ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Как Горбачев одобрил создание "Мемориала".

30 лет назад - 28-30 января 1989 года - несколько сотен делегатов, представлявших около 250 организаций и групп со всего Советского Союза, собрались в Доме культуры Московского авиационного института и учредили Всесоюзное добровольное историко-просветительское общество "Мемориал".

Не будет большим преувеличением сказать, что в годы освободительной Перестройки Горбачева восстановление памяти о трагическом прошлом нашей страны стало – хоть и ненадолго – национальной идеей. Не менее значимым было стремление к обновлению страны на основе свободы и права.

Стремление к исторической правде и гражданская ответственность за сегодняшний день были главными стимулами при создании «Мемориала» – общественной организации, возникшей на волне небывало широкого стихийного движения, которое началось еще в 1987.

Тогда нам казалось, что поставленные нами задачи не так трудно решить. Что наше общество уже готово дать ясную и жесткую оценку тоталитарному прошлому. И уж подавно мы были уверены в том, что оно готово расстаться с наследием тоталитаризма в сегодняшнем дне, что навсегда сданы в архив такие советские пропагандистские клише, как «враждебное окружение», «происки Запада» и «пятая колонна», что уже не вернутся в нашу жизнь понятия «политические преследования» и «политические заключенные».

Читать полностью:
http://memo.ru/d/184564.html
http://hro.org/node/15613

Как начинался "Мемориал"
https://ed-glezin.livejournal.com/1028149.html
https://ed-glezin.livejournal.com/1009493.html

История создания общества "Мемориал". Вспоминают Самодуров, Игрунов, Павловский.
https://ed-glezin.livejournal.com/1007677.html

Юрий Самодуров о своей позиции по Уставу "Мемориала":
https://echo.msk.ru/blog/samodurov/2360605-echo/

Лев Пономарев об образовании "Мемориала"
https://ed-glezin.livejournal.com/1089950.html

Елена Жемкова об итории "Мемориала".
https://ed-glezin.livejournal.com/1059765.html



==========

ГЛАВА IX
Более удачная
учредительная конференция
Власти боялись, что группа активистов, сумевшая за короткий срок собрать вокруг себя большое количество людей, может стать политической силой, партией. Поэтому новая попытка зарегистрировать общество снова встретила сопротивление. Но тут вмешался Сахаров.
Я пришел к Сахарову и говорю ему: Андрей Дмитриевич, нам опять не дают провести конференцию. Но мы с этим не согласны, в любой форме мы её должны провести.

При мне он набирает телефон куда-то в ЦК КПСС и говорит: «Это говорит академик Сахаров, соедините меня с идеологическим отделом. Я хочу вам сообщить, что мы готовим учредительную конференцию Мемориала и нам сказали, что нам её снова не согласуют учредители. И я заявляю: мы её в любом случае проведем — или на улице, или в моей квартире!»

После этого они быстро сломались, дали команду и мы смогли спокойно провести конференцию.

Я сидела рядом с Ковалёвым и Рогинским и понимала, что это совсем другая жизнь. Ковалёв сравнительно недавно вышел, Сеня Рогинский четыре года назад. Это было таким знаком, что начинается новая эпоха.
Ирина Щербакова

Источник:
История "Мемориала":
https://prequel.memo.ru/?fbclid=IwAR06lc8-juICbbasf7BquzFBoPVQS04llGf6k1ioR7L-V4oNCMjfWR8e88w



Первый выход общества "Мемориал" и бывших политзаключенных на Красную площадь во время первомайской демонстрации 1990 г. (фото Дмитрий Борко)















































=================================

Из вступительного слова Андрея Дмитриевича Сахарова на открытии Всесоюзной учредительной конференции "Мемориала" 28 января 1989 года в ДК МАИ.

"Наша страна имеет трагическую, ужасную историю. Но и героическую, конечно. Наша страна потеряла от незаконных репрессий, от организованного голода, от беззакония и террора многие миллионы своих граждан (...).
Но не только отдельные люди..., жертвами репрессий стали целые народы. Мы знаем это жесточайшее переселение народов. И судьбы этих народов, и в особенности тех, которые еще не имели возможности полностью вернуться на свою родину, тоже будут составлять огромную долю нашего внимания.
Но еще большая вина стоит перед теми, кто осуществлял террор и репрессии, это судьба большей части нашей страны, судьба крестьянства. Именно крестьянство подверглось самому страшному воздействию, самому страшному террору. И последствия этого неисчерпаемы. Они и в духовной и в материальной нашей сфере продолжают нас мучить и составляют значительную часть нашей внутренней жизни. И еще один страшный удар нанесла по нам пережитая нами эпоха. Это - ложь, лицемерие, жестокость, которая культивировалась во всех нас. Это величайший ущерб нравственности народа, его духовным силам. Единственное, что может излечить народ, это - правда, ничем не прикрытая. И такую правду может дать, должна дать общественная организация. Конечно, наших сил тут мало, здесь нужны усилия всего народа. Но мы обязаны внести в это свою лепту".



=================================

Из моей диссертации "Общественно – политические неформальные организации в РСФСР
в 1987 – 1990 гг.: становление и развитие."


...Как уже отмечалось выше, одним из проявлений политики гласности стал повышенный интерес к «белым пятнам» истории и развитие исторического самосознания общества. Из всех периодов нашей истории, пожалуй, наибольшее внимание вызывало сравнительно недавнее время сталинизма. Чем больше шокирующих материалов о 1930-х, 40-х, 50-х годах появлялось в прессе, тем больше росло желание разобраться с тем, как и почему это происходило.

Идея общества (организации), которая занялась бы этой проблемой, обсуждалась еще в конце пятидесятых годов. Но только летом 1987 года она стала приобретать реальные очертания. В августе этого года на уже упоминавшейся первой легальной конференции неформальных организаций «Общественные инициативы в перестройке» Ю.В. Самодуровым была провозглашена идея о необходимости создания группы по увековечению памяти жертв сталинских репрессий «Памятник». Первоначальной целью организации стало строительство памятника жертвам репрессий (такое решение было принято еще в 1962 г. XXII съездом КПСС, но после свержения Хрущева - забыто). Первое время инициативу развивали 14 участников историко-просветительской секции клуба «Демократическая перестройка» (Ю.В. Самодуров, Л.А. Пономарев, Д.Г. Юрасов, собравший картотеку репрессированных, Д.Н. Леонов, Ю.С. Скубко, В.К. Кузин, П.М. Кудюкин и др.)87


Немногим раньше, группа, объединившаяся вокруг подобной идеи, вероятно, просто обратилась бы с соответствующей петицией в ЦК или к правительству. Но к осени 1987 г. уже наметился некоторый разрыв между правительственной политикой и общественными ожиданиями. И участники группы приняли решение: не просто обратиться «наверх», а заручиться поддержкой общественного мнения, которое, как они прекрасно понимали, будет на их стороне. И не просто заручиться, а превратить это в публичную демонстрацию. В начале ноября активисты «Памятника» вышли на улицы Москвы - собирать подписи под обращением к делегатам XIX партийной конференции и в Верховный Совет СССР о возведении такого монумента.

Из бесед с гражданами выяснилось, что название неудачно - «памятник» напоминает «Память». Клуб переименовали в «Мемориал». На выбор окончательного варианта нового названия повлияла идея Вячеслава Игрунова (тогда - одного из организаторов Клуба социальных инициатив). Он предложил не ограничивать дело увековечивания памяти жертв политических репрессий сооружением монумента, и создать именно мемориальный комплекс, включающий в себя общедоступные музей, архив и библиотеку, где будут собраны свидетельства эпохи террора. Все это, по мнению Игрунова, должно было «стать центром сопротивления насилию, где бы оно не совершалось. Сегодня, завтра и всегда»88.

Тогда же, во время «подписной компании» во вновьсозданной организации возникли разногласия по поводу участия в уличных акциях - радикалы, затем вошедшие в «Демократический союз», считали, что нужно «оставаться на улице» во что бы то ни стало, но большинство мемориальцев предпочли собирать подписи на мероприятиях перестроечной интеллигенции. Это дало эффект - посыпались подписи известных властителей дум (Б.Ш. Окуджава, А.А. Приставкин, Е.А. Евтушен¬ко и др.). Всего под обращением было собрано 110 подписей видных деятелей культуры и науки89.
На «Мемориал» обратили благосклонное внимание «прорабы перестрой¬ки». Одновременно инициативу «Мемориала» подхватили неформальные группы по всему СССР, группы с аналогичным названием сформировались в Ленинграде и ряде других городов. Возникла идея создания всесоюзной организации, организациями - учредителями которой согласились стать официальные Союзы: кинематографистов, архитекторов, художников, дизайнеров, театральных деятелей, журнал «Огонек» и «Литературная газета».

25 июня 1988 г. «Мемориал» провел разрешенный митинг, где делегатам XIX партконференции Ю.Н. Афанасьеву и Э.Г. Климову вручили 50 тыс. подписей. На митинге впервые перед народом выступил А.Д. Сахаров.

Петиция принесла ожидаемые плоды. Сам М.С. Горбачев, выступая на конференции, сформулировал мемориальские предложения о памятнике (не упоминая, правда, ни о «Мемориале», ни о музее, архиве и библиотеке). Но, в конце концов, было очевидно, что при определенной настойчивости можно будет добиться от власти и этого.

После XIX партконференции и открытого обсуждения на ней вопроса о сооружении памятника жертвам беззаконий и репрессий в июле-августе 1988 года активисты московской группы «Мемориал» организовали опрос населения на тему: кого из общественных деятелей - борцов за демократию и гласность избрать в Общественный комитет организации. По итогам опроса 25 августа в него вошли 16 человек, наиболее известные «властители дум» эпохи перестройки, в том числе А.Д. Сахаров, Ю.Н. Афанасьев, А.И. Солженицын, А.А. Адамович, В.А. Коротич, В.В. Быков, Е.А. Евтушенко, Б.Н. Ельцин, Ю.В. Карякин, и другие90.

Характерно и то, что из числа «победителей», только Солженицын отказался войти в состав Общественного комитета. Он сообщил, что, находясь в изгнании, не видит возможности полноценно участвовать в работе «Мемориала».

В августе 1988 года был переформирован Оргкомитет (созданный весной того же года), в который вошли члены Общественного комитета, представители организаций-учредителей и инициативной группы. Председателем Оргкомитета на Подготовительной конференции (проходившей 29 - 30 октября 1988г.) был избран Ю.Н. Афанасьев. Именно на этой конференции, прошедшей под председательством А.Д. Сахарова (который был утвержден в должности почетного председателя Оргкомитета), планировалось учредить общество «Мемориал», но из-за противодействия ряда «официальных» учредителей сделать это не удалось, и Оргкомитет приступил к подготовке Учредительной конференции.

Вот как об этом противодействии позднее вспоминал один из основателей «Мемориала» Л.А. Понамарев: «Мы думали, как сделать движение мощным, привлекали творческие союзы, для того чтобы они своими силами нас поддерживали. Они пошли на это. Но некоторые секретари таких союзов, а именно некто Вячеслав Глазычев (ныне член Общественной палаты – авт.), который сейчас много суетится, был секретарем Союза архитекторов. На словах он вроде бы поддержал создание. А потом стал тормозить проведение первой конференции общества «Мемориал», и мы поняли, что ЦК не дает ему добро, что ЦК его использовал для того, чтобы тормозить создание общества «Мемориал». Вот тогда Сахаров при мне позвонил в ЦК и кому-то из членов Политбюро сказал: «Если вы еще раз запретите нам проводить конференцию, то мы тогда ее проведем на улице». Таким образом, ЦК разрешило нам проводить конференцию»91.

Создание Общественного комитета и формирование Оргкомитета стали важной вехой в истории «Мемориала». Движение встало на путь, ведущий к созданию общественной организации - первой массовой неполитической общественной организации в новейшей истории нашей страны.
Важной вехой в деятельности «Мемориала» стало провидение грандиозной акции «Неделя совести», которая проходила с 19 по 26 ноября 1988 года. Кроме «Мемориала» организаторами этого мероприятия стали Союзы театральных деятелей, кинематографистов, композиторов, творческие организации Ленинграда, а также флагманы гласности – газеты «Московские новости», «Литературная газета», журналы «Огонек» и «Юность». «Московские новости» даже посвятили свой 48-ой номер за 1988 г. почти полностью деятельности общества «Мемориал». Это был благотворительный выпуск – весь доход от его реализации был перечислен на счет «Мемориала». Всего же за неделю проведения акции организаторам удалось собрать более 57 000 рублей92, сумма по тем временам немалая.

«Штабом» Недели совести стал Дворец культуры Московского электролампового завода (ДК МЭЛЗ). Символично, что именно в этом здании находился избирательный участок, в котором на выборах голосовал И.В. Сталин и руководство страны той эпохи. Как заметил «Огонек»: «Дом, олицетворявший когда-то его власть, его деспотию, стал в эти дни Мемориалом его жертвам»93.
Центром экспозиции в ДК МЭЛЗ стала Стена памяти, на которую были прикреплены сведения о репрессированных в 1930 – 50-е годы, действовал информационный центр, была открыта выставка проектов и предложений по созданию памятника жертвам репрессий сталинской эпохи. В фойе из кирпича была выложена карта ГУЛАГа. Возле нее стояла лагерная тачка, ставшая копилкой пожертвований. Постоянно шла демонстрация кино и фотодокументов времен сталинщины. В выступлениях общественных деятелей, публицистов, ученых, писателей, в дискуссиях с участием зала, речь шла о преодолении «пережитков сталинизма», о гарантиях от их повторения и необратимости процесса демократизации.

Со сцены переполненного зала ДК к собравшимся обращались А.А. Адамович, Е.А. Евтушенко, Р.А. Медведев, Ю.В. Карякин, С.Н. Федоров, Ю.Д. Черниченко, С.Н. Хрущев, М.Ф. Шатров, Л.Э. Разгон, Е.В. Яковлев, М.А. Ульянов, М.М. Жванецкий, пел А.Б. Градский и группа «Чайф».
За время проведения «Недели совести» ДК МЭЛЗ посетили более 33-х тысяч человек. «Это было истинно народное волеизъявление, реализованное народное желание отмежеваться от сталинщины, избавиться от его последствий» - писал в те дни «Огонек»94

Тем не менее, партийные органы отнеслись к проведению этой акции «Мемориала» весьма настороженно. Так в соответствующей записке столичной парторганизации отмечалось, что «по мнению идеологического отдела МГК КПСС (…) идейно-художественный уровень большинства представленных работ был крайне низким, 10 из них пришлось исключить из экспозиции как дискредитирующие государственную символику. Ряд предложений о месте сооружения памятника носил политически незрелый и даже провокационный характер. В частности предлагалось соорудить мемориал на месте могилы И.В. Сталина у Кремлевской стены, памятника Ф.Э. Дзержинскому; отдать под музей жертвам сталинизма комплекс зданий Комитета государственной безопасности СССР и т.п.» При этом подчеркивалось, что «отдельным» организаторам «Мемориала» «присущи амбициозность, экстремизм, стремление учредить оппонирующую официальным органам общественно-политическую структуру». 95

Резонанс от такой всесоюзной и даже международной «презентации» «Мемориала» не остался незамеченным и в Кремле. 24 ноября 1988 года вопрос о дальнейшей судьбе общества «Мемориал» обсуждался на самом высоком уровне - на заседании Политбюро ЦК КПСС.

«ГОРБАЧЕВ. (М.С. Горбачев – Генеральный секретарь ЦК КПСС – авт.). У нас есть еще вопрос об обществе "Мемориал". Товарищи материал прочитали. Этот "Мемориал" рвется, видите, сильно. Последние его действия свидетельствуют о попытке стать больше, чем обществом. Поэтому есть смысл обменяться по этому поводу. Вадим Андреевич (В.А. Медведев – в ноябре 1988г. Секретарь ЦК КПСС – авт.), что ты можешь сказать по этому вопросу?

МЕДВЕДЕВ. Работа продолжается. Состоялись довольно шумные собрания. В течение двух дней они проходили. Там были разные люди, и разные мнения высказывались, в том числе экстремистские. И от¬носительно самого общества высказывались разные точки зрения. Многие, по сути дела большинство, говорили о том, что его работа связана не только с сооружением памятника, о чем принята резолюция на XIX партконференции, а что это должно быть общественное образование, занимающееся вообще этими вопросами, сбором материалов, проведением разного рода акций и т.д. Причем говорили о том, что это должно быть, общество, работающее не только вокруг жертв сталинизма. Многие говорили о том, что это вообще должен быть памятник о жерт¬вах любого террора, - возвращаясь к периоду начала революции, даже хотя против этого были и возражения. Выступал там один товарищ, он тоже - жертва репрессии, но выступал в партийном духе. Ему не дали возможности до конца высказаться. Вот такие настроения там были.
Высказывалось мнение о том, что Сахарова надо от общества будет в будущем выдвинуть кандидатом в депутаты Верховного Совета.
Но было принято решение все же рассматривать то совещание как предварительное, а не как учредительный съезд общества, а учредительное собрание перенесли на середину декабря. До этого проработать устав, другие документы, чтобы их можно было рассмот¬реть. К сожалению, линия, проводимая через учредителей, хотя и играет какую-то стабилизирующую роль (это представительство твор¬ческих союзов), но недостаточно активно, и тон по-прежнему задает инициативная группа.
Значит, ведется курс на то, что до тех пор, пока не будут представлены документы, вопрос о проведении этого учредительного собрания не решать. Пока, по-моему, таких удовлетворительных доку¬ментов не представлено. Шуму много, а каких-то серьезных шагов, направленных к этому, не предпринимается. Линия проводится через учредителей, через товарищей, которые там работают на то, чтобы это общество было фондом, связанным с сооружением памятника. Кроме того, ведется линия на то, чтобы привлечь к этому начинанию не только те силы, которые вокруг него сгруппировались с самого нача¬ла, но и Комитет ветеранов войны и труда, другие общественные организации, жертв, людей, пострадавших от необоснованных репрес¬сий. Таких людей, но занимающих правильные позиции, партийные по¬зиции, абсолютное большинство. Таким образом, вести линию на то, чтобы не превращать эту кампанию в создание нового общества, кото¬рое бы обладало всеми правами общественных организаций и могло бы развивать широкую общественную политическую деятельность.
ГОРБАЧЕВ. Что на сегодня добавите?
КАПТО. (А.С. Капто - заведующий Идеологическим отделом ЦК КПСС – авт.). На сегодня есть ряд документов, которые они подготовили. Ситуация складывается так, что вряд ли им удастся в конце декабря провести то, что они называют "учредительным собранием".
ГОРБАЧЕВ. В этом мы заинтересованы. Подключить надо Комитет ветеранов и др.
КАПТО. Лично мы говорили с товарищем Мазуровым (К.Т. Мазуров - председатель Комитета ветеранов войны и труда СССР – авт.). Эта идея у нас родилась, расширить, так сказать, количество участников за счет Комитета ветеранов, за счет комсомола, профсоюзов, т.е. линия ведется сейчас на то, чтобы растворить наиболее такое экстремистски настроенное ядро и влить туда такие силы, опираясь на которые мы могли бы проводить политику.
ГОРБАЧЕВ. В рамках нашей политики?
КАПТО. В рамках нашей политики.
ГОРБАЧЕВ. Все-таки вы занимаетесь этим или это больше пока рассуждаете?
КАПТО. Нет, занимаемся каждый день.
ГОРБАЧЕВ. Надо приглашать их на беседу. Среди них можно наз¬вать такого, как Адамович. Это же не такой уже законченный экстре¬мист. С ними надо работать.
ЛУКЬЯНОВ. (А.И. Лукьянов - в ноябре 1988 г. кандидат в члены Политбюpо ЦК КПСС, первый заместитель Председателя Президиума Верховного Совета СССР - авт.). Есть и похуже.
ГОРБАЧЕВ. Надо, по-моему, наладить контакт. И надо на людей выходить, чтобы и Мазуров не ждал, когда его к этому подтолк¬нут. Проводить встречи надо основательно. Следует воспользоваться вот чем. Они написали записку в ЦК, как бы официально к нам обра¬тились, и просят согласия (читает записку).
Раз они просят согласия, то на этой базе и начать работу. С Платоновым, Шатровым и т.д. Это все те, с которыми, можно работать. Удальцов. Раз эта инициативная группа просит нашего согласия, зна¬чит, во-первых, с ними надо работать, выводить их на этот путь, на который вы предлагаете. Я думаю, надо дело вести именно в сторо¬ну. Потому что сейчас во всех местах и республиках это движение затрагивает судьбы людей, везде есть репрессированные. И я вам скажу, что если против этого течения сейчас пойти, - это будет конф¬ликт. Но мы должны видеть, товарищи, что эти друзья - инициативники хотят использовать это дело, как некоторая часть экстремистов из "Народного фронта" использует перестройку. Они хотят создать еще одну общественную организацию, а потом потребовать все права. Они уже это делают. Со всеми правами. А что это за организация? При чем тут она? Одно дело - мемориал, память. Все это нужно делать. Нужно правильное направление. Надо над этим работать.
Считаю, что пока можно ограничиться обменом мнениями. Может быть, пока не принимать решения.
КАПТО. Идея фонда пока не принимается.
ЛИГАЧЕВ. (Е.К. Лигачев - член Политбюро ЦК КПСС, секретарь ЦК КПСС - авт.). Я хотел высказать следующее соображение. Конечно, истоки всего этого идут от культа личности Сталина и его последст¬вий. Это горе всего нашего общества, всей партии. И можно понять людей, которые от этого особенно пострадали. Я вот, Михаил Сергее¬вич, заметил, что подобное движение проявляется уже во многих об¬ластях, республиках, районах и городах. Совершенно ясно, с другой стороны, что при самозарождении этого движения стояли люди, которые хотят использовать это в своих политических амбициях. В связи с этим я вношу такое предложение. Хотя это непростое дело, но мне представляется абсолютно реальным: поддержать вообще это дело, но в рамках регионов, областей, краев, городов. Но ни в коем случае не идти на создание централизованной общественной организации с центром в Москве. Вот, если это было бы приемлемо, то можно было бы порекомендовать областным комитетам партии, ЦК компартий респуб¬лик в этом направлении поработать. Собирать всех сюда - это уже значит создавать еще одну общественную организацию с совершенно непредсказуемыми последствиями. Мы это даже сейчас видим, как оно рождается. А когда начнет работать, то могут быть сложности. Иначе невозможно. Это реальности. Уже есть эти организации в большей или в меньшей степени. Комиссии в республиках, областях, краях есть. В Москве хотят организовать. Вообще спрашивается, надо ли иметь такую организацию?
ГОРБАЧЕВ. Создание мемориала началось. Надо подумать, как это сделать. Действительно, это дело уже пошло. Его не остановишь. Может, нам нужно - действительно, решение сегодня короткое принять. В связи с тем, что в ЦК поступает информация от партийных органов, советских граждан о том, что в республиках, областях развернулась такая работа, надо поручить партийным комитетам это поддержать и оказать содействие. Создать какие-то комиссии. Это надо. И чтоб это на месте такую работу повели.
От Советов, от творческих организаций, комсомола, профсоюзов образовать какую-то общественную комиссию. Лучше создать при Советах общественные комиссии. Потому что нужны контракты, возника¬ют вопросы, связанные с землей, с размещением. Я думаю, прямо соз¬дать в ближайшее время такие общественные комиссии при Советах и придать этой работе организованность и планомерность. Советская власть должна об этом позаботиться и обратить внимание. Без Советов мы это не решим. Поэтому, может быть, вот такое решение принять - это раз. Второе. Что касается вообще самого этого направления.
Мне кажется, наша Комиссия по реабилитации опаздывает с этим. У нас ведь были поручения. Рассмотреть эти две темы, и, я думаю, это надо было бы сделать.
Первое. Может быть, вот эту часть надо обдумать и принять сегодня и в сообщении Политбюро сказать, что вносятся предложения о создании на местах вот таких-то и таких-то комиссий. Политбюро поддержало эти предложения и рекомендовало партийным, советским органам оказать содействие в создании общественных комиссий при Советах депутатов. Можно это сделать. Вот, давайте подумаем.
РЫЖКОВ. (Н.И. Рыжков - Председатель Совета Министров СССР, член Политбюро ЦК КПСС - авт.). Правильно. (…)
ГОРБАЧЕВ. Мы в принципе обменялись мнениями. Нам нужно будет оформить просто решением и опубликовать как сообщение Политбюро, что рас¬смотрели предложение этих комиссий, решили то-то. Тут мне хотелось увязать два вопроса: о захоронениях и о мемориале, чтобы как-то его обесточить, чтобы придать ему действительно региональный харак¬тер, чтобы партийные органы на местах взяли все это в свои руки.
Мемориал все-таки надо учредить не как общественную организа¬цию, а как организацию в связи со строительством мемориала.
КАПТО. То есть как фонд.
ГОРБАЧЕВ. Даже не фонд. А то можно сказать, что есть Совет¬ский культурный фонд, а он имеет отделения по всей стране. Просто как организация такая-то.
МЕДВЕДЕВ. И комиссии.
ГОРБАЧЕВ. Комиссии при Советах. По мемориалам, по увековече¬нию памяти.
МЕДВЕДЕВ. Я думаю, что в центре трудно будет предотвратить образование такого какого-то объединения.
ГОРБАЧЕВ. Пусть они имеют свой, Московский.
Ничего. Начнут работу комиссии при Советах, они быстрее раз¬вернут это дело, в их руках средства, в их руках все, - пусть дейст¬вуют.
Потому что, видно, тут не в мемориале дело. Это опять "крыша" для другого. По сути дела, правильно написал Капто в своей записке, что они хотят взять на себя миссию говорить от имени народа и су¬дить от имени народа, и контролировать от имени народа, предста¬вить, что они совесть народа.
И, наконец, вот она - "трибуна". Говорили - обсуждать, смотреть. И вдруг выходит на Заявление в Америке о документах в дополнение к Конституции. Вот тебе и "московская трибуна!".
ШЕВАРДНАДЗЕ. (Э.А. Шеварнадзе - министр иностранных дел СССР, член Политбюро ЦК КПСС - авт.). Может быть, принять нам принципиальное решение в отношении Сталина, сталинизма и в отношении Жданова.
ГОРБАЧЕВ. И других. Ворошилов, Каганович.
ШЕВАРДНАДЗЕ. Сказать всю правду. И раз и навсегда покончить с этим вопросом.
ГОРБАЧЕВ. Я бы принял все же вот то решение, о котором говорил.
Вот сейчас вопрос с мемориалом этим, как говорят, тянется. И пусть прорабатывается. Товарищи пусть занимаются.
А сейчас бы вот подготовил прямо решение, в котором было бы: политическая оценка того-то, всех репрессий и всего. Отменить их как несудебные все эти вещи. Осудить людей, которые лично в них участвовали. Признать, что они совершили тяжкое преступление перед нашим народом. Наименования, связанные со Ждановым и прочими, от¬менить, считать их неправильными.
Мы ведем это дело вяло, медленно. Поэтому и начинают все эти вещи всплывать.
И третье. Принять предложения местных органов о создании комиссий при Советах по увековечению и захоронению. И тогда это охватило бы все. Можно за пару дней сделать такой документ к 1 чис¬лу. Все ясно уже, Александр Николаевич. Все ясно. Даже в старых документах написано, кто сколько списков подписал, сколько по ним расстреляно. На первом стоит Молотов, на втором - Сталин, дальше идет Жданов, потом Каганович, Микоян, Хрущев, все они в этом участ¬вовали.
ЗАЙКОВ. Записать о создании мемориалов на местах. Чтобы они могли создавать там такие памятники.
ГОРБАЧЕВ. Но я говорю, что надо принять предложение о создании комиссий. Надо навести порядок. Люди будут мероприятия какие-то проводить.
А с этой кампанией - работать.
Вы вот тут говорите, а эта работа уже пошла на места. Уже места захоронений установлены. Уже комиссии создаются. "Мемориал" зародился, чтобы мемориал в Москве был. Пусть они его и готовят. Конкурс пусть сделают. Пока мы с вами буксуем. Комиссия заседает, и каждый раз просит еще три дня на доработку. А в это время обра¬зуется вакуум»96.


Однако, несмотря на очевидное стремление высшего партийного и государственного руководства взять под контроль организационное оформление общества «Мемориал» и не допустить его всесоюзного структурирования, оргкомитет «Мемориала» 28 - 30 января 1989 года сумел провести в Доме культуры Московского авиационного института учредительную конференцию Всесоюзного добровольного историко-просветительского общества «Мемориал». В ее работе приняли участие 462 делегата из 103 городов, представлявших около 250 организаций и групп. Конференция приняла Устав общества и резолюцию из 22 пунктов, одобрила «Нравственные принципы» членства в «Мемориале»97.

«Мемориал» постепенно вовлек в свои ряды большинство оставшихся в стране правозащитников и стал крупнейшей правозащитной организацией страны. Сопредседателями общества были избраны историк Ю.Н. Афанасьев, писатели А.М. Адамович и Ю.Ф. Карякин. Создание мемориала памяти по-прежнему считалось главной целью организации, но сам мемориал должен был включать музейно-просветительский центр, библиотеку, архив и т.д. В конечном счете, политическая, просветительская и правозащитная структура приобрели самодовлеющее значение. «Мемориал» принимал участие в выборах 1989 г., в организации митингов и других мероприятий демократического движения. Со временем, идея памятника в «Мемориале» отошла на второй план, и он стал воспринимать свою деятельность как дань памяти жертвам террора. Все же в октябре 1990 г. жертвам был установлен монумент - Соловецкий камень на Лубянской площади. По инициативе и при участии «Мемориала» в 1991 году был принят Закон РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий», вернувший гражданскую честь сотням тысяч наших сограждан и провозгласивший 30 октября днем памяти жертв политических репрессий.

Сейчас «Мемориал» - содружество десятков организаций в России, Казахстане, Латвии, Грузии и в Украине, ведущих исследовательскую, правозащитную, просветительскую работу.

============================

Выборы в общественный совет "Мемориала". Инициативная группа в 1988 году несколько месяцев ходила по улицам Москвы и собирала мнение о том, кто же должен координировать Мемориал. и не было никаких списков — люди сами предлагали кандидатов.

Это очень способствовало не только доверию к Мемориалу, но и вовлечению людей — они чувствовали свою причастность. и списки потом пересчитали, свели и общественный совет был создан на основе мнений людей.

По итогам опроса был составлен такой список общественного совета "Мемориала":



=======================

В №32 журнала "Огонёк" за июль 1988 года - было опубликовано письмо четырех "членов инициативной группы по созданию добровольного историко-просветительского общества "Мемориал", за подписью Якова Этингера, Льва Пономарева, Юрия Самодурова и Алексея Токарева. "Для получения юридического статуса" новой организации они призывали "Огонек" стать одним из учредителей создаваемого общества по увековечению памяти жертв сталинизма. В опубликованном ответе на обращение, редакция журнала "поддержало предложение ученых".

===


















=======================

— 16 декабря 2016 г. —

Михаил Горбачев поздравил «Мемориал» с годовщиной основания

«Дорогие друзья!

Поздравляю вас с Днем рождения! Историческое, просветительское и правозащитное общество «Мемориал», основанное в 1988 году, отмечает его в 28-й раз.

Несмотря на молодость, у Мемориала есть уникальный опыт и серьезные достижения. За прошедшие годы вы стали известны в России, получили международное признание. Ваша упорная работа просветителей и правозащитников вызывает глубокое уважение у всех, кто верит в Россию и ее будущее, кто искренне привержен ценностям свободы, демократии и права.

Эти ценности неразрывно связаны с Перестройкой. Мемориал возник на волне Перестройки, которая, если брать ее в масштабе истории, была преодолением сталинизма, выходом из тоталитаризма к свободе, демократии, социальной справедливости, к становлению гражданского общества.

Мемориал сразу стал и до сих пор является одним из самых значительных общественных движений в нашей стране. Ваша просветительская и правозащитная миссия сразу была поддержана массой людей, которые поняли, что нельзя достойно жить в настоящем, строить планы на будущее, если болезнь беспамятства поражает общество. Что нет никаких оснований для оправдания и прощения развязанных Сталиным кровавых репрессий. Что надо всегда помнить людей, которые пострадали.

Эти уроки прошлого до сих пор не усвоены многими, но из памяти о прошлом, каким бы страшным оно ни было, рождается гражданская ответственность. Поэтому деятельность Мемориала глубоко востребована людьми разных поколений.

Желаю Мемориалу долгих лет плодотворной работы на благо России.

С уважением,

Михаил Горбачев

Декабрь 2016



http://old.memo.ru/d/281467.html





ДК МАИ. Учредительная конференция "Мемориала". 28-29.01.1989.





Ю. Карякин, А. Сахаров, Ю. Афанасьев, Е. Жемкова, Е. Евтушенко.


















Арсений Рогинский, Никита Охотин и Александр Даниэль в небольшом интервью Татьяне Косиновой рассказывают о работе общества "Мемориал". Москва, январь 1989 года, учредительная конференции "Мемориала".

https://www.youtube.com/watch?v=mvQ-5Z-y1T4




==========================================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================



Tags: ! - История Перестройки, "Мемориал", 1989, Горбачев, Сахаров, десталинизация
Subscribe

Posts from This Journal “десталинизация” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments