ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Музыкальная пьеса Юлия Кима "Московские кухни" (1988)

Музыкальная пьеса о диссидентках «Московские кухни» была написана бардом Юлием Кимом в зените освободительной Перестройки Горбачева - в 1988 году.
Практически сразу она была разобрана на цитаты, а вскоре пьесу поставили во многих театрах СССР.

16 апреля 1990 года - на сцене Омского драматического театра состоялась премьера спектакля «Московские кухни» Юлия Кима в постановке Вячеслава Кокорина.

Спектакль играли 8 лет, за это время он прошел 129 раз. Спектакль стал трамплином, отталкиваясь от которого, Омский академический вновь начал набирать высоту (сниженную — что скрывать — после утраты крупных актерских индивидуальностей: отъезда режиссера Геннадия Тростянецкого — «в Москву, в Москву!..» и директора Мигдата Ханжарова — в Ростов, на заслуженный отдых).

На общественном просмотре мгновенных аплодисментов не было. Тишина — секунд пять, а потом — шквал. Непривычно: пение драматических артистов? Не только. Видимо, ударила в сердце боль — у каждого своя и — общая. Словно осознавали: что теряем, что обретаем. «Кухни» рождались на гребне перемен. Они объясняли нам самим, кто мы такие. Несколько раз сбор со спектакля перечислялся на счет омского «Мемориала» — на строительство памятника жертвам политических репрессий, — в нашем театре таких людей и среди творческого, и среди административного состава в 30-е годы были десятки.

В честь премьеры Юлий Ким написал: «Поздравляю Омск, Россию, весь мир и себя — с искренним, сильным и честным спектаклем о подлинных героях России». Вместе с тем он считал, что спектакль «получился на 70%» и «за рубежом его не поймут». Авторы иногда ошибаются. Не только в Омске, но и в Познани, Варшаве, Милуоки, Берлине «Кухни» поняли и приняли.

Они приоткрыли зрителям Польши, Америки, Германии лицо русского человека, степень его зависимости — от всех и вся, они вызывали сострадание, сочувствие, помогали установить отношения искренности и доверия, что, наверное, и есть самое важное на этой земле.

В унисон звучат заголовки статей о спектакле — и в русской, и, к примеру, в американской прессе. «Реквием поколению», «Московских кухонь негасимый свет», «Там крик о помощи, милорд...», «Россия, матерь чудная...», «Боль свою передать» — в русских газетах; в американских: «Едкая сатира «Кухонь» пронизана правдой», «Московские кухни» — глубокое и своевременное откровение», «Московские кухни» — спектакль нашего времени», «Послание сибирского театра».

Спектакль часто наполнялся новыми эмоциями — их «дарила» российская действительность. Да и слишком уж многое в нем было замешано — не только история наша — от всевозможных путчей до амбиций «сильных» личностей: «давить и не пущать», от репрессий «застойных» 60 — 70-х — до расстрелов и лагерей 30-х годов.

Да, пожалуй, и тема вечная здесь просматривалась — борьбы человека за свое достоинство, ибо без достоинства нет и человека. А борьба эта, знает каждый, очень трудна и ведется ежедневно — на самых разных уровнях и в самых разных жизненных сферах.

Мы благодарны создателям спектакля: автору Юлию Киму, режиссеру Вячеславу Кокорину, сценографу Василию Валериусу, музыкальному руководителю постановки Виктору Березинскому, музыкальному консультанту Сергею Олейнику, заведующему музыкальной частью театра Игорю Есиповичу, звукорежиссеру Александру Гордееву, художнику по свету Борису Кондратьеву и всей дружной актерской команде — за искренний, демократичный, профессиональный, подлинно гражданский спектакль».

Запись спектакля доступна по ссылке: https://vk.com/omskdrama?z=video142959411_165451733%2F36bff859c76b1bcb0d%2Fpl_wall_-91399942

Источник: https://omskdrama.ru/

















=================

В пьесе нет единой сюжетной линии. Это пьеса, в которой 22 песни переходя одна в другую, создают сюжет: жизнь диссидентов в эпоху застоя. С ироничной достоверностью воспроизводится все, что было свойственно стране в эти годы: тотальная власть КГБ, лицемерие деятелей властных структур и коммунистической партии — единственной политической партии в СССР, нищенство, очереди за продуктами, ксенофобия. И на фоне всего этого мрачного — живые люди, жаждущие всего лишь нормальных условий жизни, свободы читать и писать, говорить и думать.

В перенаселенных квартирах, где умещались три поколения семьи, люди часто не имели собственного угла, а дети делали домашние школьные задания за общим обеденным столом.

Принимать гостей в такой квартире было немыслимо, никаких гостиных в квартирах и изначально не предполагалось. Но люди все равно собирались, общались.

Собраться можно было только в одном месте — в кухне; редко, кто мог пригласить друзей в собственную комнату.

И вот в своих маленьких квартирках собиралась московская интеллигенция конца 1960-х — 1970-х годов — в кухнях за чаем и водкой под нехитрую закуску — салат оливье, вареную колбасу и консервированные бычки в томате: слушали аудизаписи с магнитофонов — песни опальных бардов Высоцкого, Окуджавы и самого автора пьесы Юлия Кима, рассказывали анекдоты, обсуждали передачи враждебных радио: Би-Би-Си, Голос Америки, радио Свобода, говорили о судьбах России и сограждан, пели песни, читали вслух вместе по очереди запрещенные книги, попавшие в руки на несколько часов.

Московские кухни — это была территория свободы в тоталитарном государстве.

Автор пьесы Юлий Черсанович Ким хорошо знал все это — он сам был членом компаний диссидентов. Пьеса была создана им в годы освободительной Перестройки, когда все происходившее было недавним прошлым, поэтому появился подзаголовок: " Из недавнего прошлого".

Алексей Дидуров писал о пьесе Ю. Кима «Московские кухни»: «В древней притче, простой, ясной и правдивой, вся судьба всякого человека укладывалась мудрецами в три глагола: „Рождается, страдает, умирает“. Любитель и знаток истории человечества и жанра притчи, бард и драматург Юлий Черсанович Ким явно на стороне тех давних мыслителей, так же как они исповедуя в своих сочинениях простоту, ясность и правдивость содержания и формы. Язык старой многопластовой русской классики, литературной и музыкальной, народной, салонной и авторской, — необходимая и излюбленная часть кимовской палитры. Но технология без идеи не пашет в роде людском, как трактор без горючего. Горючее Кима — его совесть, его гражданственность."

http://cyclowiki.org/wiki/%D0%9C%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5_%D0%BA%D1%83%D1%85%D0%BD%D0%B8_

Юлий Ким: Я сочинил в 1988 году песенную пьесу, которая называется "Московские кухни". Она вся о наших диссидентах и о временах, которые их порождали, вот о 1960-х и 1970-х годах. И, конечно, вся эта пьеса песенная, которую можно смело назвать мюзиклом, вся она на интонациях Галича, Окуджавы и Высоцкого. Тут я дал себе полную волю и подражал им со всей присущей мне возможностью.

http://archive.svoboda.org/programs/hr/2002/hr.121702.asp

======================

«Мы не играли в политику, не сочиняли программ «освобождения народа», не создавали союзов «меча и орала». Нашим единственным оружием была гласность. Не пропаганда, а гласность, чтобы никто не мог сказать потом — «я не знал». Остальное — дело совести каждого. И победы мы не ждали — не могло быть ни малейшей надежды на победу. Но каждый хотел иметь право сказать своим потомкам: «Я сделал все, что мог. Я был гражданином, добивался законности и никогда не шёл против совести». Шла не политическая борьба, а борьба живого против мертвого, естественного с искусственным».

ВЛАДИМИР БУКОВСКИЙ



















=======================

Куда собрался, капитан?

Ю. Ким

- Куда собрался, капитан? Куда ты, брат, собрался?
Погоды нету, капитан, нигде погоды нет.
- Там крик о помощи, милорд! Я слышал, крик раздался.
Милорд, я слышал этот крик, теперь за мной ответ.

- Ты что, не видишь, капитан, ты разве сам не видишь?
В такую бурю, капитан, не выплыть никому.
Да ты же в миг пойдешь ко дну, как только в море выйдешь.
- Я слышал крик, милорд, мой долг откликнуться ему.

- А что команда, капитан, в дорогу, чай, не рвется?
Жена и дети, капитан, а им что предстоит?
- Со мной охотники, милорд, со мной лишь добровольцы.
А дом родной простит меня, мой дом меня простит.

- Но эта жертва, капитан, глупа и бесполезна.
Нас слишком мало, капитан, мы все наперечет.
А дел так много, капитан, трудов такая бездна.
Твое геройство, капитан, ослабит целый флот.

Ну что, ты пойдешь на площадь, ну, подымешь ты там свой лозунг.
Получишь свои три года, а после еще дадут.
На Западе вяло вякнут, здесь всем перекроют воздух.
И кончится наше дело, чего они и ждут.

А будет жалко, капитан, коль ниточка порвется,
И грустно будет созерцать злорадство этих морд.
- Во всем ты прав, а я не прав, как в песенке поется.
Но не могу я не идти. Прости меня, милорд.

1988

==================

Полный текст пьесы тут:
http://www.bards.ru/archives/part.php?id=19148

Послушать песни из пьесы в исполнении Юлия Кима можно тут:
https://petamusic.ru/?string=%FE%EB%E8%E9+%EA%E8%EC+%EC%EE%F1%EA%EE%E2%F1%EA%E8%E5+%EA%F3%F5%ED%E8

https://echo.msk.ru/sounds/709255.html

Музыкальный спектакль по пьесе "Московские кухни" можно посмотреть тут:

https://m.youtube.com/watch?v=o_KrLdgY0xE

===================

Из комментариев в Фейсбуке:

Татьяна Иванова
20 января 2018 г.

Мне посчастливилось увидеть этот спектакль в постановке театра "Третье направление" в 91 году. Моё гуманитарное образование к тому времени основывалось главным образом на регулярном чтении журнала "Огонёк" и тех толстых журналов, которые приносили родители, так что о диссидентах я знала довольно много. Но потрясение от этой постановки было необыкновенным. Так и живу теперь с песенкой капитана и другими монологами оттуда.

====================

























==========================================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================



Tags: ! - История Перестройки, ! - Поэзия Перестройки, ! - Спектакли Перестройки, 1988, Ким, Перестройка, Юлий Ким
Subscribe

Posts from This Journal “! - История Перестройки” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments