ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

26 марта 1989 года в Советском Союзе состоялись первые демократические выборы

Фрагмент моей диссертации "Общественно – политические неформальные организации в РСФСР в 1987 – 1990 гг." о выборах 1989 года и предвыборной борьбе.

Выборы на I Съезд народных депутатов СССР 26 марта 1989 г. являлись первыми за многие десятилетия от­носительно свободными выборами на территории СССР. Всего выбиралось 2250 депутатов. На 1500 ман­датов, определяемых непосредственно избирателями, претендовало 7,5 тыс. человек. 2049 кандидатур обсужда­лось на пленумах общественных организаций, чтобы отобрать из их числа еще 750 депутатов высшего органа власти.





Оргкомитет Народного фронта Москвы начинал кампанию по выдвижению депутатов, имея лишь сто с небольшим активистов в 26 столичных избирательных округах. Они нередко действовали столь изобретательно и энергично, что им удавалось добиваться выдвижения и официальной регистрации кандидатами в народные депутаты людей, практически неизвестных за пределами тонкой пленки социально активного слоя. И если этот барьер удавалось взять, они с высокой степенью вероятности добивались избрания своих кандидатов в высший орган власти.

Таким путем в Москве прошел в народные депутаты молодой ученый С.А. Станкевич (о его предвыборной компании - чуть ниже). Были избраны еще два кандидата в депутаты, которые выдвигались при поддержке Московского народного фронта и перешли на его позиции, - И.И. Заславский, член общества инвалидов по Октябрьскому округу, и А.Н. Мурашев, который баллотировался по Тимирязевскому округу. Наконец, МНФ активно сотрудничал по ходу избирательной кампании с инициативными группами по избранию Б.Н. Ельцина.

Москва в политическом отношении шла впереди страны по скорости формирования политического плюрализма. Здесь быстрее внедрялись современные методы ведения предвыборной борьбы многопартийного типа, здесь неформалы уже формировали настолько разнообразный политический спектр, что доходило до конкуренции между различными неформальными группами в одном окру­ге.
Так, например, в Черемушкинском избирательном окру­ге фактом стала не просто «двухпартийность»: КПСС - демократы, а «многопартийность»: КПСС - демократы - патриоты - экологисты.

Победитель выборов в Черемушках С.Б. Станкевич был неслучайной фигурой. Удачное сочетание членства в КПСС и в Московском народном фронте обеспе­чило Станкевичу и прохождение через сито окружного собрания, и организован­ную группу поддержки. К тому же Станкевич изучал западные предвыборные тех­нологии, и ему было интересно опробовать их на отечественной почве.
Тогда его активисты его группы поддержки впервые активно использовали агитацию «от квартиры к квартире», раздачу в людных местах листовок-агиток. Были созданы летучие группы, освоившие метод перемещающегося митинга: сначала вычисляли места скоп­ления народа и отмечали их на карте, а в час пик проводили там получасовые митинги. Для выявления нужд и запросов избирателей устраивался ежедневный социологический опрос у станций метро.









В это время официальные кандидаты райкома КПСС по старинке обещали, что отремонтируют дороги и школы, будут развивать здравоохранение и т.д. Но в то время стремительных перемен люди уже не верили начальству на слово. Они требовали от него объяснений за прежнее бездействие. Мол: «А где ж вы раньше-то были?»
Партийные органы почувствовали неладное уже накануне мартовских выборов. Система опросов тогда только входила в моду и еще не была «заказной». Опросив население, райкомы поняли, что официальные кандидаты «пролетают». От­ношения независимых кандидатов с партийными организаторами стали обостряться.
Линией размежевания в то бурное время было отношение к Ельцину, который тогда стал остро критиковаться в прессе. Станкевич стал инициатором сбора подписей кандидатов в депутаты под обращением в защиту опального «номенклатурщика». Результат этого действия был двояким - Ельцин получил публичную поддержку группы кандидатов, а кандида­ты стали «вагонами», прицепленными к «паровозу» Ельцина. Сторонники Б.Н. Ельци­на теперь могли более четко определиться, за кого голосовать по более мелким округам.
Первый тур 26 марта дал «ельцинистам» перевес в большинстве округов, где они выдви­гались. Но для Станкевича победа была еще впереди. Фавориты аппарата в его избирательном округе не вышли во второй тур, и теперь предстояло соревноваться с «патриотами» и экологистами, поддерживавшими М.Я. Лемешева. Кроме того, в числе его публичных сторонников были И.С. Глазунов, В.А. Солоухин, В.Г. Распутин, С.П. Залыгин53.






Обе стороны пытались донести свою идею до избирателя с помощью простень­ких рекламных стишков. Лемешев: «Выберите нас, выберите нас, не хотим носить противогаз». «Станкевич смотрит в корень: плохи у нас вершки, но главная причина - не годны корешки»54.
В райкоме партии «вдруг» вспомнили, что Станкевич - коммунист, и вызвали его «на ковер». Вот как позднее он вспоминал о разборе своего личного «дела». «Меня пригласили на беседу со вторым секретарем. Мне предъявлялись мои высказывания на митингах, беседа велась с отчетливым агрессивным запалом. Поскольку я не проявлял стремления соглашаться, он пригласил меня на бюро райкома, ждавшее в соседней комнате. Пошел жесткий разговор: "Торгуешь партийным билетом", "Топчешь но­гами партию!", "Поставил себя вне партийных рядов!". "Какие будут мнения?" - "Он сам сделал выбор, надо исключать". Для меня это был стресс. Все это было до­вольно неожиданно и резко. Но потом прозвучал голос: "Ну что вы, в самом деле, может иные меры поищем. Зачем сразу хирургические. Человек переоценил свои силы, кандидатом зачем-то полез. Не справился, не сдюжил, психологически разложился. Нужно просто снять свою кандидатуру". "Я говорю, что нет, не могу, люди мне по­верили". "Ну, может, действительно, не стоит снимать свою кандидатуру, скажут, что мы какое-то давление оказываем, злые языки бог знает что выдумают. Есть другой путь. Вот он наговорил черте что, телеграмму какую-то послал (имеется ввиду телеграмма, отправленная С.Б. Станкевичем в ЦК КПСС, с критикой компании в официальных СМИ по дискредитации Б.Н. Ельцина – авт.). Человек молодой, не разобрался. А сейчас, посоветовавшись с товарищами, может прийти к правильным выводам. Надо выступить с хорошей статьей в партийной печати, расставить верные акценты, товарищи поймут. Это был бы достойный мужественный поступок”. Я говорю, что не думаю, что телеграмма была ошибкой. Не исключаю, что не прав, к дискуссии готов. "Ну вот видите, он сделал уже выбор, фактически выехал из партии. Давайте ставить на голосование. Предлагаю исключить. Другие предложения? - Да я бы тоже не против исключения, но мы же ему услугу окажем. До выборов осталось несколько дней, вынести вопрос на бюро Института. А через несколько дней, после избирательной кампании вернемся к этому вопросу". Большинство выказалось за второе. После собрания я выглядел весьма измочаленным»55.
Интересно, на что рассчитывали в райкоме? Что человек, уже добившийся выхода во второй тур и всемосковской известности, публично распишется в трусости? Что бюро известного своим либерализмом Института всеобщей истории примется исключать видного демократа из партии? Похоже, сверху просто поступило указание «разобраться», и деморализованные поражением в первом туре райкомовские начальники спустили на Станкевича консервативных «псов». В итоге лишь помотали нервы и ускорили переход Станкевича на еще более радикальные позиции. Во втором туре Станкевич получил 57 % голосов избирателей56.



«Потом, - вспоминал Станкевич, - первый секретарь райкома меня встретил незадолго до съезда. Он сказал, что, мол, кто старое помянет, тому глаз вон, нужно работать вместе. Ты теперь у нас, как секретарь райкома. Заходи, будем советоваться»57. Если бы не было предыдущего разноса, может быть, и заходил бы. После выборов и до образований «Демократической России» С.Б. Станкевич «заходил посоветоваться» уже в Координационный совет МНФ.



В «северной столице» - Ленинграде неформалы и группы статусной интеллигенции также бросились в предвыборный бой. Неформалам удалось выдвинуть кандидатом в народные депутаты одного из лидеров клуба «Перестройка» П.С. Филиппова. Также сито избирательной комиссии прошла председатель Клуба друзей журнала «Огонек» М.Е. Салье. Один из лидеров «Перестройки», В.Н. Монахов, отсеченный окружной комиссией, подал апелляцию в Центризбирком. На центральном уровне реформаторы решили подыграть плюрализму, и Монахов был зарегистрирован.
Клуб «Перестройка» в Ленинграде создал общественный комитет «Выборы-89», организовав, таким образом, модель общедемократического предвыборного объединения. Его целями были, во-первых, поддержка «либеральных» кандидатов, в том числе и не выдвинутых оппозиционными организациями, но заявивших свою оппозиционную позицию, как Ю.В. Болдарев, А.А. Собчак или главный редактор журнала «Нева» Б.Н. Никольский; и, во-вторых, борьба против главного кандидата номенклатуры в Ленинграде - кандидата в члены Политбюро ЦК КПСС, первого секретаря Ленинградского обкома партии Ю.Ф. Соловьева. Ему окружное собрание расчистило дорогу, обеспечив безальтернативные выборы.

Несмотря на это за Соловьева проголосовало 44,8 % жителей, а за первого секретаря горкома А.Н. Герасимова - 19,7 %58. Конкурентом Герасимова был Ю.В. Болдырев. Все 7 кандидатов, поддержанные комитетом Выборы-89, прошли. По национально-территориальному округу Ленинграда прошел известный сле­дователь - правая рука Т.Х. Гдляна - Н.В. Иванов.





Правда, необходимо отметить и то, что официальные структуры тоже не сидели сложа руки и по мере сил отстаивали свои интересы, применяя т.н. «административный ресурс». Об этом свидетельствует и Записка ЦК КПСС «Об основных итогах выдвижения кандидатов в народные депутаты СССР»59 от 28 января 1989 года. В ней, в частности, говорится: «В целом партийные организации контролируют положение. В аппарате ЦК взяты под контроль территории, требующие особого внимания. Есть уверенность, что на большинстве окружных собраний получат поддержку наиболее достойные кандидаты.

Вместе с тем в ряде мест отмечается большая активизация всякого рода неформальных объединений, инициативных групп, «групп поддержки» отдельных кандидатов. Некоторые из них намерены захватить инициативу на окружных собраниях.

Результаты избирательных компаний теперь во многом зависят от умелого проведения окружных предвыборных собраний. Большинство партийных комитетов это понимают, организуют соответствующую подготовку. Вместе с тем отмечаются факты беспечности, эта работа в ряде случаев передоверяется окружным комиссиям, еще слабо задействованы партийные организации. Не везде тщательно продумывается организация и политическая сторона дела».
Именно окружные избирательные комиссии, кото­рые создавались местными органами власти старого созыва, руководили проведением выборов. Особое значение комиссий заключалось в том, что они имели право предварительного отсева «неправильно» выдвинутых кандидатов и, что еще важнее, созыва окружных собраний, которые могли уже безо всяких объяснений «отбраковать» всех кан­дидатов, которые по каким-то причинам были неугодны.































В окружное собрание входили представители коллективов и организаций, выд­винувших своего кандидата, а также люди, представлявшие официальные обще­ственные организации и советские органы. Окружные собрания формировались окружными комиссиями относительно произвольно. Значительную часть этих выборщиков со­ставляли представители местных предприятий и ЖЭКов.
В партийных органах понимали, что достаточно популярные демократы могут «обаять» работников предприятий, которые и составляли основную массу делегатов. Поэтому демократам и неформалам чинили всевозможные препятствия.

Однако, зачастую, противодействие, оказываемое властью своим политическим оппонентам, давало обратный эффект и работало на последних, а не на их заказчиков. По справедливому замечанию историка В.В. Согрина чем больше препятствий воздвигалось на пути независимого кандидата, тем тверже становилась решимость избирателей видеть именно его в качестве депутата.60 В связи с этим интересно еще одно показательное высказывание, ярко характеризовавшее те изменения, которые происходили в стране и в людях: «Сопротивление материала растет пропорционально осознанию себя гражданами»61.



Наиболее эффективно тактика грубого и немотивированного отсева со стороны «выборщиков» действовала в отношении неформалов - персонально они не были широко известны, так как не имели доступа к СМИ. Лишь немногие нефор­малы с партбилетами (например, все тот же С.Б. Станкевич) смогли «обмануть бдительность» окружных собраний.
В Центризбирком поступило более 8000 жалоб на грубое нарушение закона, допущенное властями при проведении собраний62.

Итогом проведения окружных собраний стало резкое снижение конкурентнос­ти выборов. Всего было выдвинуто 9505 кандидатов, но через окружные собрания смог­ло пройти только 507463. Окружные собрания не пережили 1989 года. Их антидемократический характер был слишком очевиден.



Так или иначе, состоявшиеся весной 1989 г. выборы народных депутатов СССР способствовали окончательному преданию неформальному движению политического характера. В этот временной отрезок создаются действенные протопартийные структуры, сформированные на основе постоянно функционирующих групп поддержки народных депутатов демократической ориентации.

Во время и после выборов эти группы выступили организаторами массовых митингов в Лужниках (Москва). 27 июля 1989 г. на базе объединений «Демократические выборы» (группа поддержки Т.Х. Гдляна; Зеленоград), «Комитет 19-ти» (движение сторонников Б.Н. Ельцина), Клуба избирателей Академии наук (группа по выдвижению А.Д. Сахарова), Координационного совета МНФ, клуба избирателей «Мемориала» и др. было учреждено Московское объединение избирателей64. Эта организация стала основой избирательной машины демократов в Москве.

О росте влияния неформалов красноречиво свидетельствуют результаты социологических опросов, проводимых по заказу МГК КПСС в начале 1989 года. По данным одного из таких исследований 41% опрашиваемых положительно отнесся к участию в выборах «самодеятельных организаций», 25% - отчасти отрицательно, и только 12% - отрицательно.

Еще более показателен итог другого соцопроса. На вопрос «Чей авторитет наиболее высок среди населения города Москвы?» 23% ответили, что авторитет неформальных объединений, 17% - партийных организаций, а более 50% так и не смогли никому отдать предпочтение65.




Помимо вышеперечисленных последствий предвыборной кампании конца 1988 - начала 1989 годов для неформальных организаций необходимо также выделить следующие результаты:

Во-первых, и в политической прак­тике, и в массовом сознании стало постепенно ослабе­вать противопоставление «мы - они». Неформалы на поверку оказались «обычными» людьми, готовыми делом служить общим задачам. Тем самым консерваторы лишались сильного идеологического и психологиче­ского оружия.

Во-вторых, значительно ослабли «сек­тантские» ориентации и «герметичность» многих нефор­мальных групп. Совершался политически и психоло­гически важный поворот от деятельности «для себя» к работе «для других», на все общество.
В-третьих, набирался такой ценный политический опыт, который нельзя было приобрести никаким другим способом. Неформа­лам пришлось освобождаться от наивного представ­ления, что для успеха дела важно лишь верить и дей­ствовать. Оказалось, что свои цели надо было утвер­ждать в конкурентной борьбе и одновременно уметь сотрудничать, идти на компромиссы. Пожалуй, впервые неформалы стали осознавать, сколь сложна и протя­женна во времени задача демократического согласова­ния интересов всех групп населения66. Одновременно они стали более трезво оценивать собственные про­граммы и возможности. Накапливались и столь необходимые для политической деятельности опыт «игры по правилам», знания об ухищрениях бюрократического аппарата.



Последнее обстоятельство настойчиво подталкивало неформалов к сотрудничеству с «независимыми про­фессионалами» - юристами, социологами, политоло­гами, то есть теми группами гуманитарной интеллигенции, которые могли оказать практическую помощь в проведении избирательной кампании.
Кроме того, во многом именно из-за активной деятельности неформалов, разоблачавших «представителей номенклатуры», были забаллотированы 33 первых секретаря и 31 секретарь обкомов (почти треть кан­дидатов этого ранга). Более оппозиционно оказались настроены северные и столичные округа. К северу от Москвы отсев первых секретарей составил половину. В крупных городах также была отсеяна половина первых секретарей горкомов и предисполкомов. Из 6 выставившихся на выборах в Москве представителей номенклатуры про­шел только член ЦК КПСС – Б.Н. Ельцин. В Ленинграде не прошли все пятеро. Эстония и Латвия «завали­ли» более половины советских и партийных руководителей67.

На выборах 1989 года лица, занимавшие высшие должности, конечно же, полу­чали режим наибольшего благоприятствования со стороны избирательных комиссий и местных властей, но ни в коем случае не гарантию выдвижения и избрания. Об этом свидетельствует тот факт, что доля собственно верхнего эшелона управления на Съезде народных депутатов составляла всего 16%.68 Все это говорило о кризисе доверия к представителям правящей элиты.



Одним из самых заметных феноменов выборов 1989 г. было продвижение специалистов, особенно научной и творческой интеллигенции. Общее число ученых, журналистов, деятелей литературы, искусства - 26,4% (прошлый состав Верховного Совета - 5,4%). 21,4% депутатов имели научную степень, в том числе 9,4% - доктора наук69. В составе съезда появились также группы депутатов, которые не бы­ли представлены ни в одном из прежних созывов Верховного Совета: священнослужители, сельские арендаторы, кооператоры, пенсионеры. Новый высший законодательный орган, безусловно, отражал социальный плюрализм общества в неизмеримо большей степени, чем все предыдущие.


В целом, выборы во многих отношениях стали первой «тихой» массовой революцией против партийно-государственного аппарата. Они были первыми, когда во многих местах аппарат уже не мог предопределить исход голосования.
Особенно ярко это проявилось в таких городах как Москва, Ленинград, Свердловск. А наиболее показательной явилась убедительная победа в Москве Б.Н. Ельцина (получившего голоса 89,4% избирателей столицы), который бросил открытый вызов «партаппарату».







В итоге демократы и сочувствовавшие им составляли примерно седьмую часть депутатов. Но и это был невероятный успех в условиях полудемократических выборов и сохранения кон­сервативной общественной обстановки в большинстве регионов страны.





=========================

Интересную предвыборную программу предложил Аркадий Хайт 30 лет назад ))

Некоторые её пункты актуальны и сегодня 😉

Из журнала "Огонек" номер 22 за 1989 год.





===========================

О своем участии в выборах говорят члены Межрегиональной депутатской группы Юрий Андреев и Владимир Вобликов.
http://www.svoboda.org/content/transcript/25310364.html

Предвыборное послание Евгения Евтушенко
В 1989-м году накануне выборов в народных депутатов к читателям "Огонька" обратился поэт Евгений Евтушенко. Сегодня это обращение звучит так же остро и выстраданно, как и 22 года назад.
http://www.kommersant.ru/doc/1822706

К 30-летию выборов, статья и видео от "Коммерсанта"
https://www.kommersant.ru/doc/3923699








=======================================================================

Приглашаю всех в созданную мной группу «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

http://vkontakte.ru/club3433647

=======================================================================



Жизнь – это дорога.

Путь, который дан

Перекрестков много

Выбираешь сам.

Можно проторенным,

По чужим следам

Или за мечтою,

К новым берегам.

Припев: Выбирай сам, с кем тебе по пути.

Выбирай сам крылья и лети

Выбирай дом, солнце и мечты

Выбирай сам, с кем ты!

Жизнь – это свобода

Выбора пути.

Слушай голос сердца

И за ним иди!

Светлою дорогой

Звезды в небесах

Будущее рядом,

Все в твоих руках!

Припев: Выбирай сам, с кем тебе по пути.

Выбирай сам крылья и лети

Выбирай дом, солнце и мечты

Выбирай сам, с кем ты!

https://youtu.be/9GT-dyO8-HM

Tags: 1989, Горбачев, ИсторияОсвобождения, ИсторияПерестройки, Перестройка, выборы 1989
Subscribe

Posts from This Journal “ИсторияОсвобождения” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments