June 23rd, 2020

Перестройка

Первая публикация стихов Роберта Рождественского.

ТОЛПА
Толпа на людей не похожа. Колышется,
хрипло сопя.
Зевак
и случайных прохожих неслышно вбирая в себя. Затягивает,
как трясина, — подробностей не разглядеть...
И вот
пробуждается сила,
которую некуда деть. Толпа,
как больная природа, дрожит от неясных забот. По виду —
частица народа.
По сути —
его антипод...
И туча плывет, вырастая.
И нет ни друзей, ни врагов...
Толпа
превращается в стаю.
И капает пена с клыков.









=========

ПОЗАПРОШЛАЯ ПЕСНЯ

Старенькие ходики.
Молодые ноченьки…
Полстраны — угодники.
Полстраны — доносчики.

На полях проталинки,
дышит воля вольная…
Полстраны — этапники.
Полстраны — конвойные.

Лаковые туфельки.
Бабушкины пряники…
Полстраны — преступники.
Полстраны — охранники.

Лейтенант в окно глядит.
Пьет — не остановится…
Полстраны уже сидит.
Полстраны готовится.

1989 год.

================================

Музыка ОСКАР ФЕЛЬЦМАН. Стихи РОБЕРТ РОЖДЕСТВЕНСКИЙ. Поёт ИОСИФ КОБЗОН. Концерт 1991 года.

https://www.youtube.com/watch?v=P5NvnPVuuD8




=========================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/15…

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=============================

https://www.novayagazeta.ru/articles/2012/06/13/50138-robert-rozhdestvenskiy-171-a-nam-otkapyvat-zhivyh-187





ОБОРОНА

Майами против расизма.

Как Майами отмечал День избавления от рабства.

20 июня 2020 года.

================================

И ещё один личный опыт:

Протесты в России и США: беглый сравнительный анализ.

12 июня мне довелось побывать на демонстрации в Майами против расизма и полицейского произвола. Сразу вспомнились наши Марши несогласных, проходившие по Москве во второй половине нулевых. Попробую сравнить с одним из самых громких Маршей, прошедшим 14 апреля 2007 года.

https://ed-glezin.livejournal.com/1232321.html

================================

Протест - это весело!

https://youtu.be/iKlBD-eCxhk





==========================

Collapse )

АНТИФА

"12 лет рабства" (2013)

«Оскар» за лучший фильм по мемуарам Соломона Нортапа 1853 года. Его история — проникновенная и печальная, положенная Мак-Куином в основу своего драматического фильма, заставляет зрителя пережить всю горечь и несправедливость системы, законно признающей угнетение одними людьми других. Действия представленной вашему вниманию биографической ленты переносятся в Соединенные Штаты, где в первой половине 19 века процветают рабовладельческие отношения. Именно здесь молодой темнокожий мужчина, виртуоз-скрипач из Нью-Йорка, соглашаясь на престижную работу, попадает в плен к преступникам, торгующими людьми, и становится рабом — человеком без каких-либо прав и требований.

Вы станите свидетелями ужасающих событий, происходящих с Соломоном за все долгие годы его несвободного существования — переходя от хозяина к хозяину, главный герой сталкивается с жестокостью, несправедливостью и насилием. Но он до последнего продолжает верить, что однажды сможет вернуться домой, к жене и детям; что однажды сможет вдохнуть воздух свободы...

Эта легендарная история стала взрывоопасной бомбой американского мира кино, она пронеслась практически по всем уголкам планеты, собирая на своем пути не только бесконечные зрительские симпатии, но и многочисленные награды. Так, помимо Оскара, лента была отмечена премиями Золотой Глобус, Сезар, Сатурн, Жорж, а также призами Британской академии.

Фильм можно посмотреть тут: https://ok.ru/video/301941523956






















Перестройка

Первая постановка спектакля «Завтра была война».

В 1985 году, когда в Театре им. Владимира Маяковского вышла постановка Андрея Гончарова по повести Бориса Васильева «Завтра была война», никакой шумихи не было, но зритель пошел на спектакль. На спектакль, созданный во многом совсем молодыми ребятами — выпускниками гончаровского курса.

Эта история, рассказанная юношами и девушками эпохи «перестройки» про своих почти ровесников далекого 1940 года, прозвучала не только честно и сурово, но еще и пронзительно. Сегодня, когда фактами о бессмысленных жесточайших репрессиях никого не удивишь, остается пронзительность и боль за тех, кого не пощадил ни високосный сороковой, ни следующий, обещавший быть таким счастливым...

Герои спектакля не знают, что завтра будет война, что очень многим осталось жить считанные дни. Они упоенно воюют с учительницей, влюбляются, плачут и смеются, веселятся, дерутся, озорничают и дерзят, но кажутся совсем еще детьми, хотя — парадокс того времени — души их мужают и развиваются куда быстрее, чем тело. И когда по навету или ошибке арестовывают отца их подруги, они оказываются готовыми к первым испытаниям, к начальным урокам несправедливости и горя, взаимопомощи и взаимопонимания. Трагедия, случившаяся в классе, явилась своего рода проверкой готовности к завтрашним жертвам и завтрашним подвигам.

...Одинокий рояль — за ним пожилой человек и молодой парень. Сегодня. Они смотрят на старую фотографию, где запечатлен улыбающийся девятый класс — мальчишки и девчонки — такие разные и такие похожие. Одно за другим из темноты сцены проступают эти веселые лица, а время откатывается назад. В те далекие дни, когда было сделано это фото.

Андрей Гончаров со своими выпускниками рассказали очень простую и очень страшную историю. Историю взросления целого поколения, которому не дали побыть детьми. Молодые актеры, чьи крупные планы выхватывает беспристрастная камера, правдивы в каждом жесте, в каждом взгляде. Их герои юны, а потому еще способны мгновенно переходить от безысходного горя к минутам счастья. Максималистами были все — не только Искра Полякова. В них всех была неубиваемая вера в свою страну и то, с чем эта страна ассоциировалась.

В спектакле есть очень характерная сцена. Только-только похоронили, оплакали Вику Люберецкую, которая предпочла смерть необходимости предать своего отца, объявленного «врагом народа». Вику, загубленную, по сути, бездушной системой. И тут же — в дни ноябрьских праздников — с искренним воодушевлением юности несли транспаранты с портретами вождей и радостно кричали революционные песни на демонстрации...

При аскетизме сценического оформления (возможно, только оно и могло вобрать в себя всю глубину этой трагической истории) не удивительно, что вся смысловая нагрузка спектакля легла на актеров. Запоминается каждое лицо, каждый характер. Понятно, что в силу чисто сюжетных причин кто-то выходил на первый план, но почти все актерские работы были безупречными.

И рядом с совсем молодыми и неопытными актерами, подобно своим героям очень быстро повзрослевшими и уже на этом — первом своем спектакле — ставшими профессионалами, рядом с ними признанные мэтры — Александр Лазарев, Татьяна Васильева и Андрей Болтнев. Более мудрые, более знающие, они очень тонко оттеняют юность и порывистость своих молодых коллег, твердо выдерживая рамки этого сценического произведения.

Но об одной актерской работе хочется сказать особо — нелюбимая учительница Валентина Андроновна (Ольга Прокофьева). Валендра, как ее называют ребята. Героиня из поколения старших — тех, кого играли Лазарев, Васильева, Болтнев, — но вылепила этот образ ровесница других — тех, что взрослели на наших глазах, учеников. Ольга Прокофьева в этом спектакле оказалась отделена от собственного поколения и, казалось бы, искусственно «прилеплена» к страшим. Но в том-то и дело, что не было искусственности. Было мастерство, позволяющее забывать, не замечать разницу в возрасте. А в профессионализме разницы и не было. Был образ, сотканный актрисой из столь противоречивых составляющих, что при всей общей негативной подаче этого персонажа, Валендра оставалась живым человеком с обнаженными до предела нервами. Не только человеческую слепоту и глухоту, но и безысходное одиночество смогла сыграть начинающая актриса Ольга Прокофьева. И сделала это так, что в финале спектакля весь зал понимал, что и у Валентины Андроновны завтра была война...

Источник: https://www.culture.ru/movies/892/zavtra-byla-voina







«Известия» 23 июня 1985 года.





Репортаж о премьере спектакля с интервью Бориса Васильева и Андрея Дементьева:

https://youtu.be/PM6d1uNlyxM

================

Спектакль в записи 1990 года можно посмотреть тут:

Часть 1
https://youtu.be/R8wgSgDSmp0

Часть 2
https://youtu.be/oo3EfLTPZbw




АНТИФА

Дороти Каунтс: одна против стаи мракобесов.

Я уже говорил о 6-летней Руби Бридж, которая в 1960-м году «посмела» пойти учится в школу вместе с белыми.
https://ed-glezin.livejournal.com/1237227.html

Сегодня рассказ о её предшественнице.
4 сентября 1957 года 15-летняя девочка Дороти Каунтс вышла из дома и пошла в школу. Дороти была первой чернокожей ученицей в старшей школе имени Гарри Хардинга города Шарлотт, Северная Каролина. В школе только что объявили совместное обучение белых и цветных детей.

Но объявить — это одно, а принять — совсем другое.

По дороге вокруг новой ученицы собралась толпа агрессивной молодежи с лицами персонажей Босха. Они кричали ей убираться, плевали и бросали в девочку камни.

Когда процессия прибыла к школе, то застала перед крыльцом импровизированный митинг. В школьном дворе кипели нешуточные страсти. Посреди площади выступали Джон З. Варлик и его жена, оба лидеры «Совета Белых Граждан». Активистка миссис Варлик кричала школьникам: «Это только вы в силах выкинуть ее отсюда» и поощряла девушек плевать в новенькую.

Но девушка нашла в себе силы, поднялась по лестнице и вошла в здание. Так начались, полагаю, самые длинные четыре дня ее жизни, когда ученики травили и унижали ее, а взрослые делали вид, что ничего не происходит. Несколько девушек, которым Дороти помогла на занятиях, под нажимом толпы тоже отступились от нее. Родителям Дороти звонили «граждане, которым не безразлична судьба их детей» и с угрозами требовали забрать дочь из «приличного заведения».

Через четыре дня мистер и миссис Каунтс не выдержали, они больше не отпускали дочь на учебу, боясь, что одноклассники могут навредить ей. Через некоторое время семья переехала в Пенсильванию, и Дороти снова пошла в школу с совместным обучением.

Несколько лет спустя Дороти Каунтс благополучно отучится в университете и получит возможность посвятить свою жизнь защите детей. «То, что случилось в тот день, указало мне на мой путь — я всегда хотела помогать детям и делать всё, чтобы с ними никогда не происходило чего-либо плохого». Спустя 51 год та самая школа (Harding High School) наградит уже знаменитую Дороти Каунтс почётным дипломом, а один из бывших учеников в 2010 году наконец принесёт ей извинения.

Когда Дороти пошла в школу, сегрегация в школах была уже отменена, но люди так цеплялись за свои привычные представления о жизни, что им казалось — одна пятнадцатилетняя девочка с серьезным взглядом и недетской верой в себя может все переиначить. И они были правы. История получила такой резонанс, который можно сравнить только с камнем, брошенным в застоявшуюся воду.

Дороти Каунтс не сделала ничего героического, ни к чему не призывала, не была борцом за свободу, она просто хотела учиться там, где хотела. И жить так, как хотела она, а не как требовали те, кто попрекал ее «неправильным» цветом кожи. Иногда подвиг — это самая малость. Не отвести взгляда, не уйти с дороги, не испугаться.


























АНТИФА

Кислотный расизм.

Это было 18 июня 1964 года, когда в США вовсю шла борьба за права чернокожих граждан. В этот день постояльцы мотеля Monson Motor Lodge в городе Сант-Августин (штат Флорида) пригласили своих чернокожих друзей в бассейн, который был обозначен как "White only" - то есть - "Только для белых".

В попытке выгнать их, менеджер мотеля Джеймс Брок вылил соляную кислоту в бассейн со словами: «Я очищу этот бассейн».

В итоге арестовали не того, кто покушался на здоровье и жизнь людей, а тех, кто плавал в бассейне...

























АНТИФА

Погром чернокожих в Талсе. 1921 год.

В 1921 толпа белых жителей Талсы напала на район преуспевающих чернокожих, известный в то время как Черный Уолл Стрит. Разрушили 35 улиц. Бомбили в том числе с частных самолетов самолета.

350 человек погибло, 800 попали в больницы, 10,000 чернокожих остались бездомными.
Уничтоженная собственность (на $30 млн по сегодняшним деньгам) никогда не была восстановлена. Компенсаций чернокожие тоже никогда не получили.

Всё началось 30 мая 1921 года, когда городская полиция арестовала 19-летнего афроамериканца — чистильщика обуви Дика Роуленда по обвинению в попытке изнасилования 17-летней лифтерши Сары Пэйдж. Это произошло, несмотря на то что сама "жертва изнасилования" отказалась свидетельствовать против Роуленда, заявив, что между ними просто возникла ссора. Тем не менее, парня взяли под стражу, а на следующий день городская газета "Талса Трибюн" вышла с аршинным заголовком на первой полосе: "Негр-насильник напал на белую девушку".

Статья произвела ожидаемый эффект. Уже вечером вооруженная толпа местных расистов, среди которых было немало членов Ку-Клукс-Клана, собралесь у здания тюрьмы, чтобы захватить Роуленда и устроить свою любимую забаву "вздернуть ниггера". Но там их ждал сюрприз. Помимо полицейских, тюрьму взяли под охрану 85 местных чернокожих ветеранов Первой мировой войны с револьверами и охотничьими ружьями. Ополченцы заявили, что не допустят расправы с Роулендом.

Словесная перепалка быстро переросла в перестрелку, которая закончилась не в пользу нападавших. Потеряв восемь человек убитыми, толпа отхлынула. Среди защитников тюрьмы погибли двое. Но этим, разумеется, дело не кончилось. Клан немедленно объявил в городе и его окрестностях мобилизацию с призывом защитить белое население от черных убийц. На призыв откликнулось около двух тысяч человек.

Население Талсы тогда составляло примерно 75 тысяч из них 11 тысяч чернокожих, большинство из которых жило в районе Гринвуд. Ранним утром 1 июня он подвергся атаке боевиков. В отличие от большинства других афроамериканских гетто Америки, это был не самый бедный район города. Это был анклав с собственными магазинами, кинотеатрами, клубами, церквями, газетами и больницами. На прилегающей территории штата у черных жителей даже были свои нефтяные скважины. Значительная часть его обитателей имела вполне приличные дома и даже автомобили. Многие из них также владели оружием. Эти люди быстро организовались и встали на защиту своих жилищ, а остальные бросились бежать, спасаясь от погромщиков.

На улицах Гринвуда завязались перестрелки. Поначалу нападавшие не имели успеха, поскольку чернокожие упорно отстреливались из окон, с чердаков и с крыш домов, нанося потери атакующим. Переломить ситуацию помогло применение аэропланов. На городском аэродроме расисты держали несколько двухместных учебно-спортивных бипланов Кертисс JN-4 "Дженни", принадлежавших местной организации Ку-Клукс-Клана. Там же стояло еще несколько таких же аппаратов, находившихся в собственности городской почтово-транспортной авиакомпании. Они тоже были захвачены, таким образом, в руках мятежников оказалось, по разным данным, от восьми до 12 самолетов.

Среди клансменов сразу нашлись люди с летной подготовкой, поэтому уже в 9 часов утра начались воздушные бомбардировки Гринвуда. На негритянские кварталы посыпались связки динамитных и тротиловых шашек, а также — самодельные зажигательные бомбы, от которых по всему району вспыхнули пожары. Поскольку бой продолжался, их никто не тушил и уже через полчаса целые улицы деревянных коттеджей были охвачены пламенем.

С земли по аэропланам велась стрельба из винтовок. Сбить никого не удалось, но, по рассказам очевидцев, член экипажа одной из машин, свесившийся за борт, чтобы прицельно бросить очередную бомбу, был убит или тяжело ранен и вывалился из кабины. Этим потери ВВС клана ограничились, но на земле жертв было гораздо больше.

Около полудня в город прибыл спешно вызванный шерифом отряд национальной гвардии численностью 110 человек с пулеметом. Но его командир, оценив обстановку, предпочел не вмешиваться в происходящее, ограничившись охраной нескольких крупных общественных зданий за пределами Гринвуда, в которых обитатели гетто, бежавшие от погромщиков, могли найти укрытие. Благодаря этому было спасено более шести тысяч человек, преимущественно — женщин, стариков и детей.

К вечеру "битва за Гринвуд" завершилась. Ополченцы, не имея возможности продолжать сражаться среди огня, покинули горящие кварталы и скрылись или сдались национальным гвардейцам, а нападавшие разграбили и сожгли дома, уцелевшие при бомбардировке. К утру 2 июня процветающий район, центральную улицу которого называли "черным Уолл-стритом", превратился в огромную выжженную пустошь.

Количество погибших, первоначально оцененное в 77 человек, в дальнейшем выросло до 350 (официальная оценка американского Красного креста), из них порядка полусотни погромщиков, остальные — чернокожие. Ранения и ожоги получили не менее 800 человек. Полностью сгорели 1256 жилых, коммерческих и муниципальных зданий, то есть, фактически все постройки Гринвуда. Афроамериканская община Талсы надолго прекратила свое существование, поскольку выжившие жители гетто предпочли уехать из города. Страховые компании не выплатили пострадавшим ни гроша.

Расследование завершилось довольно быстро и, разумеется, возложило всю вину на чернокожих, которые якобы напали на белых "активистов" и сами спровоцировали погром. Однако при этом никто из арестованных защитников Гринвуда не был осужден. Судов вообще не было, поскольку власти опасались, что на них могут вскрыться обстоятельства, идущие вразрез с официальной версией. Всех задержанных просто отпустили. Также был отпущен и Роуленд, с которого сняли обвинение в изнасиловании.
В настоящее время в США осуждают эту историческую трагедию и в знак вечной памяти в Талсе установлен мемориал жертвам этой трагедии.


The Tulsa Lynching of 1921 (2000) | Black Wall Street | Definitive Documentary

https://youtu.be/Cb6_BDDvQ2Y



The massacre of Tulsa's "Black Wall Street"

https://youtu.be/x-ItsPBTFO0



Tulsa Race Riots

https://youtu.be/Shw2-7uazc0




Источники:

https://historydaily.org/tulsa-race-massacre

https://www.bbc.com/news/world-us-canada-46332474

https://mywebs.su/blog/history/21196/

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B0%D1%81%D0%BE%D0%B2%D1%8B%D0%B5_%D0%B1%D0%B5%D1%81%D0%BF%D0%BE%D1%80%D1%8F%D0%B4%D0%BA%D0%B8_%D0%B2_%D0%A2%D0%B0%D0%BB%D1%81%D0%B5

https://www.drive2.ru/b/504189304327635525/