ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Российская история поражений



Если проанализировать историю демократических (и даже полудемократических) выборов на всем постсоветском пространстве с момента прихода Владимира Путина к власти (2000 г.), то выяснится: ни один политик, на которого делала ставку Москва, не выиграл. Проиграли все. А с ними — и пресловутая политтехнологическая машина Кремля, которая беспричинно привыкла собой гордиться.

Начнем с Южной Осетии — страны, которая еще более зависима от России, чем Абхазия (здесь нет ни выхода к морю, ни потенциального турецкого противовеса Москве). В 2001 году Кремль поддерживает экс-президента Людвига Чибирова — выборы выигрывает оппозиционер Эдуард Кокойты.

Приднестровская Молдавская Республика (ПМР) — непризнанное государство, где на Россию большинство населения разве только Богу не молится. На выборах-2001 Кремль ставит на главу администрации города Бендеры Тома Зеновича, а уверенно побеждает бессменный президент Игорь Смирнов.

Перейдем к государствам более крупным и совершенно признанным. Вот, например, Молдавия. В 2005 году РФ-власть играет против молдавских коммунистов и их лидера Владимира Воронина, продвигая некую наспех слепленную партию «Патрия-Родина» (ее социальная база — гастарбайтеры, окормляющиеся в России). Результат: безоговорочная победа коммунистов.

В 2009 году наши боссы, напротив, ставят исключительно на Воронина и Ко. Итог: победа оппозиционного «Альянса за европейскую интеграцию», драматическое поражение коммунистов.

2010 год: после внеочередных парламентских выборов Кремль, чтобы не пустить обратно к власти все тот же «Альянс за европейскую интеграцию», всеми фибрами души лоббирует коалицию коммунистов и Демократической партии, возглавляемой бывшим соратником Воронина Марианом Лупу. Надо ли говорить, что российский проект проваливается, и у власти остается все тот же проевропейский «Альянс», без малейших признаков коммунистов.

Наконец возьмем главную кремлевскую любовь и боль — братскую Украину. На президентских выборах-2004 РФ открыто и яростно поддерживает Виктора Януковича. Владимир Путин (тогда — Президент России) дважды преждевременно поздравляет его с победой. Поскольку случилось это в дни смерти палестинского вождя Ясира Арафата в парижской клинике, славянское сознание немедленно родило политический анекдот: «Путин в 17-й раз поздравил Януковича, а также пожелал Арафату скорейшего выздоровления». Но — увы и ах — случается «оранжевая революция», президентом Украины становится Виктор Ющенко. В 2010 году Путин, напротив, тайно симпатизирует Юлии Тимошенко, с которой они обо всем договорились по бизнесу, — а побеждает Виктор Янукович.

Я уж не говорю о многочисленных неудачных попытках куда-то сплавить заклятых друзей Кремля типа Александра Лукашенко и Михаила Саакашвили.

В общем — сплошная засада, куда ни кинь, всюду клин...

Спрашивается: почему так всегда получалось и получается? Ведь у России на всем протяжении постсоветского периода оставались огромные, эксклюзивные ресурсы влияния на сопредельные государства: экономические, политические, интеллектуальные. Да и остаточное уважение к имперской метрополии никуда не исчезало даже у самых, казалось бы, неприкрытых противников России. Возьми самого завзятого украинского националиста-западенца, и он тебе враз объяснит, что Россия — великая сила, которая только и способна, по большому счету, править миром.

Так получилось и получается по нескольким причинам.

Во-первых, потому что технологии «суверенной демократии» не работают в условиях демократических выборов. Других же технологий кремлевские политпорученцы просто не знают. Им кажется: вот мы 100 раз позвоним, 200 раз надавим, возбудим 300 уголовных дел — и результат выборов сложится, как уютный карточный домик. А в ситуации, когда гражданам самим дано и доверено выбирать, кто будет ими править, вся эта байда не работает. Постсоветские люди тянут руки к демократии.

Но главное — это во-вторых. Всякая страна может стать центром притяжения для соседей, близких и далеких, если она создает притягательные для этих соседей образцы. Опять же: политические, экономические, социальные, интеллектуальные, технологические.

После распада СССР Россия могла бы интегрировать союзные республики в сферу своего исключительного влияния. Если бы предложила образцы, которые для этих республик стали бы по-настоящему привлекательными. Например — дала бы альтернативу и евроатлантической интеграции, и китайской экспансии. Или, наоборот, — возглавила бы движение экс-советских стран в Евросоюз. Как самая свободная, прогрессивная, демократическая республика бывшего СССР.

Но ничего этого, увы, не произошло.

Единственный образец, который РФ смогла и захотела предложить постсоветскому миру, — это тотальная коррупция. Конечно, в бывшем СССР много махровых коррупционеров, любящих извлекать многомиллиардные доходы из сановного положения. Но только модель экономики РОЗ (Распил, Откат, Занос), помноженная на тухлый авторитаризм, который способствует выдвижению наверх самых серых и тусклых, — ни в коем случае не может стать мечтою народов. Многие хотят жить в Европе и как в Европе — но не на ее бесперспективной, подслеповатой окраине.

Потому бывший СССР отталкивается от сегодняшней России, а не приближается к ней. Наши собратья, даже тысячу раз зависимые от нас, не хотят больше кремлевской милости-ласки. Они ищут иных центров притяжения, из которых главным остается — Европа.

Так будет и впредь. Пока мы сами, внутри себя, не построим государство, которым сможем гордиться.

Читать полностью: http://www.mk.ru/politics/article/2011/08/28/618343-rossiyskaya-istoriya-porazheniy.html


Tags: Белковский, аналитика, внешняя политика, империализм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments