April 7th, 2021

Перестройка

Принципы Перестройки против принципов сталинизма.

33 года назад - 5 апреля 1988 года - в газете «Правда» была опубликована знаковая статья «Принципы перестройки: революционность мышления и действий».

Этот манифест готовился группой редакторов во главе с Александром Яковлевым, финальную правку вносил лично Михаил Горбачев.

Статья, являлась ответом на опубликованное 13 марта 1988 года в “Советской России” письмо Нины Андреевой “Не могу поступаться принципами”.

Горбачев так вспоминал о том, как готовилась статья: «Выполняя поручение подготовить редакционную статью в ответ на публикацию «Советской России», редактор «Правды» [Виктор] Афанасьев и его сотрудники написали первоначальный вариант. Но проект явно не дотягивал до «кондиции», не было в нем ни широты взгляда, ни глубины выводов. В дело включились [идеологи ЦК КПСС Александр] Яковлев и [Вадим] Медведев с моими помощниками. Доработанный вариант разослали весьма узкому кругу. На заключительном этапе в редактировании текста принял участие и я».

В числе «узкого круга» был главный редактор «Известий» Иван Лаптев. «Как обычно, общественность об этом не знала, – свидетельствует он в свою очередь о секретности борьбы в кулуарах. – Статья для «Правды» готовилась долго и была опубликована только 5 апреля. Отбой обсуждениям давать не торопились, и кое-где они все еще шли, выявляя тот факт, что сторонников постоять за товарища Сталина и за научную идеологию у нас в стране большинство». И добавляет: «За 3-4 дня перед публикацией (помню, это была суббота, что для редакторов «Правды» и «Известий» не имело значения — газеты выходили в свет все 7 дней недели) позвонил Яковлев и попросил заехать. Я помчался на Старую площадь. АЭН, как мы его между собой называли, показал мне набор статьи «Принципы перестройки: революционность мышления и действий».

– Вот тебе один оттиск, – сказал он. – О конфиденциальности не говорю, сам все понимаешь. Может пройти весь текст, как считаешь нужным, – что-то снять, а лучше добавить и уточнить. Завтра в это же время жду тебя.

В редакции я прежде всего разыскал Н. Д. Боднарука. <…> Закрылись в кабинете, сели читать. Статья нуждалась в довольно серьезной правке, многие позиции требовали большей определенности. Взялись за работу, осложняемую тем, что и привлечь к ней никого не могли, и без машинистки обойтись было невозможно. Взяли машинку у помощников, печатали сами, благо для обоих это было когда-то обычным занятием. Чуть ли не к утру закончили. Прочли еще раз — можно отдавать Яковлеву».

Пока в Политбюро боролись разные силы, общество не могло решить, какая позиция победит. О «механизме торможения» в те дни пишет журналист Владимир Цветов: «В течение «трех недель застоя», как метко назвала «Комсомольская правда» промежуток от публикации статьи Н. Андреевой и до ответа на нее центрального партийного органа, что тормозило в нашем сознании, в наших душах гневный протест, выплеснувшийся так дружно после 5 апреля? «Механизм торможения». Он часть каждого из нас».

«Те, кто умел анализировать эзопов язык политических текстов, поняли, чья взяла, – пишет Лаптев. – Интеллигенция, прочитав, что мы «твердо и неуклонно будем следовать революционным принципам перестройки: больше гласности, больше демократии, больше социализма», вздохнула с облегчением.

https://gorbymedia.com/post/04-05-1988

===============

Принципы перестройки: революционность мышления и действий

Апрельский (1985г.) Пленум ЦК партии положил начало новому этапу социалистического развития, нацеленного на качественное обновление советского общества, на перестройку.

Начиная эту революционную по сути и невиданную по масштабам работу, далеко не каждый ее участник осознавал все трудности, которые ждут нас на выбранном пути. Но одно было ясно: по-старому жить нельзя. Страна стала терять темпы движения, накапливались нерешенные проблемы, обозначились элементы социальной коррозии, появились чуждые социализму тенденции. Все это привело к застойным, предкризисным явлениям.

Аналитическая работа, проделанная партией, обсуждение ее результатов на XXVII съезде КПСС и решения съезда, передовая общественно-политическая мысль — все однозначно указывало: необходимы кардинально новые подходы во всех областях. В экономике и социальной сфере, в управлении хозяйством и общественной жизни, в духовной сфере и в стимулировании активности, инициативы трудящихся. Только так можно удержать завоеванное трудом и героизмом предшествующих поколений. Только так можно придать новый импульс развитию нашего социалистического общества.

Вывод партии и народа, всех, кто глубоко и искренне болеет за страну, за социализм, за наше общее будущее, был единодушен: альтернативы перестройке нет. Отказ от перестройки, даже ее отсрочка чреваты самыми серьезными издержками и для внутреннего развития нашего общества, и для международных позиций Советского государства, социализма в целом. Об этой реальной правде было сказано прямо, откровенно, с цифрами и фактами в руках.

Прошло три года. Много вобрали они в себя. Разработана концепция, стратегия и тактика перестройки. Четко определены ее революционные принципы: больше демократии, больше социализма. Сегодня перестройка — социальная практика. Перестройка как образ мысли и действия все прочнее овладевает массами, все глубже входит в жизнь, определяя характер общественного сознания и практической работы.

За прошедшие три года мы стали другими. Подняли голову, распрямились, честно смотрим фактам в лицо и открыто, вслух говорим о наболевшем, сообща ищем способы решения проблем, накапливавшихся десятилетиями. Без решительного поворота к демократизации были бы невозможны те реальные сдвиги, которые уже наметились в решении ряда социальных и экономических задач. Все мы учимся жить в условиях расширяющейся демократии, гласности, проходим большую школу. Школа эта непростая. Освободиться от старого в мыслях и действиях оказалось труднее, чем мы предполагали. Но главное, что сегодня объединяет, — сознание того, что возврата назад нет. Губительность такого возврата очевидна.

Как нам быстрее возродить ленинскую сущность социализма, очистить его от наслоений и деформаций, освободиться от того, что сковывало общество и не давало в полной мере реализовать потенциал социализма? Именно к этой проблеме приковано в конечном счете внимание участников дискуссий, здесь проявляются порой полярные подходы.

Сейчас, когда мы вступили во второй этап перестройки, вновь стали актуальными вопросы, на которые, как казалось, уже даны ответы. И среди них прежде всего — а нельзя ли обойтись без ломки, без радикальных мер, нельзя ли ограничиться лишь совершенствованием созданного ранее? Не рискуем ли мы в процессе перестройки потерять, разрушить многое из того, что создано за семь десятилетий после Великого Октября?

Поднимается немало трудных, болезненных вопросов. Гласность показала, что в спорах порой не хватает политической культуры, умения слушать друг друга, по-научному анализировать общественные процессы, а то и просто не хватает знаний, аргументов.

Да и сама перестройка нередко понимается по-разному. Для одних — очередной косметический ремонт. Другие увидели в перестройке возможность некоего «демонтажа» всей системы социализма, а коль так, то весь путь, пройденный после Октября, объявляется ложным, ценности и принципы социализма — несостоятельными. Третьи — увлекаются радикальной фразеологией, теша себя и других иллюзией перепрыгнуть через необходимые этапы.

Почему возникают эти вопросы и что они отражают? Причин много. Кто-то еще не разобрался в сути происходящего. Кто-то не вполне отдает себе отчет в серьезности сложившегося положения. Кто-то сомневается в собственных, да и не только собственных силах. Кому-то тяжело расставаться с душевной леностью и спокойствием, непривычно брать на себя груз ответственности за свои действия. Кто-то уже успел испугаться масштаба преобразований.

Такое многообразие реакций на практические дела перестройки понять можно, особенно если учесть и груз прежних консервативных привычек, и сложность, непривычность новых проблем, которые оказались сконцентрированными на этом коротком, трехлетнем этапе. Ясно, что нужно и дальше разъяснять идеи и цели перестройки, вызвавшие ее причины, коллективно разбираться в общественных процессах, отделять зерна от плевел и в старом, и в новом. Все это, повторяем, нормально, естественно. Закономерна и дискуссия в обществе по всем вопросам нашей жизни. Она идет, будет развиваться и впредь. Ее благотворное влияние на общественное развитие становится все заметнее.

Новые задачи партии в перестройке всех сфер жизни на нынешнем этапе конкретизировал февральский Пленум ЦК КПСС. В речи на нем Генерального секретаря ЦК КПСС М.С.Горбачева «Революционной перестройке — идеологию обновления» дан четкий анализ сегодняшних проблем, изложена программа идеологического обеспечения перестройки. Люди хотят лучше осознать смысл начавшихся в обществе перемен, видеть, в чем суть и значение предлагаемых решений, знать, что понимается под тем новым качеством общества, которое хотим обрести. Борьба за перестройку ведется как на производстве, так и в духовной сфере. И хотя эта борьба и не принимает форму классовых антагонизмов, протекает она остро. Появление нового всегда обостряет отношение к нему и суждения об этом новом.

Уже сами по себе дискуссии, их характер, направленность свидетельствуют о демократизации нашего общества. Разнообразие суждений, оценок, позиций составляет одну из важнейших примет времени, свидетельство реально существующего ныне социалистического плюрализма мнений. Но в этой дискуссии нельзя не заметить весьма специфического направления. Оно нет-нет да и заявляет о себе не стремлением осмыслить происходящее, разобраться в нем, не желанием двинуть дело вперед, а, напротив, притормозить его, выкрикивая привычные заклинания: «изменяют идеалам!», «отказываются от принципов!», «подрывают устои!».

Думается, мы имеем здесь дело с явлениями не только общественно-психологического характера. Подобная позиция уходит своими корнями в командно-административные и бюрократические методы управления. Она связана и с нравственным наследием того времени, равно как и с обнаженными прагматическими интересами и соображениями, стремлением любой ценой защитить собственные выгоды — будь то материальные, социальные или же духовные.

Азбука марксизма: идея и интерес — категории взаимосвязанные. Любой интерес выражается в каких-то идеях. За любыми идеями непременно стоит тот или иной интерес. Консервативное сопротивление перестройке — это груз привычек, навыков мышления и действий, вынесенный из прошлого; это воинствующие эгоистические интересы привыкших существовать за чужой счет и нежелающих поступиться этой привычкой. Именно те интересы, против которых объективно и направлена перестройка. Ибо перестройка, как и всякая революция, не только «за», она еще и против чего-либо. Против всего того, что мешает нам жить лучше, чище, полнее, идти вперед быстрее, платить меньшую цену за неизбежные на новом пути ошибки и просчеты.

И в этой непростой обстановке надо четко различать, где настоящая дискуссия, подлинная озабоченность действительными проблемами, поиски наилучших ответов и решений. А где — стремление повернуть демократизацию и гласность против самих же демократизации и гласности, против перестройки. Кое у кого возникла сумятица в умах, растерянность. Развертывание демократизации, отказ от административно-командных методов руководства и управления, расширение гласности, снятие всевозможных запретов и ограничений породили опасение: а не расшатываем ли мы сами устои социализма, не подвергаем ли ревизии принципы марксизма-ленинизма?

Одни утверждают: «Мы идем в сторону мелкобуржуазного социализма, основанного на товарно-денежных отношениях. А кто его протаскивает в наше общество? Меньшинствующие идеалисты. Вот главная опасность для нас и вообще для мира на Земле. Вот чума XX века, на борьбу с которой столько сил положил В.И.Ленин».

«Не раскачивайте лодку! — пугают другие. — Опрокинете, разрушите социализм». Есть и такие, кто прямо предлагает остановиться, а то и вовсе вернуться назад. Отзвуком подобных настроений стала большая статья «Не могу поступаться принципами», появившаяся 13 марта с.г. в газете «Советская Россия». Сделанная в форме «письма в редакцию», публикация обратила на себя внимание читателей. Есть в ней и наблюдения, с которыми нельзя не согласиться. Есть и энергично выраженная озабоченность некоторыми негативными явлениями. Есть накаленность высказываний, которая тоже передается читателю. Но важнее все-таки другое: во имя чего она написана, какие решения предлагает, общий дух и стиль этих решений. Именно по этим позициям и обнаруживается полная несовместимость, противоположность позиций статьи и основных направлений перестройки.

Оговоримся: любой автор вправе отстаивать свою точку зрения. Именно такой подход утверждается сейчас в нашем обществе благодаря гласности, благодаря перестройке. Дело печатного органа — выносить ту или иную позицию на суд читателей, определять свое отношение к ней. Рубрика, под которой опубликована статья, позволяла предположить, что полемика по существу поднятых вопросов последует — если не сразу, то хотя бы спустя некоторое время. Это тем более необходимо, что вопросы подняты серьезные и в таком ключе, который иначе как идейной платформой, манифестом антиперестроечных сил не назовешь. Не случайно многие люди спрашивают: как понимать факт публикации статьи, манеру, в которой это было сделано? Не сигнал ли это, как уже бывало, к возврату в наезженную колею?

Прежде всего, статья, хотел того автор или нет, направлена на искусственное противопоставление друг другу нескольких категорий советских людей. Причем именно в тот момент, когда единство созидательных усилий — при всех оттенках мнений — необходимо как никогда, когда такое единство — первейшая потребность перестройки, непременное условие просто нормальной жизни, работы, конструктивного обновления общества. В том-то и заключается принципиальная особенность перестройки, что она призвана объединить максимально возможное число единомышленников в борьбе против явлений, мешающих нашей жизни. Именно и в первую очередь — против явлений. А не только и не просто против отдельных неисправимых носителей таких явлений, как бюрократизм, коррупция, злоупотребления и т.п. Не снимать ответственности с каждого, но и не выискивать «козлов отпущения»,

Далее, статья не конструктивна. В просторной публикации под претенциозным названием не нашлось места для осмысления ни одной из проблем перестройки по существу. О чем бы ни шла в ней речь — гласности, открытости, исчезновении зон, свободных от критики, о молодежи, — эти процессы и сама перестройка связываются лишь с трудностями и негативными последствиями.

Пожалуй, впервые читатели в столь концентрированной форме увидели в этом «письме в редакцию» не поиск, не размышление и даже не просто выражение растерянности, сумятицы перед сложными и острыми вопросами, которые ставит жизнь, а неприятие самой идеи обновления, жесткое изложение весьма определенной позиции, позиции по существу консервативной и догматической. По сути дела, два основных тезиса красной нитью пронизывают все ее содержание: зачем вся эта перестройка и не слишком ли далеко мы зашли в вопросах демократизации и гласности? Статья призывает нас сделать поправки и корректировки в вопросах перестройки, иначе якобы «власти» придется спасать социализм.

Видимо, еще далеко не у всех есть ясное понимание драматизма ситуации, в какой оказалась страна к апрелю 1985 года и которую мы справедливо называем предкризисной. Видимо, не все еще отдают себе полный отчет и в том, что административно-командные методы исчерпали себя. Всем, кто возлагает еще надежду на эти методы или их модификацию, пора бы понять, что все это уже было, было не раз, и не приводило к желаемым результатам. Представления о простоте и эффективности этих методов — не более чем иллюзия, которой нет исторического оправдания.

Так как же сегодня надо «спасать» социализм?

Или сохранить авторитарные методы, практику бездумного исполнительства и подавления инициативы? Сохранить порядок, при котором пышным цветом расцвели бюрократизм, бесконтрольность, коррупция, лихоимство, мелкобуржуазное перерождение?

Или вернуться к ленинским принципам, сутью которых являются демократия, социальная справедливость, хозрасчет, уважение к чести, жизни и достоинству личности? Вправе ли мы перед лицом невыдуманных трудностей и неудовлетворенных потребностей народа держаться за те же подходы, которые сложились в 30-е и 40-е годы? Не настало ли время четкого различения сущности социализма и исторически ограниченных форм ее осуществления? Не настало ли время научно-критически разобраться в нашей истории, прежде всего для того, чтобы изменить мир, в котором мы живем, извлечь суровые уроки на будущее? Первый путь практически разделяет публикация в «Советской России». Второй путь диктует жизнь, которая и потребовала перестройки.

Ведь именно наши идеологические оппоненты делают ставку на то, чтобы отождествить сущность социализма со старым мышлением, с авторитарными методами, с отступлением от принципов социализма. И разве не очевидно, что и здесь позиции доморощенных «плакальщиков по социализму» стыкуются с позициями зарубежных антагонистов его? Разве, снимая с ценностей, идеалов и принципов социализма ржавчину бюрократизма, очищая его от всего бесчеловечного, мы не высвобождаем тем самым лучшие, созидательные силы для борьбы за социализм, за наши ценности и наши идеалы? И разве борьба с консервативностью мышления, с догматизмом не есть борьба за эти идеалы, против их искажения, а одновременно и против идеологической всеядности и нигилизма? Ведь именно слепой, твердолобый, не ведающий сомнений догматик, чья нервная система привыкла действовать исключительно по принципу: либо все, либо ничего, либо все гармонично и хорошо, либо все расшатано и худо, способен впадать в растерянность и истерику. Именно он, неспособный выдержать «напряжение противоречия», утратив привычный материальный и душевный комфорт, раньше других и становится крайним нигилистом.

В статье нет того главного, что определяет научный подход к делу: стремления выявить сущность исторических процессов, отделить объективное от субъективного, необходимое от случайного, того, что действительно служило делу социализма, от того, что наносило ему вред — и в наших собственных глазах, и в глазах всего мира. В статье преобладает фаталистическое по сути своей понимание истории, не имеющее ничего общего с ее подлинно научным пониманием, оправдание именем исторической необходимости всего, что в ней имело место. Позиция, согласно которой лес рубят — щепки летят, несовместима ни с подлинной наукой, ни с социалистической моралью.

Едва ли не половина статьи посвящена оценке нашей давней и недавней истории. Последние годы являются ярким свидетельством растущего интереса к прошлому со стороны широчайших слоев населения. Историческое сознание народа все более формируется на принципах научного историзма и правды. Вместе с тем наблюдаются спекуляции на понятии патриотизма. Патриот не тот, кто громко кричит о якобы «внутренней угрозе» социализму, кто, смыкаясь с некоторыми политическими экстремистами, повсюду ищет внутренних врагов, «контрреволюционные нации» и т.д. Патриот тот, кто, не боясь никаких трудностей, действует в интересах страны, на благо народа. Нам нужен патриотизм не созерцательный, не словесный, а созидательный. Не квасной и лапотный, а патриотизм социалистических преобразований. Патриотизм, идущий не только от любви к «малой родине», а пронизанный гордостью за свершения великой родины социализма.

Прошлое жизненно необходимо для сегодняшнего дня, для решения задач перестройки. Объективное требование жизни — «Больше социализма!» — обязывает нас разобраться, что мы делали вчера и как делали. От чего надо отказаться, что взять с собой. Какие принципы и ценности следует считать действительно социалистическими? И если сегодня мы вглядываемся в свою историю критическим взором, то лишь потому, что хотим лучше, полнее представить себе пути в будущее.

Мы восстанавливаем в правах Правду, очищая ее от поддельных и лукавых истин, уводивших в тупики общественной апатии, усваиваем урок правды, данный XXVII съездом КПСС. Но Правда оказалась во многом горькой. И вот уже предпринимается попытка ссылками только на экстремальную обстановку обелить прошлое, оправдать политические деформации и преступления перед социализмом.

Сегодня мы знаем: массовым репрессиям подверглись многие тысячи коммунистов и беспартийных, хозяйственных и военных кадров, ученых и деятелей культуры… Такова правда, от нее никуда не денешься. Партия прямо сказала об этом. Многие обвинения уже сняты, тысячи и тысячи безвинно пострадавших людей полностью реабилитированы. Процесс восстановления справедливости продолжается и сейчас. Как известно, работает комиссия Политбюро ЦК, которая всесторонне изучает факты и документы, относящиеся к этим вопросам.

Замолчать больные вопросы нашей истории — значит пренебречь правдой, неуважительно отнестись к памяти тех, кто оказался невинной жертвой беззакония и произвола. Правда одна. Нужны полная ясность, четкость и последовательность, нравственный ориентир на будущее.

В многочисленных дискуссиях, проходящих сегодня, остро ставится вопрос о роли И.В.Сталина в истории нашей страны. Не обходит его и публикация в «Советской России». Заявляя о поддержке Постановления ЦК КПСС о преодолении культа личности и его последствий (1956 г.), одобрении оценок, которые даны деятельности Сталина в последних документах партии, статья на самом деле фактически пытается опрокинуть их, отделить социализм от нравственности. В угоду своей концепции автор обращается за поддержкой к Черчиллю. Отметим — приведенный ею панегирик Сталину принадлежит отнюдь не Черчиллю. Нечто подобное говорил известный английский троцкист И.Дойчер. Но в любом случае закономерен вопрос: тактично ли в оценке руководителей, видных деятелей нашей партии и государства неразборчиво обращаться к буржуазным источникам? Особенно, если уже имеется четко высказанная позиция самой партии, а в данном конкретном случае — оценка В.И.Ленина.

Личность Сталина крайне противоречива. Отсюда и яростные споры. Но принципиальные оценки даны на XX , XXII съездах партии, в докладе Генерального секретаря ЦК КПСС М.С.Горбачева «Октябрь и перестройка: революция продолжается». Оставаясь на позициях исторической правды, мы должны видеть как неоспоримый вклад Сталина в борьбу за социализм, защиту завоеваний, так и грубые политические ошибки, произвол, допущенные им и его окружением, за которые наш народ заплатил великую цену и которые имели тяжелые последствия для жизни нашего общества. Нет-нет да и слышатся голоса, что Сталин не знал об актах беззакония. Не просто знал — организовывал их, дирижировал ими. Сегодня это уже доказанный факт. И вина Сталина, как и вина его ближайшего окружения, перед партией и народом за допущенные массовые репрессии, беззакония огромна и непростительна.

Да, всякий исторический деятель формируется конкретными социально- экономическими и идейно-политическими условиями. Но культ не был неизбежным. Он чужд природе социализма и возможен стал лишь из-за отступлений от его основополагающих принципов.

Но почему же все-таки сейчас, когда партия дала на этот вопрос ясный и прямой ответ, снова и снова приходится возвращаться к нему? Думается, по двум причинам. Прежде всего потому, что, защищая Сталина, отстаивают тем самым и сохранение в нашей сегодняшней жизни, практике порожденных им методов «решения» дискуссионных вопросов, созданных им общественных и государственных структур, норм партийной и социальной жизни. А самое главное — защищают право на произвол. Произвол, который на поверку неизменно оказывается лишь эгоистическим интересом, — хотя у одного этот интерес может быть направлен на то, чтобы побольше взять и поменьше дать, у другого — укутан во внешне респектабельные одежды претензий на монополию в науке, собственную непогрешимость в делах или что-либо иное.

Возвращаться снова и снова к вопросу о личности Сталина приходится еще и потому, что вокруг этой оценки идет спекуляция на самом дорогом, что есть у человека, — на смысле прожитой им жизни. Происходит подмена понятий: дескать, если Сталин виновен в преступлениях, то как же быть с оценкой наших достижений прошлого? Как быть с оценкой труда, героизма людей, которые привели страну социализма к историческим завоеваниям? Не отрицаем пи мы и их, осуждая Сталина, отвергая его методы?

Нет, не отрицаем, а еще более возвеличиваем. Честный труженик, солдат на поле боя, любой советский человек, делом доказавший свой патриотизм, свою преданность Родине, социализму, выполняли ~ и выполнили! — свой долг. Это их труд, их самозабвенность и героизм двинули нашу страну на небывалые высоты. И только безнравственный человек может бросить тень на труд и подвиг народа. Но сегодня мы лучше, чем когда-либо, сознаем, как же непросто было делать настоящее дело в то трудное во всех отношениях время.

Неправомерно записывать сейчас этих людей в адвокаты сталинских беззаконий. Неправомерно еще и потому, что понимаем, обязаны понимать — насколько же более высокой была бы отдача их усилий для всей страны, для каждого из нас, если бы их творческий заряд, материальная действенность не ослаблялись объективно антиленинской, антисоциалистической практикой. Нет, не зря прожили свою жизнь ветераны партии, ветераны войны и труда! В неоплатном долгу у них все последующие поколения.

Но кое-кто никак не может избавиться от ностальгии по прошлому, когда одни вещали, а другие должны были внимать и безропотно выполнять. Ностальгию некоторых людей по прошлому понять можно, но не пристало печатному органу пропагандировать подобные настроения, не только не давая им должной оценки, но и создавая у читателей впечатление, будто им предлагается некая «новая» политическая-платформа.

Обращают на себя внимание и рассуждения автора о классовом подходе к оценке высказываемых в ходе дискуссий суждений и мнений. С точки зрения автора, не проблемы рождают те или иные полемические позиции людей, а их определенная социальная или национальная принадлежность. Тем самым в центр внимания ставится вопрос не что говорится и оспаривается, а кто именно говорит и спорит. Классовый подход в дискуссиях, безусловно, нужен. Но даже в тех случаях, когда мы вынуждены иметь дело с людьми, несущими чуждые социализму идеи, классовый подход — это не «клеймо», облегчающее «селекцию», а инструмент научного анализа. В статье говорится, что «живут и здравствуют потомки свергнутых Октябрьской революцией классов», а также «духовных наследников Дана и Мартова, других по ведомству российского социал-демократизма, духовных последователей Троцкого или Ягоды, обиженных социализмом потомков нэпманов, басмачей и кулаков». Корни антисоциалистических настроений статья готова искать чуть ли не в генах. Не созвучна пи эта позиция с известной сталинской установкой об обострении классовой борьбы в процессе социалистического строительства, повлекшей за собой трагические события? В статье высказывается озабоченность известным распространением нигилизма среди части нашей молодежи. Должно ли это быть поводом для беспокойства? Да. Но надо видеть: нынешние «перекосы» в сознании молодежи — это симптомы болезни, возникшей не сегодня. Ее корни уходят в прошлое. Это — следствие духовной диеты, на которой мы десятилетиями держали молодежь, несоответствия между тем, что провозглашалось с трибун, и тем, что происходило в обыденной жизни.

Лучший учитель перестройки, к которому мы должны постоянно прислушиваться, — это жизнь, а жизнь диалектична. Следовало бы нам постоянно помнить слова Энгельса о том, что для диалектики нет ничего раз навсегда установленного, безусловного, святого. Именно это непрерывное движение, постоянное обновление природы и общества и нашего мышления и есть исходный, первый, кардинальнейший принцип нового мышления.

В самые сложные, самые драматичные, переломные моменты истории В.И.Ленин снова и снова обращался к диалектике как живой душе марксизма, обращался не только для того, чтобы понять исторические события самому, но и для того, чтобы вооружить таким пониманием партию, народные массы. С этой же мыслью вошла в жизнь и перестройка.

Перестройка набирает обороты. Нельзя этого не видеть. Иными стали сама атмосфера в обществе, самочувствие людей. В целом рабочие, колхозники, интеллигенция действуют с чувством ответственности за дело перестройки, за страну, за социализм. И не надо бояться движения мысли, поисков наилучших путей реализации потенциала социалистической демократии. Это особенно необходимо сейчас, в период подготовки кХ1Х Всесоюзной партийной конференции.

Вернемся к вопросу: что уже удалось сделать? Как реализуются курс партии, решения XXVII съезда КПСС, пленумов ЦК? Какие положительные изменения происходят в жизни людей?

Мы по-настоящему взялись за решение самых первоочередных, насущных проблем — жилищной, продовольственной, обеспечения населения товарами и услугами. Начался поворот к ускоренному развитию социальной сферы. Приняты конкретные решения по перестройке образования, здравоохранения. Входит в жизнь радикальная экономическая реформа — наш главный рычаг осуществления крупномасштабных преобразований. «Это главный политический итог минувших трех лет», — говорил М.С.Горбачев на четвертом Всесоюзном съезде колхозников.

В духовной жизни общества мощно и сильно зазвучал голос интеллигенции, всех трудящихся. Это — одно из первых свершившихся завоеваний перестройки. Демократизм невозможен без свободы мысли и слова, без открытого и широкого столкновения мнений, без «огляда» нашей жизни критическим взором. Наша интеллигенция немало сделала для подготовки общественного сознания к пониманию необходимости глубоких, кардинальных перемен. Она сама активно включилась в перестройку. Берет на вооружение лучшие традиции, созданные ее предшественниками, апеллирует к совести, нравственности, порядочности, отстаивает гуманистические принципы и социалистические нормы жизни.

Сколько слов было сказано, написано о единении интеллигенции с рабочим классом, колхозным крестьянством. И как по-новому высветились эти истины сейчас, в пору всенародной поддержки перестройки со стороны широких масс трудящихся! В период, когда подлинно патриотические, нравственные оценки дум, дел, всей жизни нашей едины во всех слоях общества. Сколько подлинно патриотических начинаний связано в перестройке с именами наших писателей и поэтов, драматургов и критиков. Стоит здесь вспомнить яркую, наступательную, проникнутую идеологией обновления публицистику И.Васильева, занявшую на страницах той же «Советской России» достойное место в шеренге лучших материалов о перестройке.

Но мы видим и другое: отсутствие в отдельных произведениях сопереживания со своим народом, с его историей, с его радостью и болью. Иной автор будто апостол истины вещает и указует всем, как и что надо делать. Немало попыток поскорее заявить себя, отшуметь сенсацией, позабавляться «фактами» и «фактиками», но не ради истины, а на потребу собственного неутоленного тщеславия. Это приводит к передержкам, искажению фактов и, главное, — подменяет историю народа историей ошибок руководства. Естественно, что такой подход задевает чувства миллионов честных людей, не помогает извлечь из истории объективные и полезные уроки.

Корни подобных явлений — в том же наследии застоя. Мысль, чувства людей бились и тогда, мучительно размышляя о происходящем, его последствиях для будущего. Но результаты этого анализа, итоги поисков, свои предложения люди вынуждены были держать при себе. А теперь это с умноженной годами безгласности энергией вырывается на публику, причем не всегда продуманно и ответственно.

Обновлению, очищению подлежит и сфера культуры. Этот процесс станет идти тем быстрее, чем глубже и активнее будет вовлечена интеллигенция в жизнь народа, партии. Такт, доброжелательность, уважение, признание права на собственное мнение, но и честный, компетентный, открытый разбор ошибок — вот чего не хватает сегодня многим партийным комитетам в работе с интеллигенцией. «В вопросах культуры, — подчеркивал В.И.Ленин, — торопливость и размашистость вреднее всего» (т. 45, с. 389).

В практике партийной работы порой наблюдается другое. Особенно ярко это видно на примерах отношения к критическому голосу прессы. Кое-кто готов все беды, все неприятности текущей жизни видеть в том, что газеты «разболтались, судят обо всем, будоражат общественное мнение» и т.д. Надо осознать: газетная полоса — это вторичное явление. Первичное — в самой жизни! Чтобы не читать о недостатках на газетной полосе — их не должно быть в жизни.

И опять мы видим, какова цена, ответственность печатного слова. Как порой непроверенность фактов, претензии на монопольное владение истиной, порой просто подгонка фактов под заранее выстроенную концепцию автора закономерно оборачиваются против самых лучших побуждений. Консерваторы возводят подобные ошибки в абсолют, только к ним и сводят плоды демократизма и гласности. Что в итоге? Силы, на первый взгляд, полярно противостоящие по своим убеждениям, на деле блокируются в торможении перестройки.

Сегодня нет запретных тем. Журналы, издательства, студии сами решают, что обнародовать. Но появление статьи «Не могу поступаться принципами» — это попытка исподволь ревизовать партийные решения. На встречах в Центральном Комитете партии не раз говорилось, что советская печать — не частная лавочка, что коммунисты, выступающие в печати, редакторы должны чувствовать ответственность за статьи и публикации. В данном случае газета «Советская Россия», много сделавшая, прямо скажем, для перестройки, отошла от этого принципа.

Споры, дискуссии, полемика, конечно, нужны. Они ждут нас и впереди. Немало впереди и завалов, заминированных прошлым. Разминировать их надо всем вместе. Нам нужны споры, помогающие двигать вперед перестройку, ведущие к консолидации сил, к сплоченности вокруг перестройки, а не к разобщению. Менее трех месяцев осталось до XIX Всесоюзной партийной конференции. Это — большое событие в жизни партии, всего народа. Идет подготовка к ней. Главное — принести на конференцию опыт перестройки, анализ того, как ее концепция фактически проводится в жизнь, какие дает результаты. Чтобы реально видеть происходящее, новые явления в жизни, коммунистам надо владеть событиями, не тянуться в их хвосте. В.И.Ленин не раз говорил: «…твердая линия партии, ее непреклонная решимость тоже есть фактор настроения, особенно в наиболее острые революционные моменты…» (т. 34, с. 411-412). Перестройка — дело каждого коммуниста, патриотический долг каждого гражданина.

Больше света. Больше инициативы. Больше ответственности. Быстрее овладевать всей глубиной марксистско-ленинской концепции перестройки, новым политическим мышлением. Мы можем и обязаны возродить ленинскую практику социалистического общества — самого человечного, самого справедливого. Мы твердо и неуклонно будем следовать революционным принципам перестройки: больше гласности, больше демократии, больше социализма.

========

Приглашаю всех в группы
«Эпоха освободительной Перестройки М.С. Горбачева»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========












Перестройка

Ученые обсуждают статью "Правды" "Принципы перестройки: революционность мышления и действий".

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17 23/04/1988

17 апреля по первой программе Центрального телевидения состоялся подготовленный Главной редакцией пропаганды "круглый стол" - "Учимся демократии". Он был посвящен обсуждению редакционной статьи газеты "Правда" - "Принципы перестройки: революционность мышления и действий".

В передаче приняли участие доктор философских наук, профессор Л. П. БУЕВА (Институт философии АН СССР); доктор философских наук, политический обозреватель "Литературной газеты" профессор Ф. М. БУРЛАЦКИЙ; доктор юридических наук, профессор О. П. ТЕМУШКИН (Верховный Суд СССР). По многочисленным просьбам читателей мы публикуем выдержки из этой передачи.

БУРЛАЦКИЙ. Статья в "Правде" явилась ответом на выступление Н. Андреевой в газете "Советская Россия" 13 марта "Не могу поступиться принципами". И в одной, и в другой статье речь идет о тех принципах, которые нам дороги, на которых мы стоим и хотим развивать нашу страну.

Статья в "Советской России" - это попытка консолидировать силы, которые выступают не просто против перестройки, а против революционного преобразования нашего общества, против глубоких структурных реформ. И с этим, наверное, связана такая острая реакция не только со стороны "Правды", не только со стороны других органов печати, но и всей нашей общественности.

Первый, основной вопрос статьи Н. Андреевой - роль и место Сталина в нашей истории. Ответ на него был дан на XX съезде партии и в постановлении ЦК КПСС "О преодолении культа личности и его последствий". Сейчас на почве этого постановления мы развиваем свои представления о сталинском наследии, о системе управления, называемой командно- административной.

БУЕВА. Я принадлежу к тому поколению, которое по отношению к личности Сталина прошло путь от фанатичного восторга до крайней степени разочарования. Выли здесь и взлеты, и падения, и вера, и сомнения, но все-таки в нашем поколении осталось гораздо больше людей убежденных, приверженных принципам. Я тоже за принципы. Вопрос только в том, о каких принципах идет речь. Личность Сталина, оценка его роли в истории, конечно же, нуждается в том, чтобы рассмотреть обстоятельно все объективные и субъективные моменты на основании документов, фактов. Но дело здесь в том, что сама личность Сталина стала своеобразным символом определенной модели, определенного понимания социализма.

БУРЛАЦКИЙ. Среди широкой массы советских людей сохраняются некоторые иллюзии относительно Сталина. Многие до сих пор не понимают всего, что происходит сейчас Одна из причин такого положения заключается в том, что люди на протяжении 20 лет не получали об этом никакой информации. Очень немногие из нас читали доклад Н. Хрущева на XX съезде КПСС. Я лично считаю, что его надо опубликовать.

И только сейчас началась новая волна серьезного, объективного расследования того, что происходило. Одна из важных задач состоит в том, чтобы давать ответы на те вопросы, которые задает общественность и прежде всего молодежь. Есть недоверие, есть недопонимание, вот они-то как раз и эксплуатируются в статье Н. Андреевой.

ТЕМУШКИН. Пусть это не прозвучит парадоксом, но я в общем-то рад появлению статьи Н. Андреевой. Оно как бы открыло по-настоящему подлинную картину нашего общества, показало, что в нем еще очень много принципиальных противников перестройки. И сейчас, перед XIX партийной конференцией, они проявили себя.

БУРЛАЦКИЙ. Среди плохо информированных людей бытует предрассудок, что Сталин расправлялся со своими политическими противниками, он, мол, своими методами боролся против бюрократии, проводил "отстрел бюрократов" и тем самым контролировал ее. По отношению же к рабочим, крестьянам сохранялись демократические принципы, и отсюда широкий энтузиазм социалистического строительства.

ТЕМУШКИН. Заметим, что реабилитация репрессированных началась в 1954 г., а конца ей еще не видно. Это значит, что тысячи и тысячи невинных жертв пали в те годы. Этот "железный каток" подминал под себя всякого, кто оказывался на его пути, а не только тех, кто где-то когда-то в чем-то не соглашался. На недавно прошедшем пленуме Верховного Суда СССР был рассмотрен протест Генерального прокурора СССР по делу Ивана Демуры. Выходец из простой крестьянской семьи, он работал рядовым грузчиком на лесоторговой базе на Дальнем Востоке. В 1938 году, в возрасте 24 лет был обвинен в том, что дал согласие на участие в контрреволюционной, диверсионной террористической организации, готовой в "час икс" приступить к вооруженной борьбе с Советской властью.

Не поленилась Военная Коллегия приехать в Благовещенск и провести судебный процесс. Он начался в 14 часов, закончился в 14 час. 15 мин. Приговор уместился на одной странице, причем огромными буквами, видимо, чтобы ее всю заполнить: "Признать виновным, приговорить к смертной казни". И в тот же день И. Демура был расстрелян.

В это же самое время в Москве проходил процесс над так называемым право - троцкистским блоком, обвиняемым в создании повстанческой сети. Для того чтобы подтвердить ее наличие, и хватали таких, как Демура.

ОТ РЕДАКЦИИ: Об этом судебном процессе подробно рассказывается в статье "Грузчик Иван Демура в схеме Нины Андреевой", опубликованной в газете "Известия" 18 апреля с. г.

Говорят, что при Сталине был порядок. Но, простите за такое заявление, и на кладбище порядок. Нам такого порядка не нужно. Порядок, основанный на насилии, - это не порядок.

БУРЛАЦКИЙ. Мне самому часто не очень ясно: почему репрессии в 30-х годах достигли таких масштабов? Какова была цель уничтожения офицеров в армии: маршалов, генералов, вплоть до командиров рот? Это было "рационально" с точки зрения укрепления власти Сталина, или, как некоторые считают, было следствием сталинской паранойи? Причем это было накануне войны, когда все уже видели угрозу фашизма.

ТЕМУШКИН. Сталин, конечно, не мог не понимать, что, возглавляя строительство социализма, он создает совсем другой общественный строй. Он не мог не понимать, что в народе много здоровых сил и в первую очередь - это соратники Ленина. Неспроста же самые первые, самые страшные, самые роковые удары были нанесены именно по соратникам Ленина.

Репрессии в армии были связаны с тем, что Сталин все время ждал заговора. Он думал, что такие репрессии, такой режим не могут не вызывать протеста, организованного протеста. Но он ошибался. Заговора не было, он делал это впрок, делал с колоссальным "запасом прочности" своей личной власти.

БУРЛАЦКИЙ. Сам Сталин верил в социализм или не верил? Некоторые говорят даже о том, что на рубеже 30-х годов произошел контрреволюционный переворот и с той поры вообще не было речи о социализме.

Я лично думаю, что проблема более сложная и доводы в пользу более сложного ее рассмотрения очень просты. Ведь это было не только в нашей стране. Это повторилось в Китае. Мао Цзэдун шел собственным путем, когда осуществлял "культурную революцию", политику коммунизации.

Я не хочу называть другие социалистические страны, где повторились и репрессии, и явления культа личности, и еще многое из того, что было у нас в стране, не говоря уж о так называемом "коммунизме" Пол Пота в Кампучии. Значит, сама эта проблема куда более сложна. И если вернуться к истории нашей партии и нашей страны, то мы увидим, что с самого начала у нас боролись две тенденции, две традиции, два взгляда на социализм. Первый нашел свое воплощение в военном коммунизме, который в значительной степени был результатом гражданской войны и ее трудностей, но в то же время и порождением иллюзии быстрого скачка в коммунистическое общество, минуя социалистический этап. Иллюзий, которые подкреплялись надеждами на мировую революцию.

Второй опыт - это новая экономическая политика. Сталин всегда придерживался первого. В своих произведениях "Вопросы ленинизма", "Экономические проблемы социализма в СССР" он все время возвращался к идее скачка в коммунизм. За этими иллюзиями стояла политика разрушения нормальных экономических, в том числе товарно-денежных отношений, перевода колхозов в совхозы, огосударствления колхозов, жесткого государственного контроля за всеми сферами жизни, в том числе и культурной.

Иными словами, это не просто преступления Сталина, это и ошибки. И сейчас мы как раз больше всего имеем дело с этими ошибками, которые вошли в плоть и кровь командно - административной системы. Об этой проблеме четко и остро сказал недавно в Ташкенте М. С. Горбачев: "Мы поняли, что партии надо проявить мужество и волю, освободиться от сложившихся представлений о социализме, на которых лежит печать определенных условий и особенно- периода культа личности. Освободиться от старых представлений о методах строительства, а главное - избавиться от всего, что, вообще говоря, деформировало социализм, сковывало творческие способности народа".

Вот где корень той проблемы, которая стоит перед нашей страной, перед нашей теоретической мыслью и перед нашей практикой.

БУЕВА. Есть у К. Маркса одна глубокая мысль о том, что народ заслуживает то правительство, которое он имеет. И вот в этой связи я бы хотела обратить внимание на одну идею, высказанную в статье Н. Андреевой. Она резко и эмоционально призвала прекратить низвергать святыни и авторитеты. С тем, что действительно должны быть для нас какие-то священные принципы, - можно согласиться. Но с другой стороны, речь идет о том, можем ли мы сохранять не авторитеты и не святыни, а по существу, идолов - в качестве авторитетов. Вот это и произошло с фигурой Сталина. Многие, признавая, что он натворил, предлагают в интересах дела сохранить его фигуру как символ наших великих побед. Я бы с этим не согласилась. Молодое поколение потому зачастую и не доверяет старшему, испытывает какое-то чувство неуверенности, что оно слишком часто перекрашивало черное на белое, белое на черное.

БУРЛАЦКИЙ. Не так давно я выступал в одной научной аудитории, рассказывал о Китае, об экономических преобразованиях в этой стране. В основе аграрной реформы в Китае лежит семейный подряд, осуществляемый в рамках кооперативной, общественной собственности на землю. 800-миллионное китайское население перешло на семейный подряд, что обеспечило колоссальный подъем сельскохозяйственного производства. Жизненный уровень крестьянина за 5 - 6 лет вырос в три раза.

И вот поднимается мой коллега профессор и говорит о том, что не является ли это отступлением от социализма, ведь кто-то будет богаче, кто-то беднее. Значит; равенство в бедности он предпочитает определенной дифференциации в достатке.

И такое мнение существует.

ТЕМУШКИН. Когда мы решаем вопрос о борьбе со сталинизмом, я не могу не привести еще один разящий пример, который должен нас насторожить.

В июле 1941 г. Военная Коллегия Верховного Суда СССР вынесла оправдательный приговор Михаилу Сергеевичу Кедрову, привлекавшемуся к ответственности за антисоветскую деятельность. Это соратник Ленина, Дзержинского, бывший член Коллегии ОГПУ. Но какова же дальнейшая его судьба? Он не был освобожден из-под стражи, а через три месяца по личному указанию Берии расстрелян.

ОТ РЕДАКЦИИ: В 20-е годы, будучи членом Коллегии ОГПУ, М. Кедров помогал чекистам Закавказья. При этом он обнаружил грубые нарушения законности со стороны Л. Верни, в то время работавшего в органах ЧК. Факты эти и свой вывод об отстранении Л. Берии от работы в ЧК М. Кедров пытался довести до сведения Ф. Дзержинского. Но письмо, которое он направил в Москву, исчезло (сб. "Чекисты" из серии ЖЗЛ. издательство "Молодая гвардия". 1987 г.).

Вместе с ним были расстреляны еще 25 человек. Среди них два секретаря обкома партии и целая группа военачальников. В том числе депутат Верховного Совета СССР, командующий противовоздушной обороной страны генерал-полковник Григорий Михайлович Штерн; командующий ВВС страны Герой Советского Союза генерал- лейтенант Павел Васильевич Рычагов; кандидаты в члены ЦК КПСС - командующий Прибалтийским Особым военным округом генерал-полковник Александр Дмитриевич Локтионов и легендарный летчик-ас, дважды Герой Советского Союза генерал-лейтенант Яков Владимирович Смушкевич. Замечу, что это произошло в октябре 1941 года, когда немцы стояли под Москвой. Как этих людей не хватало в это время на фронте!

БУЕВА. Когда судьба самого Сталина оказалась впервые за всю историю нашего государства в непосредственной зависимости от судьбы державы, когда он понял, что поражение в войне повлечет его личную гибель, он изменил свой стиль. И даже, как говорят, стал прислушиваться к некоторым командующим, прекратил репрессии. Но стоило только отгреметь последним залпам войны, этот страшный "каток" опять покатился по стране.

ТЕМУШКИН. Ухо режет, когда то, что делалось при Сталине, называют ошибками. Можно ли назвать ошибкой его убеждение в том, что Гитлер не нападет на нас в июне 1941 года? К тому времени он уже настолько уверился в своей, так сказать, непререкаемой прозорливости, что допустил грубейший промах. Это была его ошибка, но это было и его преступление, которое стоило нашему народу неимоверных жертв.

И опять-таки, прекрасно понимая, что он сам в этом виноват, Сталин уничтожил командование Западного фронта во главе с генералом Павловым. Вначале его обвинили в том, что он был чуть ли не немецким агентом, потом в нераспорядительности, из-за которой якобы был открыт фронт и фашисты за несколько дней оказались под Смоленском.

БУЕВА. Историю со всеми достоинствами и недостатками Сталина назад не вернешь. За достоинства ему при жизни так воздали, как ни одной великой личности в истории не воздавали.

А вот его недостатки, преступления, ошибки мы судим посмертно, судим для того, чтобы это ни при каких обстоятельствах не могло повториться. На лекции о роли личности в одной из организаций мне задали вопрос: когда же мы, философы, объясним культ личности и все, что с ним связано. Я прямо ответила: когда нам дадут факты, материалы, гарантии гласности и свободного обсуждения на уровне решения научных проблем.

БУРЛАЦКИЙ. Главные гарантии перестройки заключаются в том, что в нее включаются самые широкие массы. Замысел нашего руководства, как я понимаю, в отношении гласности состоит в том, чтобы поднять широкие массы, включить их в заинтересованную, подлинную борьбу за перестройку.

Конечно, здесь одними призывами всего не добьешься, здесь нужны реальные перемены. Когда рабочий, крестьянин почувствует, что выигрывает от этого преобразования, этой новой формы, будь то бригадный, семейный подряд, индивидуальный труд, он скажет, что он - за перестройку. Недавно я был на заводе им. С. Орджоникидзе, наблюдал собственными глазами, что совет трудового коллектива, в котором подавляющее большинство рабочих, принимая решение, чувствует себя участником перестройки. В этом колоссальное различие между эпохой реформ 60-х годов и нынешней эпохой перестройки. Она затрагивает не только верхний этаж, но и фундамент, включает в себя массы. Ну а дело тех, кто так или иначе приобщен к теоретическим исследованиям, пропаганде, всеми силами этому содействовать.

https://aif.ru/archive/1649553

=======

Приглашаю всех в группы
«Эпоха освободительной Перестройки М.С. Горбачева»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=========



Перестройка

Первая советская валютная биржа.

Ровно 30 лет назад - 9 апреля 1991 года - впервые в советской истории открылась валютная биржа. «Центр проведения межбанковских валютных операций» начал проводить еженедельные торги.

В Советском Союзе слово «биржа» вспоминали только в новостях о капиталистическом мире и в учебниках истории.

С началом освободительной Перестройки Михаила Горбачева, после долгих лет преобладания социалистической системы планирования и распределения, страна пришла к необходимости создания частной собственности и новых форм хозяйствования.

Переход к рынку, начатый во второй половине 80-х годов, предполагал отказ от централизованного материального снабжения и директивного установления цен.

Возникли коммерческие банки, новые товары, включая финансовые ресурсы в валюте и рублях и другие. Директивное распределение кредитно-денежных ресурсов Госбанком противоречило всей логике рыночных отношений.

В итоге реформируемая экономика столкнулась с вызовом - как в условиях нарушенных директивных связей организовать сферу обращения денежных ресурсов? Одним из ответов на этот вызов стало формирование валютных бирж.

Под контролем центральных государственных органов Внешэкономбанк СССР начал проводить валютные аукционы (ноябрь 1989 — апрель 1991 года), на которых впервые стал устанавливаться рыночный курс рубля к доллару США.

В 1991 году в СССР была создана общесоюзная валютная биржа. Приказом Госбанка СССР от 27 февраля 1991 года № 13 было утверждено Положение «О Центре проведения межбанковских валютных операций («Валютная биржа») Государственного банка СССР» (далее по тексту - Положение). 11 июня 1991 года Приказом Председателя Госбанка СССР №180-91 утверждены «Временные правила осуществления операций в Центре проведения межбанковских валютных операций (Валютная биржа) Государственного банка СССР» (далее - Правила).

Параллельно с созданием общесоюзной валютной биржи велась работа по организации аналогичного института в РСФСР. Так, согласно Постановлению Совета Министров РСФСР от 31 мая 1991 г. N 300 «О Российской валютной бирже», было признано целесообразным организовать постоянно действующую Российскую валютную биржу, как центр по проведению на территории РСФСР сделок с иностранной валютой, заключаемых по курсу, складывающемуся на основе текущего соотношения спроса и предложения. Открытие биржи планировалось на 1 июля 1991 года. Однако этой валютной бирже было не суждено открыться, работа по ее созданию на территории РСФСР в составе СССР фактически трансформировалась в создание биржи на территории независимой Российской Федерации - Московской Межбанковской Валютной Биржи.

Необходимость создания общесоюзной валютной биржи была продиктована Указом Президента СССР от 26 октября 1990 г. №УП-943 (Д ) «О введении коммерческого курса рубля к иностранным валютам и мерах по созданию общесоюзного валютного рынка». Согласно преамбуле Указа, рубль должен был стать свободно конвертируемым, а для этого в свою очередь нужна была организационно-техническая база, без которой свободная обратимость рубля в иностранные валюты была бы фактически невозможна. Указом также было предусмотрено создание эффективного механизма перераспределения валютных ресурсов страны в условиях перехода на рыночные отношения, таким механизмом как раз и могла послужить валютная биржа.

Таким образом, для целей свободной конвертации рубля в иностранные валюты, регулирования рыночного курса рубля, создания механизма перераспределения валютных ресурсов Госбанком СССР был образован Центр проведения межбанковских валютных операций - «Валютная Биржа» (далее в данном разделе — биржа, Валютная биржа, Центр).

В соответствии с п.2.1. Положения, п.2 Правил для осуществления своих задач биржа была наделена рядом полномочий:

заключать сделки по купле и продаже иностранной валюты со своими членами;

осуществлять котировку текущего рыночного курса советского рубля к иностранным валютам;

организовывать операции Государственного банка СССР по регулированию (поддержанию) рыночного курса рубля к иностранным валютам;

организовывать двухсторонние сделки между членами биржи по продаже и покупке иностранной валюты по курсу, складывающемуся на основе спроса и предложения;

организовывать расчеты в иностранной валюте и в рублях по заключенным на бирже сделкам.

Статус биржи. Валютная биржа не была самостоятельной организацией, а представляла собой хозрасчетное подразделение Государственного банка СССР. Биржа была наделена определенным имуществом, которым вправе была самостоятельно распоряжаться, могла от своего имени заключать договоры, относящиеся к ее хозяйственной деятельности, имела отдельный баланс и могла открывать счета в банковских учреждениях (п.п. 1.3.,1.4. Положения).

Надзор. Валютная биржа была подведомственна Государственному банку СССР. Государственный Банк СССР утверждал все акты, касающиеся деятельности биржи.

Ревизия деятельности Центра осуществлялась ревизионным аппаратом КРУ Государственного банка СССР либо независимой аудиторской фирмой (п.6.4. Положения).

Прибыль, получаемая Центром в результате его деятельности, в размере 60 % зачислялась в фонды Центра, а в оставшейся части перечислялась Государственному банку СССР (п.7.1. Положения).

Органы Валютной биржи. Согласно п.5.1. Положения управление Центром осуществляли следующие органы:

Биржевой совет;

Директор Центра.

Биржевой совет осуществлял общее руководство деятельностью Центра (п.5.2. Положения).

Центр возглавлялся Директором, действующим на основе единоначалия. На Директоре Центра лежала персональная ответственность за выполнение возложенных на Центр задач и функций.

Директор Центра осуществлял руководство оперативной деятельностью Центра и был исполнительным органом.

Участники торгов. П.6 ст.5 ФЗ «О банках и банковской деятельности» №395-1 от 2 декабря 1990 года (в первоначальной редакции п.з ст.5 Закона) купля-продажа иностранной валюты была отнесена к банковским операциям.

Эти операции согласно ст. 1 закона могли проводить только кредитные организации (в первоначальной редакции - кредитное учреждение), имеющие соответствующую лицензию.

Правилами эта норма была конкретизирована - право на участие в торговле иностранной валютой в Центре имел Государственный банк СССР и специально зарегистрированные члены Центра (п.5,7 Правил), которыми могли быть:

банковские учреждения, имеющие лицензию на осуществление валютных операций, выданную Государственным банком СССР или центральными банками республик;

Внешэкономбанк СССР на основании своего устава и постановления Верховного Совета СССР "О порядке введения в действие закона СССР "О Государственном банке СССР" и Закона СССР" О банках и банковской деятельности";

финансовые учреждения, имеющие право на осуществление валютных операций на основании постановления Правительства СССР.

Согласно п.8 Правил Члены Центра могли осуществлять операции от своего имени и за свой счет; от своего имени по поручению клиентов и уполномоченных банков (посреднические операции за комиссионное вознаграждение)

Операции в Центре осуществлялись членами Центра через своих представителей из числа их сотрудников, которые допускались к операциям после проверки Центром их профессиональной пригодности. Представителям членов Центра запрещалось проводить операции от своего имени и за свой счет. Члены Центра несли полную ответственность за действия своих представителей.

Согласно п. 11 Правил право на покупку или продажу иностранной валюты в Центре через членов Центра имели все советские предприятия, в том числе предприятия с участием иностранных инвестиций, а также банки, не являющиеся членами Центра (п. 16 Правил).

До Перестройки за куплю-продажу иностранной валюты в разное время было предусмотрено уголовное наказание, вплоть до расстрела. В 1921 году наказание за незаконное проведение валютных операций предусматривалось ст.106 Уголовного Кодекса. Позднее, в соответствии со статьей 88 «Нарушение правил о валютных операциях» Уголовного Кодекса РСФСР, утвержденного Законом от 27 октября 1960 года и введенного в действие с 1 января 1961 года, нарушение правил о валютных операциях, а также спекуляция валютными ценностями или ценными бумагами, наказывалась в случае рецидива лишением свободы на срок от 5 до 15 лет с конфискацией имущества и со ссылкой от 2 до 5 лет или без нее, либо смертной казнью с конфискацией имущества. Эта норма пришла из ст. 25 Закона СССР от 25 декабря 1958 года «Об уголовной ответственности за государственные преступления» (ведомости Верховного Совета СССР, №1, 1959).

Статьей 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР «О сделках с валютными ценностями на территории СССР» от 30 ноября 1976 года было установлено, что «совершение на территории СССР операций по покупке у организаций и граждан, а также по продаже им валютных ценностей, является исключительным правом Госбанка СССР. Другие организации могут совершать такие операции только по поручению Госбанка СССР». К валютным ценностям относилась и иностранная валюта (банкноты, казначейские билеты, монеты), что было указано и в статье 137 ГК РСФСР, утв. ВС РСФСР 11.06.1964 . В статье 137 ГК РСФСР было также установлено, что валютные ценности могут приобретаться лишь в порядке и в пределах, установленных законодательством Союза ССР.

Согласно статье 3 Указа производство и прием платежей в иностранной валюте допускались на территории СССР только в трех случаях: 1) при расчетах по внешней торговле и других международных расчетах СССР; 2) при оплате товаров и услуг в магазинах и организациях, которым предоставлено право принимать такие платежи в порядке, установленном Советом Министров (наиболее очевидный пример — сеть магазинов «Березка»); 3) в других, предусмотренных законодательством СССР, случаях.

В той же статье было закреплено, что сделки, совершенные в нарушение этих положений, влекли административную и уголовную ответственность, а проведение платежей допускалось только через Госбанк СССР и Внешторгбанк СССР.

Курс рубля к доллару устанавливался государством централизованно и нисколько не основывался на реальном рыночном соотношении. Да и сам рынок валют существовал по большей части лишь в «черном» варианте. От самих граждан СССР факт отсутствия свободного рынка валют и централизованного курса пытались скрыть путем нехитрой лжи через средства массовой информации.

Вот что говорил об этом очевидец, член Союза писателей, Валерий Яковлевич Тарсис: «Бесстыдство властей доходило до беспримерной наглости. Народ жил впроголодь, а газеты писали об изобилии ... Когда смотришь на мир раскрытыми глазами ... ясно видишь эту нехитро сплетенную ложь. Просматривал я как-то «Известия» и мне почему-то бросилась в глаза информация, в которой сообщалось, что с 1 апреля сего года на фондовой бирже в Москве котировались доллары по девяносто копеек. Я и раньше, до моего духовного возрождения, видел эту информацию, но не обращал на нее внимания, как и все русские люди. Но теперь я подумал - да ведь здесь, что ни слово - то ложь. Прежде всего, не существует в СССР никакой фондовой биржи; во-вторых, никакая иностранная валюта в Москве не котируется - ведь за ее куплю-продажу в Советском Союзе людей расстреливают».

https://lawbook.online/finansovoe-pravo-rossii-kniga/113-birjevaya-torgovlya-valyutoy-sssr.html

========

Приглашаю всех в группы
«Эпоха освободительной Перестройки М.С. Горбачева»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

===========






















Перестройка

Первая негосударственная студия грамзаписи.

33 года назад - 14 апреля 1988 года - была официально зарегистрирована первая коммерческая студия грамзаписи "Фили" (Feelee Records, Feelee Promotion, Feelee Management & Record Company, «Фирма грамзаписи ФИЛИ»), основанная музыкальным предпринимателем Игорем Тонких. Так была ликвидирована государственная монополия единственной на тот момент фирмы грамзаписи "Мелодия".

С самого начала интересы компании были ориентированы на "независимую" сцену. Именно "Фили" провели в Москве первые концерты тогдашнего авангарда: Наутилуса-Помпилиуса (Свердловск), Воплей Видоплясова (Киев), Не Ждали (Таллинн).

С 1988 года, строго придерживаясь выбранной ориентации, "Фили" начали организовывать концерты зарубежных групп. Первыми были концерты группы World Domination Enterprises из Великобритании - 08.03.1988 и 9.03.1988, затем американцы Sonic Youth - 12.04.89, а дальше пошло-поехало: The Shamen, Fred Frith, Henry Keiser, Chris Cutler, Millions Of Dead Cops ...

В 1991 году совместно с телекомпанией ВиД был проведен беспрецендентный по тем временам 8-часовой благотворительный рок-фестиваль "Рок Против Террора". Участвовали ведущие артисты страны: Алиса, Аукцыон, Бригада С, Ва-Банкъ, ДДТ, Авиа, Калинов Мост, Crossroads, ЧайФ, и группы из пострадавших районов: Мцыри (Грузия) и Bix (Литва).

По итогам фестиваля был выпущен двойной альбом. Первым же номером в каталоге стал альбом группы Воскресение. На сегодняшний день в каталоге компании более 150 наименований. Фирма грамзаписи Фили не спешит наращивать каталог за счет разовых изданий отдельных альбомов, исповедуя принцип подписания с артистами долгосрочных контрактов.

С самого начала компания Игоря Тонких занималась продвижением альтернативной сцены в России. Feelee издала дебютные альбомы таких групп, как Tequilajazzz, Zdob și Zdub, «Пелагея», «Ноль», «Колибри», «Тараканы!», I.F.K. и множество других. Лейбл Feelee Records считается главным дистрибьютором западной независимой музыки в России, выпуская лицензированные музыкальные релизы от зарубежных лейблов 4AD, Mute, Beggars Banquet, XL, Ninja Tune, Warp. Компания Feelee также известна как организатор фестиваля «Рок против террора» (1991) и ряда фестивалей «Учитесь плавать» (1995—2000).

Помимо лейбла звукозаписи, головная компания Feelee также включала в себя подразделение Feelee Promotion — организатора концертов и туров, и компанию «Территория», выступавшую в роли информационного агентства и дистрибьютора продукции Feelee Records.

Сам Тонких вспоминал позднее: "Окончил я МАИ, и распределён был на завод им. Хруничева, «почтовый ящик» на Филях, в чьём ведении был ДК имени Горбунова. Когда я пришёл становиться на учет в местный комитет комсомола, меня спросили: Что будешь делать? «Ничего». А чего любишь? «Музыку люблю». Музыку будешь делать? «Ну, музыку буду…». Сделал первый концерт — «Чёрный кофе» и «Легион», потом «Звуки Му» с кем-то ещё, потом притащил туда рок-лабораторию, привёл с Маяковки спекулей-меломанов, нашли Борю Симонова, который сейчас «Трансильвания», под эгидой завода сделали клуб филофонистов — и всё завертелось. В 85-м пришел на завод, в 86-м сделал первый концерт, в 88-м начал работать под вывеской «Фили».

Тонких, Игорь Владиславович:

В 1985 году по распределению попал на Завод им. М. В. Хруничева, которому принадлежал Дворец культуры имени Горбунова. Работая на заводе инженером, на общественных началах начал заниматься музыкальной деятельностью. В 1986 году организовал первый рок-концерт в ДК им. Горбунова, где до этого проходили только концерты «Клуба самодеятельной песни (КСП)». Тогда же пригласил в ДК Московскую рок-лабораторию, которая стала регулярно проводить в нём свои «Фестивали Надежд».

В 1987 году, пригласив на должность председателя Бориса Симонова, создал в фойе ДК им. Горбунова «Клуб филофонистов», который сначала перекинулся на площадь перед ДК, затем на аллею к метро «Багратионовская», вскоре трансформировавшись в крупнейший в России аудиорынок.

В 1988 году уволился с завода, чтобы полностью посвятить себя музыкальной деятельности. Вместе группой энтузиастов, в число которых входили Александр Ларин и Андрей Борисов, создал «Компанию „Фили“» (в дальнейшем — Feelee Management & Record Company).

Официальный сайт: https://archive.feelee.ru













Фили. История одного лейбла.

https://youtu.be/XPIRe3U6Ius




========

Приглашаю всех в группы
«Эпоха освободительной Перестройки М.С. Горбачева»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

===========