ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Бунт кинематографистов.

На Пятом съезде кинематографистов меняется руководство и показан фильм «Покаяние».

Кинематографисты становятся одним из двигателей перестройки. На съезде, который проходит в Большом Кремлевском дворце, отстранены от руководящих должностей Сергей Бондарчук, Юрий Озеров, Евгений Матвеев, Станислав Ростоцкий. Их обвиняют в застойности, возмущаются цензурой, диктатом государства и требуют художественной свободы. Первым секретарем правления вместо Льва Кулиджанова избран Элем Климов.

«Был поставлен вопрос об изменении организационных форм кинематографа, о материальной и творческой самостоятельности киностудий, – с неодобрением пишет в дневнике член Политбюро Виталий Воротников. – Ряд представителей так называемой демократической интеллигенции резко выступили против идеологии и практики социализма в Советском Союзе, против руководящей роли КПСС».


В мае 1986 года в Кремле произошло нечто неслыханное.

13 мая 1986 года в Большом Кремлевском дворце в присутствии высших лиц государства в торжественной обстановке открылся V съезд кинематографистов СССР. Поверхностному взгляду ничто не предвещало бури, однако она разыгралась. Впервые в истории взбунтовались работники творческого труда, и этот бунт до сих пор оценивается без полутонов: одними – как акт освобождения, другими – как бесовской шабаш...

Для массового взрыва недовольства кинематографистов требовался реальный толчок снизу. И он был сделан 8 апреля 1986 года на заседании секции критики СК СССР, которой предстояло сделать простейшее дело: дружно проголосовать за список делегатов предстоящего V съезда кинематографистов, подготовленный партийной группой. Привычная формальная процедура, уже более полувека шедшая без единого сбоя на бесчисленных «выборных» собраниях советских трудящихся.

И вдруг совершенно неожиданно тихий киновед Владимир Божович предложил добавить в список для голосования еще двух человек. Поскольку число делегатов от критиков было строго ограничено, это означало первые в стране свободные выборы. Шок был настолько велик, что испытанное партийное руководство не нашло что возразить. Посыпались новые кандидатуры, и в результате тайного голосования на съезд не были избраны четверо официальных лиц – ректор ВГИК, директор ВНИИК и главреды главных киножурналов.

Скандальная новость мгновенно облетела московское отделение союза. На последующем заседании режиссеров выборы пошли по «критическому» сценарию, и делегатские мандаты не достались столпам советского кино – Сергею Бондарчуку, Станиславу Ростоцкому и самому председателю СК Льву Кулиджанову.

К слову, история эта повторилась на заседании режиссерской гильдии СК в ноябре 2008 года, когда таким же образом, хотя и в отсутствие формального кворума, не прошел в делегаты VIII съезда кинематографистов России председатель СК Никита Михалков. Но он, в отличие от своего предшественника, не смирился с сигналом, что его время кончилось, и посредством чрезвычайных мер восстановил пошатнувшуюся было вертикаль личной власти.

Потерпев поражение на первичных выборах, партийцы в 86-м году попытались исправить свою ошибку на съезде, предложив не ограничивать состав избираемого правления, чтобы провести в правление «киногенералов», но их попытку сорвали бросившиеся на трибуну Сергей Соловьев и Борис Васильев, который даже выкрикнул: «Хватит быть рабами!»...

V съезд кинематографистов свое дело сделал: осудил административно-командный способ кинопроизводства, привел к руководству кинематографом реформистскую команду во главе с Элемом Климовым и подал стране пример гражданского общественного поведения. Цензура была упразднена, студии получили самостоятельность, запрещенные фильмы сняты с «полки», а на экранах появились фильмы на такие темы, о которых раньше и подумать было страшно. Советское кино из сугубо государственного дела стало превращаться в общественно-государственное...

Как признался в 2001 году Элем Климов, «мы работали ради свободы. А свобода – благо даже в том случае, когда не все ее плоды сладки на вкус».

Читать полностью: http://www.newizv.ru/culture/2011-05-13/144596-kto-spustil-kurok.html

Сергей СОЛОВЬЕВ, режиссер, первый секретарь правления Союза кинематографистов России с 1992 по 1998 годы:

- V съезд есть съезд серединный. Много чего было до него и многое было после. Самым главным последствием этого съезда лично для меня было то, что я впервые почувствовал, что свобода слова дарована каждому человеку от Бога. Эти последствия я ощущал, снимая и "Ассу", и все последующие свои картины вплоть до последней. Отвратительный внутренний цензор умер во мне прямо во время этого съезда.

http://kan-oleg.narod.ru/union/sezd.htm


Оранжевый май
Андрей Плахов

...Это была последняя модернистская акция перед тотальным нашествием на Россию постмодернизма. И это же — первая из оранжевых революций. Поскольку позднее я был свидетелем другой, киевской, могу констатировать явное типологическое сходство. Здесь был свой Майдан, прямо на территории Кремля, не расходившийся до утра, пока члены счётной комиссии, пряча ужас в глазах, бегали к начальству в попытках скрыть страшную правду. Здесь был саспенс.

...Революция на Пятом съезде освободила кинематограф от догм и запретов. И она обеспечила как минимум десятилетие практически неограниченной свободы. Как ею воспользовались кинематографисты, привыкшие творить в позиции перманентного сопротивления или в попытках обмануть цензуру — другой вопрос.

...Если бы не Пятый съезд, не было бы поколения кинематографистов, делающих сегодня свободное, социально ответственное кино, не было бы целой когорты авторитетных имён, не складывалась бы, хотя и в муках, новая российская киноиндустрия.

http://seance.ru/blog/orange-may/


К 30-летней годовщине революционного съезда Андрей Плахов, возглавлявший тогда секцию кинокритики, реконструировал весь ход событий, а Мария Бессмертная собрала воспоминания других его участников.

Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2974672

Кинореволюция
http://vm.ru/news/2015/05/12/gorkoe-pohmele-kinorevolyutsii-286207.html

Благодаря Климову и с санкции Александра Яковлева на съезде показывают антитоталитарный фильм Тенгиза Абуладзе «Покаяние», созданный, как позже выразится Горбачев, «под прикрытием [Эдуарда] Шеварднадзе», тогда – первого секретаря ЦК Компартии Грузии. С 1984 года фильм лежит на полке. «Покаяние» становится одним из главных символов перестройки, давших начало дискуссиям о советском прошлом. Образ главного героя, сыгранного Автандилом Махарадзе, внешне воплощает в себе и Берию, и Гитлера, и Муссолини. Фраза «К чему дорога, если она не приводит к храму?» становится крылатой.

Этот вопрос позже обыгрывается и в названии одной из резонансных статей 1987 года «Какая улица ведет к храму?» (автор – Игорь Клямкин). На том же съезде Союза учреждена комиссия, которая решит судьбу и других запрещенных ранее фильмов, – «Агония» Элема Климова, «Проверка на дорогах» Алексея Германа, «Тема» Глеба Панфилова.

Историк Рой Медведев отмечает, что помимо Дома кино «Покаяние» показывали также на закрытых и полузакрытых просмотрах в Доме журналиста, в Доме театральных работников и в Доме литераторов. А ровно через полгода после первого показа на съезде кинематографистов, 13 ноября, «Покаяние» выходит в широкий прокат. Создатели проекта «Хроника. Твоя история» говорят о беспрецедентном прокате — он вышел в 1200 копиях, его посмотрели 13,6 млн. зрителей. В 1987-м фильм получил Гран-при Каннского кинофестиваля.

«Авторы фильма входят со зрителем в немой договор: то, что нам рассказывают, не сводимо к какой-то одной исторической фигуре, хотя у людей старших поколений на памяти слишком много такого, что заставляет воспринимать этот «сюр» почти как документализм, – пишет в дни начала массового показа кинокритик «Московских новостей» Владимир Лакшин. – Ведь живо не одно поколение, которое помнит времена жестоких репрессий, нарушения социалистической законности, которое было свидетелем преступной деятельности Лаврентия Берия. <…> Появление на экранах фильма «Покаяние», я уверен, станет заметной вехой для советского и всего мирового кинематографа. Пусть читатель не сочтет это преувеличением. Мы столь много хвалили поспешно и зазря, что не знаешь, какие слова подобрать, когда в нашем киноискусстве возникло явление, которое для многих людей станет душевным потрясением, многих побудит задуматься».

«Вы можете себе представить более значительное произведение против тоталитаризма, чем «Покаяние»? – задавался риторическим вопросом Эдуард Шеварднадзе в интервью американскому журналу «Вестник» в 1998 году. – А я дружил с Тенгизом. Однажды он принес мне сценарий и сказал: «Знаю, конечно, это нельзя будет снимать, но все-таки прочтите». На следующий день я летел в Москву и уже в гостинице ночью начал читать сценарий и дочитал его до конца к трем часам ночи. Не смог заснуть, представляя себе, как это будет выглядеть на экране. Утром дал прочесть сценарий жене. Она была в шоке, так как перенесла все эти несчастья – расстрел отца, преследования семьи… Когда я вернулся из Москвы, пригласил Тенгиза и сказал ему: «Ты не имеешь права не снять этот фильм, но на экраны он не выйдет… Даже я в Грузии не могу тебе помочь. Москва не даст тебе снимать этот фильм. Но ты сделай что хочешь, но сними, положи на полку – придет время, этот фильм будет уникальным». Должен сказать, что Нугзар Попхадзе, который руководил тогда телевидением, нашел 600 000 рублей – у него были хорошие отношения со своими московскими руководителями, – и в Москве даже не открыли сценарий… Когда встал вопрос о выпуске «Покаяния» на экраны, начались запреты, исключения из партии и т. д. Уже во время перестройки Горбачев, Яковлев и я были за прокат этого фильма, но решающее слово, как ни странно, сказал Лигачев… Семья его жены, как и моей, пережила все те же несчастья. Когда они с женой посмотрели фильм, Лигачев был настолько тронут, что не смог скрыть этого и сказал, что фильм необходимо показать».

В свою очередь Михаил Горбачев отмечает в мемуарах, что фильм, наравне с романом Анатолия Рыбакова «Дети Арбата» (см. 27 октября 1986), «помог преодолеть опасения последствий разоблачения тоталитаризма» и «произвел впечатление разорвавшейся бомбы, стал явлением не только художественным, но и политическим». «Идеологи предлагали обсудить на Политбюро, пускать ли его в широкий прокат, – добавляет он. – Я воспротивился, считая, что вопрос этот должны решать сами кинематографисты, творческие союзы. Там только этого и ждали. Так был создан прецедент, и скоро с полок посыпались произведения, задвинутые туда цензурой».

http://gorbymedia.com/post/05-13-15-1986


Кинорежиссёр "Комиссара" Аскольдов:

11 июля 1987 года в Белом зале Дома кино, в том самом зале, в котором 20 лет назад собранием коммунистов Госкино СССР меня исключали из партии, в присутствии невиданного количества знаменитостей, как своих, так и зарубежных, показали «Комиссара». Потом была пресс-конференция, посвященная картине, и в ее разгар пришла телефонограмма, которую зачитали вслух и которая гласила, что есть решение картину выпустить на экраны. Так через двадцать лет она пробилась к зрителям. Там же, на конференции, «Комиссар» получил сразу несколько приглашений на международные фестивали, и первым из них стал Берлинский, где он завоевал беспрецедентное количество наград – сразу четыре, по всем заявленным номинациям.

http://jennyferd.livejournal.com/1470972.html

Пятый съезд кинематографистов СССР, 13–15 мая 1986 года. Стенографический отчёт. — М., 1986.

https://lookaside.fbsbx.com/file/%D0%9F%D1%8F%D1%82%D1%8B%D0%B9%20%D1%81%D1%8A%D0%B5%D0%B7%D0%B4%20%D0%BA%D0%B8%D0%BD%D0%B5%D0%BC%D0%B0%D1%82%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%B2%20%D0%A1%D0%A1%D0%A1%D0%A0%2C%2013%E2%80%9315%20%D0%BC%D0%B0%D1%8F%201986%20%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%B0.%20%D0%A1%D1%82%D0%B5%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%20%D0%BE%D1%82%D1%87%D1%91%D1%82%20%E2%80%94%201986.pdf?token=AWyXXEO8gsusysJ1904BI85t3tIoMcrBrxWCzHH2k9K6UN-HzozbOdRzezTz5EavddJuOjh3vwOSWm2P0GM-wWe2bblu9rkiJrRE32SL2GD_AlNVB350lICKOsXcAhzXnDXA9_-RlUyMhciWeq49NXNs







Бунт на 5-ом съезде кинематографистов. 1986. Старая квартира.

https://vk.com/video64599955_138356321

https://vk.com/video?section=album_56088366&z=video64599955_138356321%2Falbum590563_56088366%2Fpl_album_56088366
























Всего за год после проведения революционного 5 съезда кинематографистов СССР в мае 1986 года « вышли на экраны фильмы, которые годами лежали на полке. Миллионы зрителей смогут или уже смогли увидеть «Тему» Глеба Панфилова, «Покаяние» Тенгиза Абуладзе, «Про­верку на дорогах» Алексея Германа, «Родину электричества» Ларисы Шепитько, «Вторую по­пытку Виктора Крохина» Владимира Шешукова, «Иванов катер» Марка Осепьяна, «Лес» Владими­ра Мотыля, ленты Киры Муратовой, Александра Сокурова и других. Дело еще и в том, что восстановлено как бы целое звено в развитии нашего кинематографа».



===================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

===================================



Tags: ! - История Освобождения, ! - История Перестройки, ! - Кино Перестройки, 1986, V съезд кинематографистов СССР, Горбачев, ИсторияОсвобождения, ИсторияПерестройки, Перестройка
Subscribe

Posts from This Journal “! - История Освобождения” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment