ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Миф шестой

Миф шестой
Горбачев — слабый и нерешительный политик

       Прежде всего, необходимо сказать о том, что нерешительный человек вряд ли бы отважился на проведение столь масштабных реформ.
       Уже забылось то ощущение чуда, то боязливое неверие в реальность происходящего —когда с апреля 1985 года Горбачев начал действовать в совершенно непривычной, мягко говоря, для генсека манере.
       Затаила дыхание, не в силах поверить, интеллигенция. Вслушивались, с робкой, усталой надеждой на перемены к лучшему, "рядовые труженики". Насторожился всемогущий аппарат, мгновенно уловивший в поведении лидера партии угрозу для себя.
        Примерно год-полтора Горбачев практически один вел "разведку боем", пока все увереннее и смелее не устремилась в пробитые им в бастионах идеологического официоза, первые небольшие бреши творческая интеллигенция, прежде всего журналисты. То, что последовало затем, изменило ход истории.
       Так уж исторически сложилось, что в нашей стране основная масса населения довольно своеобразно понимает решительность политика, как его способность "решительно" наплевать на существующие законы и действовать по формуле: "Как я сказал, так и будет!" Не менее высоко ценится нашим народом и умение главы государства следовать принципу революционной целесообразности. Желание же первого лица в стране выслушать мнение представителей различных сторон перед принятием ответственного решения, неизменно воспринимается как его слабость. А уж после того, как Горбачев позволил открыто критиковать себя как в печати, так и с высоких трибун, прозвище "хлюпик" прочно закрепилось за ним в народных массах.
       Образ руководителя страны, пытавшегося выслушать все мнения и подробно объясняющего каждый свой шаг, не слишком вписывался в патриархальные представления русского народа о суровом, но справедливом''/царе- батюшке".
        Помимо этого следует учесть и несоответствие сложившемуся менталитету новой обстановки в стране. У людей, столетиями фактически находившимися на положении подданных у государства, сложилась некая привязанность к несвободе, к проживанию в клетке. Ведь в неволе тебя хорошо или плохо, но накормят (в любом случае), а на свободе уже все только от тебя зависит...
С другой стороны, многие из решений, принятых Горбачевым, выглядят слишком запоздавшими. И порой кажется, что выступить с каким-либо заявлением или издать какое-нибудь постановление можно было гораздо раньше.
      Но при этом не следует забывать, что каждый вой шаг Горбачев был вынужден делать с оглядкой на "пассивно-непослушное" большинство партаппарата и хозяйственной номенклатуры. Складывается такое впечатление, что, выступив с какой-либо преобразовательной инициативой, Горбачев (чтобы оформить ее в виде официального документа) терпеливо дожидался пока, во-первых, идея полностью не овладеет массами и, во-вторых, пока необходимость ее внедрения не дойдет до самых влиятельных блюстителей канонов марксизма- ленинизма.
      Как опытный политик, искушенный в "борьбе бульдогов под ковром", прошедший по всем ступеням партийной лестницы (который к тому же помнил о печальной судье Хрущева), Горбачев отчетливо понимал, что можно сказать сегодня, а что только завтра. Горбачев всегда пытался реально оценивать ситуацию, быть реалистом, иначе он не продержался бы у власти и года.
Кроме того, как и любой государственный деятель, он все время учитывал баланс сил на политическом Олимпе. От сюда его политика лавирования и поиска компромисса с различными сторонами политического спектра. Горбачев оказался в классическом положении того канатоходца, о котором пел Высоцкий: "Вправо, влево шагнет — упадет, пропадет". В этом и трагедия Михаила Горбачева, как убежденного центриста, руководившего страной крайностей.
         Хотя, собственно говоря, шесть лет, за которые прошла перестройка, для истории не такой уж большой срок, тем более для проведения столь масштабных и глубоких реформ, которые изменили вектор развития страны. Ведь, например, Александру II потребовалось столько же времени только на подготовку Манифеста об отмене крепостного права.
Таким образом, несмотря на кажущуюся нерешительность, именно благодаря своей смелости и целеустремленности, Горбачеву удалось начать перестройку и придать ее развитию необратимый характер.
Tags: Горбачев, ОСНОВНЫЕ ПОСТЫ, мое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments