November 24th, 2018

Перестройка

Павел Палажченко: Женева-1985

В последнее время, как, наверное, обратили внимание читатели моего ФБ, я опубликовал довольно много материалов, которые в прежние времена в театральных кругах называли «датскими» - т.е. посвященными определенным датам. В свое оправдание могу сказать, что даты эти по-прежнему кажутся мне существенными и, главное, подлежащими осмыслению в тех условиях, которые сейчас сложились в международных делах и особенно в российско-американских отношениях. Поэтому к очередной годовщине встречи на высшем уровне в Женеве я решил дать ссылку на статью, опубликованную три года назад, и дополнить ее некоторыми штрихами, отчасти личного характера.

В преддверии встречи с обеих сторон было много дискуссий о ее целесообразности. У нас эти дискуссии проявлялись в прессе в основном в несколько завуалированной форме, в США – разговор в СМИ шел в открытую. Об аргументах противников встречи можно составить себе представление из статьи, основанной на высказываниях Збигнева Бжезинского, упрекающего Рональда Рейгана в том, что он слишком уж рвется встретиться с Горбачевым (который «полностью соответствует формуле КГБ») и чуть ли не унижается перед советским генсеком. В ретроспективе такие аргументы и намеки на «мягкотелость Рейгана» выглядят несколько комично. Внутри администрации противником встречи был министр обороны Уайнбергер, но Рейган «мягко, но твердо» отклонил его непримиримую позицию. “We won’t go that way.”

У нас не то чтобы возражали против встречи с Рейганом, но многие, в том числе люди вполне информированные и разумные, считали, что «с этой администрации все равно ничего не получится». Честно говоря, меня удивили статьи за подписями А.Г. Арбатова и А. Бовина, в которых эта мысль была выражена довольно определенно. Правда, сама идея встречи открыто никем не подвергалась сомнению.

После встреч Э.А. Шеварднадзе с госсекретарем Шульцем в Хельсинки и с президентом Рейганом в Вашингтоне, которые я переводил, я не сомневался, что саммит состоится. Но в подготовке встречи я не участвовал, потому что руководство отдела переводов отправило меня на три месяца «подальше» - в Нью-Йорк переводчиком нашей делегации на сессию генассамблеи ООН. Видимо, у моего начальства были свои виды на то, кто должен быть переводчиком на саммите (впервые на переговорах делегаций на высшем уровне был предусмотрен синхронный перевод) и, как я потом узнал, вокруг этого возникла даже некоторая борьба. Я такие «бои местного значения» не люблю и до сих пор рад, что в них не участвовал – у меня было «полное алиби».

Как бы то ни было, более высокое начальство решило по-своему, и числа, кажется, 12 ноября в представительство СССР при ООН в Нью-Йорке пришла телеграмма с распоряжением купить билет (как выяснилось потом, бизнес-класса) в Женеву и отправить меня туда как можно скорее. Правда, мой отлет несколько задержался по довольно странной причине: консульская группа представительства почему-то решила, что меня пустят в Женеву по дипломатическому паспорту без визы, а когда наконец выяснили, что виза нужна, пришлось оформлять ее в спешном порядке, а это дело довольно нервное. Но на саммит я успел.

Горбачев любит вспоминать, что после первой встречи один на один с Рейганом (она была довольно короткой и ее переводил – в режиме последовательного перевода – Николай Успенский) он в беседе с членами делегации назвал Рейгана «настоящим динозавром». Думаю, это произошло потому, что Рейган неожиданно пустился в рассуждения о вредоносности марксизма и идей «мировой революции». Это действительно было несколько неожиданно, потому что раньше идеологию оставляли за скобками дипломатии и переговоров на высшем уровне. Михаил Сергеевич ответил, что президент ошибается, если думает, что он не спит ночами, размышляя, где бы еще устроить революцию, и, как мне кажется, на общую атмосферу встречи этот «нюанс» не повлиял. Рейган хотел выговориться – видимо, это входило в его «обязательную программу» первой беседы с советским лидером.

Встреча в составе делегаций, которую я переводил, прошла в нормальной атмосфере, а обед в советском представительстве, я бы сказал, в очень хорошей. Тем временем делегации работали над совместным заявлением, которое все-таки решили принять, вопреки первоначальным возражениям американской стороны. Работа продолжалась чуть ли не до утра и дипломатам, а также моим коллегам-переводчикам пришлось изрядно потрудиться. Этот документ можно найти в Интернете, и, по-моему, он и сегодня читается вполне актуально.

А в самом конце произошел еще один смешной эпизод – в консульском отделе представительства куда-то запропастился мой многострадальный паспорт. А меня включили в список пассажиров первого самолета. Я ждал до последнего момента и даже дольше – кортеж уже выехал в аэропорт (между представительством и женевским аэропортом максимум 15 минут езды). Что делать? Пришлось решать самому. Я сказал шоферу – «Гони!», и мы уже на подъезде к аэропорту догнали кортеж. Поднимаясь по трапу, я сообщил послу А.Ф. Добрынину, что лечу без паспорта, и без неприличной лексики объяснил почему. «Ничего страшного, - сказал он. – Родина тебя примет».

Так и оказалось.

https://www.globalaffairs.ru/global-processes/Neskolko-slov-o-zhenevskom-sammite-i-ego-urokakh-17802





https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=1924055777714355&id=100003298555447

Перестройка

«Муниципальный капкан» в очередной раз превратил в фарс региональные выборы.

Полным фиаско для народовластия завершилась интрига вокруг выборов главы Приморья. Фаворит выборной гонки за пост губернатора Приморского края Андрей Ищенко окончательно снят с дистанции.

Незадолго до этого коммунисты на своей краевой партийной конференции не только отказались выдвигать Ищенко своим кандидатом, но и вообще решили не принимать участия в выборах. Казалось бы, парадоксальное решение для партии, чей кандидат на выборах 16 сентября как минимум на равных боролся с тогдашним представителем партии власти - исполняющим обязанности губернатора Андреем Тарасенко. Лишь возрождение «чуровского» уровня фальсификаций позволило тогда кандидату от «Единой России» удержаться в своем кресле. Скандал с подтасовкой результатов выборов вынудил Центральную избирательную комиссию отменить итоги голосования и назначить повторные выборы главы региона на 16 декабря.

Collapse )