ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Автореферат к моему дисеру. Часть 5

 

В третьей главе - «Становление политических  партий  как    итог    эволюции  неформальных политизированных организаций» исследуются характерные черты, причины возникновения, классификация и основные этапы развития как квазипартийных организаций так и первых легальных партий эпохи перестройки. Подробно рассматривается также вопрос взаимоотношений неформалитета с партийными и государственными органами власти.

С началом в 1989г. реальных  политических реформ,   развертыванием критики сталинизма как общественной системы, объявлением     установки на  «социалистический  плюра­лизм мнений», начались и процессы как легализации политической самодеятельности, так и создания политических само­деятельных «партий». «Партий» как организаций, юридически и политически условных, поскольку  для  них не было ни юридически возможного, ни политически оправданного поля партийной деятельности, скорее это была "игра в партию".  Следовательно, деятельность и стру­ктуру таких организаций можно считать переходной от уровня не­формальной группы к уровню полноценной партии, и потому эти ор­ганизации могут рассматриваться как одна из форм неформальных протопартийных образований.

Таким протопартийным образованьям были присущи достаточно жесткая степень организационной струк­туры, четкие идеологические и программные установки, оп­ределенные уставом  права и обязанности членов организации.  Практическая деятельность данных политических организаций строилась на желании непосредст­венно участвовать в осуществлении функции власти или влиянии на нее в оппозиционной или правящей форме.

Неоднозначность же отношения органов власти к подобным организациям объяснялась тем, что партийное руководство, с одной стороны надеялось с их помощью пробудить общество, вывести его из состояния апатии (создав тем самым гарантии необратимости перестройки), а с другой – боялось утратить над ним контроль, опасалось конкуренции со стороны альтернативных политических объединений. В новой обстановке идеологические и охранительные органы буквально на ходу вырабатывали стратегию дифференцированного подхода к неформальным объединениям, явно стараясь не прибегать к прежним репрессивным и запретительным методам.

Протопартии являлись носителями различных частей и функций политических партий и основным процессом  становления партий   как   политических   организаций   было   их   объединение, "слияние" в одну структуру.

Образующиеся таким путем партии и оказывались, в конце концов, не случайными группировками на поверхности политической жизни, а политическими силами, укорененными в толще гражданского общества и представляющими это общество в политической сфере. Таким образом, в конце 80-х гг. в недрах российской политической системы вызрели социальные и организационные предпосылки для возникновения новых субъектов политического процесса — альтернативных политических партий и движений. Советское общество вплотную подошло к созданию многопартийности как института гражданского общества.

Трудно переоценить  и роль внутрипартийного кризиса КПСС в процессе формирования советской многопартийности. Он не только создавал пространство для политической активности, порождая «разрешительные» меры вроде гласности, плюрализма мнений, свободы общественных объединений и т.д.; но и сам по себе выступал в роли своеобразной матрицы, направляющей и стимулирующей процессы идейно-организационного плюрализма, в конечном счете, создание предпосылок многопартийности.

Таким образом, к 1990г., с одной стороны, эволюция протопартийных образований, вплотную приблизила их к необходимости идеолого-политического и органи­зационного самоопределения в качестве политических партий. С другой стороны, партийно-государственная структура - КПСС, все больше теряла свое идеологическое единство и непрерывно гене­рировала из своих собственных рядов организации и группы, сто­ящие на совершенно различных политических платформах. Кроме того, руководство страны, постепенно лишаясь поддержки правящей номенклатурной элиты, вынуждено было балансировать между различными политическими силами, постепенно приходя к выводу о неизбежности (и даже желательности) многопартийности. Одним словом, многопартийность властно входила в жизнь, и с внесением  соответствующих конституционных поправок и принятием закона «Об общественных объединениях»  стала легализованным и действенным фактором политической реальности.

Становление политических партий прошло через три эта­па, при этом каждому хронологическому периоду соответствовала  особая форма протопартийных структур.

 Первый этап (1986-1988 гг.) характеризуется созданием экономических, социальных, политических и идеологических предпосылок для появления партий. На этом этапе происходило формирование идеологических позиций, выработка форм, методов и средств политической борьбы, воспитание новой генерации политических лидеров, восприятие массо­вым сознанием возможности и неизбежности идеологического и по­литического плюрализма в обществе. Формой, наиболее отвечающей успешному выполнению этих задач,  оказалась "неформальная поли­тическая группа" (кружок, клуб, семинар и т.д.). Через эти структуры смогли более или менее реализоваться те функции, ко­торые выполняют в развитом демократическом обществе политичес­кие партии. Это позволяет считать неформальные группы зачатка­ми политических партий в нашей стране. В целом же неформальное общественно-политическое движение создавало ситуацию многопар­тийности, ибо выступало как оппонирующая КПСС сила, имеющая, несмотря на внутреннюю идейную и организационную дифференциа­цию, главную роль - разрушение идеологической и политической монополии КПСС.

Второй этап хронологически охватывает 1988-1990 гг. Главным его содержанием стало возникновение собственно протопартийных образований, что было вызвано сочетанием многих объективных и субъективных факторов, прежде всего углублени­ем экономического кризиса и ростом негативной социальной активности населения. Протопартийные образования возникали, как правило, на основе неформальных группировок и могут быть све­дены к трем основным формам:

а) Массовые политизированные движения и объединения (Народные фронты, Движения в поддержку перестройки, Объединенные фронты трудящихся и т.д.). Формировались эти структуры в основном путем объединения неформальных групп близкой идейной ориентации (Народные фронты - "либерально-за­паднической", Объединенные фронты трудящихся - "ортодоксально-коммунистической") в масштабах крупного города или региона на основе общих политических целей (борьба за власть на региональном или общегосударственном уровне). Пиком наибольшего влияния НФ явилась кампания выборов народных депутатов СССР весной 1989 г. Первый съезд не только произвел шоковое дейст­вие на общественное сознание, но и способствовал возникнове­нию организованной парламентской оппозиции в лице Межрегио­нальной депутатской группы. Это событие резко ускорило процесс создания протопартийных структур.

б) Политические группы, именовавшие себя "партиями". Несмотря на само название, партиями в полном смысле этого слова не являлись, так как, с одной стороны, не обладали рядом не­обходимых признаков, а с другой - в стране еще отсутствовали политико-юридические предпосылки для легального оформления партий. Возникали эти структуры, главным образом, на основе наиболее влиятельных неформальных групп, либо путем объедине­ния нескольких таких групп, и отличались как узким географическим масштабом деятельности, так и слабой идейной оформленностью. Эти обстоятельства сближали "партии" с Народными фрон­тами. Наиболее характерным примером такой протопартийной струк­туры может служить "Партия Демократический Союз".

в) Партийные клубы и платформы в составе КПСС. Эти струк­туры возникали как объединения коммунистов с близкими идейны­ми позициями. Процессу идейной дифференциации в КПСС способст­вовала подготовка к ХХVIII съезду, в ходе которой обсуждалось несколько альтернативных платформ, на основе которых нередко выбирались делегаты съезда. Для данной формы характерна доста­точно четкая организационная структура и внутренняя идейная недифференцированность.

Третий этап. В 1990 г. начинается массовое оформление политических партий и формирование многопартийной системы. Этому способст­вовало как развитие социально-экономической ситуации, так и принятие новой редакции статьи 6 Конституции,  отменившей по­литическую монополию КПСС. Партии возникали на основе всех  форм протопартийных образований.

Соответственно, было выделено три эволюционные модели развития неформальных кружков, групп и клубов в партии:

а) группа, накапливая идейно-теоре­тический багаж, политический опыт и совершенствуя свою орга­низационную структуру, на определенном этапе провозглашает себя партией, и при благоприятных обстоятельствах находит свое место в политическом спектре. Такой путь проделали, в частнос­ти, Конституционно-демократическая партия (М. Н. Астафьев) и Рос­сийское христианско-демократическое движение (В. В. Аксючиц). Очень часто развитие на определенном этапе обрывалось: так, "Демократический Союз" распался, пополнив своими членами ряды многих конкурирующих организаций;

б) неформальная группа, придя к необходимости участия в политической борьбе,  объединяется с подобными себе группами в общегородскую или общерегиональ­ную структуру, которая могла выступать под разными наимено­ваниями: Народный фронт, Движение в поддержку перестройки и т.д. При этом объединение, как правило, происходило на общедемократической платформе, и возникшие структуры были, обычно, внутренне довольно слабо дифференцированы в идейном плане. При этом группы могли сохранять или не сохранять свою организационную самостоятельность. На определенном этапе развития внутри фрон­тов происходила естественная идейная дифференциация, и они прекращали активную политическую деятельность, пополняя своими активистами партии социал-демократической, либеральной, кон­сервативной и других идеологических направлений. Через такую эволюционную мо­дель прошли Социалистическая партия Б. Ю. Кагарлицкого (возникла на основе части активистов Московского народного фронта), Сво­бодная демократическая партия (на основе части Ленинградского народного фронта), и некоторые другие;

в) неформальная полити­ческая группа, возникшая внутри КПСС (Партийный клуб),  объеди­нялась с подобными себе клубами на основе общей идейно-теоретической платформы и создавалась довольно четко организованная структура, какое-то время остающаяся внутри КПСС и лишь затем оформляющаяся как политическая партия. Таким путем возникли, в частности, Республиканская партия России (на базе "Демплатформы"), Народная партия Свободной России (на базе Движения "Коммунисты за демократию") и Российская коммунистическая ра­бочая партия (на базе Движения «Коммунистическая инициатива»).

При этом следует помнить, что выделение трех эволюционных моделей в значительной степени условно и отражает лишь определенные тенденции. В реальной же политической жизни наблюдалось переплетение различных вариантов развития, задержки эволюции, тенденции регрессивного развития, сильные региональные особен­ности и т.д. Так, в частности, Демократическая партия России возникла путем объединения части активистов "Демплатформы" и членов Московского и Ленинградского народных фронтов. Россий­ская коммунистическая рабочая партия, кроме Движения коммунис­тической инициативы, вобрала в себя значительное количество  активистов Московского и Ленинградского объединенных фронтов трудящихся и т.д.

 

            На основе проведенного исследования были сделаны следующие выводы:

1) В период с 1985 по 1990 гг. в РСФСР основные функции политических партий выполняли именно политизированные неформальные организации, которые послужили организационной, идеологической и кадровой базой основной массы существующих российских партий.

2) Протопартийные неформальные объединения стали центрами кристаллизации пробуждающейся общественной активности, превратились в действенный механизм структурирования гражданского общества.

3) В малых коллективах неформалов граждане почувствовали свою социальную значимость, преодолели ощущение своей второстепенности, «дополнительности» по отношению к государству. Появились новые коллективные субъекты общественно-политической жизни, разрушавшие монополию «командно-административных» структур. Социальная жизнь перестала детерминироваться «центром» и стала слагаться из усилий множества разнообразных общественных ячеек.

4) Неформальная субкультура способствовала политической социализации и мобилизации человека, формируя, тем самым, облик современной политической культуры России. Оттеснение неформалов на задний план современной общественной жизни не означает, что они исчезли или даже проиграли, что возможности, которыми они располагали, сузились. Неформалы и сегодня являются наиболее устойчивым и длительно существующим стержнем формирующегося гражданского общества нашей страны, его связующим элементом.    

 

Общий объем диссертационной работы 210 страниц, из них основного текста 168 страниц. Библиография, включающая 296 наименований, изложена на страницах 195-210.

 

 

Основные положения диссертации изложены в следующих работах:

 

Работа, опубликованная в перечне периодических научных изданий, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

 

 1) Глезин Э.Е., Смирнова М.И. Особенности становления многопартийной системы в РСФСР во второй половине 1980-х гг. // Вестник Московского энергетического института.   2006.  № 3.  С. 110-123. - 1,5 п.л. (Авторство не разделено)

Статьи:

2) Глезин Э.Е. Исторические предпосылки возникновения неформальных общественно – политических организаций в РСФСР в 1987 г. М.: Издательство МОПУ, 2006. – 10 с. - 0,7 п.л.

3) Глезин Э.Е. Социально – политические предпосылки возникновения неформальных политизированных организаций  в РСФСР в 1987 г. М.: Издательство МОПУ, 2006. – 14 с. - 0,9 п.л.

4) Глезин Э.Е. Выборы в представительные органы власти в РСФСР (1989 – 1990 гг.) и участие в них неформальных общественно – политических объединений. М.: Издательство МОПУ, 2006. – 14 с. - 0,9 п.л.

5) Глезин Э.Е. КПСС и неформальные общественно – политические организации в РСФСР (1987 – 1990 гг.): характер взаимоотношений. // Человек, солдат, ученый. Памяти А.И. Зевелева. М.: Собрание, 2007. С. 205-217. - 0,8 п.л.

6) Глезин Э.Е. КПСС и неформальные организации: характер взаимоотношений (1987 – 1990 гг.) // История России в политологическом и культурологическом дискурсах: Сборник научных статей. М.: ГОУВПО «МГУС», 2004. С. 105-115. - 0,5 п.л.

7) Глезин Э.Е. Неформальные политизированные организации и их роль в становлении многопартийной системы в РСФСР во второй половине 1980-х гг. // Материалы XIII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Том I. – М.: МГУ, 2006.  С. 49-51. - 0,2 п.л.

Tags: Горбачев, ОСНОВНЫЕ ПОСТЫ, мое, моя диссертация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments