May 13th, 2019

Перестройка

Как рождалось российское телевидение.

13 мая 1991 в 17.00 - в эфир выходит программа «Вести» — первая программа Российского телевидения.

Первый десятиминутный выпуск предваряется ставшей легендарной заставкой — тройкой лошадей. Ведет программу Светлана Сорокина. «Сегодня появилось новое, республиканское телевидение, телевидение России, — говорит она. — Наверное, наши новости во многом будут перекликаться с другими, но они будут – и очень! – отличаться. Единственное, в чем мы полностью совпадем, — в прогнозе погоды». Два других выпуска выходят в тот же день, в 20.00 и 23.00. Ведущими «Вестей» станут Юрий Ростов, Александр Гурнов, Евгений Киселев, Владислав Флярковский, Сергей Доренко. Четвертый выпуск «Вестей» в день начнет выходить в эфир с 20 января 1992 года, ведущие — Арина Шарапова и Сергей Возианов.

«Вести» станут первой программой РТВ – российского телевидения – и холдинга под брендом Всероссийской государственной теле- и радиокомпании. Гендиректором ВГТРК назначен Анатолий Лысенко, председателем – Олег Попцов, а генеральным директором РТВ — Сергей Подгорбунский.

Были созданы четыре студии — информационная «Вести», публицистическая «Республика», художественная «Лад», развлекательная «Артель».

С 1989 года в РСФСР вынашивалась идея организации Российского республиканского телеканала. К этому времени во всех союзных республиках, за исключением России, уже существовали собственные республиканские телеканалы.

13 июля 1990 года постановлением Верховного Совета РСФСР учреждено Государственное телевидение и радио РСФСР.

14 июля 1990 года постановлением № 107-1 Президиума Верховного Совета РСФСР была образована Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания. Председатель Совета Министров РСФСР Иван Силаев способствовал приобретению здания для ВГТРК, из которого могло бы вестись теле- и радиовещание.

«Мы с самого начала сформулировали для себя цель — цивилизованная информация, — скажет в интервью, посвященном десятилетию программы, Олег Добродеев, по приглашению Лысенко возглавивший службу информации. — Конечно, иногда случался эмоциональный перехлест, некоторые программы были излишне политизированы. <…> Но тогда слово «демократия» для нашей страны было настолько чистым, что ради этого можно было рискнуть очень многим. И люди, которые пришли на РосТВ, безусловно, рисковали: в случае неудачи они могли оказаться на улице с волчьим билетом. Например, продолжить «карьеру» на радиоточке ВДНХ — судьба очень многих проколовшихся редакторов и дикторов. Конечно, «Вести» были жестко политизированной программой…»

«Мощной пропагандистской кампанией, в которой не брезговали никакими средствами», назовет борьбу за российское вещание в мемуарах тогда глава Всесоюзной государственной телерадиокомпании Леонид Кравченко, из подчинения которого в итоге ушла вторая кнопка.

В российском парламенте создать новый, российский, канал требует автор программы «Пятое колесо», депутат РСФСР и будущий руководитель Петербургского телевидения Белла Куркова, а также министр печати РСФСР Михаил Полторанин. К ним присоединяются депутаты российского парламента и интеллигенция. 11 ноября 1990-го на встрече с Борисом Ельциным Михаил Горбачев соглашается передать второй канал Центрального телевидения Всероссийской телерадиокомпании.

«Совещание по вопросам организации телерадиовещания Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании (ВГТРК)» состоялось 29 марта, а протокол к нему Кравченко подписывает 9 апреля. На документе уже стоят подписи Михаила Полторанина и Олега Попцова. Согласно протоколу, с 13 мая и ежедневно ВГТРК будет вещать по 6 часов 15 минут.

Новая студия располагается на «Яме» – по 5-й улице Ямского Поля. Здание, принадлежавшее ранее Министерству строительства в районах Урала и Западной Сибири СССР (проектировщик ГУЛага), передано решением российского премьера Ивана Силаева.

Новое телевидение страдает от хронического безденежья. Для производства программ не хватает ни монтажных, ни операторских, и телевизионщики разрываются между «Останкино» и новым зданием. «Когда в одной из передач РТВ Владимира Буковского пригласили на прогулку по зданию на 5-й улице Ямского Поля, то смогли предоставить ему из телевизионной техники только канцелярские чашки, телефоны и циркулярную пилу, — отмечает летом 91-го журналист Сергей Фомин. — Тот способ, каким перед глазами зрителей появляется вот уже в течение двух месяцев все, что выходит под маркой Российского телевидения, — одна из величайших загадок нашего странного времени».

Телевизионный критик «МК» Элина Николаева пишет в те дни: «Чем же отличается служба новостей России от Союза? Ну, во-первых, это подход к информации. В каждом выпуске «Вести» исходят из объективных приоритетов дня, из того, что люди хотели бы услышать. <…> Все наиболее талантливые журналисты ТСН собрались в «Вестях». Не повезло лишь Митковой. Когда Карабас-Барабас Центрального телевидения начал наводить «порядок» в своем балаганчике, она не сумела вовремя сориентироваться, что привело к нравственно-моральному конфликту с Гурновым. И вот результат: Татьяна не у дел, выступает на заводах и фабриках, встречается с народом, а Гурнов – один из ведущих «Вестей»».Что касается редакционной политики, то, «как только РТВ получило свободу от Кравченко, тут же была установлена своя внутренняя цензура по принципу «не навредить»». Николаева отмечает в статье: «Российская информационная служба должна руководствоваться здравым смыслом. Например, избегать резких, немотивированных выпадов в адрес президента, сказал Добродеев и внимательно посмотрел на аппарат правительственной связи».

Сам Добродеев в интервью «Коммерсанту» скажет позже о роли программы так: «Вообще, с 13 мая по 19 августа 1991 года был совершенно особенный период, когда «Вести» собирали невероятную аудиторию. Мало какая телевизионная программа сыграла такую политическую роль в истории страны. 19 августа, когда появились военные, нам на два дня перекрыли вещание, но «Вести», тем не менее, выходили прямо с Ямского Поля».

Во время октябрьских событий 1993-го «Вести» окажутся единственной программой новостей, выходящей в прямой эфир из резервной студии каждые полчаса. Что касается отношения к Борису Ельцину, то оно радикально изменится в 1994-м, в связи с началом войны в Чечне. В 1996-м Ельцин уже публично раскритикует программу за «чернуху».

«Вести» отличались авторским подходом, и на фоне официозного «Времени» это — новаторство, но именно тогда в профессиональной среде возникает вопрос о соотношении фактов и мнений в новостной программе. «Ведущие решили не только сообщать о событиях, но и объяснять их смысл аудитории, — отмечает профессор Сергей Муратов. — Мнения о фактах подчас становились важнее фактов. Не удивительно, что многие из ведущих ощутили «Вести» едва ли не как свою авторскую программу. Комментарии А. Гурнова, Ю. Ростова, В. Флярковского и вошедшей в команду С. Сорокиной все чаще превращались в маленькие публицистические выступления». Впрочем, именно этим и запоминается программа – «прощалками» Светланы Сорокиной. «Как-то в программе очередных «Вестей», посвященных чеченским событиям, — добавляет Муратов, — после рекламы моющих средств Сорокина заметила: совесть генералов, развязавших чеченскую войну, не отмыть даже этим средством. Подобное высказывание, вырвавшееся, так сказать, «от души», подкупило немало зрителей. Ведущая не робот, и нельзя лишать ее права на отношение к тем событиям, о которых она сообщает. «Национальным достоянием» назвал руководитель ВГТРК Олег Попцов слезы Сорокиной, которые навернулись у нее на глаза, когда она сообщала о начале военных действий в декабре 1994 года».

Источник:
http://gorbymedia.com/post/05-13-1991

================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

================