ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Рональд Рейган, стоя у Царь-пушки в Кремле : "Я больше не считаю СССР империей зла"

29 мая 1988 года президент США Рональд Рейган прилетел в Москву.

В ходе официального визита Горбачёв и Рейган обменялись ратификационными грамотами к Договору о ликвидации РСМД. Подписаны были также Соглашения между СССР и США об уведомлениях о пусках межконтинентальных баллистических ракет и баллистических ракет подводных лодок, а также ряд других межправительственных соглашений.

Всреча Рональда Рейгана в Москве.

https://www.youtube.com/watch?v=9yOI05qLiao



Обстановка «холодной войны» в отношениях между двумя сверхдержавами стала уходить в прошлое. Наиболее показательный эпизод произошел во время совместной прогулки Горбачёва и Рейгана по Красной площади. Кто-то из любопытствующих спросил Рейгана: «“Господин президент, вы и до сих пор считаете Советский Союз империей зла?” “Нет, — ответил президент, — я имел в виду другое время, другую эпоху”».

В ходе своего визита Рейган выступил с лекцией об экономике в МГУ, побывал на старом Арбате и в Донском монастыре, встретился с диссидентами.

Сам Рейган следующим образом вспоминал о своем визите в Москву: «Наверное, самым глубоким впечатлением, вынесенным мной во время этой и других встреч с советскими гражданами, было то, что они в целом ничем не отличались от людей, которых я видел всю свою жизнь на бесчисленных улицах Америки».

Оценивая визит Президента Р. Рейгана в Москву, М. С. Горбачёв говорил: «В общем, произошел важный поворот в советско-американских отношениях. Президент при всех своих предубеждениях сумел посмотреть на вещи реалистично, честно сказать о своих впечатлениях. И не постеснялся откорректировать прежние свои одиозные оценки».

Научная библиотека КиберЛенинка: http://cyberleninka.ru/article/n/sovetsko-amerikanskie-otnosheniya-vo-vneshney-politike-m-s-gorbachyova-1985-1988-gg#ixzz4A4A4x5hE

Прогулка Михаила Горбачева и Рональда Рейгана по Кремлю и Красной площади.

https://www.youtube.com/watch?v=pcN4f8SJvMQ









++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++



Советско-американская встреча на высшем уровне. Москва, 29 мая — 2 июня 1988 года. Документы и материалы. М.: Политиздат, 1988.

Аннотация Романа Синельникова:

Данному сборнику больше подходит название «Визит Президента США Р. Рейгана в СССР», однако по какой-то причине было сохранено название и шрифтовое оформление брошюр, посвящённых советско-американским «саммитам» на нейтральных территориях (в Женеве в 1985 г. и в Рейкьявике в 1986 г.)

Сборник уникален тем, что для выступлений Президента США в нём отведено значительное место, сопоставимое с объёмом выступлений Генерального секретаря ЦК КПСС. Кроме того, насколько я помню, выступление Рейгана в МГУ и его итоговая пресс-конференция не были полностью опубликованы в советской прессе, однако в данном издании воспроизведены целиком.

https://lookaside.fbsbx.com/file/1988%20%D0%A1%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%BE-%D0%B0%D0%BC%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F%20%D0%B2%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B5%D1%87%D0%B0%20%D0%BD%D0%B0%20%D0%B2%D1%8B%D1%81%D1%88%D0%B5%D0%BC%20%D1%83%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%B5.%20%D0%9C%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%B2%D0%B0%2C%2029%20%D0%BC%D0%B0%D1%8F%E2%80%932%20%D0%B8%D1%8E%D0%BD%D1%8F%201988%20%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%B0%20%2B%20%D0%9C%D0%BE%D1%89%D0%BD%D1%8B%D0%B9%20%D1%84%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%BE%D1%80%20%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B9%20%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B8.pdf?token=AWwKiP7Ou1j-MGs9dFBK_ipBhoXMs1EELHxE1K7z24wR93OIyRg5FlZKuyUN1myXqlWLTv2ezRylIu6c1AQqpEtPm--Idc9WdOQK0lRU0FRrbYKkVBhrW1iQglU1PdCLYJ3NJgiBTI2vLjJbNhCbK-Ej

file:///C:/Users/glezi/AppData/Local/Temp/1988%20Советско-американская%20встреча%20на%20высшем%20уровне.%20Москва,%2029%20мая–2%20июня%201988%20года%20+%20Мощный%20фактор%20мировой%20политики.pdf

Из комментариев в Фейсбуке:

Павел Палажченко:

Я помню этот эпизод. После Красной площади Рейган и Горбачев вернулись в Кремль и подошли к Царь-пушке. Горбачев сказал Рейгану, что пушка ни разу не стреляла (так ли это - я не проверял). У пушки стояла группа корреспондентов, наших и американских. Вопрос об "империи зла" задал кто-то из американцев, у наших тогда еще духу не хватило бы на такое. Рейган сказал примерно следующее: Когда я это говорил, я так считал. Но сейчас Советский Союз изменился и изменения продолжаются. Я думаю, это хорошо для Советского Союза и для всего мира, и я больше не называю Советский Союз империей зла". Он был откровенным и "органичным" человеком, и говорил, как всегда, искренне. Я перевел его слова Горбачеву. Реакции, насколько помню, не было, но я считаю этот ответ Рейгана важнейшим итогом визита. Правда, через пару лет у нас фразу "империя зла" стали употреблять некоторые товарищи из числа бывших преподавателей научного коммунизма и партсекретарей. Судьба их сложилась по-разному. Некоторые и сейчас процветают.


Александр Гельман:


Во время знаменитого визита Рейгана в Москву, в ресторане ЦДЛ была встреча Рейгана и Горбачева с творческой интеллигенцией, поддержавшей Перестройку. Рейган и Горбачев были с женами. Были и мы с женой. Под долгие бурные аплодисменты Рейган заявил, что он не считает больше СССР врагом Соединенных Штатов Америки. Сегодня мне кажется, что это было не 28 лет назад, а 280 лет назад, и вообще это мне приснилось, а не было на самом деле..

Алла Николаева:

А мы с подружкой ходили смотреть проводы Рейгана. Он ехал из Кремля по Большой Якиманке. Толпа стояла по всей улице с двух сторон. Протолкались с трудом к ограждению. И вот когда машины с нами поравнялись, из одной машины высунулась рука в черном костюме и помахала. Не факт, кстати, что это был Рейган. Возможно, кто-то из сопровождения. Но мы думали, что это Рейган нам помахал. И что это хороший знак.

https://www.facebook.com/ed.glezin/posts/10154217431314764?comment_id=10154220627339764¬if_t=feed_comment¬if_id=1464550551887606

==========================================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================








==============================================



Павел Палажченко:

На этой фотографии одного из «деликатных» моментов визита Рональда Рейгана в Москву летом 1988 года президент, кажется, несколько обескуражен. Этот эпизод описан в моей книге, вышедшей в США в 1996 году.

«Визит Рейгана подходил к концу, когда произошел инцидент, который мог бы сильно его омрачить. В последний день визита было запланировано посещение Большого театра, а после балета – ужин только для Горбачева и Рейгана с супругами на даче в Ново-Огарево. Но представление началось с большим опозданием из-за того, что охрана Рейгана настаивала на дополнительном досмотре зрителей. Об этом доложили Горбачеву.
Это был один из редких случаев, когда я увидел, что Горбачев по-настоящему возмущен, хотя он сохранял спокойствие. Вместе с Раисой ему пришлось ждать в одном из кремлевских помещений сигнала из театра о том, что все готово и «можно идти».
- Ну что, - сказал Горбачев, - если они нам не доверяют… не знаю, может не надо этого ужина? В театре перекусим….
Раиса Максимовна отреагировала после короткой паузы:
- Да и устали они, наверное.
Подал голос начальник охраны Медведев:
- Давайте отменим ужин, если они нам не доверяют. Мы так старались, чтобы визит хорошо прошел, а они…
Горбачев посмотрел на меня. Раиса спросила:
- А вы что думаете?
- Честно говоря, - ответил я, - если можно не отменять ужин, то лучше не отменять. Визит прошел хорошо, а осадок останется нехороший.
…Через несколько минут мы были в Большом театре. Рейган и Нэнси прибыли с сияющими улыбками, было видно, что они ожидают ярких впечатлений.
- Господин президент, - обратился к Рейгану Горбачев, - мне сказали, что возникла угроза вашей безопасности. Ваши люди что-то нашли? Может быть, бомбу?
Рейган ответил, что ни о чем таком не слышал.
- А мы волновались, - продолжал Горбачев. – Ну ладно, не будем об этом. Посмотрим балет, а потом поедем к нам на дачу и там поужинаем».

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=1390302304423041&set=a.1639711046148831&type=3&theater





Программа «Время» от 1 июня 1988 года. О последнем дне официальных переговоров с Рональдом Рейганом.

На 16-ой минуте передачи видно как при отсутствии Павла Палажченко с обязанностями переводчика справляется А.Н. Яковлев.

Репортаж о посещении Ненси Рейган Третьяковской галлереи. В сопровождении Р.М. Горбачевой.

https://www.youtube.com/watch?v=P5u5vYTw9aI&t=1170s



=============================

Из книги Михаила Горбачева
"Жизнь и реформы":

Беседы в Кремле


29 мая Президент США, закрывая четырнадцатилетний перерыв в официальных визитах глав американского государства, вступил на нашу землю. В тот же день в Екатерининском зале Большого Кремлевского дворца состоялась наша первая беседа один на один.
Возвращаясь мыслями к тому времени и перелистывая сделанные тогда записи, я думаю, что значимость первой московской беседы определялась не столько ее содержательной стороной, сколько тональностью, обоюдно обнаруженным желанием. придать ей доброжелательный, доверительный характер. Мы поговорили о необходимости продолжить диалог по важнейшим аспектам советско-американских отношений, выразили взаимное удовлетворение проведенной до того работой. Я предложил президенту, чтобы одним из итогов нашей встречи была констатация, что в современном мире с его идеологическими и иными различиями никакие спорные проблемы не могут и не должны решаться военным путем, что народы должны жить в мире, мирное сосуществование мы рассматриваем как универсальный принцип международных отношений.
Рейган, в основном согласившись с этой идеей, переадресовал ее экспертам и сразу же перешел к теме, которая всегда занимала его в первую очередь. Попросил решить ряд конкретных вопросов, связанных с воссоединением семей и разрешением на эмиграцию. Я обещал внимательно рассмотреть все названные им случаи.
Затем Рейган поднял вопрос о религии и религиозной свободе в Советском Союзе, подчеркивая, что все это надо рассматривать «исключительно как его личные добрые советы». Он говорил искренне, и я реагировал соответственно. Имея в виду намечавшуюся встречу президента с патриархом Пименом и посещение монастыря, выразил надежду, что президент получит в результате более объемную информацию о проблемах религии в нашей стране.
Пока мы беседовали с президентом, Раиса Максимовна познакомила Нэнси Рейган с достопримечательностями Кремля. В это время здесь, как и обычно, много экскурсантов со всех концов страны, ведь уже начинались летние каникулы и период отпусков. Наши люди тепло приветствовали американских гостей, желали успеха переговорам. Президент и его супруга, вся делегация уже в первые часы оказались в атмосфере доброжелательности.
30 мая начались официальные переговоры. С нашей стороны принимали участие Громыко, Шеварднадзе, Яковлев, Добрынин, Язов, Черняев, Бессмертных, некоторые другие. С американской — Шульц, Карлуччи, Бейкер, Пауэлл, Нитце, Рауни, Мэтлок, Риджуэй.
Доминирующей, практически единственной темой первого дня переговоров было разоружение. Нашу позицию по главным ее аспектам я изложил следующим образом.
Мы считаем очень важным, что вопрос о ратификации Договора о РСМД решен к этой нашей встрече на высшем уровне. Обмен ратификационными грамотами будет серьезным политическим ее элементом. Что касается СНВ, то готовы продолжать работу с нынешней администрацией США. В частности — искать решения проблемы подуровней в увязке с проблемой мобильных МБР.
Я отметил, что, как у американцев вызывают озабоченность наши МБР, мы озабочены их ракетами на подводных лодках. Понимаем, что крылатые ракеты морского базирования (КРМБ) не включаются в предельные уровни СНВ. Это самостоятельная проблема. Но ее необходимо твердо увязать с 50-процентными сокращениями СНВ. В противном случае останутся открытыми ворота для продолжения гонки вооружений на другом направлении. Нужно установить предельный уровень для таких ракет, и было бы очень важно, если бы нам здесь удалось договориться о таком пределе.
Мы, подчеркнул я, настроены подписать договор по СНВ, пока у власти находится наш гость.
Рейган, как и следовало ожидать, заговорил о СОИ. Подтвердил американскую позицию, согласно которой сокращение СНВ может сопровождаться соглашением о невыходе из договора по ПРО в течение определенного срока. Если за это время не договоримся об ином, каждая сторона вправе сама определять свой курс действий. Одновременно Рейган подчеркнул, что США не дадут согласия на период невыхода из ПРО до тех пор, пока не будут устранены нарушения этого договора с нашей стороны. Он имел в виду Красноярскую радиолокационную станцию.
Важным вопросом, продолжал Рейган, является проблема допустимых пределов исследований, разработок и испытаний в период невыхода из договора по ПРО. США против того, чтобы на них накладывались большие ограничения, чем предусмотренные самим договором по ПРО.
Начавшаяся после этого дискуссия сразу вышла на проблему о смысле СОИ. Поскольку было затронуто любимое детище президента, обмен мнениями приобрел довольно «колючий» характер.
«ГОРБАЧЕВ. И все-таки: для чего СОИ? Какие ракеты будет сбивать эта система, если ядерное оружие будет ликвидировано?
РЕЙГАН. Она будет создана на всякий случай. Ведь в умах людей останется знание технологии создания ядерного оружия. Этого никто уже не сможет у них отнять. Останется и технология создания ракет. И может найтись безумец, который воспользуется этими секретами. Такие примеры есть, например Гитлер, они время от времени появляются в истории...»
Президент, жестикулируя, опрокинул в этот момент стакан с водой. Извинился.
— Ничего, господин президент, — шутя заметил я, — со стаканом воды неосторожность — это не страшно. А вот если с ракетами...
Посмеялись. Зато и дискуссия, обещавшая приобрести ненужный «накал», вошла в спокойное русло.
— Мы считаем, — сказал я, — что СОИ — это не только программа оборонительного характера, но и путь к созданию космического оружия, способного наносить удары по земле. Кроме того, возникает вопрос: если кто-то собирается создать систему космической ПРО, то зачем нам облегчать его задачу? Ведь одно дело, когда ей будет противостоять определенное число ракет, и совсем другое, когда ей будет противостоять большее число ракет. Вот и получается, что стороны будут создавать космическое и стратегическое наступательное оружие, тратя на эту гонку свое национальное достояние. Но ведь при этом просто обесценивается смысл переговоров о сокращении стратегических наступательных вооружений, подрывается стратегическая стабильность, под сомнение ставится капитал, накопленный на протяжении многих лет наших переговоров. Возникает вопрос: а можем ли мы вообще иметь дело с вами? О чем же в таком случае надо нам думать и что делать? И мы уже думаем об этом.
«РЕЙГАН. Еще в Женеве я говорил, что мы предлагаем вам наблюдать за работами, ведущимися в рамках СОИ, присутствовать при экспериментах.
ГОРБАЧЕВ. Позвольте высказать сомнения на этот счет. Прежде чем делать такое предложение, вам следовало бы убедить господина Карлуччи, господина Шульца и ваш военно-морской флот открыть для инспекции всего лишь два типа ваших кораблей с целью контроля крылатых ракет морского базирования. Но, как мы знаем, ваши моряки уперлись, они не хотят давать согласие на инспекции ваших кораблей, и в этом их поддерживает господин Карлуччи. Так как же вы откроете для инспекции секретные исследования в рамках СОИ, если даже не можете допустить наших инспекторов всего на два типа кораблей? Это просто несерьезно».
Вступил в разговор Карлуччи и стал уверять, что СОИ не может выполнять функции оружия.
— Это неубедительно, — возразил я. — Такие аргументы не могут нас убедить, господин министр.
Затем мы обсудили спорные проблемы контроля, а также американское предложение о подписании отдельного соглашения об уведомлениях запусков МБР и БРПЛ не только за пределы, но внутри национальных территорий. Договорились доработать такое соглашение и подписать документ уже сейчас в Москве.
Разговор об обычных вооружениях был облегчен тем, что за полмесяца до того Шеварднадзе и Шульц нащупали развязку вопроса о предмете переговоров (вооруженные силы, обычные вооружения и техника; никакие их виды не будут исключаться из переговоров). Возникла возможность согласовать мандат переговоров по этой проблеме.
Но Рейган опять поднял вопрос о советском превосходстве в области обычных вооружений. Я со своей стороны напомнил, что мы спорили по этому поводу еще в Вашингтоне, и предложил: чтобы снять все споры, давайте обменяемся официальными данными о наших вооруженных силах и опубликуем их. Собеседники восприняли мое предложение весьма сдержанно.
Пытаясь добиться более существенного сдвига, я сделал следующее заявление, которое воспроизвожу по протокольной записи:
«ГОРБАЧЕВ. Мы предлагаем завершить обсуждение предмета переговоров, начать наконец сами переговоры. В ходе этих переговоров было бы три этапа. На первом этапе были бы выявлены и ликвидированы дисбалансы и асимметрии. С тем чтобы сделать это, мы хотим внести сейчас новое предложение: сразу же с началом переговоров о сокращении обычных сил провести проверку исходных данных при помощи инспекций на местах, устранить таким образом различия в оценках. На этом этапе стороны определили бы пути ликвидации дисбалансов и асимметрий, способы сокращения вооруженных сил и вооружений под строгим контролем.
На втором этапе, после ликвидации дисбалансов и асимметрий, стороны провели бы сокращение своих вооруженных сил примерно на 500 тысяч человек каждая.
На третьем этапе вооруженным силам обеих сторон был бы придан чисто оборонительный характер, чтобы они не были способны к наступательным операциям. На всех этапах переговоров мы готовы пойти на взаимное сокращение вооружений, имеющих наступательный характер, — тактического ядерного оружия, ударной авиации, танков. Могли бы обсуждаться и такие меры, как создание коридоров, в которых не было бы ядерного оружия, они раздвинули бы наши войска друг от друга.
Вот наша логика. Я не понимаю, что в ней не подходит вам. Что удерживает вас от того, чтобы всерьез обсуждать эти вопросы?»
Весьма примечательным был ответ на это государственного секретаря.
«ШУЛЬЦ. Мы видим, что вы хотите продвинуться вперед по проблеме обычных вооружений. Мы и наши союзники тоже хотим продвинуться вперед. Вопрос в том, как это сделать. Начать надо в Вене. Надо завершить там работу над мандатом. Вы прочитали формулировку, которая действительно обсуждалась нами в Женеве. Это хорошая формулировка. Теперь надо «продать» эту формулировку союзникам, нашим и вашим. Сделка эта будет легче, если она будет выглядеть как предложение, рассмотренное всеми, а не как формулировка, которую мы с вами согласовали. Они боятся, что мы договоримся за их спиной. Таким образом, этот процесс должен идти в Вене. Что же касается существа дела, то формулировка нас устраивает. Главное — аккуратно выдвинуть ее в Вене.
ГОРБАЧЕВ. А что мы запишем по этому вопросу в нашем совместном документе?
ШУЛЬЦ. Здесь надо действовать очень осторожно. Учтите, что большая часть обычных сил, о которых идет речь, не принадлежит США. Так что лучше, если эта работа будет завершена не в Москве, а в Вене. Мы со своей стороны можем дать импульс этой работе».
К концу встречи Рейган заговорил о необходимости предотвратить распространение баллистических ракет.
— Мы, — сказал он, — видим остроту этой проблемы на Ближнем Востоке, в Южной Азии. Если не остановить такого распространения, оно превратится в серьезную угрозу. Такие страны, как Иран и Ливия, могут соединить ракетную технологию и технологию химического оружия, что приведет к самым тяжелым последствиям. Поэтому надо подумать, какое давление можно оказать на соответствующие страны, как повлиять в нужном направлении на наших друзей, чтобы остановить или поставить под контроль эту тенденцию.
Я согласился с тем, что это действительно серьезная проблема, и выразил готовность взвесить ее конкретные аспекты.
Утром 31 мая встретились снова один на один. По просьбе Рейгана я подробно рассказал ему о перестройке, о трудностях и дальнейших планах. Обратил его внимание на то, что США по-прежнему проводят дискриминационную политику в торговле с СССР. Подозреваю, отметил я, что власть старых стереотипов сковывает американское руководство. Выглядит это примерно так: зачем помогать Советскому Союзу становиться более сильным? Лучше иметь дело со слабой страной. Рейган энергично стал возражать. Но одновременно и оправдывал дискриминационные меры, ссылаясь на еще не до конца решенные проблемы эмиграции из СССР.
Подытоживая, я сказал примерно следующее: если мы с вами добились принципиального понимания, что необходимо продвигать двустороннее сотрудничество, то давайте совместно убирать завалы прошлого. Убежден, что сам Бог велел нам сотрудничать, развивать связи. Кстати, большая зависимость друг от друга обеспечивает и большую предсказуемость в политике каждого из партнеров.
Рейган обещал сделать все, что в его силах, для сохранения конструктивного духа американо-советского диалога, добавив при этом, что он иногда молится, чтобы его преемником был Буш, поскольку он разделяет его основные убеждения, стремление к более конструктивным отношениям с СССР.


Прощание с «империей зла»

После утренних переговоров мы с президентом совершили прогулку по Кремлю. Его приветствовали экскурсанты, он им отвечал, обменивался дружелюбными возгласами, охотно вступал в разговор. В одной из таких спонтанных своего рода «пресс-конференций», как раз у царь-пушки, кто-то из толпы спросил Рейгана: «Господин президент, вы и до сих пор считаете Советский Союз империей зла?» Рейган ответил: «Нет». Я стоял рядом и подумал про себя: принимаем это к сведению. Как говорили древние греки, «все течет, все меняется».
Об этом я на другой день рассказал на пресс-конференции по итогам визита. А когда Рейган в этот же день давал свою пресс-конференцию, ему напомнили этот эпизод. Причем журналист дотошно допытывался, почему Президент Соединенных Штатов изменил свою оценку. «Усвоили ли вы что-то, господин президент, — спрашивал он, — имели ли возможность больше узнать об этой стране и произошло ли это благодаря вам или только благодаря Горбачеву?» Рейган ответил: «В значительной мере это произошло благодаря господину Горбачеву как руководителю. И мне кажется, что здесь (то есть в СССР) произошли перемены в процессе усилий по осуществлению перестройки. И, судя по тому, что я о ней читаю, со многим я мог бы согласиться».
Я бы отнес это признание Рональда Рейгана к главным результатам его визита в Москву. Значит, он убедился, что не обманула интуиция, которая еще в Рейкьявике «подсказала» ему, что с меняющимся Советским Союзом действительно «можно иметь дело», и дело это — спасение от ядерной войны — небезнадежно. Значит, он мог себя поздравить в душе с тем, что сделал правильный выбор и не случайно сказал мне накануне, что молится, чтобы его преемником на посту президента был человек, который согласен с этим выбором.
В этом я вижу историческое величие сорокового президента Соединенных Штатов Америки.
Мы прошлись с президентом по Кремлю, вышли через Спасские ворота на Красную площадь, прошли мимо Мавзолея. Он проявил большой интерес к архитектурным достопримечательностям исторического центра России. Был оживлен, явно доволен тем, что происходит.
Затем мы вернулись в Кремль и направились к Большому Кремлевскому дворцу, где в Красной гостиной состоялось подписание документов. Приглашенные официальные лица были уже на месте. Шеварднадзе и Шульц поставили свои подписи под Соглашением о проведении совместного эксперимента по контролю, Соглашением об уведомлениях о пусках межконтинентальных баллистических ракет и баллистических ракет подводных лодок. Была подписана программа сотрудничества и обменов на 1989—1990 годы, в которой, в частности, предусматривалась реализация идеи Рейгана об обучении на принципах взаимности в 100 американских и в 100 советских школах по 1000 учеников в год. (Кстати, не знаю, реализуется ли эта договоренность.)
Заключительная встреча состоялась 1 июня утром в присутствии делегаций. Мы заслушали сообщения Шеварднадзе и Шульца о результатах их переговоров.
Особенно основательно на этой встрече была обсуждена проблема региональных конфликтов. Я изложил президенту наш подход к их урегулированию, подчеркнув, что он предполагает не только учет интересов союзников или тех, к кому они испытывают политические симпатии, но также и законные интересы США. Пример тому — Афганистан. Подписание соглашения по Афганистану представляет собой прецедент, значение которого выходит за рамки региональной проблемы. Это — первый случай, когда Советский Союз и США, наряду с конкретными участниками конфликта, подписали соглашение, открывающее путь к политическому решению.
Продвинулись мы вперед и в решении вопроса о международной конференции по Ближнему Востоку. Убедились в возможности развязок на Юге Африки, в Центральной Америке, в Кампучии.
При обсуждении текста Совместного заявления на высшем уровне я возобновил предложение, о котором сказал президенту еще на первой беседе, а именно — зафиксировать в документе неприемлемость решения спорных вопросов военным путем, признание мирного сосуществования в качестве универсального принципа международных отношений, а равенство всех государств, невмешательство во внутренние дела и свободу социально-политического выбора — как неотъемлемые и обязательные международные нормы. Тогда, на первой беседе, как помнит читатель, президент обещал «проработать» мое предложение со своими сотрудниками.
«Сотрудники» решительно выступили против. Не прошла и значительно смягченная формула, которую мы предложили. То, что осталось, читатель может прочесть в окончательном тексте Заявления, неоднократно публиковавшемся. Да, еще раз оказалось, что политика — это искусство возможного.
Итак, последняя официальная беседа завершена. Во Владимирском зале Большого Кремлевского дворца все готово для торжественной церемонии обмена ратификационными грамотами о введении в действие советско-американского Договора о РСМД.
Одиннадцать часов сорок пять минут 1 июня 1988 года. Рейган и я садимся за стол и подписываем протокол. Совершился акт, который с полным основанием может быть оценен как свидетельство торжества разума, как победа политики оздоровления международной обстановки.
Начало положено. Но — лишь начало. Мир еще напичкан страшным оружием массового уничтожения. Противостояние великих держав сохранялось. Значит — продолжать работать.
Обо всем этом я думал во время официальных проводов Президента США, состоявшихся в Кремле 2 июня. И именно это имел в виду, говоря на прощание Рейгану:
— Диалог наш не был легким. Но нам хватило и реализма, и политической воли, чтобы, преодолевая препятствия, свернуть с опасного пути и вывести поезд советско-американских отношений на более безопасное направление. Хотя идет он пока куда медленнее, чем требует реальная обстановка и в наших странах, и во всем мире. Но как я понял, господин президент, вы готовы и дальше совместно работать. Со своей стороны могу заверить, что мы сделаем все от нас зависящее, чтобы продолжать идти вперед.
Думал я и о других итогах встречи, о которых мы потом порассуждали на заседании Политбюро. Она как бы обозначила рубеж в том прогрессе, который произошел за эти годы в американском руководстве. СССР уже не рассматривался как страна, с которой могут быть только отношения конфронтации. Но от ставки на силу далеко еще не отказались. Можно было заключить, что военная мощь остается главным принципом политики Соединенных Штатов. Нежелание согласиться с моим предложением включить в итоговый документ положение об отказе от использования силы в международных делах достаточно красноречиво об этом свидетельствовало.
Еще один аспект встречи. В дни визита Рейгана американцы круглые сутки могли смотреть на своих экранах не только протокольные мероприятия и отчеты о переговорах, а нашу жизнь, нашу страну, какой она становилась в ту пору. Сам факт подобного советского «присутствия» в Америке в таком объеме и с таким размахом — важнейший феномен встречи. Как никогда ранее, она выводила нашу перестройку и связанные с ней демократизацию, гласность, открытость — прямо на американский народ. Да и не только американский, поскольку к Москве в эти дни" было приковано всеобщее внимание.
Президент и его супруга в рамках программы имели много контактов с москвичами. Разные это были контакты: с литераторами, учеными, студентами, школьниками, гуляющими по Арбату и на других улицах. Раиса Максимовна и Нэнси побывали в Третьяковке. Госпожа Рейган съездила в Ленинград. В честь американских гостей вечером был показан балет в Большом театре с участием всемирно известных наших мастеров. В дружеской атмосфере прошли обеды в Грановитой палате, в резиденции американского посла в Спасо Хаузе.
Вообще гуманитарный разрез встречи в Москве отличался тем, что она шла не по накатанному пути взаимных упреков и «разборок» — у кого что плохо. Ее отличало стремление налаживать сотрудничество в самых различных формах.
Главный же итог встречи — углубление политического взаимопонимания и взаимодействия Советского Союза и Соединенных Штатов. Их диалог отныне включил в себя все узловые проблемы двусторонних отношений и мировой политики.

http://www.gorby.ru/gorbachev/zhizn_i_reformy2/page_4/#3

Программа «Время» от 2 июня 1988 года.

Завершение визита Рональда Рейгана в СССР.

На 16-ой минуте опрос москвичей об итогах визита. Мнение поэта Евгения Евтушенко.
Повторяя первого человека на Луне он сказал о прилете Рейгана в Москву: "Это маленький шаг для одного человека, но большой шаг для всего человечества".

На 28-ой минуте репортаж Евгения Киселева о "деле Бразинкасов".

https://www.youtube.com/watch?v=KPNCe_nk7Zs







С 29 мая по 2 июня Рональд Рейган находился в Советском Союзе с официальным визитом, который освещали пять тысяч журналистов. Интервью он дает главному редактору «Огонька» Виталию Коротичу.

Рейган напоминает, что «многие народы мира записали в своих конституциях положение о свободе слова и свободе собрания» и критикует положение со свободами в СССР, противопоставляя его американскому опыту. «<…> я не понимаю, почему Советское правительство, к примеру, ограничивает отправление религиозных культов, а также свободу передвижения, — говорит он. — Для нас неприемлемо ограничение свободы слова». Он призывает к свободному обмену информацией: «Ваше правительство славится своей приверженностью секретности, и вы платите цену за эту политику. Во многом прогресс на Западе — это результат обмена информацией». И предлагает открыть границы: «Пока советское общество отгорожено от остального мира, пока есть препятствия на пути свободного потока информации, ограничения на поездки в СССР и из него, возможности вашей экономики участвовать в мировых экономических связях будут ограничены».

«То, что мы не сделали антиамериканизм даже малой частью советской внутренней и внешней политики, важно и поучительно, — напишет Коротич в послесловии к этому интервью. — То, как Америка оттаивает от ненависти, массово ищет контактов с нами, посылает мирные делегации своих граждан, занимающихся политикой, торговлей, литературой, наукой, театром, очень важно».

Коротич, Виталий. «В интересах будущих поколений. Ответы президента США Р. Рейгана на вопросы журнала «Огонек», «Огонек», 28 мая 1988.

http://gorbymedia.com/post/05-28-1988



Первое интервью с американским президентом спустя почти 25 лет после интервью Джона Кеннеди Алексею Аджубею записано четырьмя советскими журналистами для «Известий» — см. 5 ноября 1985.

http://gorbymedia.com/post/11-05-1985


































Ещё фото тут: https://vk.com/album-3433647_224279444



https://www.youtube.com/watch?v=1I-K4Vs109o



https://www.youtube.com/watch?v=bXBrlMgHB7E
























Андрей Макаревич выступает во Дворце спорта Центрального стадиона им. В.И.Ленина на благотворительном концерте, посвященном советско-американской встрече на высшем уровне, 1988 год.

Леонид Парфенов о визите Рейгана в Москву и визите Горбачева в Нью-Йорк (1988).

https://www.youtube.com/watch?v=T-MOg3-UuDQ



















4 июня 2018 года в Горбачев-Фонде в рамках проекта "Экспертиза" состоялся Круглый стол "Преодоление холодной войны: к 30-летию встречи Михаила Сергеевича Горбачева и Рональда Рейгана в Москве".

https://ed-glezin.livejournal.com/1012032.html



==========================================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================


Tags: ! - Внешняя политика Перестройки, ! - История Перестройки, 1988, Горбачев, ИсторияОсвобождения, ИсторияПерестройки, Рейган
Subscribe

Posts from This Journal “! - История Перестройки” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments