ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

"Бунт, которого не было". Глава 3 : "И видел я, как становится взлётом паденье".

Известие о снятии Бориса Ельцина не на шутку встревожило московскую общественность. Атмосфера секретности вокруг речи новоявленного политического изгоя и его травля на открытом Пленуме МГК многим напомнили рецидивы сталинских времён. Иные даже говорили о конце перестройки и начале реставрации старых порядков.





На территории МГУ прошел митинг студентов в защиту Ельцина. А на площади у мет­ро "Улица 1905 года" двое неформалов попытались организовать пикет со сбором под­писей под воззванием, требующем гласного решения "дела Ельцина". Вскоре их окру­жила внушительная толпа сочувствующих. "Видимо, очень скоро о нас доложили куда следует – вспоминал позднее Андрей Исаев (тогда анархист, сегодня член политсовета Единой России), один из пикетчиков, на груди которого висел порт­рет опального партийного функционера, - и один за другим стали появляться милицио­неры всех рангов - от постового до полковника. Все они явно не знали как себя вести. Никто не хотел брать на себя ответственность за разгон манифестации в защиту одного из коммунистических лидеров. Они ходили вокруг нас и уговаривали: вы хорошие ребя­та, умные, вам это всё ненужно, зачем собирать людей, уходите.



Через некоторое время появился некий, кажется, райисполкомовский начальник с помощниками. Эти вели себя более жестко: потихоньку обошли сзади, один обхватил меня за плечи, а другой сорвал портрет Ельцина и бросил его в грязь. Мой товарищ громко спросил: "Вы отдаёте себе отчет, что порвали портрет кандидата в члены По­литбюро?" Люди из райисполкома стушевались и растворились в толпе (...) А к нам по­дошёл офицер милиции и сказал: "Вы задержаны, идите к машине" (...) В отделении нас очень любезно допросили и через три часа выпустили". ["Век" №39, 1997]

Каждый заступался за Ельцина по-своему. Вот как о своих действиях вспоминал Рябов из "Общины":

"Начали мы действовать с нашего райкома партии, он же всё остальное: там и местный совет и т.д., на Речном вокзале, где мы жили. Мы пришли к нему и написали на нем это революционное слово из 6 букв — “Ельцин”. Потом мы поехали в центр и написали это слово на новом здании МХАТа пульверизатором. Мы пошли дальше и я спросил: “Что это за улица?”. Он сказал: “Как какая улица? Улица Горького”. Я был до такой степени девственен, что даже не знал, что это главная улица Москвы. — Что это за здание? — Моссовет. Я сказал: “Давай повесим на Моссовете листовку”. И мы наклеили на Моссовете листовку. Это был день. И мы — два непуганых идиота, шли под гору. Мы подошли к какому-то театральному киоску с билетами и стали наклеивать еще одну листовку. Тут за нас выглянули два здоровых мужика, закрутили нам руки за спину. Это было первое из 46 задержаний на сегодняшний день."

https://medium.com/@futr/%D1%80%D1%8F%D0%B1%D0%BE%D0%B2-%D0%BE%D0%B1%D1%89%D0%B8%D0%BD%D0%B0-%D0%B8-%D0%B4%D1%80%D1%83%D0%B3%D0%B8%D0%B5-%D0%B2%D0%BE%D0%B7%D1%80%D0%BE%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D1%80%D1%85%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%B4%D0%B2%D0%B8%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%B2-%D1%81%D1%81%D1%81%D1%80-1986-1988-%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C-6-a71ad0ed326f



Однако далеко не все в столице спешили становиться в тесные ряды сторонников Бориса Николаевича. Среди либеральной интеллигенции наибольшее распространение получила версия, согласно которой, Ельцин своим сумасбродным поведением вызвал резкое усиление консервативного крыла в Политбюро. И именно под давлением ретро­градов Горбачев был вынужден пожертвовать одним из наиболее ревностных сторонни­ков своего реформистского курса. Парадоксальность ситуации с октябрьским Пленумом заключалась в том, что по сути дела все сказанное на нём о Ельцине можно было пере­адресовать Горбачеву. Попыткой такого, с позволения сказать, «перевода стрелок» стала публикация в марте 1988 года знаменитой статьи Нины Андреевой "Не могу поступить­ся принципами". Напечатанный в отсутствие Генсека, этот "антиперестроечный мани­фест" был разрекламирован Лигачевым как руководство к действию. Статья сразу была перепечатана региональной прессой. Её одобряли на проходящих партсобраниях. Толь­ко возвращение в Москву Горбачева и Яковлева смогло предотвратить расшатывание трона. Так спровоцированное Ельциным наступление ортодоксов едва не обернулось реакционным реваншем.

Подобную ситуацию предвидел Гавриил Попов - будущая правая рука Бориса Ельци­на и главный идеолог "ДемРоссии". Тогда же, в 1987 году, он опубликовал в "Москов­ских новостях" (№ 51, 1987год) довольно резкую, но удивительно точную статью о бу­дущем "первом всенародно избранном". Он назвал позицию Ельцина авторитарным консервативным авангардизмом.

"Авторитарным - так как главными действующими си­лами перестройки объявляются не массы, а руководители. Авангардизмом - потому что, будучи горячим сторонником перестройки, Борис Ельцин пытался достичь её цели в один - два прыжка, оставляя позади объективную реальность в виде множества серьёз­нейших проблем, требующих поэтапного решения и многотрудной повседневной рабо­ты. Консервативным - поскольку подобный метод, будучи заведомо обречённым на бес­плодность, способен лишь дискредитировать перестройку, независимо от субъективных намерений авангардистов, а потому отвечает интересам наших консерваторов...

В Москве нам предложена была ситуация с единственным героем перестройки, ос­тальным отводится роль восхищённых зрителей в театре одного актёра. Давно и хорошо известно, однако, что идеи благодетельствования сверху неизбежно вырождаются в тот или иной вариант "казарменного коммунизма". А в нашей истории с призывами к "на­вязыванию" революции, "форсированию" её, к "перетряхиванию кадров" широко высту­пал Л.Троцкий, в практической деятельности руководствовался подобными лозунгами И.Сталин.

Таковы глубинные корни современного авангардизма - этого "пристанища Бесов перестройки".




Между тем столь резкую поляризацию мнений по отношению к событиям, связанным с октябрьским Пленумом, вызвал не столько сам факт "падения" Ельцина, сколько его судьбоносная речь, которая практически сразу после Пленума начала свою самостоя­тельную жизнь.

Так может быть все-таки была НАСТОЯЩАЯ крамола в речи московского градоначальника? Ведь советская история знает немало примеров «сглаживания» текстов выступлений, которые публиковались в партийной печати. Увы! Недавно рассекреченная президентским архивом полная стенограмма Октябрьского пленума ставит жирный крест на мифе о бунтарском спиче Ельцина. В открытых для исследователей материалах отражены все стадии редактирования текстов выступлений на партийном форуме. Сначала текст для правки давался самому докладчику. После авторских правок стенограмма передавалась профессиональному корректору, и только после его исправлений текст передавался для публикации. Перед вами первая публикация подлинного варианта стенограммы с единственными (!) корректорскими правками, судя по почерку - рукой самого Бориса Николаевича.. [РГАНИ (Российский архив новейшей истории) Ф.2, оп.5, д.85, л.1-5]











Для сравнения, вот каким правкам была подвергнута речь Горбачева на том же пленуме:





Чтобы окончательно снять всякие сомнения в подлинности официально опубликованной стенограммы речи Ельцина, можно послушать полную версию спича Бориса Николаевича, выложенную на сайте "Ельцин центра":
https://yeltsin.ru/archive/audio/64784/


Видеоролик с этой же аудиозаписью:

https://youtu.be/d0WLTyNqKYc



Между тем судьбоносная речь опального партийного боярина, практически сразу после пленума начала свою самостоя­тельную жизнь. Тогдашняя правая рука Ельцина и главный редактор «Московской правды» Михаил Полторанин позднее признался, как он ловко воспользовался возникшим после Октябрьского пленума информационным вакуумом.

«Ельцин эту речь на пленуме не произносил, я ее через месяц придумал. Его после пленума долбали сильно, но народ не понимал, за что его так, наотмашь. Люди стали интересоваться: что же такого Ельцин наговорил Горбачеву? Я стал выяснять, оказалось, не речь, а пустышка. Ельцин же не оратор был. Я ему говорю: «Зачем же вы с такой слабой речью выступили?» Ельцин отвечает, мол, не выдержал, на коленке набросал и вышел. Если бы его реальную речь напечатали – народ разочаровался бы. Я тогда был редактором «Московской правды». Через месяц после скандального октябрьского в Академии наук было совещание главных редакторов СССР. Они все стали меня просить: достань знаменитую речь Ельцина на пленуме. Я сел и написал ее. Ночью отксерокопировали. И раздали редакторам. Они развезли ее по всему Союзу, где-то сразу же и напечатали, пошла «речь Ельцина» гулять по стране. И авторитет его взлетел.» [Кафтан Л. Кто привел Ельцина к власти // Комсомольская правда, 2011, 9 июня.]



Нашумевшая речь московского градоначальника была фактически засекречена, а спрос на правдивое слово был огромным, и Полторанин для раскрутки своего кумира довольно быстро сочинил и запустил в народ оппозиционный памфлет, который выдавался за крамольное выступление Ельцина.

В пользу версии открытой фальсификации речи Бориса Ельцина говорит и тот факт, что никто из сотен человек, присутствовавших на пленуме до сих пор не заявил о том, что опубликованная в партийной печати речь была подвергнута цензурным правкам, а выступление, разошедшееся по рукам, является подлинным.

Вот выдержки из сочиненного спича Ельцина (как говорится, по­чувствуйте разницу). [Цитируется по изданию "Референдум, журнал независимых мнений, 1987-1990", с.159-160]

Досталось супруге Горбачева: "Очень трудно работать, когда вместо конкретной дружеской помощи получаешь только одни нагоняи и грубые разносы. В этой связи, товарищи, я вынужден был просить По­литбюро оградить меня от мелочной опеки Раисы Максимовны и от её почти ежедневных телефонных звонков и нотаций».

Была раскрыта тема борьбы с привилегиями номенклатуры (тот самый акцент на социальную зависть, ставший впоследствии основным коньком Ельцина в его борьбе за власть): «Мне трудно объяснить рабочему завода, почему на семидесятом году жизни его по­литической власти, он должен стоять в очереди за сосисками, в которых крахмала больше, чем мяса, а на наших, товарищи, праздничных столах есть и балык и икорка, и другие деликатесы, полученные без хлопот там, куда его и близко не пустят. Как я дол­жен объяснить это ветеранам Великой Отечественной войны и участникам гражданской, которых сейчас уже можно пересчитать по пальцам. Вы видели список продуктов из праздничного заказа? А мне принесли, показали. И каково мне выслушивать их, когда они говорят, что это объедки с барского стола? И вы понимаете, товарищи, чей стол они имеют ввиду! Как я должен смотреть им в глаза? Ведь они же не щадя жизни, завоевали и вручили нам власть. Что я могу им теперь ответить? Может, товарищ Лигачев мне подскажет»?

Не обошел своим вниманием коллективный Ельцин и острую афганскую тему: «И ещё один вопрос, ещё один тяжелый вопрос, доставшийся нам в наследство. Это - Афганистан, товарищи. И я думаю, что тут не может быть двух мнений. Этот вопрос на­до решать как можно быстрее. Надо выводить оттуда войска. И, я думаю, именно этим вопросам должен заняться вплотную товарищ Шеварднадзе, а пока он занимается другими, - на мой взгляд, менее горящими делами".





Листовка с полторанинской "версией" выступления Ельцина.

Эта же версия выступления Ельцина была обнародована на Западе. 2 февраля 1988 года речь была опубликована во французской газете "Монд".



===========

Le Monde • Mardi 2 février 1988 •

Europe

URSS : un nouveau document sur la crise de l’automne 1987

Le texte présumé de l’intervention de M. Eltsine devant le comité central du PC soviétique

Malgré l’énorme déballage auquel a donné lieu, en novembre dernier, le cas de M. Boris Eltsine, le chef du parti à Moscou destitué pour « aventurisme » et « excès d’ambition », d’importants éléments d’information manquaient sur cette affaire. En particulier, aucune précision n’a été apportée sur la session tenue par le comité central du parti le 21 octobre, sinon que M. Eltsine s’y était lancé dans une vive attaque contre la direction en place, avant d’être censuré par un vote de ses pairs pour cette intervention « politiquement erronée ».

Le document qu’on lira ci-dessous prétend combler ces lacunes. Il s’agit de la traduction d’un texte qui circule à Moscou, présenté comme le compte rendu sténographique de cette fameuse intervention du premier secrétaire de Moscou devant le comité central.

Nous ne pouvons en garantir l’authenticité, d’autant que des doutes apparaissent à la lecture. Si le ton est bien aussi vigoureux que ce à quoi M. Eltsine nous avait habitués, si l’on y relève les traces d’une altercation entre l’orateur et M. Ligatchev, le numéro deux du parti, comme la rumeur en avait circulé, on ne voit pas très bien comment et pourquoi ce discours a pu être interprété comme un « coup de poignard » dans le dos de la direction, comme une « tentative d’introduire la scission au Politburo », comme il a été dit en public plus tard.

De même, l’attaque portée contre Mme Raïssa Gorbatcheva recoupe quelques rumeurs antérieures, mais elle reste sujette à caution. Rappelons que la seule chose que M. Eltsine ait tenu à démentir publiquement et dès la fin octobre (dans un entretien téléphoné avec une chaîne de télévision américaine) était précisément qu’il aurait porté des attaques contre la personne du secrétaire général ou son épouse.

Il reste que cette affaire a déjà donné lieu à des fuites organisées dans le passé, et que le fait qu’un tel document ait été mis en circulation à Moscou est en soi un phénomène politique. Une raison de plus d’ajouter cette nouvelle pièce à un dossier qui reste encore bien mystérieux.

MICHEL TATU.

« Ceux pour qui les privilèges sont le sens de la vie ne sont pas nos compagnons »

« Camarades ! Comme tous ceux qui sont présents ici, j’ai été très impressionné par le rapport du camarade Gorbatchev. Le chemin héroïque parcouru par notre peuple pendant soixante-dix ans de socialisme a été reflété dans toute sa complexité. Oui, nous sommes des pionniers, ce qui conditionne certaines pages douloureuses et difficiles de notre histoire. Evidemment, le camarade Gorbatchev a raison : si nous voulons avancer d’un pas assuré, nous devons connaître et étudier les fautes commises en chemin, pour ne plus jamais les répéter. Son rapport nous présente une analyse détaillée et objective de la vie politique tumultueuse et parfois contradictoire de notre planète. Il nous a démontré le rôle essentiel, je dirais primordial, de notre Etat. Et nous, camarades, pouvons être légitimement fiers de cette influence bénéfique et positive qu’exerce notre pays sur les événements dans le monde.

» Oui, il est difficile de surestimer l’importance de la perestroïka de notre société pour le destin du socialisme sur la terre. Oui, c’est justement maintenant que se décide la question : y aura-t-il ou non une société socialiste sur la planète ! Et c'est justement pour cela, camarades, que je voudrais me pencher sur quelques problèmes douloureux qui freinent et dans certains cas entravent le cours de notre perestroïka. Mikhaïl Sergueevitch m’a proposé de reporter la discussion de ces problèmes jusqu’à la fin des fêtes anniversaires. Mais je pense que l’ambiance de fête ne nous gênera pas et au contraire nous aidera à examiner ces questions en toute responsabilité et honnêteté de parti et à leur donner une appréciation de principe, léniniste.

» Comme vous le savez, camarades, le comité du parti (Gorkom) de Moscou et moi-même personnellement, recevons beaucoup de lettres de travailleurs, dans lesquelles les Moscovites nous font partager leurs idées, leurs doutes et leurs espoirs à propos de la perestroïka. Eh bien ! camarades, quand on commence à lire cette correspondance et quand on cherche la réponse, la bonne humeur de fête se volatilise. Oui, camarades, il m’est difficile d’expliquer à l’ouvrier d’usine pourquoi, à la soixante-dixième année de son pouvoir politique, il est obligé de faire la queue pour acheter des saucisses dans lesquelles il y a plus d’amidon que de viande, tandis que sur nos tables à nous, il y a de l'esturgeon, du caviar et toutes sortes de mets délicats acquis sans problèmes dans un endroit qu’on ne le laissera même pas approcher.

« Comment dois-je expliquer cela aux anciens combattants et à ceux oui ont participé à la guerre civile, dont les survivants se comptent sur les doigts ? Avez-vous vu la liste des denrées alimentaires de la commande de fête ? On me l’a apportée, on me l’a montrée. Et quelle doit être ma réaction quand ils disent que ce sont les restes du banquet seigneurial ? Vous comprenez de quel banquet ils parlent ? Comment puis- je les regarder dans les yeux ? Ce sont eux qui, au prix de leurs vies, ont conquis le pouvoir et nous l’ont confié. Que puis-je maintenant leur répondre ? Peut-être le camarade Ligatchev (1), me soufflera la réponse ? Je pense, camarades, que toutes ces mangeoires, comme les appelle le peuple, sont l’héritage de la grande période de stagnation que nous avons connue dans notre vie. Et il faut en finir avec ce phénomène.

« Ne criez pas, camarade Ligatchev ! »

» Ceux pour qui les privilèges de toutes sortes sont le sens même de leur vie, de leur travail, ne sont pas nos compagnons de route, je pense. Il ne faut pas crier contre moi, camarade Ligatchev. Je n'ai pas besoin de leçons. Non, je ne suis pas un gamin. Telle est lma ligne de principes. Et je dois vous dire, camarades, en toute franchise, qu’il est difficile de travailler quand, au lieu d’une aide concrète et amicale, on ne reçoit que des sermons et des rebuffades grossières. A ce propos, camarades, je suis obligé de demander au Politburo de m’épargner la tutelle mesquine de Raïssa Maximovna (2) de ses appels téléphoniques et de ses remontrances presque journaliers.

» Camarades, j’ai quelques chiffres peu réjouissants concernant l’appareil administratif de Moscou dans ses diverses institutions mais je ne vais pas gâcher l’humeur de la fête, d'autant plus que la majorité des camarades les connaît. Rappelez-vous que de discussions, que de résolutions ont été prises ! Mais le nombre de nos bureaucrates n’a pas diminué dans la plupart des services; il a même augmenté à l’agroprom (3), par exemple ! C’est là qu’est le frein. C’est là que la perestroïka patine. C’est là que toutes les bonnes intentions s’enlisent sur le terrain marécageux des bureaucrates. Camarades, nous devons nous rendre compte que tant que nous ne supprimerons pas l'armée des bureaucrates et des chicaneurs, je dis bien, l’armée, camarades, notre perestroïka n’aura pas d’avenir, toutes nos résolutions et décisions seront déviées par le flot des instructions et des circulaires.

» La situation ne s’améliore pas dans le commerce. Je vous ai rapporté, camarades, comment allaient les affaires ici, à Moscou. Depuis, peu de choses ont changé, les mêmes fonctionnaires des ministères couvrent de toutes leurs forces les voleurs du comptoir. Je ne pense pas qu’ils le font pour des raisons humanitaires. Non, camarade Tchebrikov (4), je regrette, mais ce sont des faits.

» Il y a trop de discussions, camarades, mais les choses n’avancent pas. Et entre-temps, l’homme simple ne tire aucun profit de toutes ces discussions. « Le chat Vaslea écoute et bouffe (5) ». Il se fiche des discussions tant qu’on ne lui a pas enlevé sa mangeoire. Il est temps, camarades, de passer à l’action. Il est temps d’utiliser le pouvoir et nous l’avons. Il nous est remis par le peuple. Et si nous nous noyons dans le bavardage sans utiliser le pouvoir pour défendre les véritables intérêts du peuple contre les chats gloutons, il n’y aura pas de résultats de la « perestroïka ».

«D faut évacuer l’Afghanistan»

» Il y a encore un problème, camarade, un lourd problème dont nous avons hérité. C’est l’Afghanistan, camarade. A peu près un tiers des lettres qui nous parviennent concernent cette question. Vous connaissez tous les résultats du sondage des Moscovites fait à ce propos par un journaliste français à Moscou (6). Et je pense, camarades, qu’il ne peut pas y avoir deux opinions. Il faut résoudre ce problème le plus vite possible. Il faut évacuer les troupes de l’Afganistan. Et je pense que c’est justement cette question que le camarade Chevardnadze (7) doit aborder de près. Pour le moment, il s’occupe d’autres affaires moins brûlantes à mon avis, et pendant des mois, il se trouve à l’étranger.

» En conclusion, je voudrais exprimer ma profonde conviction que nos difficultés d’aujourd’hui sont des difficultés initiales, au début d’une période transitoire que nous devons surmonter, et que nous les surmonterons dans les plus courts délais. Et je veux vous rassurer, camarades, que l’organisation du parti de Moscou, s’appuyant sur tous les communistes de la ville, sur les Moscovites, sur les patriotes, fera tout pour que cette période douloureuse s’achève le plus vite par la victoire complète des idées de la perestroïka. »

[Les titres et intertitres sont de la rédaction du Monde. ]

(1) M. Egor Ligatchev est le numéro deux du parti, qui. ainsi qu’il l’a confié au Monde (4 décembre 1987), dirige, en fait, l’activité du secrétariat du parti et préside ses sessions.

(2) Il s’agit de Mme Gorbatchev, épouse du secrétaire général.

(3) Le gosagroprom, ou comité d’Etat agro-industriel, a remplacé le ministère de l'agriculture et plusieurs autres ministères en 1985. Il est dirigé par M. Mourakhovski, un proche de M. Gorbatchev.

(4) M. Tchebrikov est président du KBG, la police politique.

(5) Proverbe russe analogue à : « Les chiens aboient, la caravane passe».

(6) Il s’agit sans doute du sondage commun effectué par des instituts spécialisés français (IPSOS et le Point) et soviétiques à l’automne 1987.

(7) Ministre soviétique des affaires étrangères.

===============

Выступая перед журналистами начальник Управления информации Г. Герасимов заявил по поводу этой публикации: газета "Монд" опубликовала выступление, которое она приписывает Б. Н. Ельцину на Пленуме ЦК КПСС 21 октября. При этом была сделана оговорка, что редакция не уверена в аутентичности данной публикации. Мы связались с Общим отделом ЦК КПСС, где хранятся протоколы всех пленумов. Текст, опубликованный в "Монд", не имеет ничего общего со стенограммой, хранящейся в архиве".

Любопытна была официальная аргументация почти полуторогодичной засекреченности речи Ельцина:
"Что касается возможности публикации подлинного выступления Б. Н. Ельцина, то уже говорилось, что выступления на пленумах не публикуются. У каждой партии есть свои правила, есть партийная тайна. Кроме того, если бы мы нарушили это правило, тем самым было бы оказано психологическое давление на выступающих на пленумах; у многих могло бы появиться опасение, что их мнение, высказанное открыто и доверительно, будет предано огласке. Тем самым был бы снижен уровень откровенности в дискуссии на пленумах ЦК КПСС."
("Аргументы и Факты" № 7 13/02/1988
http://www.aif.ru/archive/1649367?fbclid=IwAR1vOwmNPpqBJ4-NcbHWb_GEBOxOgYZnawP0Dr5MM6NnfQWYFTpSTWDHETQ)

Именно эта "речь Ельцина", в которой мало общего с подлинником, стала документом политического фольклора. Она напоминает подметные письма, распространявшие­ся Пугачевым. Все здесь наивно. Но именно в этой наивности и простоте - страшная си­ла этой фальшивки. Так наивно мыслят многие. В этой наивности - приближение к на­родному сознанию. Стремление обывателей к социальной справедливости через экс­проприацию "излишков" у "голодающей номенклатуры" (по известному принципу: отнять и поделить), соединилось с идеологией во­инствующего антибюрократизма. Олицетворением того и другого стал Борис Ельцин.

Его выдуманная "речь", разошедшаяся по стране уже создала леген­дарного Ельцина взамен реального. Текст этого «выступления» читали, передавали друзьям, перепечатывали и переписывали от руки, отсылали в другие города и даже продавали. Так выдуманный, идеализированный и героизированный Ельцин зажил независимой жизнью - как народный ходатай и отчаянный смель­чак, и потом уже реальному Ельцину ничего другого не оставалось, как соответствовать сотворённому из него народному мифу. Народ повел его за собой.

Ну а чем это все закончиться предсказал сам же Ельцин в ноябре 1988 года. На встрече со слушателями Высшей ком­сомольской школы будущий лидер оппозиции фактически рассказал краткий курс своей будущей политической биографии: "Конечно, нельзя так сказать только по одним выступлениям о человеке су­дить. Послушаем на трибуне кого-то: "Ох, как это здорово! Давай его двинем. Двинули, а работать он не может". [РГАНИ Ф.89, оп.20, д.11, л.7]

Там же будущий лидер оппозиции заявил: "Я никогда не был в оппозиции к Горбачеву. Мало того, я его, конечно, поддерживаю, его инициативу и начинания. Я скажу, что это лидер партии и единомышленник". [РГАНИ Ф.89, оп.20, д.11, л.4]






Вместе с тем, нельзя не заметить, что авторы крамольного выступления намеренно не пытались придать ему наукообразную форму. Не зная, как и на каких принципах надо бы организовать жизнь общества и страны, чтобы впредь избежать возможных проблем, они прибегают к романтическому пафосу отрицания. Вообще весь разговор переведён ав­торами именно в сферу морали, - и как раз поэтому его речь так эмоционально убеди­тельна, - нравственные оценки всегда ближе обыденному сознанию, чем результаты политического анализа.

Но всё-таки каков же должен быть политический результат призывов "оратора"? А таков, что автор предлагает прямо и круто воспользоваться властью для решения всех проблем. Ему кажется, что можно единым волевым усилием прогнать негодных чиновников, накормить ветеранов балыком и остановить войну в Афганистане. А если власти не хватит? Значит, взять всю полноту власти в свои руки!

Итак, замысел Ельцина состоял в том, чтобы повысить авторитет партии и с помо­щью её очищенного аппарата, по сути дела, проводить перестройку танками. По революционному решительно.







Для осуществления своего плана, Ельцину необходимо было возвращение к реальным рычагам власти. И, несмотря на перенесённое им унижение на Октябрь­ском пленуме, он уже в июле 1988 года просит для себя политической реабилитации на XIX партийной конференции:
"Товарищи Делегаты! Реабилитация через 50 лет сейчас стала привычной, и это хорошо действует на оздоровление общества. Но я лично прошу политической реабили­тации все же при жизни. Считаю этот вопрос принципиальным...

Я остро переживаю случившееся и прошу конференцию отменить решение Плену­ма по этому вопросу. Если сочтёте возможным отменить, тем самым реабилитируете меня в глазах коммунистов.
И это не только личное, это будет в духе перестройки, это будет демократично и, как мне кажется, поможет ей, добавив уверенности людям". [«Всесоюзная конференция КПСС 28 июня-1июля 1988 г.: Стенографический отчет». Т.2, с.61]





Казалось бы, если Ельцин сознательно шел на конфликт с руководство партии, то он должен был окончательно сжечь за собой все мосты. Тем более он сам уверял: «С первых дней работы в Политбюро меня не покидало ощущение, что я какой-то чудак, а ско­рее, чужак среди этих людей». Так зачем же, спрашивается, после нескольких месяцев избавления от такой дурной компании снова напрашиваться в ее тесные ряды? Кроме того, еще 3 ноября 1987 года Горбачеву доставили записку от Ельцина, в которой тот просил оставить его на посту первого секретаря МГК КПСС. А ведь на Октябрьском пленуме он ясно дал понять, что просит его освободить от этой обузы.
Видимо, на самом деле, Ельцин верил в сохранившуюся по отношению к нему благосклонность Горбачева. И то, что рано или поздно он будет им востребован. Свидетельством тому может служить и поздравительная телеграмма, отправленная Борисом Ельциным на имя генсека 7 ноября 1988 года: "Уважаемый Михаил Сергеевич! Примите от меня поздравления с нашим Великим праздником - 71-ой годовщиной Октябрьской революции! Веря в победу перестройки, желаю Вам силами руководимой Ва­ми партии и всего народа полного осуществления в нашей стране того, о чем думал и мечтал Ленин". [А.Зевелев, Ю.Павлов "Созидатель или разрушитель? Б.Н.Ельцин: Факты и размышления", с.17]

Какой уж тут бунт?

Эдуард Глезин,
кандидат исторических наук.


Мои публикации на основе этой статьи:

Сайт "Новой газеты"
https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/10/24/74310-bunt-kotorogo-ne-bylo
http://novayagazeta.livejournal.com/7422916.html

Сайт исторического журнала "Дилетант"
http://diletant.media/blogs/70870/37128490/

Журнал "Огонек"
https://www.kommersant.ru/doc/2299741
https://www.kommersant.ru/doc/2299850

=========================

Голосуйте за Бориса, раз уж вам так захотелось.
И за взлет его недавний, и за памятный уход.
За ответы на вопросы, где продуманная смелость
Для него теперь важнее всяких почестей и льгот.

Человек попал в немилость...
А у нас таких жалеют.
Ведь лишен поста и чина,
Потерял в зарплате треть.
И ушел простым министром
Он с трибуны Мавзолея.
А кого, как не министров,
В наше время и жалеть?

Голосуйте за Бориса.
Он на вас имеет виды.
Он готовится к реваншу...
А какой без вас реванш?

И пока восторги ваши лечат все его обиды,
Он на все на это время будет верный рыцарь ваш.

В наших жалких магазинах мы его встречали часто.
Эту скудость и порядки он в сердцах критиковал.
Но Москва словам не верит... И сочувствие начальства,
Как и гнев его державный, не ахти какой товар.

А Москва изнемогала от нехваток и от жалоб.
Наша бедная столица - вся в грязи, в дымах, в снегу.
В дни правления Бориса очень сильно оплошала:
Взял он в долг у нас надежду и живет теперь в долгу.

Времена переменились... И Борис не так опасен.
Но во всех столичных бедах сам он тоже виноват.
А поскольку слишком долго жили мы в эпоху басен,
То побасенки Бориса лишь наивных удивят.

Он клеймит чужое барство...
Сам меж тем живет как надо.
Говоря строкой поэта,
«Чайка», дачка, водь и гладь...».
И повсюду микрофоны,
И везут продукты на дом...
Отказаться от соблазнов
Потрудней, чем речь сказать.

Робеспьер перед глазами,
Бонапарт, а может, Кромвель...
Кто б ни вспомнился сейчас мне,
Но не дай нам Бог дожить,
Чтобы вновь цветы Свободы
Поливали чьей-то кровью,
Оборвав с грядущим миром
нас связующую нить.

Голосуйте за Бориса... Он мечтает отыграться.
На гроссмейстерских турнирах разгорелся аппетит.
Вот и все, что о Борисе рассказать хотел я вкратце.
Остальное жизнь покажет.
Или сам он подтвердит.

Андрей Дементьев.

1989

===================

========================================================================

"Ельцин против Горбачева. Крушение империи." (2017 г., ТВЦ)
https://youtu.be/O0IldfKN7M8



Интересный фильм по теме с интервью Михаила Горбачева и фрагментом аудиозаписи выступления Бориса Ельцина на Октябрьском Пленуме.





=========================================================================



=========================================================================

Приглашаю всех в созданные мной группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»:

https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

http://vkontakte.ru/club3433647

=========================================================================



Tags: 1987, Горбачев, Ельцин, Перестройка
Subscribe

Posts from This Journal “Ельцин” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments