ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

20 октября 1988 года было отменено постановление ЦК КПСС 1946 года о журналах «Звезда» и "Ленинград

По данным исследователей, выходу постановления предшествовал ряд мероприятий, связанных с надзором за идеологической направленностью советских периодических изданий. Так, в 1943 году было принято постановление секретариата ЦК ВКП(б) «О контроле над литературно-художественными журналами». В августе 1945 года заместитель начальника управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) Александр Еголин направил докладную записку секретарю ЦК Георгию Маленкову, в которой указал, что на страницах журнала «Звезда» появились «проникнутые мотивами страдания» стихи Ольги Берггольц, Владимира Лившица, Михаила Дудина, а «Знамя» стало площадкой для произведения Александра Межирова, в котором «настойчиво повторяется» одна и та же тема: «В каком сражении я умру?».

В апреле 1946 года прошло заседание оргбюро, рассмотревшее вопрос о деятельности управления пропаганды. Иосиф Сталин, выступавший на этом мероприятии, сказал, что худшими советскими журналами являются «Новый мир» и «Звезда».

Затем Жданову поступила докладная записка «О неудовлетворительном состоянии журналов „Звезда“ и „Ленинград“» от 7 августа 1946 года. Её авторы — начальник управления пропаганды и агитации ЦК Георгий Александров и его заместитель Александр Еголин — подготовили разбор «идеологически вредных и в художественном отношении очень слабых произведений», публиковавшихся в этих изданиях в течение двух лет. В их поле зрения попало «полное пессимизма» стихотворение Анны Ахматовой «Вроде монолога», в котором «действительность представляется мрачной, зловещей». Рассказ Зощенко «Приключения обезьяны» был расценён Александровым и Еголиным как «порочное, надуманное произведение»: «В изображении Зощенко советские люди очень примитивны. Автор оглупляет наших людей». В конце документа указывалось, что необходимо заменить состав редколлегии «Звезды», а существование журнала «Ленинград» «признать нецелесообразным».

Постановление оргбюро ЦК ВКП(б), принятое 14 августа 1946 года, состояло из преамбулы и тринадцати директивных пунктов. Во вступительной части говорилось о неудовлетворительной деятельности журналов «Звезда» и «Ленинград», указывалось на недопустимость предоставления страниц «таким пошлякам и подонкам литературы, как Зощенко» — автору «омерзительной вещи» под названием «Перед восходом солнца», и Ахматовой, являющейся «типичной представительницей чуждой нашему народу пустой безыдейной поэзии». Согласно постановлению, редакторы этих изданий Саянов и Лихарев не справились с «возложенным делом», а Ленинградский горком «проглядел крупнейшие ошибки журналов». Кроме того, претензии были предъявлены газете «Ленинградская правда», напечатавшей «подозрительно хвалебную» статью писателя Юрия Германа о литературной деятельности Зощенко.

В директивной части речь шла о необходимости пресечь появление произведений Зощенко и Ахматовой в «Звезде», о смене руководства (главным редактором этого издания был назначен Александр Еголин), а также закрытии журнала «Ленинград». В засекреченной части документа, не подлежащей публикации, был объявлен выговор второму секретарю Ленинградского горкома Якову Капустину, включившему в редколлегию «Звезды» Капицу и Зощенко (в 1950 году Якова Михайловича расстреляли). Секретарь по пропаганде Ленинградского горкома Иван Михайлович Широков был уволен, редактор «Ленинграда» Борис Лихарев получил выговор. В постановлении указывалось, что персональную ответственность за идеологическую направленность в «Звезде» несёт первый секретарь Ленинградского обкома и горкома Пётр Попков (впоследствии расстрелян). Общий контроль за выполнением предписаний возлагался на Георгия Александрова; Жданову надлежало выехать в Ленинград «для разъяснения настоящего постановления ЦК ВКП(б)»

Постановление о ленинградских журналах было опубликовано в «Правде» 21 августа. Через две недели, 4 сентября, Союз писателей СССР исключил из своих рядов Зощенко и Ахматову как литераторов, «не соответствующих в своем творчестве требованиям Устава», согласно которому членство в организации возможно при условии «участия в социалистическом строительстве». И Анна Андреевна, и Михаил Михайлович утратили право на получение хлебных карточек. Как вспоминала позже актриса Нина Ольшевская, забравшая Ахматову в свой московский дом на Ордынке, некоторые знакомые, стремясь избежать встреч с опальной поэтессой, при её появлении на улице переходили на противоположную сторону. В то же время часть представителей интеллигенции открыто поддерживала Ахматову; в их числе — литературовед Ирина Томашевская, лермонтовед Эмма Гернштейн, поэты Ольга Берггольц и Борис Пастернак, писатель Виктор Ардов и некоторые другие.

В первые же дни после обнародования текста постановления вышел приказ Уполномоченного Совета министров СССР по охране военных и государственных тайн в печати. Первый параграф этого документа касался изъятия из книготорговой сети и всех библиотек страны произведений Михаила Зощенко; второй пункт предписывал «приостановить производство и распространение» стихотворных сборников Анны Ахматовой. Позже, уже в ноябре, цензура предъявила претензии к диафильму «Галоши и мороженое» по сценарию Зощенко. В заключении цензора указывалось, что в этом экранном шоу и дети, и взрослые предстают безнравственными людьми, советская действительность изображается карикатурно, а сам диафильм является пошлым, поэтому плёнка подлежит изъятию.

В начале сентября в партийных организациях Ленинграда прошло более пятидесяти закрытых собраний, посвящённых постановлению. Как свидетельствуют отчёты, представленные в вышестоящие инстанции, выступающие требовали ответить на вопросы, все ли книги Зощенко и Ахматовой вынесены из библиотек, какое наказание ждёт сотрудников радио и организаторов эстрадных мероприятий, разрешавших включать в программы чтение произведений этих авторов, почему так долго разрешали «печатать пошлые произведения, портить бумагу» (реплика мастера одного из предприятий Московского района). По словам исследователя Вениамина Иофе, «кампания по травле Зощенко и Ахматовой перешла в идеологическую „массовку“». Год спустя отдел пропаганды и агитации подготовил справку в том, что «вредное влияние Зощенко и Ахматовой успешно преодолевается… Проявление богемы, беспринципных склок и приятельских отношений стали единичными и не влияют на общее направление деятельности писательской организации».

Постановление затронуло и судьбы тех писателей и поэтов, чьи фамилии вскользь прозвучали либо в самом документе, либо в докладах Жданова, — речь идёт о Юрии Германе, Геннадии Горе, Александре Хазине, Владимире Орлове, отлучённых от литературы. Михаил Слонимский, произведения которого отказывались печатать все ленинградские издания, переехал в Москву и жил в разлуке с семьёй в течение семи лет. По словам Константина Симонова, «мы все упомянуты в этом постановлении, даже если там нет наших имён»

Осенью 1988 года газета «Правда» сообщила, что Политбюро ЦК КПСС признало постановление «О журналах „Звезда“ и „Ленинград“» от 14 августа 1946 года ошибочным, «искажающим принципы работы с творческой интеллигенцией», и отменило его. По словам историка цензуры Арлена Блюма, в прежние годы власть не желала слышать аргументы о необходимости «реабилитировать» ленинградские журналы : «До этого на все доводы… следовал исчерпывающий и не оставлявший никаких надежд ответ: „Постановления ЦК пока ещё никто не отменял“».





Tags: 1988, Горбачев, ИсторияПерестройки, Перестройка
Subscribe

Posts from This Journal “ИсторияПерестройки” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments