России и США уменьшено более чем на 80%.

Начатый тогда процесс затронул не только ядерное оружие. Была подписана конвенция о ликвидации химического оружия, страны Восточной и Западной Европы договорились о кардинальном сокращении своих вооруженных сил и вооружений. Это был тот самый «мирный дивиденд», который получили все, и прежде всего европейцы, в результате окончания холодной войны.

Все эти годы ДРСМД служил безопасности нашей страны, исключая возможность появления вблизи ее границ «оружия обезглавливающего удара». Правда, не могу здесь не отметить, что высокопоставленные российские деятели порой подвергали его несправедливой критике – мол, напрасно мы ликвидировали эти ракеты, они бы нам еще пригодились. Мне пришлось на это отвечать. Но в последнее время Россия заняла однозначную позицию в пользу сохранения договора. Надеюсь, это отражает более глубокое понимание его значения и в целом проблематики стратегической стабильности.

Сегодня достигнутое в годы, когда мы покончили с холодной войной, подвергается большой опасности. Решение США о выходе из ДРСМД грозит развернуть ход событий в обратном направлении. И это не первый такой шаг. США отказались ратифицировать Договор о запрещении ядерных испытаний. В результате одностороннего решения США в 2002 г. прекратил действие Договор об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО). Из трех главных опор глобальной стратегической стабильности – договоров по ПРО, РСМД и СНВ – остается одна, но и судьба нового договора СНВ, подписанного президентами Медведевым и Обамой в 2010 г., становится неясной. Судя по заявлениям представителей американской администрации, он тоже может «уйти в историю».

Что же произошло? Какая угроза заставляет Америку пойти на разрушение системы ограничения ядерных вооружений, которая служила миру на протяжении десятилетий? В уведомлении о выходе из договора должно содержаться «заявление об исключительных обстоятельствах, которые уведомляющая сторона рассматривает как поставившие под угрозу ее высшие интересы». То есть государство, идущее на такой серьезный шаг, должно объясниться с мировым сообществом, что заставляет его ломать построенное.

Где же эта угроза «высшим интересам» безопасности США – страны, чьи военные расходы превышают в несколько раз аналогичные траты всех возможных соперников? Заявили ли США о такой угрозе мировому сообществу, общественности, Совету Безопасности ООН, который и создан для того, чтобы обсуждать и решать любые проблемы, угрожающие миру? Нет, этого не было сделано. Вместо этого высказываются претензии к России по поводу предполагаемых нарушений, в которых нелегко разобраться даже опытным специалистам. И обсуждение этих претензий ведется в ультимативном тоне.

Чтобы подкрепить свою позицию, США ссылаются также на наличие ракет средней дальности у других стран, в частности у Китая, Ирана, КНДР. Но и это неубедительно. На долю США и России по-прежнему приходится более 90% накопленного в мире ядерного оружия. В этом смысле наши две страны действительно остаются «сверхдержавами». Ядерные арсеналы других стран в 10–15 раз меньше. Конечно, если бы процесс сокращения ядерного оружия продолжался, то в определенный момент к нему должны были бы присоединиться и другие страны, в том числе Великобритания, Франция, Китай. Такое понимание было, когда мы начинали процесс ядерного разоружения, и эти страны не раз подтверждали соответствующее политическое обязательство. Но трудно требовать от них сдержанности, если одна из сверхдержав выходит из ограничений и собирается наращивать ядерное оружие.

Нельзя не сделать вывод, что за решением США о выходе из договора стоят не те причины, на которые ссылаются американские лидеры, а совсем другое: стремление США освободиться от любых ограничений в сфере вооружений, получить абсолютное военное превосходство. «У нас намного больше денег, чем у любой другой страны, – заявил президент Трамп, – и мы будем наращивать вооружения, пока они не образумятся». Надо полагать, для того, чтобы диктовать миру свою волю, – а для чего же еще?

Но это иллюзорная цель, несбыточная надежда. Гегемония одной страны в современном мире невозможна. Результатом нынешнего деструктивного поворота будет совсем другое: дестабилизация мировой стратегической ситуации, новая гонка вооружений, все большая хаотичность и непредсказуемость мировой политики. От этого пострадает безопасность всех стран, в том числе США. Такова логика всех стихийных, неконтролируемых процессов.

Президент США заявил, что США надеются заключить новый, «хороший» договор. Какой договор – о наращивании вооружений? Думаю, это обещание никого не должно вводить в заблуждение, как и заявление госсекретаря США Помпео о том, что у США «нет планов немедленно размещать новое ракетное вооружение». Оно означает лишь, что пока этих ракет у США нет. И эти заверения явно не убедили европейцев. Они встревожены, и их можно понять. У всех на памяти «ракетный кризис» начала 1980-х гг., когда на нашем континенте развертывались сотни ракет – советских СС-20 и американских «Першингов» и крылатых ракет. И все понимают, что новый раунд ракетной гонки может оказаться еще опаснее.

Я приветствую усилия стран Европы по спасению договора РСМД. Евросоюз призвал США «обдумать последствия выхода из договора для своей собственной безопасности, безопасности своих союзников и всего мира». Министр иностранных дел ФРГ Хайко Маас, предупредивший, что «прекращение действия договора РСМД будет иметь многочисленные негативные последствия», ездил в Москву и Вашингтон, пытаясь найти вариант решения проблемы. Жаль, что эта попытка не дала результата, но надо продолжать усилия – слишком многое поставлено на карту.

Те, кто хочет поставить крест на договоре, говорят о том, что за время, прошедшее после его заключения, в мире произошли большие изменения и договор просто устарел. Первое, безусловно, верно, зато второе – глубоко ошибочно. Изменения, произошедшие в мире, требуют не отказа от соглашений, создававших фундамент международной безопасности после окончания холодной войны, а дальнейшего движения к конечной цели – ликвидации ядерного оружия. Именно на это должны быть направлены наши усилия.

Я хочу обратиться к американцам, особенно к членам конгресса – республиканцам и демократам. Сожалею, что острая внутриполитическая ситуация, сложившаяся в США в последние годы, привела фактически к срыву диалога между нашими странами по всей повестке дня, и в том числе по проблемам ядерного оружия. Пора преодолеть межпартийные противоречия и начать серьезный разговор. Уверен, что Россия будет к нему готова.

Нужны новые идеи, которые помогли бы сдвинуть отношения между Россией и Америкой с мертвой точки. Здесь велика роль экспертного сообщества. Недавно в статье, опубликованной в «Российской газете» и Washington Post, мы с бывшим госсекретарем США Джорджем Шульцем призвали создать неправительственный форум российских и американских экспертов, чтобы обсудить изменения, произошедшие в сфере безопасности за последние десятилетия, и выработать предложения для правительств наших стран.

Главное, к чему я хочу призвать, – нужен серьезный поворот в мышлении политиков. Милитаризация мышления привела к милитаризации поведения государств, к военным кампаниям в Югославии, Ираке, Ливии, других странах. Их последствия будут ощущаться очень долго.

Ключ к решению проблем безопасности не в оружии, а в политике. Тревожные события последних недель не допускают благодушной реакции. Но и паники быть не должно. Нужно осмыслить создавшуюся ситуацию и, главное, действовать, чтобы не дать миру скатиться в гонку вооружений, конфронтацию, вражду. Несмотря ни на что, я верю, что это все-таки в наших силах.

Источник:

https://m.vedomosti.ru/opinion/articles/2019/02/12/793983-yadernoi-gonke

====================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/15…

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

====================











Визит Михаила Горбачева в Индию ( 25 - 28 ноября 1986 года).
Перестройка
ed_glezin
32 года назад - с 25 по 28 ноября 1986 года - прошел официальный визит Михаила Горбачева в Индию, в ходе которого была подписана Делийская декларация о принципах свободного от ядерного оружия и ненасильственного мира.

Из книги М.С. Горбачева "Жизнь и реформы":

"Перестройка своим реформаторским характером создала новые предпосылки для укрепления отношений с Индией. Идеи нового мышления были сразу восприняты индийским руководством, прежде всего Радживом Ганди. У меня с первой же встречи установились с ним по-настоящему дружеские, сердечные отношения. Глубоко скорблю по поводу его безвременной трагической гибели. Это был очень искренний, широко мыслящий, гуманистически настроенный человек. Мы встречались с ним много раз, постоянно обменивались письмами и посланиями, сблизились семьями. Мысли наши шли в одном направлении, а беседы выходили далеко за переговорную повестку дня.
Read more...Collapse )





Read more...Collapse )



======================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================




Встреча Горбачева и Рейгана в Рейкьявике: в шаге от горизонта ядерного разоружения.
Перестройка
ed_glezin
32 года назад - 11 октября 1986 года - началась встреча на высшем уровне глав СССР и США в столице Исландии - Рейкьявике. Значение этой встречи состояло прежде всего в том, что на ней были обсуждены конкретные формулы радикального сокращения ядерного оружия, предложенные советской стороной. В определенный момент лидеры сверхдержав договорились, что будут добиваться радикального уничтожения американских и советских ядерных арсеналов. Однако, советники Рейгана отговорили президента от столь кардинального шага, и встреча закончилась неудачей. Президент США не захотел отказываться от развертывания "Стратегической оборонной инициативы" (СОИ) в космосе. Америка признала бесперспективность своей программы "звездных войн" только при Клинтоне в 1993 году, подтвердив тем самым историческую правоту советской стороны.
Переговоры в Рейкьявике продлились 2 дня, но конкретных результатов не принесли: ни один из подготовленных документов подписан не был. Тем не менее, по выражению Михаила Горбачева на встрече сторонам "удалось заглянуть за горизонт".
Беспрецедентность саммита подтверждало и то, что по его итогам Михаил Горбачев дважды выступал с телеобращением к советскому народу - 14 и 22 октября 1986 года.
То, что произошло в Рейкьявике, привело год спустя к подписанию в Вашингтоне главами обоих государств Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), и в итоге - к прекращению "холодной войны".




=============================================

Read more...Collapse )

М.С.Горбачев представил журналистам свою новую книгу «В меняющемся мире».
Перестройка
ed_glezin
13 сентября 2018 года М.С. Горбачев встретился в Фонде с журналистами ряда российских и зарубежных СМИ. Встреча была посвящена выходу в свет новой книги экс-президента СССР «В меняющемся мире».

Это рассказ о внешней политике периода перестройки, основанный на документальных материалах и записях бесед с лидерами зарубежных стран Это осмысление опыта преодоления конфронтации и рождения политики "нового мышления". Большое место в книге отведено портретам политиков, внесших вклад в окончание холодной войны в конце восмидесятых годов двадцатого века.

На встрече выступили президент Горбачев-Фонда М.С.Горбачев, руководитель пресс-службы Фонда П.Р.Палажченко, бывший пресс-секретарь президента СССР А.С.Грачев, бывший помощник президента СССР О. Ожерельев, член-корреспондент РАН Р.С.Гринберг. Михаил Сергеевич Горбачев ответил на вопросы журналистов.



«Холодная война никуда не уходила». Михаил Горбачев выпустил новую книгу

Read more...Collapse )




======================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================




Первая публикация "Чонкина" Владимира Войновича.
Перестройка
ed_glezin
30 лет назад состоялось творческое возвращение Владимира Войновича на родину. В декабрьском №50 журнала "Огонек" за 1988 год впервые в СССР был опубликован фрагмент из его романа «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина». Чуть позже, в том же декабре 1988 года в журнале "Юность" (1988, № 12; 1989, № 1, 2) начали печатать полный вариант легендарного произведения опального классика.







================================

Документальный рассказ В.Н. Войновича "Диспут с генералами" [Войнович и "Чонкин"]

Весной 1991 года состоялась у меня знаменательная дискуссия с пассажирами самолета рейса 258 Мюнхен-Москва. Еще в аэропорту я обратил внимание на группу соотечественников, мужчин в возрасте между сорока и пятьюдесятью, одетых по разному, но как будто с одного склада. Держались они кучкой, и выражение лиц у всех было одновременно надменное, настороженное и испуганное. В руках они держали одинаковые картонные коробки. Уже в самолете сосед по креслу, сотрудник журнала "США и Канада", сказал мне, что люди с коробками - генералы из Генштаба .

Ездили в Германию по приглашению бундесвера. В коробках везут подаренные немецкими коллегами столовые сервизы. Через некоторое время генералы узнали, что с ними летит автор "Чонкина", только что напечатанного, широко обсуждавшегося и страстно проклинавшегося высшими военными чинами. Мне передали, что руководитель делегации генерал Богданов приглашает меня побеседовать.

Я понимал, что вряд ли найду среди них поклонников, но, рассчитывая на диалог, пошел к ним в первый класс.

- Скажите,- задал и сразу в агрессивном тоне вопрос Богданов, - вот нас, военнослужащих, интересует: как вы думаете, ваш "Чонкин" нравится советским воинам?

- Нравится, - сказал я.

- Вы так думаете? Всем советским воинам нравится "Чонкин"?

- Ну почему же всем? - улыбнулся я. - Не всем, а приблизительно от рядовых до полковников.

Что тут началось! Генералы стали кричать, перебивая друг друга, и перевели разговор на такой убогий уровень, что я пожалел, что пришел к ним.

- А вы знаете, чем отличается генерал от полковника?"- спросил один из них.

- Знаю,- сказал я.- Лампасами. Это вызвало еще большее возмущение. Один из них кричал, что он получает зарплату только на двадцать рублей выше полковника. Другой - что у него жена кандидат филологических наук, а сам он два года служил рядовым. То, что я служил вдвое больше, его не смягчило.

- Вы не любите нашу армию! вопил он истерически.

- Не люблю,- сознался я." Я вообще никакую армию не люблю. Я попробовал им объяснить, что армию любить необязательно, достаточно понимать необходимость ее существования. Можно уважать офицеров и жалеть солдат. Можно признать необходимость в собственном пребывании в армии на какое-то время. Но любить армейские порядки, тем более солдатскую службу, про которую даже в уставе написано, что она состоит из тягот и лишений, так же противоестественно, как любить тюрьму.

Сравнение Советской армии с тюрьмой показалось генералам уж таким кощунственным, что они, будь у них возможность, меня бы тут же расстреляли.

Разговор все больше напоминал мне проработки в Союзе писателей, от которых я, слава богу, отвык. Я поднялся с кресла и хотел вернуться к себе в экономический класс, но передо мной стояла стюардесса с тележкой и широким задом, который перегораживал весь проход между креслами.

- Пропустите, пожалуйста, попросил я ее.

- Ничего, подождете," буркнула она, желая, видно, понравиться генералам. А те продолжали кричать мне в спину, что такие, как я, хотят ослабить нашу Советскую армию, да напрасно стараются: Советская армия себя еще покажет.

Последняя фраза на фоне происходивших в стране событий звучала вообще крайне глупо. Армия себя еще покажет! Кому, что и ради чего?

Я огрызался, говоря генералам, что они себя уже показали в Афганистане. Разумеется, этот разговор не прибавил мне любви к армии, которая не оправдала и надежд моих собеседников. Советскую власть не отстояла. В Чечне воевала долго, жестоко и неуклюже. Не вызывала во мне уважения армия, чьи солдаты на московских улицах клянчили у прохожих деньги и сигареты.

http://www.famhist.ru/famhist/voinovich/000b376e.htm

===============

Главный герой романа представляет собой сочетание Иванушки-дурачка — носителя народной нравственности и здравого смысла, и бравого солдата Швейка Ярослава Гашека. Конфликт, который возник вокруг публикации романа, главным образом проистекал из парадоксальной природы произведения. Маленький нелепый человек, рядовой солдат большой войны оказывается в центре событий, которые никак не соответствуют масштабам его личности.

"Чонкин не идиот, он обыкновенный простодушный человек, хотя немножко смахивает и на Швейка, и на Василия Тёркина, и на сказочного русского солдата, который в огне не горит и в воде не тонет, и на Тиля Уленшпигеля. Я его не задумывал, как идиота. Просто он оказывался в идиотских ситуациях, в которых нормальный человек вполне может стать идиотом. А это наши, обычные советские ситуации."

Владимир Войнович

Однако за эти обычные советские ситуации в 1960-х годах Владимир Войнович вошёл в литературную и политическую оппозицию с властями.

Выпуск в 1975 году первой части «Жизни и необычайных приключений солдата Ивана Чонкина» отдельной публикацией на Западе (издательство YMCA-Press) стал окончательным приговором для карьеры Войновича — как члена Союза писателей СССР.

В 1979 году опубликована вторая часть романа: «Претендент на престол, или Дальнейшие приключения солдата Ивана Чонкина».

В конце 1980 года Войнович был выслан в ФРГ.

Впервые публикация романа в СССР была осуществлена только с началом эпохи освободительной Перестройки Горбачева.

==========================================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================



Read more...Collapse )




Поездка М.С. Горбачева на Дальний Восток. 25 - 31 июля 1986 года.
Перестройка
ed_glezin
Несмотря на продолжительность по времени, визит советского лидера оказался весьма насыщенным. Он успел побывать в Находке и Восточном, на Шаморе и во Всесоюзном пионерском лагере «Океан», на краевой выставке, что располагалась в павильоне на улице Батарейной, на плавбазе «Дальний Восток» и на празднике в честь дня Военно-морского флота, провел серию совещаний и на торжественном собрании, которое прошло в театре (тогда еще не академическом) имени Горького, вручил Владивостоку орден Ленина. На этом же собрании Горбачев выступил с исторической речью, которая, по мнению отечественных политологов, обозначила новую веху советской внешней политики в азиатско-тихоокеанском регионе. Михаил Сергеевич официально заявил о начале вывода советских войск из Афганистана и Монголии, а также о стратегическом курсе к нормализации отношений с Китаем.





В Хабаровске состоялось совещание актива Хабаровской краевой партийной организации, на котором с речью выступил М.С.Горбачев. Он, в частности, сказал: "Я бы поставил знак равенства между словами перестройка -революция. Наши преобразования... - это настоящая революция во всей системе отношений в обществе, в умах и сердцах людей, психологии и понимании современного периода и, прежде всего, задач, порожденных бурным научно-техническим прогрессом... Нельзя допустить того, чтобы застарелые догмы застилали нам глаза, мешали идти вперед..." (Горбачев М.С., том 4, стр.35 и след.).

Из книги Михаила Горбачева "Жизнь и реформы":

Дальний Восток, исключительно важный для страны регион, был обделен вниманием и заботой центральных властей. Возникавшие здесь проблемы решались кое-как, как правило — в пожарном порядке, когда грозила катастрофа. Мои беседы с руководящими работниками, учеными, специалистами, жителями дали много ценного материала, на основе которого были потом подготовлены решения о развитии края. Поездка помогла также понять, что происходит далеко от Москвы, как там воспринимают перестройку. Ответы оказались неутешительными: надежды людей на перемены не находят никакого отклика в партийных и управленческих структурах, чиновная знать инстинктивно или сознательно саботирует перестройку, не желает решать и простейшие вопросы.
Я, к примеру, понимал, что жилищную проблему рыбаков Владивостока сразу не решишь: для этого нужны время и большие капиталовложения. Но вот трудно было уразуметь, почему руководители Комсомольска-на-Амуре, расположенных там оборонных предприятий, создающих современные подлодки и самолеты, едва ли не каждый день посылая грузовые самолеты в Ташкент по производственным делам, не позаботятся завезти оттуда овощи и фрукты? Почему в разгар лета не организовали для ребятишек производство мороженого? Почему жители города вынуждены ездить за мебелью за тридевять земель, в Среднюю Азию, если сами ее производят и нужно лишь расширить производство.
Самым частым ко мне обращением в ходе поездки было:
— Михаил Сергеевич, надо дать возможность нам самим выбирать руководителей, выдвигать умных, порядочных, работящих. Тогда и дело пойдет на лад.

http://www.gorby.ru/gorbachev/zhizn_i_reformy1/page_11/#3

28 июля М.С.Горбачев выступил во Владивостоке при вручении этому городу ордена Ленина. Значительная часть его речи была посвящена международным проблемам, в частности - положению в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В этой части мира -десятки стран. Но всем им угрожают одни и те же опасности. Милитаризация, нарастание военной угрозы начинают набирать здесь опасную скорость. Формулируя платформу СССР по вопросам, касающимся АТР, М.С.Горбачев прежде всего остановился на вопросах двусторонних отношений со странами региона. Он готов расширять эти отношения по всем направлениям. Сугубо важны с этой точки зрения отношения с Китаем, от которых многое зависит в мировом развитии. Отметив, что в СССР с пониманием и уважением воспринимают курс китайского руководства на модернизацию страны, М.С.Горбачев высказался за углубление всестороннего сотрудничества двух стран. Далее он отметил важность развития отноше-ния с США на основе равной и одинаковой безопасности. «...Мы за включение Азиатско-Тихоокеанского региона в общий процесс создания всеобъемлющей системы международной безопасности...». С учетом этого были выдвинуты предложения: принять активные и энергичные меры по урегулированию региональных конфликтов. В этом контексте было заявлено о готовности СССР вывести до конца 1986 года из Афганистана шесть полков - один танковый, два - мотострелковых и три зенитных с их штатным вооружением. Был также отмечен некоторый прогресс на женевских переговорах по Афганистану, ведущихся через представителя Генерального секретаря ООН. Далее, было предложено поставить заслон на пути распространения и наращивания в Азии и на Тихом океане ядерного оружия, -СССР уже обязался не увеличивать в азиатской части своей территории число ракет средней дальности. Предложено начать переговоры о сокращении активности на Тихом океане военных флотов, в первую очередь кораблей, оснащенных ядерным оружием. Возобновить переговоры о превращении Индийского океана в зону мира. Придавая значение вопросу о сокращении обычных вооружений, М.С.Горбачев выразил готовность обсудить с КНР шаги, направленные на соразмерное снижение уровня сухопутных сил. Было одновременно объявлено о том, что рассматривается вопрос о выводе значительной части советских войск из Монголии. Наконец, было предложено перевести в практическую плоскость обсуждение мер доверия в регионе, начиная с мер по безопасности морских коммуникаций на Тихом океане, а также предотвращения международного терроризма. (Правда, 1986, 29 июля).



Фильм
Дальний Восток. Сегодня и завтра.. (1986)

https://www.net-film.ru/film-9273/

https://www.youtube.com/watch?v=uZApYaJSa2M



Горбачев во Владивостоке, 1986 День ВМФ.

https://www.youtube.com/watch?v=LIqSh7ROBcI


==========================================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================




Read more...Collapse )

=================================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================



Новогодний штурм Грозного
Родина моя
ed_glezin


Самый свой печальный новый год я встретил ровно 23 года назад - 1 января 1995 года. Из-за ужасных новостей о штурме Грозного настроение было явно не праздничное. Первый тост в нашем семейном кругу мы подняли за тех, кто погибал в тот кошмарный день в Чечне, и за то чтобы быстрее закончилось это безумие. Выпили не чекаясь...

Под бой курантов в центре чеченской столицы – Грозном разворачивалась непостижимая уму военная и гуманитарная катастрофа.

"Лучший министр обороны России" Павел Грачев отправил на верную смерть тысячи российских военных для того, чтобы преподнести новогодний подарок президенту России Борису Ельцину. Плоды этого непродуманного и циничного шага Россия и Чечня пожинают до сих пор...

Новогодняя авантюра позорно провалилась.
Официально за два с небольшим месяца боев за столицу Чечни был убит 1 426 солдат объединенной группировки российских войск, более 4 тысяч были ранены. Это были самые большие потери со времен окончания Великой Отечественной войны. Потери боевиков Москва считает более серьезными – 7 000 погибших.

Число жертв среди мирного населения, по разным оценкам, от 5 000 до 30 000 человек.

О том, насколько ожесточенными были бои, можно судить по нанесенному городу урону. Грозный лежал в руинах, как Сталинград.







Read more...Collapse )


Как Горбачев спас мир от ядерной катастрофы.
Перестройка
ed_glezin
30 лет назад - 8 декабря 1987 года - Михаил Сергеевич Горбачев и президент США Рональд Рейган подписали в Вашингтоне бессрочный Договор о ликвидации целого класса вооружений - всех ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Подлетное время "Першингов" до Кремля на то время составляло только 6 минут. После подписания договора ядерный пистолет был отведен от виска нашей страны. Американские ракеты с ядерными зарядами были убраны из стран Западной Европы. Мир стал гораздо безопаснее. Прекратилась гонка вооружений.

=============================================================















Горбачев рассказал, как проходило подписание договора о РСМД.


- Михаил Сергеевич, что значил договор РСМД, когда вы и Рональд Рейган его подписывали?

- Это был решающий шаг, положивший начало процессу ядерного разоружения. Основа была заложена в Рейкьявике. Тогда удалось договориться об основных параметрах будущих договоров о ликвидации ракет средней дальности и сокращению на 50 процентов стратегических наступательных вооружений. Подписать это не удалось, потому что президент Рейган хотел заодно получить мое согласие на реализацию программы СОИ (Стратегическая оборонная инициатива — Прим. ред.), то есть глобальной противоракетной обороны, в том числе на испытания оружия в космосе. На это я пойти не мог. Но у нас был очень большой разговор, и я почувствовал, что президент искренне не приемлет ядерное оружие. В этом мы сошлись.

Через три месяца я предложил вне "пакета", отдельно заключить договор о ликвидации ракет средней дальности. Потому что надо было сделать первый шаг. И мы его сделали в декабре 1987 года. И на сегодняшний день уничтожено более 80 процентов ядерных арсеналов эпохи холодной войны.


Read more...Collapse )

==========================================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================



Как Горбачев растопил лед "холодной войны"
Перестройка
ed_glezin
Мальтийский крест на "холодной войне"

29 лет назад - со 2 по 3 декабря 1989 года - близ берегов маленького средиземноморского острова Мальта произошло знаменательное событие, которое официально считается окончанием "холодной войны".


Именно здесь, в бухте Марсашлок, на борту советского круизного лайнера "Максим Горький", состоялся первый саммит главы СССР Михаила Горбачева и президента США Джорджа Буша-старшего. Эта встреча, которая прошла месяц спустя после падения Берлинской стены, была во многом символичной и определившей будущую конфигурацию мировой истории.

Обозреватели того времени называли мальтийский саммит самой важной встречей на высшем уровне после Ялтинской конференции 1945 года, на которой Сталин, Рузвельт и Черчилль обсуждали планы послевоенного устройства мира.

Брент Скоукрофт и другие члены руководства США вначале считали планировавшуюся встречу на Мальте «преждевременной», поскольку на нее возлагаются большие надежды, но в результате саммит станет советской трибуной. Однако, президент Франции Франсуа Миттеран, премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер, другие европейские лидеры и ведущие члены Конгресса США убедили президента Буша в необходимости встречи с советским лидером.

Во время саммита не было подписано никаких официальных соглашений. Главной целью встречи стало дать возможность двум сверхдержавам — СССР и США — возможность обсудить стремительные изменения в Восточной Европе, произошедшие с разрушением железного занавеса, который в течение четырёх десятилетий разделял Европу. По крайней мере, саммит обозначил сокращение противоречий предыдущего периода и стал поворотной точкой в отношениях между востоком и западом. Во время саммита Буш выразил поддержку политики перестройки и других реформ в странах социалистического лагеря.

Выступая на пресс-конференции, М. С. Горбачёв заявил:

"Мир покидает одну эпоху и вступает в новую. Мы стоим в начале длинного пути. Это путь в эпоху прочного мира. Угрозы насильственных действий, недоверие, психологическая и идеологическая борьба — все это теперь должно кануть в вечность".

"Я заверил президента Соединённых Штатов, что никогда не начну войну против США".

В ответ Д. Буш сказал:
"Мы можем воплотить в жизнь идею прочного мира и достичь надежного сотрудничества в отношениях между Востоком и Западом. Именно здесь, на Мальте, я и председатель Горбачев заложили основу для такого будущего".

Согласно К. Райс:
«...долгое время ушло на организацию, поиск места, места которое не было бы слишком официальным, место, которое не давало бы значительного выигрыша ни одной из сторон. И, к счастью — или несчастью — они выбрали Мальту, которая оказалось по-настоящему ужасным местом в декабре. Хотя мальтийцы оказались чудесными людьми, погода была очень плохой».

Выбор места встречи стал весьма символичен. Мальтийский архипелаг расположен в географическом центре Средиземного моря, где сходятся восток с западом и север с югом.

Мальтийцы до сих пор гордятся тем, что именно на их территории состоялось это важное событие. Вскоре после саммита на берегу бухты, в городке Бирзеббуджа, появился памятник с надписями на трех языках, провозглашающих "Конец холодной войны".

===================================



3 декабря по итогам встречи состоялась совместная пресс-конференция М.С.Горбачева и Дж.Буша. «Мы оба констатировали, - сказал М.С.Горбачев, - что мир уходит из одной эпохи - «холодной войны» - и вступает в новую эпоху. Правда, это все еще начало, мы в самом начале пути длительного мирного периода. Из этого мы сделали для себя, и в этом мы были единодушны, вывод об особой ответственности таких государств, как Соединенные Штаты Америки и Советский Союз. Естественно, у нас была довольно продолжительная дискуссия относительно того, что новая эпоха требует и новых подходов. И надо от многого того, что было создано в период «холодной войны», решительно отказаться, и прежде всего, от ставки на силу, от конфронтации, от гонки вооружений, от недоверия, от психологических, идеологических схваток. Все это должно уйти в прошлое», - сказал М.С.Горбачев. Отвечая на вопрос о позиции СССР в отношении перемен в Восточной Европе, он сказал: «Мне думается, что эти перемены - и в Советском Союзе, и в странах Восточной Европы, -объективно подготовлены самим ходом исторического процесса. Ук-лониться от него никто не может. Это - назревшие проблемы, их надо решать на новых путях, с опорой на опыт и потенциал, который накоплена этих государствах, и открывая возможности для использования всего позитивного, что накоплено в человеческой цивилизации. Думаю, что направленность этих процессов мы должны приветствовать, ибо они связаны с желанием народов гуманизировать эти общества, придать им белее демократический характер, открыться остальному миру. Так что направленность этих процессов меня воодушевляет, и, мне думается, это воспринимается и должным образом ценится другими народами. Естественно, я вижу также, что идут процессы, и глубокие процессы, изменений и в западных странах, в том числе и в западноевропейских, и это тоже важно. Таким образом, как бы образуется встречное движение, сближающее народы и государства этих континентов в процессе, в котором каждый народ сохраняет свою самобытность, приверженность своим ценностям, своим выборам. Это очень важно. И это очень важно нам всем понимать».

(Правда, 1989, 5 декабря).

=================================





Из книги М.С. Горбачева "Жизнь и реформы":

Мальта. Начало конца «холодной войны»

В июле 1989 года Ахромеев, вернувшись из США, передал мне письмо Буша, в котором предлагалось провести в декабре 1989 года предварительную ознакомительную встречу. Предложение было сугубо конфиденциальным.
Как мне стало потом известно, с ним были ознакомлены лишь самые близкие сотрудники Президента США.
Я ответил согласием, и мы начали интенсивную подготовку. Как сейчас уже хорошо известно, не менее интенсивно готовились и американцы.
Сроки намеченной встречи неуклонно приближались. Была окончательно определена протокольная сторона дела. К рейду порта Валлетты должны были подойти советский крейсер «Слава» и американский «Белкнап». Переговоры предполагалось проводить поочередно на советском и американском военных кораблях. Кроме того, в порт Валлетта мы направили экскурсионный теплоход «Максим Горький», который должен был стать нашей гостиницей.
Встреча на Мальте по многим причинам являлась символичной. Она — первая после смены администрации США. Место встречи — на стыке трех континентов, перекрестке мировых дорог, пересечении многообразных интересов. Переговоры — на военных кораблях, что указывало на мощь, стоящую за руководителями СССР и США. Все говорило о вступлении мира в новую эпоху.
Нас ждала в высшей степени ответственная работа. На это были настроены я и мои коллеги, хотя сохранялась надежда выкроить время и для знакомства с этой экзотической страной.
Вечером 2 декабря, после завершения визита в Италию, мы прибыли в Валлетту. Сначала все шло, как и предполагалось. Встреча с Президентом Мальты Ч.Табоно, премьер-министром Э.Фенек Адами, членами мальтийского правительства. Короткие, но очень дружественные контакты с массой людей, которые приветствовали нас на улицах и у президентского дворца.
Однако на другой день природа внесла существенные коррективы в наш протокол. На море разгулялся шторм. Добраться на катерах к находившемуся на рейде крейсеру «Слава», где должны были начаться переговоры, оказалось непросто. Как наши, так и американские моряки решительно выступили против такого «десанта». Была выдвинута идея организовать первую встречу на борту «Максима Горького», пришвартованного в бухте у причала. Задержка с началом встречи оказалась минимальной.
Первый день переговоров прошел несколько этапов: беседа с президентом Бушем с глазу на глаз; обмен мнениями между Шеварднадзе и Бейкером; беседа за завтраком; переговоры в расширенном составе при участии Шеварднадзе, Яковлева, Бессмертных, Черняева, Добрынина, Ахромеева — с советской стороны, и Бейкера, Сунуну, Блэкуилла, Росса, Грэйвса — с американской. Предполагавшуюся вечернюю встречу из-за усилившегося шторма пришлось отменить.
Буш выразил желание первым изложить свои соображения. Для меня было крайне важно услышать непосредственно от американского президента, к каким выводам пришла его администрация в определении своей линии по отношению к Советскому Союзу. Поэтому я был предельно внимателен, как бы «пробуя на зуб» каждую фразу, каждую формулировку нового Президента США.
— Я, — заявил Буш, — полностью согласен с тем, что было сказано вами в Нью-Йорке: мир станет лучше, если перестройка увенчается успехом. Еще некоторое время назад в США было много сомневающихся на этот счет. Не буду утверждать, что таких элементов не осталось. Но можно со всей определенностью сказать, что серьезные, думающие люди подобных взглядов не поддерживают. Это в полной мере относится к тем, с кем вы имеете дело: к администрации США и конгрессу, которые хотят, чтобы ваши преобразования увенчались успехом.
Затем Буш изложил свое представление о тех позитивных шагах, которые, по его мнению, могли бы способствовать подготовке официальной встречи на высшем уровне в США. Для начала следует уточнить возможные сроки. Американская сторона предлагает, чтобы визит состоялся в последних числах июня следующего года.
Администрация намерена предпринять шаги, направленные на приостановку действия поправки Джексона—Вэника, которая препятствует предоставлению Советскому Союзу режима наибольшего благоприятствования. С учетом намечающихся в СССР перемен можно приступить к консультациям о заключении нового торгового договора, чтобы подготовить его текст еще до предстоящей встречи в верхах. Одновременно администрация взяла курс на отмену поправок Стивенсона и Бэрда, ограничивавших возможность предоставления кредитов советской стороне.
Те меры в области советско-американских отношений, которые предлагают США, счел необходимым подчеркнуть Буш, отнюдь не направлены на то, чтобы продемонстрировать американское превосходство.
— Мы, в США, разумеется, глубоко убеждены в преимуществах нашего способа хозяйствования. Но сейчас вопрос не об этом. Мы стремимся составить наши предложения таким образом, чтобы не создавалось впечатления, будто Америка «спасает» Советский Союз. Говорим не о программе помощи, а о программе сотрудничества.
Затронув в этой связи вопрос об отношениях СССР и ГАТТ, Буш, в частности, сказал:
— Раньше мы были против вступления вашей страны в данную международную организацию. Теперь позиция пересмотрена. Мы — за предоставление советской стороне статуса наблюдателя. Однако надо дать членам этой организации некоторое время.
Сейчас уже создана и функционирует советско-американская рабочая группа по проблемам инвестиций. Это хорошо. Быть может, настало время приступить к изучению возможностей по выработке договоренности о гарантиях капиталовложений.
Значительное место в заявлении Буша заняла проблема разоружения. Президент изложил, в частности, несколько модифицированную позицию по вопросу химического оружия. Если советская сторона дает принципиальное согласие на предложение США, изложенное в речи Буша на Генеральной Ассамблее в сентябре 1989 года, то США могли бы пойти на отказ от своей программы модернизации, то есть дальнейшего производства бинарных средств поражения после вступления в силу всеобъемлющей конвенции о запрещении химического оружия. Практически это означало, что уже в ближайшее время стороны могли договориться о значительном сокращении запасов химического оружия, доведя его количество до 20 процентов от имеющегося у США в настоящее время и до 2 процентов через 8 лет после вступления конвенции в силу. Если постараться, то к середине будущего года можно подготовить для подписания проект соответствующего соглашения.
Говоря об обычных вооружениях, Буш сформулировал следующую цель: ориентироваться на подписание соглашения о радикальных сокращениях обычных вооруженных сил в Европе в 1990 году в ходе встречи на высшем уровне представителей стран—участниц переговоров в Вене.
Обратившись к теме будущего договора о сокращении СНВ, президент высказал надежду, что министры иностранных дел в ближайшее время поищут решение таких вопросов, как порядок засчета крылатых ракет воздушного базирования большой дальности, шифрование телеметрии, ограничение на неразвернутые ракеты и т.д. Соединенные Штаты, добавил он, приветствовали бы присоединение Советского Союза к режиму ограничений на распространение ракет и ракетной технологии, который уже практикуется семью западными государствами. Был поставлен также вопрос о возможности опубликования Советским Союзом данных о своем военном бюджете.
Отвечая Бушу, я высказал прежде всего несколько замечаний общего порядка.
Перейдя к конкретным вопросам, поставленным Бушем, я положительно оценил его предложения, касающиеся двусторонних экономических связей, и выразил надежду, что президент проявит в этом деле политическую волю. Нужен сигнал с его стороны. Американские бизнесмены — народ дисциплинированный и на проявления нового мышления в экономической сфере отреагируют.
Естественно, большое место на мальтийской встрече заняли проблемы разоружения.
Я поддержал предложение Буша о заключении соглашения по обычным вооружениям в Европе еще в 1990 году. В отношении стратегических вооружений констатировал наличие предпосылок к тому, чтобы к встрече на высшем уровне в Вашингтоне в 1990 году подготовить проект договора. Однако обратил внимание Буша на то, что он в своем вступительном слове полностью обошел проблему крылатых ракет морского базирования, где США имели серьезное преимущество. Наш Верховный Совет, заявил я, не ратифицирует договор, если в вопросе о КРМБ не будет приемлемого сдвига.
Американцы с обостренным вниманием следили за нашей позицией в отношении Центральной Америки. Эту тему Буш выделил в особый разговор со мной один на один. Собственно, с этой получасовой беседы в отдельной каюте и началась «встреча на Мальте». Буш, ссылаясь на просьбы латиноамериканских политиков, настойчиво предлагал оказать воздействие на Фиделя Кастро, чтобы тот прекратил поставки оружия в «государства, где демократическая система правления и без того является весьма хрупкой». В качестве «гигантской колючки» в советско-американских отношениях он назвал также ситуацию в Никарагуа и Сальвадоре, опять же сведя проблему к поставкам оружия.
Отвечая президенту, я подчеркнул, что у нас нет никаких особых целей в Центральной Америке. Мы не хотим завладеть здесь плацдармами или опорными пунктами. Реакция Соединенных Штатов на события в этом регионе наводит на мысль, что кто-то снабжает американское руководство тенденциозной информацией. Мы договорились не поставлять оружия в Никарагуа и не поставляем. В свою очередь, отметили, что и конгресс США приостановил военную помощь «контрас».
Что касается Кубы, то наиболее простой и испытанный способ прояснить ситуацию, подчеркнул я, напрямую поговорить с Кастро. Командовать им никто не может. Во время моего визита на Кубу, в разговоре один на один, Фидель попросил содействия в деле нормализации отношений с США. Недавно Советский Союз посетил начальник Генерального штаба вооруженных сил Кубы. В беседе с министром обороны СССР, а также с маршалом Ахромеевым он в доверительном порядке повторил эту просьбу. Если будет такое желание, мы могли бы помочь в завязывании диалога.
Должен признать, что ответная реакция Буша на это предложение была весьма жесткой. Он откровенно дал понять, что США не готовы в этом вопросе ни на какие компромиссы, стал настойчиво рекомендовать нам свернуть экономические отношения с Кубой, высказав при этом удивление — почему это еще не сделано, хотя кубинцы открыто осуждают нашу перестройку.
В этой связи мне пришлось напомнить, что Куба — независимая страна со своим правительством, своим пониманием вещей, своими амбициями. Наши экономические отношения с ней мы в последнее время постепенно переводим на основу взаимной выгоды. Но учить ее не собираемся.
Затронул я также и более широкий вопрос — об отношении Соединенных Штатов к таким странам, как Панама, Колумбия, а в самое последнее время — Филиппины. В Советском Союзе спрашивают: разве для США, их президента не является барьером то, что речь идет о независимых странах? Почему в Вашингтоне вершат суд, выносят приговор и сами его выполняют? Не приходит ли на смену «доктрине Брежнева» «доктрина Буша»?
Отвечая на возражение президента и стремясь сделать свою позицию предельно ясной, я привел следующий пример. Посмотрите: в Европе происходят перемены, смещаются правительства, которые тоже были избраны на законных основаниях. Возникает вопрос: а если в этой борьбе за власть кто-то попросит Советский Союз вмешаться? Как нам в этом случае действовать? Так же, как действует президент Буш?
Разумеется, мой собеседник не согласился со мной. Тем не менее он признал, что кое у кого в Советском Союзе может возникнуть и такая реакция.
Другой темой наших доверительных разговоров стала ситуация в Восточной Европе. Я высказал беспокойство тем, что слишком много суеты в связи с событиями в Германии. Объединение — дело очень серьезное, требует внимательного подхода. Пусть идет процесс, но не надо его искусственно подталкивать.
Буш заявил, что он не намерен лично штурмовать германо-германскую границу, «прыгать на стену», как шутливо выразился он. Выдержав этот тон, я тут же согласился, что «да, прыгать на стену — не занятие для президента».
Вопреки прогнозам во вторую ночь шторм разбушевался еще сильнее. Утром выяснилось, что обстановка на море не благоприятна для перемещения делегаций с одного военного корабля на другой. Оставался один выход — вновь встречаться на борту нашего теплохода. Здесь, в помещении библиотеки, и состоялся заключительный раунд переговоров — сначала в расширенном составе, а затем с глазу на глаз.
В связи с тем, что во время первого раунда я лишь коротко отреагировал на высказанные Бушем соображения по военно-политическим вопросам, мне показалось целесообразным обозначить принципиальные моменты.
— Во-первых, — сказал я, — США должны исходить из того, что СССР ни при каких обстоятельствах не начнет войны с Соединенными Штатами и, более того, готов не считать их своим противником. Во-вторых, мы за то, чтобы совместными усилиями обеспечить взаимную безопасность, намерены продолжить процесс разоружения по всем направлениям и сделать все необходимое, чтобы предотвратить создание новых, экзотических видов вооружений. В-третьих, мы приняли оборонительную доктрину, наши вооруженные силы уже охвачены глубокими переменами: меняется структура военной группировки в Центральной Европе, в дивизиях сейчас меньше танков, выводятся десантно-переправочные средства, ударная авиация перемещается во второй эшелон и т.д.
Но у нас возникают вопросы. Почему США продолжают руководствоваться принятой более 20 лет назад стратегией «гибкого реагирования»? Почему до сих пор вне переговоров остается один из трех основных компонентов их военной мощи — военно-морские силы?
В этой связи мною было выдвинуто дополнительное предложение. У ВМС СССР и США есть ядерное оружие как стратегическое — БРПЛ и КРМБ, так и тактическое — крылатые ракеты меньшей дальности, ядерные торпеды, мины. Стратегический ядерный компонент ВМС является предметом женевских переговоров. Остается тактическое ядерное оружие. Мы готовы договориться о его полной ликвидации. Такое радикальное решение сразу упростило бы и процедуру контроля.
На переговорах в Вене остаются три важные проблемы. Первая — сокращение не только вооружений, но и личного состава вооруженных сил. Предлагаем уменьшить его до одного миллиона трехсот тысяч человек с каждой стороны, то есть по миллиону с обеих сторон. Вторая проблема — сокращение численности войск на иностранных территориях. Предлагаем ограничить ее потолком в 300 тысяч человек. Нам говорят о готовности сократить лишь советские и американские войска. А ведь есть еще английские, французские, бельгийские, голландские, канадские. Третья проблема — размеры военно-воздушных сил. Мы предложили для каждого союза уровень в 4700 самолетов тактической фронтовой авиации и отдельный уровень для самолетов-перехватчиков. Но пока и здесь дела идут медленно. Кстати, подчеркнул я, мы поддерживаем предложение президента Буша по «открытому небу», в нем есть смысл.
Шеварднадзе напомнил о вчерашнем интересном предложении Буша по химическому оружию. Я подтвердил положительное к нему отношение.
Затем мы вновь обратились к европейским делам.
Не повторяя сказанного ранее, я сделал упор на некоторые фундаментальные проблемы: перемены, происходящие в Европе, имеют глубокий характер. В дни, когда происходят такие динамичные изменения, следует действовать особенно взвешенно и ответственно, на основе консенсуса. Эту точку зрения поддерживают практически все европейские деятели.
В чем практическое содержание такого подхода? Прежде всего надо вести дело к продолжению и развитию хельсинкского процесса. Отсюда потребность в Хельсинки-2, где мы должны осмыслить новую ситуацию, выработать совместные критерии и ориентиры.
Другой важный вопрос — как в новой ситуации поступать с межгосударственными образованиями, созданными в другое время. Тут также требуется взвешенный и ответственный подход. Реально существующие инструменты поддержания баланса надо не сокрушать, а видоизменять в соответствии с требованиями времени. Политические, экономические и военные союзы, созданные на востоке и западе Европы, должны не конкурировать, а сотрудничать.
Варианты европейской интеграции, продолжал я, могут быть самыми различными, в том числе неизведанными. И это будет происходить небезболезненно. Мы судим об этом хотя бы по Советскому Союзу. Было бы опасно не использовать открывающиеся исторические возможности для сближения Востока и Запада. И хотелось бы, чтобы дальнейший ход событий не ослабил возникшего взаимопонимания.
Здесь у меня с Бушем возникла небольшая дискуссия по поводу понимания «западных» и общечеловеческих демократических ценностей. Я еще раз подчеркнул, что новое политическое мышление, которое мы отстаиваем, предполагает право каждой страны на свободный выбор без вмешательства извне. Надо уметь учиться, в том числе на чужом опыте, но брать из него только то, что тебе органически подходит. Буш в основном согласился со мной.
Детально обсудили мы в тот день и положение на Ближнем Востоке. Буш рассказал, как Соединенные Штаты стараются свести Израиль и палестинцев для серьезного диалога. В свою очередь, я подтвердил, что мы готовы внести свой конструктивный вклад в это дело. Нет никаких принципиальных препятствий и для установления с Израилем дипломатических отношений. Мы договорились об обмене консульствами. Как только завяжутся мирные переговоры на Ближнем Востоке, восстановим и дипломатические отношения с Тель-Авивом.
Буш обратил мое внимание на то, что политика США на Ближнем Востоке развернулась в сторону взаимодействия с Советским Союзом. Шеварднадзе, не удержавшись, прокомментировал это заявление: «Правда, консультируетесь вы с нами в последнее время уже после принятия планов и решений. А ведь взаимодействие вроде бы предполагает заблаговременное обсуждение».
Завершающим аккордом переговоров этого дня стал вопрос об Афганистане. Шеварднадзе сделал краткий обзор текущей ситуации, назвал возможные направления практического перехода к решению конфликта: созыв международной конференции с целью создания временного коалиционного правительства и организации свободных выборов, привлечение ООН к организации такой конференции, стимулирование межафганского диалога, взаимное прекращение поставок оружия.
Буш и Бейкер делали главный упор на то, что для афганской оппозиции неприемлема фигура Наджибуллы. Вместе с тем к концу беседы Бейкер все же упомянул, что согласно поступившей к нему информации афганская оппозиция вроде бы готова начать переговоры о переходном периоде за одним столом с Наджибуллой — но только при том условии, что в конце этого периода он уйдет и будет сформировано новое правительство.
Мне показалось, что высказанную идею стоило бы обсудить. В конце концов, состав предполагаемого правительства — дело самих афганцев. Пусть они его и решают. Договорились продолжить разговор на эту тему.
Стержнем беседы с глазу на глаз, состоявшейся после этих переговоров, была ситуация в Прибалтике. Буш изложил известную позицию США, не преминув при этом сказать, что общественное мнение Америки весьма чувствительно к событиям в Прибалтийских республиках. Я разъяснил президенту специфику ситуации, возникшей в Советском Союзе.
На Мальте был создан еще один прецедент — впервые за всю историю встреч руководителей СССР и США состоялась совместная пресс-конференция прямо на палубе теплохода «Максим Горький». Общий итог — отношения вышли на новый уровень.

http://www.gorby.ru/gorbachev/zhizn_i_reformy2/page_4/#6

Черняев А.С. Горбачев–Буш: встреча на Мальте в 1989 году.
http://www.ru-90.ru/node/156

===============================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=====================

















Мальтийский саммит: взгляд изнутри
http://seamen.ml/maltijskij-sammit-vzglyad-iznutri/























Read more...Collapse )




Первый "гибридный" штурм Грозного.
Родина моя
ed_glezin
26 ноября 1994 года - Ельцин впервые послал войска на штурм Грозного. После провала штурма, 29 ноября, Совет Безопасности России принял решение о проведении в Чечне военной операции.

Мало того, что сам штурм позорно провалился, так после этого российская власть позорно отреклась от своих военнослужащих, попавших в плен к дудаевцам.

(Точно так же Кремль будет открещиваться от рассийских солдат и офицеров, плененных украинской армией на Донбассе.)

Read more...Collapse )







Read more...Collapse )


"Таинственная страсть" к свободе
Перестройка
ed_glezin
С огромным удовольствием посмотрел великолепный сериал "Таинственная страсть" по мотивам одноименного романа Василия Аксенова!

Кинолента уже не первый раз, вслед за "Оттепелью", "Однажды в Ростове" и "Стилягами" погружает зрителя в атмосферу романтичных шестидесятых годов.

Главное, что удалось шестидесятникам - посеять зерна свободы, которые дали обильные всходы в восьмидесятые. Именно при Горбачеве Оттепель наконец-то сменилась весной.

Сейчас уже восьмидесятники должны передать эстафету освобождения нынешнему поколению.

Возвращение к свободе так же неизбежно как и таяние снега, а стремление к ней так же сильно как и страсть к любви.

Россия будет свободной!















Read more...Collapse )



Бунт или революция?
Перемен
ed_glezin
Главное, что я вынес из чтения своей ленты, судорожно писавшей о событиях в Турции: очень многие не отличают мятеж от путча, путч от переворота, а переворот от революции. Давайте, я объясню. Это просто.
Итак.

1. Если в каком-то городе местное население повалило на улицы с оружием и разрушительными лозунгами, построило баррикады и возжелало всех посадить на кол, то это не обязательно революция. Даже наоборот. Для начала - это обычный бунт. Важная особенность: бунт всегда локален. Если он охватил всю страну, ну, скажем, Намибию, то это уже не бунт, берите выше. А если он происходит только в одном месте, то это именно бунт. И еще, бунт идет снизу. Если военное командование Вануату захватило президента, то это не бунт, а путч (см. ниже) или переворот, А вот если народ Вануату громит улицы в столице, потому что ему запретили ловить рыбу - то это бунт. Последняя особенность, бунт часто бывает стихийным, а вожди появляются уже в процессе, а не заранее.
Примеры. Бунт - это то, что происходит на шхуне в романе "Остров сокровищ", а вот восстание Пугачева - это НЕ БУНТ!

2. Бунт - это не обязательно выступление против государственной власти. Теоретически бунт может случиться в банке или даже в столовой общественного питания. А вот если мы имеем дело с восстанием именно против власти - то это уже мятеж. Опять-таки идет он снизу. Это не элита против верхушки элиты, это отверженные против элиты. Тоже локален. И да, помните: "Мятеж не может кончиться удачей, в противном случае зовется он иначе".

3. Если толпа пошла громить магазины, жечь покрышки и бить стекла, но все это безобразие не выходит за пределы улиц и ограничивается столкновениям с полицией - то это массовые беспорядки.

4. Есть еще такая штука как заговор. Когда группа лиц пытается произвести насильственную смену власти. Скажем, когда Гай Фокс пытался взорвать английский Парламент - это не был бунт, это был именно заговор. Еще заговор может привести к убийству главы государства без захвата власти. То есть, глава государства устранен, но его место занял тот, кто и должен был его занять. Как это было с Павлом I в 1801-м году. Это не бунт, не мятеж и даже не переворот, потому что захвата власти не было. Заговорщики задушили Императора, но никто из них не сел на трон.

5. Путч. Это государственный переворот, совершенный небольшой группой лиц по предварительному сговору, но без широкой общественной поддержки. Зачастую заканчивается провалом. Путчем также считается неудавшаяся попытка переворота. Бывает так, что путч проходит бескровно. По сути, свержение Елизаветой Петровной Анны Леопольдовны - это путч. Обязательно направлен против власти, в первую очередь, против главы государства. Классический пример путча - события августа 91-го в СССР.

6. Государственный переворот. Более крупная разновидность путча. Он, как правило, обширнее. Обязательное условие - многочисленные нарушения действующих правовых норм. Характерные признаки - штурм важных зданий и штаб-квартир при помощи военной силы. Если танк хреначит по министерству финансов - то это переворот. Если солдаты захватывают здание почты - это переворот. Как правило, происходит с участием военных. Важно, в процессе переворота может смениться глава государства, но не действующий строй, потому что если меняется действующий строй, то это уже...

7. Революция. Тут мало свержения власти, тут нужны радикальные перемены в жизни страны. Вот смотрите, ваша любимая Оранжевая революция - она не революция, потому что структура власти осталась такой же. А вот госпереворот 1851-го года во Франции - революция. Потому что республика была упразднена, а ее место заняла Империя. Это довольно важно. Революция может охватить всю страну, но это не обязательное условие. Важно коренное преобразование. Строго говоря, революция может происходить в стенах одного маленького кабинета, если по итогам этих событий абсолютная монархия становится конституционной монархией, конституционная монархия - республикой, республика - олигархией, олигархия - краем утопического коммунизма, а край утопического коммунизма - Империей. И еще, бывает так, что революция вообще не имеет отношения к государственному устройству. Так, случилась как-то в истории человечества Промышленная революция.
8. И последнее. Если разрушительная движуха охватила всю страну, все со всеми воюют, власть часто меняется. но кардинальных преобразований не происходит, то это не революция и не мятеж - это уже гражданская война.
Я это к тому, что вчерашние события в Турции - это путч или переворот, но не мятеж, не бунт и, тем более, не революция.

https://www.facebook.com/alexey.durnovo/posts/1049133848495555?pnref=story

10 неудачных военных переворотов
http://www.istpravda.ru/pictures/15388/




Рональд Рейган, стоя нв Кремле : "Я больше не считаю СССР империей зла"
Перестройка
ed_glezin
29 мая 1988 года президент США Рональд Рейган прилетел в Москву.

В ходе официального визита Горбачёв и Рейган обменялись ратификационными грамотами к Договору о ликвидации РСМД. Подписаны были также Соглашения между СССР и США об уведомлениях о пусках межконтинентальных баллистических ракет и баллистических ракет подводных лодок, а также ряд других межправительственных соглашений.

Всреча Рональда Рейгана в Москве.

https://www.youtube.com/watch?v=9yOI05qLiao



Обстановка «холодной войны» в отношениях между двумя сверхдержавами стала уходить в прошлое. Наиболее показательный эпизод произошел во время совместной прогулки Горбачёва и Рейгана по Красной площади. Кто-то из любопытствующих спросил Рейгана: «“Господин президент, вы и до сих пор считаете Советский Союз империей зла?” “Нет, — ответил президент, — я имел в виду другое время, другую эпоху”».

В ходе своего визита Рейган выступил с лекцией об экономике в МГУ, побывал на старом Арбате и в Донском монастыре, встретился с диссидентами.

Сам Рейган следующим образом вспоминал о своем визите в Москву: «Наверное, самым глубоким впечатлением, вынесенным мной во время этой и других встреч с советскими гражданами, было то, что они в целом ничем не отличались от людей, которых я видел всю свою жизнь на бесчисленных улицах Америки».

Оценивая визит Президента Р. Рейгана в Москву, М. С. Горбачёв говорил: «В общем, произошел важный поворот в советско-американских отношениях. Президент при всех своих предубеждениях сумел посмотреть на вещи реалистично, честно сказать о своих впечатлениях. И не постеснялся откорректировать прежние свои одиозные оценки».

Научная библиотека КиберЛенинка: http://cyberleninka.ru/article/n/sovetsko-amerikanskie-otnosheniya-vo-vneshney-politike-m-s-gorbachyova-1985-1988-gg#ixzz4A4A4x5hE

Прогулка Михаила Горбачева и Рональда Рейгана по Кремлю и Красной площади.

https://www.youtube.com/watch?v=pcN4f8SJvMQ









++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++



Советско-американская встреча на высшем уровне. Москва, 29 мая — 2 июня 1988 года. Документы и материалы. М.: Политиздат, 1988.

Аннотация Романа Синельникова:

Данному сборнику больше подходит название «Визит Президента США Р. Рейгана в СССР», однако по какой-то причине было сохранено название и шрифтовое оформление брошюр, посвящённых советско-американским «саммитам» на нейтральных территориях (в Женеве в 1985 г. и в Рейкьявике в 1986 г.)

Сборник уникален тем, что для выступлений Президента США в нём отведено значительное место, сопоставимое с объёмом выступлений Генерального секретаря ЦК КПСС. Кроме того, насколько я помню, выступление Рейгана в МГУ и его итоговая пресс-конференция не были полностью опубликованы в советской прессе, однако в данном издании воспроизведены целиком.

https://lookaside.fbsbx.com/file/1988%20%D0%A1%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%BE-%D0%B0%D0%BC%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F%20%D0%B2%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B5%D1%87%D0%B0%20%D0%BD%D0%B0%20%D0%B2%D1%8B%D1%81%D1%88%D0%B5%D0%BC%20%D1%83%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%B5.%20%D0%9C%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%B2%D0%B0%2C%2029%20%D0%BC%D0%B0%D1%8F%E2%80%932%20%D0%B8%D1%8E%D0%BD%D1%8F%201988%20%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%B0%20%2B%20%D0%9C%D0%BE%D1%89%D0%BD%D1%8B%D0%B9%20%D1%84%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%BE%D1%80%20%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B9%20%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B8.pdf?token=AWwKiP7Ou1j-MGs9dFBK_ipBhoXMs1EELHxE1K7z24wR93OIyRg5FlZKuyUN1myXqlWLTv2ezRylIu6c1AQqpEtPm--Idc9WdOQK0lRU0FRrbYKkVBhrW1iQglU1PdCLYJ3NJgiBTI2vLjJbNhCbK-Ej

file:///C:/Users/glezi/AppData/Local/Temp/1988%20Советско-американская%20встреча%20на%20высшем%20уровне.%20Москва,%2029%20мая–2%20июня%201988%20года%20+%20Мощный%20фактор%20мировой%20политики.pdf

Из комментариев в Фейсбуке:

Павел Палажченко:

Я помню этот эпизод. После Красной площади Рейган и Горбачев вернулись в Кремль и подошли к Царь-пушке. Горбачев сказал Рейгану, что пушка ни разу не стреляла (так ли это - я не проверял). У пушки стояла группа корреспондентов, наших и американских. Вопрос об "империи зла" задал кто-то из американцев, у наших тогда еще духу не хватило бы на такое. Рейган сказал примерно следующее: Когда я это говорил, я так считал. Но сейчас Советский Союз изменился и изменения продолжаются. Я думаю, это хорошо для Советского Союза и для всего мира, и я больше не называю Советский Союз империей зла". Он был откровенным и "органичным" человеком, и говорил, как всегда, искренне. Я перевел его слова Горбачеву. Реакции, насколько помню, не было, но я считаю этот ответ Рейгана важнейшим итогом визита. Правда, через пару лет у нас фразу "империя зла" стали употреблять некоторые товарищи из числа бывших преподавателей научного коммунизма и партсекретарей. Судьба их сложилась по-разному. Некоторые и сейчас процветают.


Александр Гельман:


Во время знаменитого визита Рейгана в Москву, в ресторане ЦДЛ была встреча Рейгана и Горбачева с творческой интеллигенцией, поддержавшей Перестройку. Рейган и Горбачев были с женами. Были и мы с женой. Под долгие бурные аплодисменты Рейган заявил, что он не считает больше СССР врагом Соединенных Штатов Америки. Сегодня мне кажется, что это было не 28 лет назад, а 280 лет назад, и вообще это мне приснилось, а не было на самом деле..

Алла Николаева:

А мы с подружкой ходили смотреть проводы Рейгана. Он ехал из Кремля по Большой Якиманке. Толпа стояла по всей улице с двух сторон. Протолкались с трудом к ограждению. И вот когда машины с нами поравнялись, из одной машины высунулась рука в черном костюме и помахала. Не факт, кстати, что это был Рейган. Возможно, кто-то из сопровождения. Но мы думали, что это Рейган нам помахал. И что это хороший знак.

https://www.facebook.com/ed.glezin/posts/10154217431314764?comment_id=10154220627339764¬if_t=feed_comment¬if_id=1464550551887606

==========================================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================




Read more...Collapse )



Read more...Collapse )

==========================================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================



Страшная правда о современной Украине.
Руки прочь от Украины!
ed_glezin
1. Мусульмане предлагают христианам вести богослужение в своих мечетях? Это Украина.
2. Евреи братаются с "праворадикалами"? Это Украина.
3. Российские товаропроизводители массово меняют штрихкоды на нерусские? Это Украина.
4. Евреи кричат "Аллах Акбар", проходя мимо мусульманского культурного центра? Это Украина.
5. Русская диаспора в Украине выступает за украинцев и Украину? Это Украина.
6. Молодые женщины собирают деньги и покупают аккумуляторы для БТРов? Это Украина.
7. Олигарх-еврей за свой счет заправляет военную технику? Это Украина.
8. Мирное население добровольно собирает деньги и восстанавливает свою армию? Это Украина.
9. Вместо косить от армии тысячи мужчин добровольно записываются в ряды вооруженных сил? Это Украина.
Read more...Collapse )






Чемодан без ручки или почему хохлы не стреляли
Руки прочь от Украины!
ed_glezin
25.03 12:21
Sergei Loiko

Завоевание Крыма русской путинско-потемкинской армией прошло практически без единого выстрела, если не считать праздничный салют.

Украинская Армия не умеет стрелять? Или сплошь состоит из трусов и предателей? Ничего подобного. Армия как армия. Просто не стреляла и все... Не было смысла.

Для Украины в ее сегодняшнем состоянии потеря Крыма — это a blessing in disguise (не было счасться, да ...).

Огромная территория без воды, без своих источников электричества, с засушливыми почвами, с полным отсутствием какой-бы то ни было индустрии, с первобытной и по-большому счету дикой и партизанской туристической инфраструктурой, с ужасными отелями и убогими пляжами, с несуществующем сервисом, и населением, преимущественно состоящим из профессиональных дармоедов — советских военных пенсионеров, являлась огромной черной дырой для молодой европейской демократии, испытывающей острые проблемы, связанные с затянувшимся освобождением от коммунистического ига.

Отдавая без боя Крым, Украина решала массу важнейших тактических и стратегических задач.

Во-первых, страна освобождается от непосильного экономического ярма, связанного с содержанием этого дальнего родственника — инвалида с детства, которого похитили зеленые человечки и даже не требуют выкупа.

Во-вторых, Украина в глазах всего мира выглядит невинной жертвой, нуждающейся в защите и помощи.

В-третьих, Украина таким образом практически избавляет себя от опасности быть раздавленной больным на всю голову соседом, который для остального мира на многие годы вперед становится агрессором и изгоем.

Украина в этой ситуации может долгое время не платить за газ стране, которая не признает легитимность ее руководства.

В случае отключения газа, Украина также легко отключает свет и воду Крыму.

Украина имеет полное право продолжать требовать арендную плату с российского Черноморского Флота в любом международном суде, так как аннексию Крыма никто, кроме Северной Кореи, никогда не признает.

Украина может собирать таможенную пошлину с любого груза, следующего из России в Крым по суше, пока не построят керченский мост лет через пять (угробив последние пост-олимпийские резервы).

Украина имеет полное право востребовать контрибуцию с России за экономический и моральный ущерб в результате предательской агрессии

Как ни смотри на эту ситуацию, Украина остается в выигрыше, а Россия тащится в свой социалистический тупик с чужим чемоданом без ручки.

Жалко только крымских татар, но, похоже, для украинского руководства сегодня это не самая больная проблема, и крымским татарам придется самим рабираться со своей новой, теперь уже внутренней депортацией.




Музей погибших азатамартиков в Степенакерте
Перестройка
ed_glezin
Музей погибших воинов, состоящий их 3 залов. В них представлены портреты около 3 тысяч воинов, личные вещи (членские билеты, письма, одежда, самодельное оружие и др), фотографии, отражающие Карабахское движение и эпизоды войны.

Хозяйка музея – мать, потерявшая на войне сына, собрала огромное количество информации обо всех погибших воинах-добровольцах Арцаха.







Read more...Collapse )

(no subject)
Перестройка
ed_glezin

ВВК Центрального госпиталя подтвердила незаконность призыва Олега Козловского

2008-02-28 | Новости Обороны, Москва

Сегодня Военно-врачебная комиссия 3-го Центрального военно-клинического госпиталя им.Вишневского (г. Красногорск) (после прошедшего вчера консилиума врачей) подтвердила диагноз рязанских медиков и признала координатора “Обороны” Олега Козловского непригодным к службе в армии в мирное время.

При этом после дополнительного медицинского обследования в красногорском госпитале было окончательно установлено, что все болезни Олега, которые несовместимы с армейской службой были у него на момент призыва. Таким образом подтвердилась преступная халатность работников медкомиссии Измайловского военкомата, которые вынесли заведомо ложное заключение о категории годности Олега при его призыве в армию.

В ближайшее время заключение ВВК красногорского госпиталя будет передано в Центральную военно-врачебную комиссию Министерства обороны Российской Федерации (ЦВВК), где будет принято окончательное решение о необходимости комиссования Олега из рядов Вооруженных сил.

Отметим, что вывод сделанный ВВК Центрального госпиталя, является окончательным для военных медиков. Дополнительного медицинского обследования проводится не может.

Дальше »

Свободу Олегу Козловскому!