March 30th, 2020

Перестройка

Как «волшебная сила искусства» сближала сверхдержавы.

33 года назад - с 11 марта по 2 апреля 1988 года - в американской культурной столице Бостоне проводился беспрецедентный советско-американский фестиваль искусства "Создаём музыку вместе". Среди сотен участников этого события были такие звезды как балерина Майя Плисецкая, поэты Андрей Вознесенский и Бэлла Ахмадулина, композиторы Родион Щедрин и Альфред Шнитке, певица Людмила Зыкина и многие другие.

Из воспоминаний Людмилы Штерн:

В марте 1988 года в Бостоне произошло неординарное культурное событие. Такого никогда не было, и пожалуй, никогда не будет. Около 250 советских музыкантов, певцов, танцоров, поэтов (ну и наверно не обошлось без других «деятелей культуры») участвовали в совместном с американцами фестивале под названием “Making Music Together”. Американская сторона пригласила на фестиваль примерно такое же количество своих участников.

Инициатором и организатором фестиваля была Сара Колдуэл, известная певица, дирижер и режиссер. Огромная махина фестиваля требовала железной организации и координации и, конечно, больших денег. Ни того, ни другого, ни третьего у Сары не было. Впрочем, какое-то количество денег ей удалось собрать, но остальные должны были придти от продажи билетов. А предварительная продажа билетов шла медленно. Сара оказалась на грани банкротства, а фестиваль – на грани отмены. Спас положение штат Массачусеттс, который выдал недостающие деньги.

Все сцены в городе были заняты. Мой друг композитор Aндрей Петров привез скрипичный концерт. Людмила Зыкина пела с большим успехом. Смешной эпизод – спускаюсь я по лестнице после ее концерта, довольно тепло, моя черная шуба распахнута, и вся я такая дородная. Вдруг ко мне кидается американец и громко кричит «Мадама Зикина, автограф пожалуста!» Ну как я могла отказать?

Большой театр привез оперу «Мертвые души» Родиона Щедрина. Хотя Щедрин и был большим чиновником в Союзе Композиторов, но композитором он был замечательным. В честь Майи Плисецкой дали большой концерт. Шестидесятидвухлетняя Майя танцевала «Больную розу». Зрелище было печальное. Правда, не такое грустное, как исполнение Нуриевым роли короля в мюзикле «Король и я» два года спустя. Приехал Барышников, прочитал приветствие по-английски, а на русский переводить демонстративно отказался.

Вознесенский, естественно, читал свои стихи по-русски, и их дублировали по-английски для англоязычной части аудитории.

Источник:
https://www.facebook.com/ludmila.shtern/posts/10216632164420832

==============

Знакомый силуэт Василия Блаженного на этой яркой рекламной афише, украшающей стены бостонской "Опера хауз», отнюдь не затерялся. Он величественно возвышается в нижней части отливающего глянцем листа, верхнюю же размашисто, броско, чисто по-американски венчает заголовок: «Такая возможность предоставляется лишь раз в жизни. И хотя из благих побуждений призыв этот появился на свет, будем все же надеяться, что не последний, а лишь первый раз приходит на американскую землю столь масштабный праздник советской музыки.
Так получилось, что на церемонии открытия Бостонского фестиваля побывать мне не довелось. А жаль, по многочисленным свидетельствам очевидцев, она была весьма впечатляющей. Особую торжественность, значимость происходящему придало приветствие Генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачева, которое передал собравшимся на пресс-конференции посол СССР США Ю. Дубинин.
Руководителям совместного фестиваля было также передана приветствие президента США Рейгана.
Итак, о программе, привезенной советской делегацией, во главе с министром культуры РСФСР Ю. Мелентьевым. В ней задействованы и наши прославленные исполнители, «звезды» оперы и балета, и лишь начинающие
свой путь искусстве художники. Широко представлено и творчество теперь уже старшего поколения композиторов, таких, как К. Хачатурян, и работы сравнительно молодых г. Дмитриева, Н. Корндорфа, и, конечно же, среднего поколения. Среди них Р. Щедрин
A. Петров, А. Шнитке и Б. Тищенко. В то же время программа поражает так сказать, широтой географической - в ней ярко представлены различные национальные школы
грузинская (Г. Канчели), туркменская (Ч. Нурымов), литовская (В. Лаурушас).
Словом, американским любителям симфонической и камерной музыки, ценителям оперного, балетного, фольклорного искусства предоставляется уникальная возможность (и в этом смысле создатели красочной афиши, бесспорно, правы) познакомиться с многокрасочной палитрой современной советской многонациональной музыкальной культуры.
И они знакомятся.
Знакомство это приносит обоюдную радость и талантам, и поклонникам.
То радость общения, узнавания, обретения.

=================

Мнения участников и организаторов фестиваля:

Джим Морган, заместитель директора фестиваля по связям с общественностью и прессой:

Нет, вы только подумайте, то, что происходит в Бостоне, просто невероятно. Разве мы могли мечтать об этом еще каких-то два года, да что там два - всего лишь год назад!

Барбара Монахэн, профессор славистики Университета Брауна:

Мне кажется, подлинная значимость фестиваля выходит далеко за чисто профессиональные рамки, - сказала она. - Культурный обмен важен прежде всего тем, что способствует созданию определенной творческой атмосферы в отношениях между народами, атмосферы взаимопонимания, основанного на знании. А ведь американцы сегодня в основной своей массе так мало знают о вас. Я говорю прежде всего о так
называемом «среднем американце». Но чего уж греха таить, и специалисты порой знают не намного больше. Мне лично невероятно интересно все то, что происходит сегодня в СССР.
Это очень важно не только для вас, но и для нас, для наших будущих поколений. Пробуждение интереса к Советскому Союзу немедленно находит отражение в новых реалиях жизни нашей: то, что было немодно еще вчера, становится самым настоящим криком моды сегодня. Модно носить майки с советской символикой, модно встречаться с русскими и говорить по-русски тоже модно. Вот, скажем, у нас в университете
в сентябре прошлого года побывало более 30 студентов из СССР. И это было замечательно. У наших просто глаза на многое открылись. Потом некоторые ребята подходили ко мне и говорили: я учусь в Брауне уже три года, и встреча с советскими друзьями лучшее из того, что здесь было. Да,
стереотипы постепенно начинают разрушаться. И такие форумы, как бостонский фестиваль, призваны сыграть в этом большую роль.

Родион Щедрин, народный артист СССР, композитор:

Нынешний бостонский фестиваль, на мой взгляд, отличается от многих других подобных праздников, в которых мне доводилось принимать участие. Это прежде всего совместное творчество. Недаром он носит символическое название «Делаем музыку вместе». Эту «совместимость» я читаю на лицах всех его участников - и советских, и американских, На премьере «Мертвых душ», прошу прощения, что говорю об американской премьере своей оперы, я буквально у каждого - от осветителя до дирижера - ощущал
полную стопроцентную отдачу.

Важно отметить, что фестиваль этот строится не на коммерческой основе, как это часто бывает, а преследует совершенно иные цели. Американцы считают Бостон самым «американским» городом
Америки. Правда, нередко добавляют, что публика здесь несколько холодная, пожалуй, даже чопорная,
Приятно было разувериться в этом в первый же вечер, во время торжественного открытия.

Не секрет, что в отношениях наших стран, наших культур за многие годы сложились определенные стереотипы предубежденности. Они, в частности, проступают и в искаженных представлениях американцев о культуре нашей страны, ее месте в современном мире. Ну, подумайте сами, перед концертом-открытием около подъезда зала собралась немногочисленная толпа крикунов с плакатами, на которых можно было, к примеру, прочитать: «Советское искусство - искусство рабов». Корреспондент газеты «Вашингтон пост» заметил при этом: «Разве рабы могут создавать музыку, подобную прокофьевской?!".

Да, действительно, по впечатлению от первых концертов можно судить что мы показали американцам музыку глубокую, серьезную, драматичную, отражающую разные моменты нашей истории…

В годы нашей взаимной отчужденности американцы получали единичные сведения о нашей культуре в том числе и музыкальной. Тем отраднее видеть здесь сегодня подлинный парад современной советской музыки. И это событие, конечно, в центре внимания слушателей, зрителей, критики, общественности. Мне говорили, будто на премьере «Мертвых душ» чуть ли не половину зала составляли представители американской прессы. Тут была буквально вся музыкальная критика Америки - из Вашингтона Нью-Иорка, Лос-Анджелеса, Филадельфии…

Первые же дни фестиваля говорят о том, что нам необходимо искать и находить новые контакты, новые формы сотрудничества. Подобного рода встречи дадут американским любителям музыки не только представление об отдельных выдающихся наших виртуозах но что главное, обо всем богатстве художественных принципов многонационального Советского Союза.

Уже сегодня в Бостоне у участников фестиваля завязались прекрасные человеческие контакты. Вот что важно! Когда за пультами на сценических подмостках существуют бок о бок представители двух великих держав и делают одно дело - это и есть сотрудничество. Меж ними нет ни языковых, ни психологических,
ни каких-либо иных барьеров. Такое, признаться, я видел впервые на своем веку…


Сарра Колдуэлл, художественный руководитель и главный дирижер Бостонской оперы, директор фестиваля с американской стороны:

Первая неделя фестиваля показала, сколь велика, неизбывна энергия всех его участников. Все мы испытываем чувство гордости за то, что видим и слышим здесь, за то, что удалось создать, Но,
пожалуй, самое главное, что мы смогли сделать - это претворить в жизнь идею фестиваля, отраженную в его девизе. Да, мы, русские и американцы, делаем музыку вместе. Делаем ее в радости, в едином творческом порыве.

Приходится лишь сожалеть о том, что не смогли мы собрать еще большее созвездие замечательных талантов, не смогли услышать еще большее число прекрасных произведений.

Лучшая награда всем нам за наш труд - признание публики. Не могу не выразить своего восторга по поводу высокого профессионализма советских исполнителей. О том, что он действительно высок, говорят и отзывы слушателей, и мнения рецензентов.

В эти дни мне, как одному из устроителей фестиваля, неизменно задают один и тот же вопрос: а не было ли трудно советским и американским музыкантам понять друг друга, и не только в профессиональном, но и в общечеловеческом плане? Я неизменно отвечаю: нет, нетрудно. Я давно поняла - еще во время подготовки к фестивалю в ходе своих неоднократных визитов в Советский Союз, - что путь к взаимопониманию гораздо проще и легче, чем мы это порой себе представляем. Нас гораздо большее связывает, чем разъединяет. У нас к примеру схожее чувство юмора, схожая тяга к необычайному неизведанному. Чем объяснить эту общность? Ну, быть может, отчасти тем, что наши страны многонациональны.
Многонациональность, бесспорно, во многом влияла и на формирование мироощущения и на историко-культурные традиции. И несмотря на различные социальные системы, в которых мы существуем есть некие общечеловеческие ценности, адекватные и вашему, и нашему миропониманию. Собственно, они. эти ценности, и являются гарантом подлинного взаимопонимания.

Мы и впрямь живем в этой странной фестивальной галактике как единая семья, имя которой - род человеческий. Вот когда воистину осознаешь, сколь велика могущественна сила искусства. Она способна разрушать любые барьеры, любые преграды. Она способна помогать преодолению предубеждений предрассудков, не так уж и редко увы, искусственно воздвигавшихся между нашими народами. Чувство общности которое владеет нами всеми здесь сегодня, и есть, на мой взгляд, одно из проявлений
нового мышления.

Без сомнения, участники фестиваля личным примером показывают, сколь плодотворны могут быть отношения между двумя великими державами, когда они зиждятся на принципах созидания, а не конфронтации.


=============


"MAKING MUSIC TOGETHER" НЕСМОТРЯ НА ЗАМЕШАТЕЛЬСТВО, РАСШИРЯЕТ УЛЫБКИ В БОСТОНЕ.

Лесли Вальдес, газета
CHICAGO TRIBUNE, 17 марта 1988 года.

Во втором ряду балкона Тремонтского храма в стиле рококо, столь театрально украшенного, что он вполне мог бы служить оперной декорацией для яркого режиссера Франко Дзеффирелли, директор Бостонской оперы Сара Колдуэлл уютно устроилась между Юрием Дубининым, учтивым советским послом в США, и самоуверенным советским композитором Родионом Щедриным.

Это был вечер открытия самого грандиозного проекта redoubable Caldwell, когда-либо делавшего музыку вместе, советско-американский фестиваль, который проходит здесь 2 апреля и вступит во вторую фазу в Москве в октябре 1989 года.

Не успела поздняя программа дойти до второго номера, скрипичного концерта Андрея Петрова, как хорошо одетая женщина из Госдепартамента повернулась к Колдуэллу и прошептала: "Сара, Петров-современный композитор?''

-Они все живые, - отрезала Колдуэлл своим обычным хрипловатым голосом.

-И все они уже здесь.''

- Слава богу, - усмехнулся Щедрин, один из организаторов фестиваля, на ломаном английском языке.

Действительно, представление музыки живых композиторов является главным моментом этого уникального события, хотя иногда кажется, что другой момент - это межкультурная путаница.

Это был фестиваль, в котором печатные программы таинственно материализуются за секунды до начала музыки, где графики меняются ежечасно и - несмотря на трех агентов - никто никогда не знает, что происходит.

Не утруждайте себя расспросами Колдуэлла. Она либо везет больного советского человека в больницу, либо пытается получить американскую визу для хиропрактика ведущей танцовщицы. Или она делает типичные одиннадцатичасовые планы для госсекретаря Джорджа П. Шульца и министра иностранных дел СССР Эдуарда А. Шеварднадзе, чтобы они смогли присутствовать на фестивале «Создадим музыку вместе» - одной из крупнейших программ культурного обмена, когда-либо предпринимавшихся сверхдержавами.

Это одна из немногих важных программ, которые были разработаны с тех пор, как Михаил Горбачев и Рональд Рейган подписали генеральное соглашение о культурном обмене в Женеве в 1985 году.

А это значит, если вы не против небольшого хаоса, возможность увидеть 80 выступлений 250 советских артистов, в том числе инструментальных солистов Большого театра, балета Большого театра, Московского ансамбля пластической драмы, студентов Московской консерватории и десятка живых композиторов.

Это, конечно, потребовало смелости и воображения, чтобы осуществить это, но как и почему Колдуэлл сделала это? "Это просто гриб", - сказала она гостье перед концертом, добавив, что ее интерес к обмену оперными постановками с советами датируется серединой 1970-х годов, когда Большой театр пригласил ее в Советский Союз. Она решила воспользоваться Советской "гласностью" около двух лет назад.

Тогда я просто хотела привезти (оперу Щедрина) "Мертвые души".

Вот, - сказала она. "Я видела его в Москве и Ленинграде (около 1978 года) и подумал, что он был очень особенным.''

Когда Щедрин приезжал в Нью-Йорк два года назад, Колдуэлл быстро устроила обед. Еще до того, как все закончилось, они вдвоем замышляли привезти в Бостон вместе с женой Щедрина, известной балериной Большого театра Майей Плисецкой "Мертвые души" - «и, может быть, одного или двух композиторов».

"Но потом меня пригласили на съезд, Союза композиторов", - сказала Колдуэлл, которая на том мероприятии в ноябре прошлого года оказалась завалена записями и петициями сотен советских людей - особенно тех, у кого были американские родственники, - желающих привезти сюда свою музыку.

Хотя вся советская музыка, которую она знала в то время, была «Щедрин и (Альфред) Шнитке», Колдуэлл удалось отобрать дюжину композиторов-представителей из четырех или пяти республик. Она работала в тандеме с Союзом композиторов СССР численностью 2500 человек.

"Я сожалею только о том, что мы не смогли принести много больше", - сказала она, добавив, что выбор был полностью ее собственным. «Музыка представляет собой поразительное разнообразие стилей.»

В результате всё предприятие обошлось в 4 с лишним миллиона долларов, из которых Советы внесли 1,25 миллиона долларов. Драматично-но не нетипично для порывистой Колдуэлл. Фестиваль несколько недель назад был на грани банкротства.

Продажа билетов на главное представление, 10 спектаклей Большого театра, шла вяло, а частных предложений о финансировании не поступало. Но 5 марта вливание $ 550 000 из бюджета штата Массачусетс и частного сектора, вызванное беспокойством губернатора Майкла С. Дукакиса, спасло то, что угрожало стать конфузом для Государственного департамента.

Продажи билетов сейчас поднялись до такой степени, что фестиваль больше не беспокоится о своем успехе.

Когда в следующем году "музыка вместе" отправится в Москву, соотношение финансирования будет обратным, причем советы - в значительной степени через Союз композиторов - финансируют львиную долю гастролей американских артистов. Сценическая музыка Леонарда Бернштейна будет центральной для этого события, согласно Колдуэлл; запланированные спектакли - это опера "Тихое место", по крайней мере один мюзикл и, вероятно, его "месса".''

В Бостоне ключевой фигурой является Щедрин, президент московского отделения Центрального союза композиторов и космополитичный композитор, свободно владеющий большинством стилей конца 20-го века. На фестивале прозвучат четыре спектакля »Мертвых душ« плюс его балеты «Анна Каренина» и »Дама с собачкой», а также многочисленные оркестровые и камерные партитуры. Будут показаны две полностью Щедринские программы.

Также хорошо представлен Альфред Шнитке, чьи работы были представлены на фестивале Cabrillo в Калифорнии и русским скрипачом-экспатриантом Гидоном Кремером. Запланировано более полудюжины работ Шнитке, в том числе американская премьера в субботу его "Реквиемной мессы" для солистов, хоров и оркестра под управлением Колдуэлл.

Еще один крупный композитор на фестивале также представлен единственной женщиной. 25 марта - "Музыка для четырех флейт" Софьи Губайдулиной.

Запланированы" струнный квартет № 3" и "Семь слов"; 31 марта ее "Офферториум" исполнят Кремер, которому он посвящен, и Бостонский симфонический оркестр под управлением Шарля Дютуа.

Несмотря на интригующие вечерние концерты фестивального оркестра, состоящего из инструментальных солистов Большого театра, студентов Московской консерватории и вольнослушателей области, десяток полуденных "профильных концертов", посвященных одиноким композиторам, представляют собой самое яркое достижение фестиваля. "За эти три недели будет больше советских Премьер, чем, вероятно, было услышано в США по меньшей мере за 50 лет", - отметил посол Дубинин на пресс-конференции фестиваля.

Добавил Лев Гинзбург, иностранный редактор издания Союза композиторов "Музыкальная жизнь": "важно то, что все композиторы здесь - прогрессисты" - по отношению, если не по стилю. Профсоюз, по его словам, более художественно либеральен, чем многие другие профсоюзы: до гласности "у нас было много того, что мы называем полочными фильмами, фильмы, которые не были выпущены и лежали на полках, а также книги, которые только сейчас печатаются. Но там не было этой полочной музыки.'

Эпоха Горбачева, по его словам, значительно улучшила музыкальный климат. Чтобы восполнить нехватку хороших музыкальных театров в Советском Союзе, в следующем десятилетии планируется построить 40 залов, и правительство, как ожидается, создаст фонд, который позволит оркестровым музыкантам заменить их в целом плохие духовые инструменты.

Щедрин согласен, что положение советского композитора со времен гласности стало лучше. До этого, объясняет он, "мы воспринимали Америку как агрессора", и попытки понять американскую современную музыку казались похожими на взгляд сквозь черное окно. - Но теперь все проясняется. Посмотрите на этот фестиваль. Это очень, очень важно для всех нас.'

https://www.chicagotribune.com/news/ct-xpm-1988-03-17-8803010393-story.html

================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=====================







Газета «Советская культура» 10 марта 1988 года.



«Известия» 13 марта 1988 года.



«Правда» 13 марта 1988 года.



«Советская культура» 29 марта 1988 года.



«Московские новости», 1 мая 1988 года, номер 18.




«Советская культура» 22 марта 1988 года.



«Советская культура» 14 апреля 1988 года.



«Советская культура» 26 марта 1988 года.



«Советская культура» 2 апреля 1988 года.



«Известия» 5 апреля 1988 года.