ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Сергей Цыпляев: "В случае победы ГКЧП страну ждал распад по югославскому сценарию."

И вот Москва. На улицу выкатываются танки. Собирается ГКЧП. И люди совершенно уверены, что сейчас все испугаются и затаятся: Мы им пообещаем 6 соток, мы им пообещаем еще какие-то блага – страх наступит и все вернется обратно. Люди не затаились, не испугались, повели себя не как население, а как граждане, и в общем, вышли на улицу. И возникла новая ситуация.

О.Пашина
― Сергей Алексеевич, у меня такой вопрос, может быть, немножко необычный, но, мне кажется, это будет интересно и полезно услышать тем, кто сейчас ностальгирует по тем временам. Предположим тогда путчисты победили бы. Как все было бы сейчас – можно пофантазировать как-то проанализировать, себе представить, что было бы дальше?

С.Цыпляев
― Вы понимаете, какая вещь. Тогда ведь путчисты попытались в первую очередь заняться удержанием всех республик.

В.Дымарский
― А это возможно было?

С.Цыпляев
― А это югославский сценарий. Югославия же попробовала это делать, по крайней мере, перекроить границы. А это сотни тысяч погибших там, куча лет войны, и в результате Сербия потеряла часть своей территории.

Еще одна вещь — я хочу вернуться к воспоминаниям — очень важная: а где же была Коммунистическая партия-то, как сейчас говорят, опора, центр, казалось бы, скрепа всего этого процесса? Вот в такой одной из передач, наверное, к 10-летию выступал Юрий Павлович Белов. Он был членом бюро обкома Ленинградского, такой настоящий большевик-кремень. И он рассказывал, что собралось бюро. Пришла шифрограмма из Москвы, которая говорил, что нужно принимать все усилия по мобилизации ГКЧП. Организуйте работу на местах». Реакция первого секретаря Гидаспова: «Я чувствую, это провокация. Это желание разрушить Коммунистическую партию, втянув ее в это и в это». Решение: «Вызывать секретчика. Сжечь телеграмму и разойтись по домом». Вот и всё. Вот так Коммунистическая партия разошлась по домам целиком.

А вот остальные граждане, они, вообще-то говоря, не разошлись. Я же помню. Я был тогда в Петербурге. Ночью гроза. Меня будит мать утром, говорит: «Иди смотри телевизор. Что-то происходит». Я слушаю телевизор и понимаю, что да, это государственный переворот. Пришел приятель. Чего делать? Ну всё, надо идти в Мариинский. Пошли в Мариинский. Там уже собрались все депутаты. Никто их не звал, никто не приглашал, никто не кричал: «Это провокация!» Мы сели писать – депутаты союзные, российские резолюцию Ленсовета с осуждением и с поддержкой законной власти. Написали личное наше воззвание к народу, что это государственный переворот, что мы должны защищаться. Его передали по «Открытом городу» — тогда была радиостанция.

Мать моя, она прожила здесь всю блокаду и помнила суровые времена, она сказала маленькому сыну: «Ну все, папу мы больше не увидим». А реально картина была такая. Никто же не знал, чем это кончится: то ли лагерями, то ли вот так. И я могу сказать состояние: с одной стороны, глухая тоска, потому что все понимают, что дальше так жизнь невозможно, и не очень понимали, как можно жить; но понимали, что это конец, это какая, вообще, просто пропасть для страны и для поколения; а с другой стороны, возникало желание сопротивляться, а там будь, что будет.

И вот строили какие-то баррикады, каждый день тоже приходили оборонять Мариинский. Ну, конечно, понятно, что все решалось в Москве. И хорошо, что оно решилось так, практически бескровным вариантом, и дало возможность всем республикам двигаться самостоятельно. И если есть такая громадная тяга к созданию союза, как говорят – ну, давайте договариваться о новых возможностях, о новых основах.

...В 19-м году Максимилиан Волошин написал строчку: «Не в первый раз с мечтами о свободе мы строим новую тюрьму». Так ощущение, что он снова про нас написал, как мы с 91-го года мечтаем о свободе – и просто методично, и знаем, как, возводим тюремные стены, возводим соответствующие рвы и укрепления, а потом удивляемся, чего нам тут так зябко и холодно, да и баланда не очень вкусная.

У нас, вообще, простой выбор: либо борьба за империю и имперское перенапряжение и тогда уход с гонки за современное государство; либо сосредоточение на внутренних вопросах, глубокая модернизация, перезапуск экономического мотора и снова в гонку за теми, кто уходит уже далеко вперед.

В.Дымарский
― Из этой дилеммы очень трудно сделать выбор нашей власти, я думаю, поскольку первый путь из тех, которые вы сейчас обрисовали, он понятнее и он в большей мере обеспечивать власть властью. А второй путь – модернизация, пересмотра, реформ – он просто очень опасный, поскольку он ставит под удар власть, поэтому власть выбирает первый путь. Он популярный. Имперская идея популярная в нашем народе. Вот нам мешают, у нас враги вокруг и внутри, а мы вот будем идти к империи, а второй – мы уже проходили все эти ваши реформы.

С.Цыпляев
― Я могу сказать так, дело не только во власти. Если бы только было дело в этом. Вы помните, вот прогоним сейчас самодержавие и заживем! Вот прогоним большевиков и опять все будет замечательно! А уж демократов прогнали – ну просто счастье наступило! Счастье не наступает, потому что дело-то в нас, вообще, дело в состоянии умов, и какие идеи овладевают массами. До тех пор, пока эта мысль, что самое главное, чтобы мы всем показали кузькину мать, чтобы мы всех могли держать силой будет, вообще-то говоря, главной, я думаю, мы будем испытывать большие трудности в новом современном мире. Если постепенно все-таки с приходом новых поколений разовьется ощущение, что можно совершить прорыв, поменяв подход к жизни, поменяв цели, я думаю, что этот прорыв получится.

Иногда происходит так. Ну, кажется, что уже ничего невозможно, полная безнадежность. Вдруг приходит новое поколение, откуда-то идет взрыв энергетики. Новое поколение не знает, что ничего невозможно сделать и в результате у них получается. Я, честно говоря, искренне хочу, чтобы эти новые поколения больше знали, как это все происходило, больше понимало, как все это было и чтобы у них, действительно, получилось.

http://echo.msk.ru/programs/year2016/1822526-echo/



Фильм Сергея Лозницы "Событие"
https://youtu.be/yIHMYJ7KUgc

Несмотря на то, что в картине освещаются события в Лененграде времен путча, звук зачастую записал с московских баррикад...

Забавен эпизод, в котором Собчак кричит "Володя, Володя!" подзывая к себе Путина, который в те дня отвечал за безопасность мэра северной столицы.






Tags: 1991, Август 1991, Горбачев, Лозница, Перестройка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments