March 7th, 2019

Перестройка

Алексей Венедиктов о своих посиделках с Михаилом Горбачевым

Из передачи "Будем наблюдать" 2 марта 2019 года.

Сергей Бунтман:
Просят поздравить Михаила Сергеевича. Две восьмерки это почти две бесконечности.

А. Венедиктов― Почти, это просто две бесконечности.

С. Бунтман― Да. Пускай не обращают внимания на все глупости, он молодец. Вот я практически цитирую точно здесь сообщение в чате.

А. Венедиктов― Я через два часа передам Михаилу Сергеевичу ваши поздравления. И, конечно, присоединяюсь к ним. И две восьмерки действительно две бесконечности. С Михаилом Сергеевичем две истории расскажу с твоего позволения. Одна история политическая. Я очень много читаю его бумаг и бумаг Политбюро и так далее, и сравнительно недавно, год назад я как-то его спросил: «Михаил Сергеевич, у меня сложилось впечатление, что уже перед самым, после августа 1991 года и перед декабрем, перед вашим уходом вы предложили Ельцину схему, что он становится вице-президентом, а через год президентом СССР. И таким образом вы хотели сохранить СССР». Тут, Сережа, надо сказать, он замахнулся на меня палкой, сказал: «Цыц». Потом повторил фразу нашего друга генерала (неразборчиво) «Еще не пришло время про это говорить». Этого нет нигде в мемуарах, но когда ты смотришь логику его движения в переговорах с Назарбаевым, с Шушкевичем, с Кравчуком, с Ельциным, естественно, ты понимаешь, что он понимал, что они растаскивают в его понимании, они растаскивают Советский Союз, а он за него бился, за сохранение. Там видно следы переговоров. И он был готов, как я понимаю, доказательств у меня пока нет, но сегодня вернемся к этому. Сяду подальше. Палка там. Даже есть фотография, может быть, ее выложим, как он меня своей палкой, теперь у меня палка, так что мы можем пофехтовать, это такая одна история. Вторая история она такая трогательная я бы сказал. Сидим, ему пить практически тоже нельзя, на самом деле он выпивает одну рюмку за вечер, остальное мы с Муратовым что называется. Когда мы вдвоем или он один, или я один, когда мы по одному с Димой Муратовым. Были вдвоем, и он так смотрит, говорит: «А когда нынешний выйдет на пенсию, ты тоже так с ним будешь пить?» Спросил меня, я бы сказал ревниво, президент СССР. Не на того напал что называется. Я говорю: «Ну, тут две обструкции, - говорю я, - господин президент. Во-первых, Владимир Владимирович не пьет. И это не получится. А, во-вторых – он не выйдет на пенсию». «А-а, - успокоенно сказал Горбачев, - ну не пьем Господи, лечимся».

А. Венедиктов― Так что я сегодня у него буду, передам ваши поздравления.

С. Бунтман― Поздравляем Михаила Сергеевича…

А. Венедиктов― Еще раз хочу обратить внимание наших слушателей, потому что другие меня не интересуют совсем, но наши слушатели в своей массе воспринимают, во всяком случае, аргументы. Любите вы Горбачева, не любите вы Горбачева – это вопрос второй. А вопрос первый – что он как лев боролся за сохранение Советского Союза. И недаром на него сделал ставку Андропов, который понимал, что он понимает, что Советский Союз начал погружаться в болото. Андропов я имею в виду понимал. Именно поэтому недавно была, не помню, было опубликовано или я читал (это разные вещи). Было опубликовано и я читал - это разные вещи. Записки о том, что когда Андропов был в больнице в 1983 году, он из больницы прислал записку о том, что Горбачев, там был доклад и внизу приписка: полагаю, что председательствовать на заседаниях секретариата ЦК должен Михаил Горбачев. И это примечание не было учтено Политбюро и председательствовал Черненко. И потом наследовал Черненко. То есть на самом деле все было непросто. Вообще история Михаила Сергеевича, которая продолжается, и дай бог, чтобы она продолжалась дальше, она еще не закончилась, она такая - трагическая. Это человек, которого не поняли. Но при этом я ему благодарен, как ты однажды сказал ему, это было три года назад, я помню, а зал ахнул. Ты сказал, что вы поломали мне жизнь, Михаил Сергеевич.

С. Бунтман― Это я говорил тоже.

А. Венедиктов― Так я говорю «ты сказал».

С. Бунтман― Вы поломали нам жизнь. Мы тихо-мирно могли себе заниматься своими делами.

А. Венедиктов― Я бы был сейчас завучем. Уважаемым бы человеком.

С. Бунтман― Ты не думаешь, что директором все-таки.

А. Венедиктов― Нет, у меня мама была в отъезде. Я был беспартийный и еврейской национальности. Поэтому завуч был мой потолок. Я спокойно бы жил с большим уважением, командовал бы школой. В моем подчинении была бы тысяча детей, я бы им портил жизнь как любой завуч, любой учитель. Ну, вот была бы житуха. Ключами бряк по столу. И был бы кабинетик у завуча, куда бы все входили с тортами. А не с криками «У нас опять переворот в Бурунди». Надо менять программу. В голову бы такое не пришло. Конечно, поломал жизнь. Я сегодня ему это напомню. Михаил Сергеевич. Он, к сожалению, сегодня празднует день рождения только действительно в кругу сотрудников и друзей. Как правильно сказал Павел Палажченко. Имеем честь относиться к его друзьям. Он действительно слушает «Эхо Москвы». У меня, кстати, каждый разговор с ним – это его критика. Тех или иных программ. Кстати, начиная или заканчивая автомобильными, куда казалось бы. «Точка». Господи, ты боже мой.

Он однажды прочитал мне лекцию, что все неправильно в программе «Точка». У Плющева. То есть я думал, что я умру, во-первых, я сам не понимаю, чего там Плющев говорит, не мой уровень. Ниже много я. А он чего-то там разбирался и разбирается. Он слушает, он не выключился. Живет жизнью, читает газеты. Газеты читает, кстати. Читает много газет бумажных, из электронных слушает «Эхо» и смотрит Первый канал, программу «Время» как положено генеральному секретарю ЦК. А, расскажу еще одну байку. С последней встречи. Ему нельзя сладкое, как и мне, впрочем. И мы сидим, пообедали, еще несколько человек, шесть нас было что ли. Он говорит: «Лешка, давай мороженого». Я говорю: «Михаил Сергеевич, нам же с вами нельзя». Он говорит: «Ну хочется». Я говорю: «Михаил Сергеевич…». А там мороженое еще с вареньем вишневым в плошке. Он говорит: «Ну давай пополам». Я говорю: «Ну давайте пополам». Все равно же закажет, понимаешь. Он подзывает официанта, смотрит на меня и говорит: «Так, две порции по три шарика, две плошки и пополам». Я: «А-а». Он говорит: «Вот поэтому я генеральный секретарь, а не ты».

https://echo.msk.ru/programs/observation/2380629-echo/

====================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==================