July 23rd, 2021

Перестройка

Товарищ Гуччи: за что советские женщины ненавидели Раису Горбачёву

Яркая, элегантная, деятельная... Раиса Горбачёва могла бы стать примером и иконой стиля для советских женщин, но вышло наоборот: соотечественницы ее терпеть не могли — как, впрочем, и некоторые жены первых лиц других государств.

Раиса Титаренко родилась в 1932 году в Рубцовске — городе тогда Западно-Сибирского, а сейчас Алтайского края. Ее отец был железнодорожным инженером, и семья часто переезжала с места на место, следуя за ним. Несмотря на это, девочка окончила школу с золотой медалью и была без экзаменов принята в МГУ на престижный философский факультет. Там она и познакомилась с Михаилом Горбачёвым.

Красавицей Раиса не была, но Михаил был очарован ее живым лицом, выразительным взглядом, стройной фигурой и завораживающем голосом. Начал ухаживать — и получил от ворот поворот: незадолго до этого Раиса рассталась с женихом. Родители молодого человека — высокие партийные чиновники — сочли, что девушка из простой семьи не подходит их сыну. После этого Раиса решила: никаких романов, лучше сосредоточиться на учебе.

Однако Михаил был настойчив, и спустя год Раиса согласилась стать его женой. На свадьбу будущий президент отправился зарабатывать в поля: он уехал в родное Ставрополье, где помогал собирать урожай. Пышного праздника устраивать не стали: свадьбу отмечали в диетической столовой студенческого общежития. Угощение было простое: на столе стояли винегрет, селедка, вареная картошка, котлеты и водка «Столичная».

В 1954 году девушка забеременела. Молодожены ждали сына с трепетом и радостью, Михаил даже имя заранее придумал — Сергей. Но родителями студенты так и не стали: после ревматизма у Раисы появились проблемы с сердцем, и беременность пришлось прервать.

Девушка окончила МГУ на год раньше мужа и поступила в аспирантуру, однако вскоре ее пришлось бросить. Михаила после вуза распределили в Ставропольский край, и преданная жена последовала за ним. Долго не могла найти работу: четыре года супруги вдвоем обходились одной зарплатой. Своей квартиры не было, денег хватало лишь на то, чтобы снять одну комнату. В ней и родилась в 1957 году дочь Ирина. В том же году Горбачёвы получили две комнаты в коммуналке.

Постепенно дела пошли на лад. Раиса устроилась лектором во Всероссийское общество «Знание», затем ее взяли преподавателем в два ставропольских вуза. Параллельно девушка занималась научной деятельностью — изучала социологию и проводила собственные исследования, на основе которых в 1967 году защитила диссертацию. А в 1978 году жизнь Горбачёвых кардинально поменялась: Михаила избрали секретарем ЦК КПСС.

Кремлевская жена

Чета Горбачёвых перебралась в Москву. Раиса волновалась, ведь в столице всё надо было начинать заново. Муж успокаивал ее: сложнее, чем в Ставрополе, не будет. Но он ошибся: в кругу жен членов Политбюро Раису не приняли.

Пресс-секретарь и помощник Горбачёва Андрей Грачёв вспоминал, что «кремлевские клуши» и «матроны» ее не переносили и постоянно пытались осадить. Как-то Раиса на приеме в Кремле села на свободное кресло — и чья-то супруга буквально вытащила ее оттуда со словами: «Ваше место вот там. В конце».

Отдушину Раиса находила в работе. Читала лекции в МГУ, продолжала участвовать в деятельности «Знания». Учила английский, посещала научные конференции, вела хозяйство и воспитывала дочь. Так продолжалось до 1985 года, когда Горбачёв был избран Генеральным секретарем ЦК КПСС.

Первая леди

Став первой леди, Раиса погрузилась в общественную деятельность. Вместе с академиком Лихачевым и историком Мясниковым она создала Советский фонд культуры, став членом его президиума. На культурную деятельность в то время была потрачена гигантская сумма — около 100 миллионов долларов США. Фонд занимался поддержкой музеев, восстановлением церквей и памятников, возвращением в Союз вывезенных произведений искусства, библиотек и архивов.

Занималась Раиса и благотворительностью. Курировала работу фонда, помогающего чернобыльским детям, принимала участие в работе международной организации для детей, страдающих лейкозом. Поддерживала пострадавших от землетрясения в Армении в 1988 году. «Была в больницах. Мальчик, у которого были передавлены ноги (школа рухнула прямо во время урока), закричал: "Тетя Рая, я больше никогда не пойду в школу". Что могла я сказать ему? Попросила крепиться. Пообещала построить новую школу», — писала потом в воспоминаниях женщина.

«Товарищ Гуччи»

Блестяще образованная, деятельная, эрудированная и неизменно элегантная Горбачёва могла бы стать идеалом и примером для всех советских женщин. Однако вышло наоборот: пока зарубежные журналы и организации награждали ее новыми титулами, соотечественницы с презрением называли Раису товарищ Гуччи и злословили по поводу ее нарядов. Ходили слухи о невероятных деньгах, которые она тратит: мол, обшивают Райку лично Ив Сен-Лоран и Зайцев, а сейфы полны драгоценностей, купленных за бюджетные деньги.

Обсуждали и быт первой леди, перешептываясь, что она окружена десятками горничных, поваров и уборщиц. Платят им, как академикам, вот только держат всех в черном теле, а уволиться нельзя: опасно! Выбирает Раиса специально некрасивых: боится, поди, что мужа уведут.

Горбачёву эти слухи удивляли и расстраивали. С Ив Сен-Лораном она и правда дружила, и он даже как-то пригласил ее на свой закрытый показ в Париже, но не более того. Пьер Карден пытался подарить первой советской леди всю свою коллекцию, но она отказалась, после уговоров взяв лишь один костюм и легкое пальто. Носила Горбачёва не бриллианты, а великолепно сделанную чешскую бижутерию: самое дорогое колье стоило 30 рублей.

Одежду для Раисы шили в Доме моды на Кузнецком мосту. Дизайнера Горбачёва выбрала сама, попросив прислать ей работы разных специалистов. На встрече с Тамарой Макеевой, чьи произведения понравились ей больше других, не стала спорить, услышав: «Вы из шестидесяти художников предпочли меня, это значит, что мы будем делать то, что я считаю нужным, а если вы не согласны, ищите кого-то еще».

В Дом моделей Раиса неизменно приезжала с цветами и конфетами и никогда не опаздывала. Когда сотрудники ателье привозили вещи на примерку к ней домой, была вежлива и не позволяла себе барства и капризов. Единственная уступка, о которой попросила Раиса: ткани она будет покупать сама за рубежом. Больше всего Горбачёва любила элегантные костюмы и платья, блузки с бантами, туфли-лодочки, шейные платки и шубы: всё это стало ее фирменным стилем.

«Да кто она вообще такая?»

Другие леди первых стран не жаловали Раису, как и раньше кремлевские жены. Нэнси Рейган в своих мемуарах называла ее Червонной королевой и раздраженно писала, что Горбачёва отказалась болтать о детях и семейных делах, а вместо этого принялась рассказывать про СССР. После второй встречи Нэнси раскритиковала устроенное для нее «типично русское чаепитие» с блинами, икрой, черникой и антикварным самоваром. «Если так выглядит типичное чаепитие в гостях у обычной домохозяйки, то я тогда Екатерина Вторая», — заявила она.

Третья встреча и вовсе стала катастрофой. Рейганы принимали Горбачёвых у себя, роль хозяйки исполняла Нэнси, но в центре внимания оказалась Раиса. Она предлагала новые темы для разговора, переходила от одной компании к другой, участвовала в разных беседах. И всё это вместо того, чтобы, как принято, обсуждать домашнее хозяйство и прочие пустяки с другими женщинами. Когда Горбачёвы уехали, жена Рейгана не выдержала: «Да кем вообще возомнила себя эта дама?»

И соотечественницы, и первые леди не любили Горбачёву по одной причине: и те и другие видели в ней ту, кем хотели бы быть, но не могли себе этого позволить. Советские женщины понимали, что у них никогда не будет ни элегантных нарядов, ни заграничных поездок, ни собственной виллы. Жены глав других государств раздражались, понимая, что Раиса не бессловесное приложение к мужу, а публичная персона, к мнению которой прислушивается весь мир.

А вот женщины-политики Раисой искренне восхищались. После знакомства с ней «железная леди» Великобритании Маргарет Тэтчер заявила, что с Горбачёвыми можно иметь дело. Раиса поразила ее эрудицией: о шотландском философе Дэвиде Юме, портрет которого висел в резиденции Тэтчер, советская гостья знала больше, чем все остальные присутствующие на встрече, вместе взятые.

Получившая признание

После добровольной отставки Горбачёва с поста президента СССР Раиса перестала мелькать на экранах и в газетах. Никто больше не обсуждал ее платья и украшения, а общественная деятельность тем более не интересовала журналистов. Раиса молча и незаметно продолжила свое дело. Участвовала в работе ассоциации «Гематологи мира — детям», лично патронировала Центральную детскую клиническую больницу в Москве, создала Клуб Раисы Максимовны, помогающий детским клиникам и провинциальным учителям, работающим с трудными подростками.

Горбачёву не начали любить — ее просто забыли. Отношение к Раисе изменилось лишь в 1999 году, когда стало известно, что она больна лейкозом. В клинику приходили мешки писем с пожеланиями выздоровления. СМИ постоянно публиковали новости о состоянии здоровья женщины. Однажды Михаил принес ей в палату газету, на первой полосе которой была опубликована статья «Леди достоинства», посвященная Раисе. Увидев ее, Горбачёва расплакалась. «Наверное, я должна была заболеть такой тяжелой болезнью и умереть, чтобы люди меня поняли», — сказала она.

Лечение не помогло: Раиса впала в кому и скончалась, не приходя в сознание. Похоронили ее на Новодевичьем кладбище в Москве. Горбачёв после ее смерти писал: «Мы были друзьями. Во всем поддерживали друг друга, заботились друг о друге... Но только когда Раиса оказалась на грани жизни и смерти, люди вдруг увидели, что, оказывается, мы любим друг друга». Так завершилась жизнь последней первой леди СССР, которая всю жизнь была занята важным делом, но лишь после смерти получила за это признание.

Источник:

https://www.cosmo.ru/stars/krupnim-planom/tovarishch-guchchi-za-chto-sovetskie-zhenshchiny-nenavideli-raisu-gorbachyovu/

=======================

Приглашаю всех в группы
«Эпоха освободительной Перестройки М.С. Горбачева»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

======================













Перестройка

Шод Муладжанов: «Чья карета у подъезда?»

31 марта 1987 года в газете «Московская правда» была опубликована статья Шода Муладжанова: «Чья карета у подъезда?»

Статья начинается с письма пенсионера Г. Сандурина, который просит разобраться редакцию газеты с использованием служебных машин в личных целях.

И журналист Шод Муладжанов начинает своё расследование. На основе многочисленных примеров, журналист делает крамольные обобщения и смелые выводы, которые шокируют читателей.

По сути дела впервые в советской печати была сформулирована идея о том что служебный транспорт стал инструментом формирования особой касты «неприкосновенных». Что продолжается и в наши дни.

«Город выделяет министерствам и ведомствам транспорт, дефицитные кадры водителей. А используются эти ресурсы преимущественно на благо руководящих работников, без видимой пользы обществу. Разве ж это нормально?

Разве можем мы мириться с огромными убытками от договорного обслуживания легковыми автомобилями а они по Мосавтолегтрансу в минувшем году составили 710 тысяч рублей. На нынешний год прогноз и того страшнее - более полутора миллионов. Подумайте об этом, уважаемый начальник, проезжая поутру в уютном салоне «Волги» мимо стоящих на остановке, толпящихся в автобусе сограждан!

Тем более, что не имеете вы права вызывать служебную машину к дому. Ни замминистра, ни руководителям главков, объединений и т. д. персональных машин не полагается - об этом однозначно говорят действующие инструкции и постановления…

Разве не создалась постепенно ситуация, при которой служебная «Волга» - желательно черная, хорошо бы с проблесковым маячком, дополнительными фарами, антенной радиотелефона да еще с «блатным» номером (это когда нули в начале, чем больше, тем лучше) - стала элементом престижа, благосостояния, показателем успешной карьеры чиновника?

Именно в такой «карете» новоявленному аристократу под стать прибыть хоть в вышестоящую инстанцию, хоть в гости, хоть в райком, хоть в сауну - тоже, конечно, особую, «начальственную»...

Проблема тут явно не транспортного уровня. Характерный поворот ее сквозил в беседах с работниками автохозяйств, ГАИ. «Хозяева» служебных машин не только роскошествуют сами, но и развращают водителей, подкармливая их кусками с «барского стола», внушая им ощущение вседозволенности, причастности к некоему особенному, ненаказуемому клану. Поговорите с любым автоинспектором, и он порасскажет вам, как часто нарушают черные «Волги» с известными номерами Правила дорожного движения, как наплевательски относятся их водители к требованиям элементарного порядка и как обрушивается телефонный гнев высокого начальства на любого, кто остановит такую машину на трассе, кто попытается внушить шоферу простую и вроде бы никем еще не отмененную истину: перед законом все равны...

Необходимые коренные изменения всей системы выделения служебного транспорта и его использования. Цель ясна: лишить незаконных привилегий тех, кто норовит обзавестись за государственный счет персональным автомобилем, пресечь злоупотребления…»

===============

Приглашаю всех в группы
«Эпоха освободительной Перестройки М.С. Горбачева»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

===================