May 14th, 2019

Перестройка

13 мая 1986 года Писатель Сергей Залыгин назначен главным редактором «Нового мира».

Впервые за всю советскую историю на столь ответственный пост был назначен беспартийный руководитель.

До Залыгина журналом руководил Владимир Карпов,и за период его редакторства не ощущалось, что наступила Перестройка...

Много писавший о проблемах экологии, писатель Залыгин выводит журнал на новый уровень, публикуя прежде недоступную для публикации в Советском Союзе литературу:

Перемены ощущаются с публикации романов Ильи Штемлера "Поезд" и Чингиза Айтматова "Плаха" и публикацией стихов и писем Николая Гумилева и Анны Ахматовой в рубрике "Из литературного наследия". Позднее был напечатан «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Солженицына, а также произведения Бориса Пастернака, Виктора Неврасова, Андрея Платонова, Джорджа Оруэлла.

Помимо этого в «Новом мире» появляются статьи на актуальные политические и экономические темы.

Писатель пробудет в должности до 1997 года.

Вот лишь небольшой список наиболее знаковых публикаций в журнале "Новый мир" эпохи освободительной Перестройки Горбачева.

Даниил Гранин, Зубр ("Новый Мир", №1-1987)

А.Т.Твардовский По праву памяти ("Новый Мир", №3 -1987)

Михаил Шатров. Брестский мир ("Новый Мир", №4-1987)

Владимир Тендряков. Покушение на миражи ("Новый Мир", №4-1987)

Владимир Набоков. Николай Гоголь ("новый Мир", №4-1987)

Сергей Каледин. Смиренное кладбище ("Новый мир", №5-1987)

Андрей Платонов. Котлован ("Новый Мир", №6, 1987)

Василий Белов.Кануны ("Новый Мир", №8, 1987)

"Новый Мир" №9, 10 под рубрикой "Из литературного наследия" опубликованы стихи Ярослава Смелякова и Бориса Слуцкого

Андрей Битов. Пушкинский дом ("Новый Мир", №11-1987).

Борис Пастернак. Доктор Живаго (*Новый Мир", №1-4, 1988)

Варлам Шаламов. Рассказы ("Новый Мир", №6-1988)

Юрий Домбровский. Факультет ненужных вещей ("Новый Мир", №8-1988)

Владимир Короленко. Письма к Луначарскому. ("Новый Мир", №10-1988)

Анатолий Найман. Рассказы об Анне Ахматовой ("Новый Мир ", №1-1989)

Джордж Оруэлл .1984 ("Новый Мир", №2-1989)

Василий Белов. Год великого перелома ("Новый Мир, №3 -1989)

Сергей Каледин. Стройбат ("Новый Мир", №4-1989)

Григорий Медведев. Чернобыльская тетрадь ("Новый мир", №6-1989)

Александр Солженицын. Нобелевская Лекция ("Новый Мир", №7-1989)

Александр Солженицын. Архипелаг ГУЛАГ ("Новый Мир", №8-1989)

Николай (Мыкола)Хвылевой. Иван Иванович. ("Новый Мир", №10-1989)

Роберт Конквест. Буйство голода. (Новый Мир", №10-1989)

Варлам Шаламов. Новая проза. ("Новый мир", №12, 1989)

Анатолий Марченко. Мои воспоминания ("Новый Мир", №12, 1989)

Василий Быков. Облава. ("Новый Мир", №1-1990)

Александр Солженицын. В круге первом. ("Новый Мир", №2-1990)

Василий Белов. Год великого перелома. ("Новый Мир", №3-1991)

Александр Солженицын. Бодался теленок с дубом. ("Новый Мир", №6-1991)

Публицистика:

Николай Шмелёв «Авансы и долги» ("Новый Мир", №6-1987)

Г.Лисичкин Мифы и реальность ("Новый Мир", №11-1988)

Игорь Клямкин. Почему трудно говорить правду? ("Новый Мир, №2-1989)

Василий Селюнин. Черный дыры экономики ("Новый Мир", №10-1989)

Борис Пинскер, Лариса Пияшева. Собственность и свобода ("Новый Мир", №11-1989)

Александр Ципко. Хороши ли наши принципы? ("Новый Мир", №4-1990)

А.Авторханов. Ленин в судьбах России. ("Новый Мир", №1-1991).


Более подробная летопись тут:
https://magazines.gorky.media/novyi_mi/1995/1/iz-letopisi-novogo-mira.html

============

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

================
















Из комментариев в Фейсбуке:





Ефим Гофман

Понимаю, что у многих, кто будет читать мой коммент, он может вызвать несогласие и неприятие, но - промолчать не могу. Если (вынося за скобки одиозный "Наш современник", к которому ниже вернусь, и ему подобные издания) говорить о том, какой из журналов был мне особенно чужд в горбачёвские времена и в 90-е годы, то таким изданием как раз и является залыгинский "Новый мир". Именно это издание сыграло в тот период весьма большую роль в сотворении пресловутого культа Солженицына. Причём, показательным представляется мне и то, что упомянутому культу невольно содействовала и позиция Залыгина на прешествующем "новомирскому", про-"советском" этапе деятельности этого человека. Вначале он подписал подлое коллективное письмо с осуждением Солженицына (а ведь мог не подписывать! такой публиковавшийся в легальной советской печати честный и независимый писатель, как Юрий Валентинович Трифонов, не подписал! и многие другие люди, не являвшиеся диссидентами, тоже не подписали - Вениамин Александрович Каверин, Пётр Леонидович Капица...). Иными словами, Залыгин участвовал в акциях остракизма, придавших Солженицыну во многих влиятельных неофициальных кругах, претендующих на "прогрессивную" репутацию, статус человека, не подлежащего критике. А потом, в перестроечные и пост-советские времена", возглавил журнал "Новый мир", ставший при Залыгине местом, где стремление освободить Солженицына от критики, сделать объектом безоговорочных панегириков и дифирамбов, а также - дискредитировать независимых интеллигентных оппонентов Солженицына , было полностью претворено в реальность. Напыщенно-нравоучительный дух, культивировавшийся в этом издании при Залыгине, мне предельно претит. Особенно всё это больно для меня потому, что, волею обстоятельств, именно в "Новом мире" был опубликован любимый мною "Доктор Живаго". Да и немало других замечательных, чрезвычайно важных и интересных публикаций присутствовало в этом журнале в период, когда им руководил Залыгин. Но ЛИЦО журнала определяли, по моему убеждению, НЕ ОНИ. Хотя бы потому, что вполне могли появиться в ту пору и в других изданиях. А вот то специфическое, что именно в залыгинском "Новом мире" нашло для себя место, носило существенно иной характер. Ярким образцом именно подобных публикаций явился, как мне представляется, и роман Феликса Светова "Отверзи ми двери", принадлежащий к числу тех опусов, которые вызывают у меня особую досаду и негодование. Предельно чужд мне был и упор редакции этого издания на почвенничество, на "деревенскую прозу", породивший в то время даже саркастическое высказывание: "Новый мир" - это "Наш современник" для интеллигенции. А о такой чрезвычайно близкой мне по духу личности, как Андрей Донатович Синявский, в залыгинском "Новом мире" говорилось по принципу: или - плохо, или - ничего; лишь один раз дали возможность Синявскому ответить на разгромную статью Солженицына о "Прогулках с Пушкиным", но следом за ней в том же номере следовала другая програмно-агрессивная статья Солженицына "Наши плюралисты" (направленная против многих представителей независимой рефлексирующей интеллигенции, и в частности - против Синявского). Никому не навязываю своей позиции, изложенной в комменте. Но делать вид, что проблемы не было, и что все издания горбачевской эпохи пребывали в русле этакого расплывчато-"прогрессивного" движения, решительно не готов.

К тому же, мне очень близко в Горбачёве, что он, когда перестал быть первым лицом страны, осуществил (выражаясь фигурально) движение навстречу отнюдь не Солженицыну, но - Синявскому. Приход Горбачёва в 2002 году в день рождения Синявского, отмечавшийся Марьей Васильевной Розановой в Москве, был ситуацией предельно неординарной - и я рад тому, что, волею судеб, оказался свидетелем этого события.