ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Наталия Зоркая о социологии Перестройки

Фрагмент передачи "2016" на радио "Эхо Москвы"
11 марта 2016 года


Наталия Зоркая
ведущий научный сотрудник отдела социально-политических исследований аналитического центра «Левада-центр»


К.Ларина
― Гласность… Мы сейчас затерли все эти слова. Наше большинство проклинает Михаила Горбачева.

Н.Зоркая
― Ну это позор, вообще, да.

К.Ларина
― Ну товарищи, это же очень важный момент. Ведь тогда мозг включился… И мозг нации работал в это время. Я имею в виду не интеллигенцию по определению Владимира Ленина, а мозг именно как коллективное сознательное.

Н.Зоркая
― Мозг человеческий. Я как пример могу вам привести – это очень показательная была история – наш первый опрос был проведен такой как бы про все, условно говоря, про жизнь.

К.Ларина
― Когда «Левада-Центр» организовался?

Н.Зоркая – 88―й год. Собственно, Горбачев позвал Заславскую, и честь ему и хвала за это.

В.Дымарский
― Татьяну Ивановну… Ну это же и был ВЦИОМ.

Н.Зоркая
― Это и был ВЦИОМ, а Заславская позвала Леваду, тем самым она вытащила ресурс наработок 60-х, 70-х – то, что было. Дело в том, что журнальный бум – это потрясающий феномен 80-х, гласности. Потому что вспомните, какие были тиражи толстых журналов. То есть печаталась вся та литература, которая была важна, в том числе, для того, чтобы понимать, что такое было советское прошлое: хоть Шаламов, хоть Домбровский, хоть Гроссман, хоть Галич, хоть что на свете – и это люди читали. Тиражи были миллионные! Но это довольно быстро, где-то к 92-му году стухло.

К.Ларина
― Это всё другое стухло, а это как бы в эту топку просто было брошено всё.

Н.Зоркая
― Ну, в каком смысле «брошено в топку»?

К.Ларина
― Была мечта, за которой люди шли – говорю примитивно, рассказываю вам – потом они эту мечту осуществили — и вдруг оглянулись и поняли, что всё рухнуло, всё рухнуло!

Н.Зоркая
― Но про всех говорить не надо. Давайте говорить про условную интеллигенцию или культурные элиты, от которых много чего зависело. В перестройку и гласность сделали очень много. Но что произошло? Выбросили все то, что накопили за это время, сохранили. А новых идей-то… было очень мало.

К.Ларина
― Это правда.

Н.Зоркая
― И в этом смысле началась ломка, не важно: через потребительство, не потребительство, через отъезды, через еще что-то другое – да, начало рухать, но надо было долбить этот камень дальше. Потому что мы тогда, уже в начале 90-х фиксировали: люди читали о сталинских репрессиях, люди читали все, что публиковалось по этому поводу…

К.Ларина
― Они читали дела своих погибших…

Н.Зоркая
― Они читали дела своих погибших – это было важно. И данные были потрясающие тогда в этом смысле. Но ситуация переломилось.

В.Дымарский
― Но прививкой это не стало.

Н.Зоркая
― Это не стало прививкой, потому что это не пошло дальше, это не пошло в школы, это не пошло в учебники, это не пошло в массовое образование, это не трансформировало школу, прежде всего, которая как с 30-х годов какая она была, такая она и осталась. Появились отдельные прекрасные школы — их там… 20 – где прекрасные дети: все понимают, все знают. Но это ниши, и они не меняют температуру в обществе и не имеют влияния реального на других. И народ сполз постепенно. А поскольку экономическая ситуация – это очень важно – так резко ухудшилась, и была сильнейшая в обществе фрустрация, то народ погрузился в то, что ему, в том числе, предлагал – я сейчас тоже так примитивно говорю – но начал предлагать телевизор, в том числе, в разных вариациях: культура стеба – обстебывание всего, развлекуха, страшный криминал бесконечный…

http://echo.msk.ru/programs/year2016/1727442-echo/



Tags: 80-е, Перестройка, социология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments