March 27th, 2019

Перестройка

Как в 1989 году прошли предвыборные дебаты между Борисом Ельциным и Евгением Браковым.

30 лет назад - 12 марта 1989 года - Борис Ельцин в первый и последний раз снизошел до участия в теледебатах со своим политическим конкурентом (во время проведения президентских предвыборных компаний 1991 и 1996 годов Ельцин игнорировал дебаты).

Лично я хоть и ждал этих дебатов, но грешным делом заснул перед телеэкраном, не досмотрев и до середины передачи, проходившей в прямом эфире московского телеканала. Мой папа мирно похрапывал рядом.

А у вас какие впечатления остались от этого зрелища?

========================

Материал с сайта Наталии Ростовой
"Рождение российских СМИ. Эпоха Горбачева (1985 - 1991)".
http://gorbymedia.com/ :

Дебаты кандидатов в народные депутаты СССР проходят в эфире московской телепрограммы. В них участвуют зампредседателя Госстроя Борис Ельцин (уже оппозиционер!) и директор ЗИЛ Евгений Браков. Оба кандидата выдвигаются по Московскому городскому национально-территориальному округу № 1 РСФСР.

Это первые свободные выборы в стране, при все еще, впрочем, управлении единой партии. Как выразит это в мемуарах переводчик Михаила Горбачева Павел Палажченко, «факт того, что у нас появился выбор, безусловно одобрялся [народом], но я чувствовал, что реальные проблемы не обсуждались. Да и как они могли обсуждаться, если у нас все еще была одна-единственная партия, со своей выборной платформой, но при этом, парадоксально, не предлагала свой список кандидатов?» (Перевод — Н.Р.) Что касается предвыборной кампании Ельцина, то, замечает Палажченко, тот был чрезвычайно популярным среди народа политиком, люди сочувствовали ему как независимому кандидату, как аутсайдеру системы и как человеку, который выражал их собственное недовольство. «Он призывал покончить с привилегиями партийных аппаратчиков и нападал на непопулярных членов Политбюро, таких, как Егор Лигачев, — пишет Палажченко. — А когда партийная пресса критиковала Ельцина, то его рейтинг взлетал еще выше».

В ходе выборов некоторые кандидаты испытывают проблемы с доступом к СМИ. Для Ельцина, например, это первый эфир после снятия с поста первого секретаря Московского городского комитета партии в ноябре 87-го года. В своих мемуарах он так вспоминает это время: «Официальная пресса обо мне молчала, интервью со мной можно было услышать только по западным радиостанциям. Каждый новый шаг, предпринятый против меня, все больше и больше возмущал москвичей».

Дебаты кажутся прорывом к демократии. Политический обозреватель «Московских новостей» Виталий Третьяков оценивает их как очередное достижение гласности: «<…> телепередача создала равные условия для выступлений кандидатов».

Кандидатам дается на высказывание позиции по 10 минут, далее следуют вопросы зрителей – как выяснится позже, не всегда существующих.

Однако многолетний соратник Ельцина Михаил Полторанин вспоминает о первых дебатах как о большом разочаровании: «Это не были теледебаты в прямом смысле слова. Ведущий программы «Добрый вечер, Москва!» сел между Ельциным и Браковым, стал вскрывать конверты и зачитывать кандидатам вопросы по очереди, называя фамилии и адреса авторов. Бракову шли вопросы в одном ключе, примерно такого характера: «Как вам удается добиваться больших успехов?» или «Как вам удается совмещать в себе качества хорошего руководителя и хорошего семьянина?» <…> Ельцину вопросы били под дых, ниже пояса. В них были перепевы выступлений участников Московского пленума горкома. После четвертого или пятого наскока Борис Николаевич набычился и стал похож на боксера, пропустившего сильный удар. Отмахивался несложными фразами, иногда невпопад. Обидно было смотреть, как он проигрывает аппарату, и крепнуть в убеждении, что Ельцин в словесных дуэлях мастак не большой. Сторонники его были разочарованы. Хотя и понимали, что кроется за всем этим какая-то подлость».

В «Исповеди…» Ельцина говорится, что на следующий день телевизионщики ее обнаружили — по указанным адресам нашли тех, кто вопросов не присылал, но от чьего имени они задавались. В итоге Полторанин и журналистка Валентина Ланцева записали людей, которые либо «в камеру высказали свое возмущение» тем, что их имена использовали, либо «тоже не знали, что они задавали пакостные вопросы».

Записями Полторанин поделился с журналистами «Взгляда». Один из ведущих программы, Сергей Ломакин, рассказывал годы спустя, что Полторанин показал ему документы, которые доказывали: среди адресов, указанных в вопросах зрителей, «не было ни одного реального – все сплошь прачечные, булочные, химчистки». Полторанина вместе с записями Ланцевой пригласили в программу (о появлении программы «Взгляд» см. 2 октября 1987).

В условиях, когда все еще существует официальная цензура, обойти ее — особая технология. «Сперва, днем в пятницу, шел прямой эфир на Дальний Восток (в Москве это было обеденное время, а там – полночь), – объясняет Ломакин (цитата — по Додолеву). – Потом «чукотский» вариант эфирили в других часовых поясах (на Сибирь и Урал). А вечером все снова собирались в студии и делали московский выпуск, как правило, ударный. Так вот, на «Орбиту» мы мирно поговорили с Полтораниным про демократию, бла-бла-бла, а вот на Москву отыграли всю историю с подставными звонками в полный рост. В субботу утром на парковке «Останкино» было зарегистрировано рекордное число «членовозов», черных бронированных лимузинов, возивших членов ЦК КПСС. Члены Политбюро слетелись на спецпросмотр нашего выпуска в кабинете ТВ-руководства, а возглавляли тогда «Останкино» Председатель Государственного комитета СССР по телевидению и радиовещанию Александр Аксенов <…> и его первый зам Владимир Попов. Приехали в тот день Лев Зайков, Николай Слюньков и Вадим Медведев (как секретарь по идеологии). И программа, которую мы вели тогда с Артемом Боровиком, была названа антисоветской: «Ярко выраженная антисоветская программа, сделанная в провокационном стиле». Тогда казалось, что это финал карьеры. По итогам разборок созвали «останкинское» партбюро. Со свойственной ему самоиронией наш шеф Анатолий Григорьевич Лысенко, отправляясь туда, сказал: «Ну что ж, пи…ц жиденку… меня, наверное, выгонят…». Но как-то обошлось. Хотя свой первый инсульт он тогда и заработал».

Ломакина от эфира, впрочем, на время отстранили.

21 марта «Московская правда» публикует предвыборные платформы Бракова и Ельцина. Они во многом сходятся — оба кандидата говорят о межнациональных отношениях, социальных гарантиях для неимущих, необходимости начать проводить по-настоящему демократические выборы, а внесение законопроектов сделать гласным, авторским. Оба призывают к усилению полномочий парламента. Браков предлагает создать в Верховном Совете СССР комиссии депутатов по военным делам, государственной безопасности, охране общественного порядка, запретить использовать Вооруженные силы без согласия парламента, усилить защиту граждан от административного произвола. Ельцин более радикален в желании возвысить парламент: «Высший законодательный орган страны должен выражать волю народа в решении всех принципиальных вопросов и препятствовать принятию ненужных, а порой и вредных решений и постановлений. Ему должны быть законодательно подотчетны все без исключения правительственные, политические и общественные организации, в том числе партия». Упоминает Ельцин и о своем коронном пункте — борьбе с бюрократией: «Необходимо бороться против существующего элитарного бюрократического слоя посредством передачи власти выборным органам и децентрализации политической, экономической и культурной жизни».

В своей статье, со ссылкой на множество читательских звонков в редакцию, журналист Виталий Третьяков указывает на грязные технологии: в райкомах партии читают вслух или раздают 11-страничную антиельцинскую брошюру. «Но тем, кто этими приемами пользуется, нужно хотя бы уметь прогнозировать последствия своих действий, – комментирует нечестную игру Третьяков. – Чаще всего они дают эффект совершенно обратный — помимо прочего, он в интересах тех, кто хотел бы во что бы то ни стало гипертрофировать фигуру вопреки ее номинальной значимости».

И правда: скандалы только способствуют росту популярности Ельцина. В марте в поддержку опального секретаря МГК КПСС, отмечает историк Елена Струкова, стихийно возникают инициативные группы и небольшие СМИ, такие как бюллетень Московского городского комитета избирателей «Хроника», например. «Собственно, это даже листовка, 1 страница, формата А4, отпечатанная на пишущей машинке, – описывает она. – В конце листовки сообщалось, что редакция «приносит свои извинения читателям за допущенные опечатки, за некоторую небрежность, вызванные неукомплектованностью штата квалифицированными машинистками, редакторами, а также необходимостью немедленного доведения информации до избирателей». Что же нужно было оперативно донести до избирателей? Сообщения о препятствиях, чинимых инициативным группам: «На участке таком-то Мария Михайловна — фамилию отказалась назвать – запретила вывешивать агитплакаты кандидата Ельцина и сорвала вывешенные после ухода представителей МГК избирателей».

Ельцин выиграл выборы с разгромным счетом, набрав 90% голосов.

Источник: http://gorbymedia.com/post/03-12-1989

================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

================