March 6th, 2021

Перестройка

Дмитрий Муратов о том как Михаил Горбачёв разрешил интернет и «отсиживался» в Форосе в августе 1991.

«Особое мнение» на «Эхо Москвы» 5 марта 2021 года.

Ольга Бычкова - Важная дата, но совсем другого рода и совсем про другого человека, с совсем другими ассоциациями — это, конечно, прошедший недавно юбилей Михаила Сергеевича Горбачева, которому исполнилось 90 лет. И дай бог ему дальше еще и больше и дольше…

Почему так много до сих пор людей, которых волнует вся эта история, которое до сих пор имеет какое-то плохое, хорошее, сложное, ненавистное, какое угодно отношение к Михаилу Горбачеву, который и президентом-то пробыл недолго, и прошло уже с тех пор бог знает, сколько лет, а вот тем не менее?

Д.Муратов― Прошло 30 ровно…

О.Бычкова― Немало.

Д.Муратов― Не мало и не много. И, наверное, Оля, ты тоже видишь это, и это наблюдают все — я читаю множество различных блогов, каналов, чьих-то френдлент — и к Горбачеву отношение очень сильно, конечно, изменилось. От того поколения, условно, бумеров, которые на него возлагали вину за то, что они проснулись однажды в другой стране, не в Советском Союзе, а в России, отношение особенно, конечно, у молодежи, оно сильно изменилось к Горбачеву. Понятно, почему. Эти-то знают, что такое выбирать веру, которая тебе по душе, что такое пересекать границы и иметь возможность вернуться обратно; что такое свободно читать книги и смотреть кино; что такое учить языки, получать то образование, которое ты хочешь получить; что такое не быть с 5-й графой или быть ущемленным по какой-либо иной национальности. В конце концов, эти молодые люди, да и не самые молодые, а 30— и 40-летние тоже отлично уже знают, что интернет — это тоже, извини, Горбачев. И он разрешил.

О.Бычкова― Горбачев разрешил интернет?

Д.Муратов― Конечно. Именно он это и сделал. И были первые настоящие, конкурентные и честные выборы.

О.Бычкова― Интернет — это все-таки 90-е в России.

Д.Муратов― Нет, в том-то всё и дело, что это 87-й, 88-й год первый интернет в Советском Союзе и первые компьютеры соединенные в сеть. Я тогда работал в «Комсомольской правде». И замечательный Сергей Кушнерев (царствие ему небесное), он тогда, получив всё это могущество, первый выстраивал интернет-сеть, интернет-обсуждение, интернет-форумы. Это 87-й, 88-й годы. Вот когда появился зародыш интернета у нас в стране. В 90-е развивался.

У Горбачева сложная судьба. Она не могла быть не сложной, потому что сложная страна. Мы напечатала прекрасное исследование Александра Александровича Аузана. Видите ли, в чем дело. Александр Александрович Аузан на основе полевых исследований, он как — я напомню — декан экономфака МГУ различал две большие категории народа в нашей стране. Одни люди — это люди, которые живут на Урале и за Уралом туда, в Сибирь и на Дальний Восток. Это люди со склонностью к предпринимательству, к личной свободе, можно сказать, к какому-то особому индивидуализму. Понятно, что им всё время приходилось осваивать новые территории. У них было много креативных решений. Они бы не выжили, если бы их стесняли и заводили в какие-то рабские рамки.

О.Бычкова― И у них не было крепостного права.

Д.Муратов― Точно абсолютно. Это одна из причин: ни ига, ни крепостного права. Это одна гигантская часть народа нашей прекрасной страны.

Вторая часть — это люди, которые пребывали на себе и иго, и крепостное право, которые жили не на таких гигантских территориях, на которых жила другая часть нашего народа. И эти люди, они скорее не индивидуалисты, а коллективисты, — считает Аузан, и я должен с ним согласиться.

Как совмещать? Вот это распятье Горбачева, оно в чем? Между вот этими вольными людьми, покорителями гигантских просторов и теми, кто должен оседло жить на своих территориях сначала под помещиком, потом под красным директором, под секретарем обкома. И вот одним, которые живут на одной территории, им нужна справедливость, а этим нужна свобода. И вот этот крест между свободой и справедливостью — как его увязать? Он и выпал Михаилу Горбачеву. И Горбачев очень пытался лавировать. У него такими же были, хочу тебе сказать, два деда. Один не вступил в колхоз, а второй был председатель колхоза. И вот с самого детства, любя и того и другого деда, Михаил Горбачев смотрел, как пашет и впахивает один, как пашет и впахивает другой, но цели у них разные. Один дед с помощью отца Горбачева даже раскулачивал другого деда — даже кукурузу у него лишнюю отбирал. Как совместить частную собственность, и как совместить вот чтобы хватило всем, вот эту саму справедливость?

Первые законы о кооперации, о предпринимательстве, об аренде, о комсомольских этих самых научно-технических центрах молодежи — это всё уже про предпринимательство. А выборы по рабочим сотням? А желание, чтобы люди сами выбирали себе директоров? А бюджетные послания в связи тем, чтобы вовремя выплачивали — не смогли — зарплату? Это как раз с другой частью народа. Вот приблизительно так. Фантастическим образом это происходило. Как привить свободу тем людям, которые ее боятся? Ведь разве сейчас не то же самое.

Горбачев посчитал, что народ в праве решать свою судьбу. Это его любимая мысль: Люди имеют право сами решать свою судьбу. Именно потому идея освобождения людей и народ — это всё про это. И союзный договор, который он пытался заключить, был про это

О.Бычкова― Получается, что со времен Горбачева не очень много изменилось, не очень много произошло. Потому что сейчас опять это всё… а, может быть, еще сложнее.

Д.Муратов― А я тебе скажу, что не изменилось. Главный миф про Горбачева — это то, что он знал про готовящийся государственный переворот 19-го августа, так называемый КГЧП, и просто хотел сделать это чужими руками. Я как-то здесь рассказывал. Сегодня, сразу после горбачевского 90-летия… Я, кстати, тебе хочу сказать, я у него был в палате, где он проходит курс лечения. Мы выпили по рюмке. У него прекрасно работает голова, чего не скажешь о бодрости походки. Но, вообще говоря, что называется, не дождетесь. Допустим, поэтому у Геннадия Андреевича есть живой Ленин, там можно делать дыхание рот в рот, а у нас есть Михаил Сергеевич Горбачев, и он, действительно, живой.

Смотрите, что происходит. Я должен про эту историю коротко рассказать. Многие, кстати, на самом деле не знают. 4 августа 91-го года перед переворотом Горбачев проводит совещание в Ново-Огарёво у себя в резиденции с Ельциным и с Назарбаевым. Чего они обсуждают? Они обсуждают, каким будет союзный договор, и каким будет Советский Союз после этого — Союз суверенных республик — ССР. Зыгарь в своей книжке говорит, что Ельцин запомнил это название и в 96-м году даже его пару раз применил во время избирательной кампании.

Вот они сидят. У них там закуски, там чего-то выпить. Сидят они 11 часов. О чем они договариваются? Горбачев идет в президенты Советского Союза и Ельцин идет на альтернативных выборах кандидатом на президенты Российской Федерации. Назарбаев вместо Валентина Павлова премьер-министром. Крючков, председатель КГБ уходит в отставку. В отставку уходит министр МВД Пуго. И, в общем-то из когорты, которая потом стала основой ГКЧП никого-то не остается. Начальник охраны Горбачева Генералов и официант, который всё это привозит на тележке, прикрепляют микрофон к этой тележке с бутербродами и выпивкой. И доставляется эта запись прямиком к Владимиру Александрович Крючкова, генералу армии, председателю КГБ СССР.

Крючков понимает: ему кирдык: его не будет, его снимают с работы. Именно это послужило триггером, главным спусковым крючком, что у себя на объекте АБЦ — это такое специальный объект Первого главного управления в переводе Абонентско-библиотечный центр.

О.Бычкова― Книжки читать.

Д.Муратов― Там собираются: Бакланов, Шейнин, чуть позднее — Павлов, Пуго. И он говорит: «Ребята, никого из вас не будет. Это надо останавливать. Нужно это останавливать». Вот так вот, борясь за власть, они придумывают ГКЧП. Потому что они поняли: они не усидят.

У меня есть письмо. Я его прочитаю. Я никогда его не читал, а сейчас прочитаю. У меня есть письмо, которое прислал Владимир Крючков, уже арестованный председатель КГБ СССР Горбачеву. Он, если не ошибаюсь, первое письмо прислал 21 августа 91-го года:

«Президенту СССР товарищу Горбачеву.

Уважаемый Михаил Сергеевич, я числюсь в задержанных… Завтра может быть, арест и тюремное задержание. Но какой же это позор — измена Родине. Не буду сейчас писать вам более. Уважаемый Михаил Сергеевич, но надо ли держать нас в тюрьме? Одним под 70, другим — около. Не стоило бы подумать об иной мере пресечения, например, строгий домашний арест? Вообще-то, мне очень стыдно. Мне удалось послушать часть вашего интервью о нас. Заслужили или нет (по совокупности), но это интервью убивает. К сожалению, мы этого заслужили.

С человеческим уважением Крючков.

И дальше, вы не представляете себе. Есть плата мер и весов, там хранятся эталоны. Вот эталон лицемерия я сейчас вам оглашу, если ты не возражаешь.

Второе письмо от 25 августа:

«Уважаемый Михаил Сергеевич!

Огромное чувство стыда — тяжелого, давящего, неотступного — терзает постоянно. Позвольте объяснить Вам буквально несколько моментов.

Когда Вы были вне связи, — а Горбачев оказался без связи (потерял, видимо, телефон) — я думал, как тяжело Вам, Раисе Максимовне, семье, и сам от этого приходил в ужас, в отчаяние. Какая все-таки жестокая штука эта политика! Будь она неладна…

Короткие сообщения о Вашем пребывании в Крыму, переживаниях за страну, Вашей выдержке (а чего это стоило Вам!) высвечивали Ваш образ. Я будто ощущал Ваш взгляд. Тяжело вспоминать об этом.

Д.Муратов: Завтра может быть, арест и тюремное задержание. Но какой же это позор — измена Родине
За эти боль и страдания в чисто человеческом плане прощу прощения… Понимаю реальности, в частности мое положение заключенного, но питаю весьма слабую надежду. Но прошу Вас подумать о встрече и разговоре со мной Вашего представителя.

С глубоким уважением и надеждами…

В. Крючков»

Значит так «Когда вы был без связи, я думал, как вам тяжело». Объявляю 18 августа господин Крючков вызывает своего заместителя господин Агеева и отдает ему приказ: «Лишить Михаила Горбачева всех средств связи». Кириллов — это такой очень серьезный человек, знаете, это тот человек, который носит чемоданчик, с Кирилловым были еще два человека, офицеры. Она видят сначала, что погас сначала экран телевизора, а потом связь, управление Вооруженными Силами, в том числе, ядерными погасла и написано «Связи нет». Президенту отключают управление ядерным чемоданчиком и ядерными силами.

Напомню: Крючков говорит: «Господи, какой ужас! Вы оказались без связи». Крючков отдает приказ командующему, руководителю правительственной связи генералу Беде: «Генерал Беда, отключайте всё: коммутатор в Мохалатке, все телефоны, включая правительственную связь «Казбек». Это даже невозможно себе представить.

Офицеров во главе с Кирилловым просят покинуть Форос, дачу вместе с чемоданчиком. Но рядом на аэродроме Бельбек стоит командный пункт Ту-154. Ту-154 по команде Крючкова, дублированной начальником 9 управления Плехановым, борт угоняю в Москву. Там остается вертолет. Вертолетчикам говорят: «И вы в Москву». А потом берут несколько нарядов и пригоняют эти наряды туда, в Форос.

В это время Кириллов, Мытиков и Миронов, как раз носители этого сакрального чемоданчика покидают этот самый Форос. Все стенания Крючкова продолжаются. Потому что дает прямое указание Язову вводить войска: Тульскую дивизию, 2-ю мотострелковую дивизию, десятки БТР и танков.

О.Бычкова― Куда вводить, в Москву?

Д.Муратов― В Москву. Концлагерь на 70 человек. Список сформирован. Группу «Альфа» посылают арестовывать Ельцина, который должен вернуться, прилететь из Казахстана. Ачалову и Громову дается указание разработать операцию по захвату Белого дома. Это всё делает Владимир Александрович Крючков. Который потом говорит: «Я же не знал. Вам же отключили связь. Как я страшно переживал…». А там пограничные корабли его службы стояли. И когда Анатолий Сергеевич Черняев, фронтовик, у которого пиджак рвется от настоящих, а не от, извините, юбилейных орденов медалей — а он атлетически великолепно был подготовлен (я хорошо знаю Анатолия Сергевича) вплоть до глубокой старости, — он засовывает себе в плавки обращение Михаила Горбачева, записанное на любительскую камеру, прыгает в море и плывет с этим обращением, герметично, естественно, завязанным. Его боевые пловцы поднимают и возвращают.

«Ой, как же я переживал, Михаил Сергеевич, как же переживала Раиса Максимовна, что вы были лишены связи». И он же дает команду Янаеву. Какую команду? Врачей послать к Горбачеву. Они должны засвидетельствовать, что он не может исполнять обязанности. Вот тогда, когда по маленькому приемнику «Сони» Раиса Горбачева слышит, что Янаев туда вызвал бригаду врачей, чтобы они засвидетельствовали беспомощное состояние Горби, она понимает, что его едут калечить. Она знает эти упырей, она не сомневается, что они выполнят работу. Там только доктор Борисов написал, что это неправда. Вот так. Они приезжают — и Горби их выгоняет.

О.Бычкова― Невероятно интересно то, что рассказывает Дмитрий Муратов. А это публиковали раньше, вообще? Я такие подробности слышу в первый раз.

Д.Муратов― Это есть в документах дела. Поскольку там есть гигантское количество сведений, составляющих государственную тайну: как устроена система связи, система охраны, как охраняют резиденцию, эти документы в открытом доступе не опубликованы. Я говорю то, за что меня не привлекут к ответственности.

О.Бычкова: 19―34 московское время. У микрофона — Ольга Бычкова. Это программа «Особое мнение». С нами сегодня Дмитрий Муратов, главный редактор «Новой газеты», который в предыдущей половине этого эфира бесконечно интереснейшие вещи рассказывал об августе 91-го года о Михаиле Горбачеве. Это, конечно, совершенно невероятно, я до сих пор нахожусь под впечатлением. Нам нужно закончить эту тему. И есть еще пара важных других.

Д.Муратов― Я хочу закончить тему про Крючкова и роли КГБ СССР в развале Советского Союза, давайте уже прямо это скажем. Союзный договор был сорван Владимиром Крючковым, который создал КГЧП, подталкивал его, блокировал президента, отрубил ему связь. Но охрана встала на защиту Горбачева. Проверили окна, вымыли посуду, собрали еду, которая была сухой, неприготовленной, боясь отравления. Выставили оружие и не пропустили свое непосредственное начальство, потому что стали подчиняться только президенту.

Понятно, чего боялся Крючков — что его снимут с работы. И точно так же этот страх он транслировал другим участникам ГКЧП, что им тоже не будет. И это, знаете, такая родовая черта КГБ СССР: они готовы принимать решения, но никогда не несут ответственности за их последствия, поскольку они всегда в тени.

Д.Муратов: Это родовая черта КГБ СССР: готовы принимать решения, но не несут ответственности, они всегда в тени
Вы знаете, по большому счету развалить Советский Союз или нассать в пробирки Олимпийских игр 2014 года — это задача решается, а за последствия пусть отвечает страна или кто-то другие, понимаете?

И сейчас во многих политических процессах в стране управляют уже не политики, а та же самая рука, которая решения принимает, их железной волей проводит, но за последствия отвечать не будут, поскольку они не персоны, они механизм.

Вот какие уроки мы должны извлечь из того времени.

https://echo.msk.ru/amp/programs/personalno/2799950-echo/

==============

Приглашаю всех в группы
«Эпоха освободительной Перестройки М.С. Горбачева»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

===========



Перестройка

Как Михаил Горбачев разрешил интернет.

31 год назад - 19 сентября 1990 года - отмечается как день рождения советского интернета. В этот день от имени Ассоциации пользователей UNIX (SUUG — Soviet UNIX User’s Group), организации, созданной в недрах Института атомной энергии им. И. В. Курчатова, руководитель одной из бригад «Демоса» Вадим Антонов зарегистрировал в базе данных InterNIC (Internet Network Information Center) домен верхнего уровня SU для применения на территории СССР.

Давным-давно на территории Советского Союза не было не только секса, но и глобальных телекоммуникационных сетей. Если по поводу отсутствия первого пункта у образованных людей возникали вполне обоснованные сомнения, то сетей в СССР на самом деле не было. Необходимо пояснить: сетей не было не только у простых обывателей, но и у госструктур. Физически не было. До 1990 года.
28 августа 1990 года сеть Релком, объединявшая Институт атомной энергии имени И.В.Курчатова, ИПК Минавтопрома и ряд других организаций в крупных городах СССР, усилиями программистов из кооператива "Демос" была подключена к глобальной сети. Таким образом, СССР смог "увидеть" сетевые ресурсы.
Не те ресурсы, к которым уже привыкли современные пользователи, а более скромные вроде новостных конференций USEnet и внутренних ресурсов европейских сетей. Причиной этого ограничения была сотрудница телефонного узла, требующая внимания при международных телефонных звонках и не понимавшая язык модемов. Единственной страной, связь с которой лежала вне компетенции девушки-телефонистки, являлась Финляндия. Но для советских первооткрывателей Сети и этого было достаточно.

Менее чем через месяц после организации первого модемного подключения к Финляндии, Вадим Антонов (один из основателей "Демос") зарегистрировал в базе данных Международного информационного центра (InterNIC) домен первого уровня .su (аббревиатура от Soviet Union - Советский Союз). Таким образом, пользователи Сети смогли "увидеть" СССР. Компьютер, обслуживавший первый домен Советского Союза, был оснащен процессором Intel 486DX с тактовой частотой 25 мегагерц. Это сейчас такой машине место в музее, а по тем временам это был компьютер мечты.
В 1992 году в институте имени И.В.Курчатова была образована некоммерческая организация "Российский научно-исследовательский институт развития общественных сетей" (РосНИИРОС). Через год этой организации были переданы права на управление доменной зоной .su.
В 1994 году у Российской Федерации появилась вторая доменная зона - .ru. РосНИИРОС приостановил регистрацию доменов в зоне .su, так как по правилам международной организации ICANN, регулирующей вопросы регистрации доменных имен, название национальной доменной зоны должно соответствовать стандарту ISO-3166-1, то есть быть привязанным к существующему государству. Возник вопрос об удалении .su из реестра. Но к моменту открытия зоны .ru в .su было зарегистрировано несколько тысяч доменных имен, поэтому удалять советский домен никто не стал.
В течение нескольких лет стороны не могли договориться о судьбе домена. В 2000 году роль администратора нефункционирующей доменной зоны перешла к "Фонду развития интернет". В конце 2002 года регистрация имен в зоне .su возобновилась, при этом стоимость домена в зоне превышала цену домена в .ru в четыре раза. Высокая стоимость была следствием того, что домен .su находится в "зоне риска", а, значит, настанет день, когда любимый сайт с красивым именем канет в Лету (поскольку с большой вероятностью это имя в остальных зонах уже занято). Сначала приоритетом на регистрацию обладали владельцы товарных знаков. Через полгода регистрация в зоне стала открытой для всех желающих. Зона .su оказалась настолько востребованной, что за первые два дня было зарегистрировано в 10 раз больше имен, чем за предыдущие полгода.
На сегодняшний день в зоне .su существует около 10 тысяч доменов второго уровня. И это несмотря на высокую стоимость регистрации и неопределенность будущего.
31 января 2007 года состоялась общественная дискуссия между "Фондом развития интернет" и ICANN. А 19 сентября представители фонда провели пресс-конференцию, на которой объявили о результатах дискуссии. По худшим прогнозам, домены из зоны .su через несколько десятков лет мигрируют в другую зону, например, .sng или что-то в этом роде (определенного мнения по этому поводу не существует). По оптимистичным прогнозам, зона .su продолжает жить и здравствовать. В любом случае пользователям волноваться не о чем, так как несколько десятилетий для интернет-ресурса - это практически бесконечность. Независимо от прогнозов, стоимость регистрации доменов в зоне .su будет снижена до уровня .ru (600 рублей за первый год, 450 - за каждый последующий).
17 сентября 2007 года в зоне .ru был зарегистрирован миллионный домен. Очевидно, что .su никогда не догонит .ru по количеству доменов. Эта зона останется способом зарегистрировать красивое имя для сайта, не занятое киберсквоттером или чьей-нибудь страничкой о разведении хомяков в неволе. Но до "совершеннолетия" советский домен первого уровня точно доживет. Что не может не радовать.

Источник:

https://m.lenta.ru/articles/2007/09/19/dotsu/amp/





Перестройка

Алексей Венедиктов планирует 99-летие Михаила Горбачева

Программа "Будем наблюдать на" радиостанции "Эхо Москвы"

6 марта 2021 года.


С. Бунтман ― ...Было несколько событий и одно из них – юбилей М. С. Горбачева. Дима Муратов как мощно, я сегодня утром слушал в повторе.

А. Венедиктов― Дима Муратов был одним из тех четырех людей, которые дошли ножками до Михаила Сергеевича в день рождения. Мы решили, что чем меньше, тем лучше. Поэтому мне Михаил Сергеевич звонил, но вот интересно, глядя на эту историческую фигуру, я хотел бы сказать несколько слов. Потому что я смотрел, что люди пишут, говорят про Горбачева. Нет руководителя государства практически, которому нельзя было бы предъявить какие-нибудь претензии, квалифицируя их как преступление против собственного народа или части собственного народа. Что, Черчилль — белый и пушистый? Что Де Голль – белый и пушистый? Из людей, которые оставили след в истории мировой. И в этом смысле Михаил Сергеевич с огромным количеством ошибок и в его правлении значительным числом преступлений тоже существует. Но когда мы говорим о том или ином политическом деятеле, вот важно, чтобы его ошибки были названы, но это были его ошибки. И его преступления. А, не приписывая ему ошибки и преступления. И в этой истории, конечно, самое знаменательное то, что Горбачеву приписывается развал Советского Союза. Роспуск Советского Союза. В то время как он, пожалуй, единственный из советской элиты боролся за сохранение Советского Союза. После августовского путча. И понятно, что и Крючков… боролись…

С. Бунтман― Они еще как боролись.

А. Венедиктов― Но в результате они оттолкнули руководство всех республик. Испугали руководство всех республик от Советского Союза. Я имею в виду ГКЧПисты. И вы это все видели и сами знаете. Поэтому приписывать Горбачеву то, чего он не делал, против чего он боролся, — это могут лишь необразованные люди или люди, которые имеют корыстный интерес по этому поводу. Можете туда себя помещать или в необразованные, те, кто так считают или люди, которые имеют корыстный политический интерес. Это первое и главное. Никто не забывает ни Вильнюс, ни Грузию, ни Карабах. Никто не должен это забывать точно. Но вчера была смешная история, когда Муратов сказал, что именно при Горбачеве интернет появился в Советском Союзе.

С. Бунтман― Что потрясло Воробьеву и озадачило меня.

А. Венедиктов― Я тут же, естественно, пошел смотреть. Поскольку я сидел. И обнаружил, что интернет выдал лицензию на домен SU – Советский Союз – 19 сентября 1990 года. За год и три месяца до распада Советского Союза. И делали это, подали заявку сотрудники Курчатовского атомного института. Понятно, что в Советском Союзе без решения политбюро или президента СССР на то время это было невозможно. Или президентского совета. Поэтому Муратов в этом смысле прав. Меня тоже озадачило. Я тоже этого не помнил или не знал. Для этого нужно было сходить и посмотреть. Поэтому, оценивая, не хочу, чтобы это звучало как некролог, еще рано, еще надеюсь, мы будем долго вспоминать и может быть Михаил Сергеевич будет чувствовать себя лучше, он даст нам еще одно интервью. Но в любом случае взвешивая, что глобального сделал тот или иной лидер, уже ушедший для страны больше глобально позитивного или более негативного – во всяком случае, у меня в Telegram-канале было 65 на 20. Остальные не знали. Ну и ладно.

...Обвинять Горбачева в развале Советского Союза – это все равно что обвинять Черчилля в развале британской империи или Де Голля в развале французской…

С. Бунтман― Колониальной империи. Честно говоря, о чем я жалею по-человечески сейчас – что, к сожалению, по здоровью такое замечательное мероприятие как день рождения Михаила Сергеевича, которое несколько раз бы делали. Что его невозможно сейчас сделать.

А. Венедиктов― Когда он мне позвонил, спросил, чем занимаешься. Я говорю: «Планирую ваши 99-летие». Он говорит: «Ну тогда работай, чего ты сидишь». И я пошел дальше работать.

С. Бунтман― Я послушал сейчас замечательную штуку. Сценку небольшую с Михаилом Сергеевичем.

А. Венедиктов― Эта история была, если мне не изменяет память, в июле 19-го года. То есть полтора года назад. Когда в очередной раз встречались, он запевал. А я нажал кнопку телефона на запись. И потом я дал ему прослушать. Он сказал: «Ну, неплохо получилось, кажется». Давайте послушаем.

ЗАПИСЬ

С. Бунтман― На одном дне рождения замечательно пел, сидя с Макаревичем.

А. Венедиктов― Есть такое дело. Тоже есть запись. Но это он не атрибутировал. А это атрибутировал...

С. Бунтман― Тут вернемся к Михаилу Сергеевичу. Задали вопрос, давал ли добро Горбачев на ГКЧП.

А. Венедиктов― Возвращаясь к вчерашнему Муратову, мы видим приказ Крючкова об отключении Горбачева от связи. Давайте на секунду представим, согласимся с теми, кто конспирологически считает, что Горбачев дал добро на ГКЧП. Связи зачем лишили? Ядерный чемоданчик зачем увезли? Вообще понимаете, ядерный чемоданчик – это чемоданчик связи. Зачем увозить, если он в заговоре, ядерный чемоданчик зачем у президента увозить. Это главный вопрос. Я уж не говорю про отключение телефонов, правительственной связи. Такой связи, сякой. Закрытой. Но ядерный чемоданчик – он же наш, он в заговоре. Ну, есть простые вещи, которые, я думаю, вы сами можете без труда понять. Это зачем? Это для чего? Я вот напомню, что когда Борис Николаевич Ельцин вышел после операции из сна, первое, что он потребовал – указ, вернувший ему ядерный чемоданчик от Черномырдина. Это не просто символ власти, это инструмент власти.

И если я в заговоре, ну вы все там делаете. Ну и делайте. Чего отключать-то? Ну отключите для вида телефонную связь. Почему связь с Кремлем-то… Дело в том, что ему и (неразборчиво) не могли позвонить. История случилась вот в чем. Что они не могли с ним согласовывать дальше. Давайте представим, он в заговоре – у них не осталось никакой связи вообще. Почему они полетели. Они не могли ему сказать: все, Миша, выручай. В этом история. Ну чуть внимательнее и вы получаете ответ.

Есть следственное дело по соответственно ГКЧП, где дают показания члены ГКЧП. Допрашивается окружение Горбачева. Охрана Горбачева. Личная охрана Горбачева. Но для меня показатель был – история с Раисой Максимовной. Вот все, что я знаю про Михаила Сергеевича. Вот предположим, он в заговоре. Раиса Максимовна бы знала. Я даже не говорю, что он с ней посоветовался. Она бы знала. У Раисы Максимовны случился удар, она заболела ровно тогда, когда она услышала, что Янаев посылает врачей. Ну вот, ребята, конечно, все может быть.

В наших воспаленных мозгах конспирологических все может быть. Но вот эти две вещи: связь – имея в виду, включая ядерный чемоданчик и болезнь Раисы Максимовны – собственно говоря, многие исследователи говорят, что Горбачев профукал страну вот из-за чего. Когда самолеты сели в Москве уже. Он вернулся с Фороса. Сидел Верховный совет и ждал его. Он поехал с Раисой, которая была больна. У которой был удар. Вот он выбрал не родину, а семью. Совсем скажу пафосно. И поэтому делаем шаг назад, чтобы подвергать опасности Раису, дочек, — да бросьте вы. Несерьезно. Ну просто несерьезно и все. Это может быть, так себя мог повести тот, кто говорит про это. Это может быть. Но чтобы Горбачев то, что мы про него знаем, – ну нет.

С. Бунтман― Это важные детали и показатели. Для меня вообще непонятно, зачем бы он это стал делать.

А. Венедиктов― Это можно придумать. Это же фантазии.

С. Бунтман― Придумать можно все, что угодно. Докажи любую теорию. Просто это не работает.

https://echo.msk.ru/programs/observation/2800446-echo/

===============

Приглашаю всех в группы
«Эпоха освободительной Перестройки М.С. Горбачева»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

============