October 6th, 2018

Перестройка

Визит Михаила Горбачева во Францию ( 2 - 5октября 1985 года ).

35 лет назад - со 2 по 5 октября 1985 года - состоялся визит Михаила Горбачева во Францию.

Этот вояж стал первым международным визитом М. Горбачева после прихода к власти. Затем уже последовала встреча с президентом США Рональдом Рейганом в Женеве (ноябрь 1985) и новые инициативы по разоружению, оглашенные М. Горбачевым в январе 1986 года. Эти шаги положили начало «горбимании» – популярности М. Горбачева в мире (от английского сокращения фамилии Горбачева – «Горби»).

===============

Из книги Михаила Горбачева "Жизнь и реформы":

«Европа — наш общий дом»

Стремление дать энергичный импульс европейскому процессу определило выбор Франции как страны, куда я совершил первый официальный зарубежный визит в качестве Генерального секретаря ЦК. Мы в Союзе помнили, что импульс разрядке 70-х годов был во многом обеспечен нашим взаимодействием с французами. Накануне отъезда я дал интервью французскому телевидению. Это был первый опыт прямого разговора руководителя СССР с группой западных журналистов перед телекамерами. Откровенно говоря, не представлял психологическую и интеллектуальную нагрузку беседы, когда ты все время под лучами прожекторов и перекрестным огнем журналистов. Тогда и мне, и многим моим соотечественникам показалось, что французы вели себя необъяснимо агрессивно, без должного такта, даже неуважительно. Теперь-то я понимаю, что в значительной мере это объяснялось первым опытом общения, да и время, в которое мы жили, ситуация, в какой находились советско-французские отношения, отмечались недоверием, даже подозрением. Словом, конфронтационное время.
Тогда я стремился довести до французов, да и не только до них, мысль о том, что соблюдение Заключительного акта способно оздоровить климат на континенте, рассеять сгустившиеся тучи. Отвечая на вопрос, подтвердил наш особый интерес к Европе, использовав при этом впервые пришедший на ум образ — ЕВРОПА — НАШ ОБЩИЙ ДОМ. «Мы с вами живем в этой Европе... У нас есть определенные традиции. У нас есть история, из которой мы извлекаем какие-то уроки, учимся на этой истории. Во всяком случае, европейцам мудрости не занимать. Каких бы сторон развития человеческой цивилизации мы ни касались, вклад европейцев огромен. Мы живем в одном доме, хотя одни входят в этот дом с одного подъезда, другие — с другого подъезда. Нам нужно сотрудничать и налаживать коммуникации в этом доме».
Естественно, и в Париже мы говорили с Франсуа Миттераном о Европе. Он высказался тогда полувопросом: «Почему не допустить возможность того, чтобы постепенно... пойти по пути более широкой европейской политики?» А в июле следующего года в Москве я услышал от Президента Франции четко сформулированную мысль: «Надо, чтобы Европа действительно вновь стала главным действующим лицом собственной истории, чтобы она в полной мере могла играть роль фактора равновесия и стабильности в международных отношениях». Это совпадало с моими размышлениями.
Обдумывая цели нашей новой внешней политики, я уже не мог по-старому воспринимать многоцветную, будто лоскутное одеяло, политическую карту Европы. Размышляя об общих корнях столь многообразной, но в сущности единой европейской цивилизации, все острее ощущал условность блокового противостояния, архаизм «железного занавеса». В этой связи и возникла мысль об общем европейском доме. Родившийся как бы спонтанно, этот образ начал самостоятельную жизнь. В самом деле, в Европе острее осознавалась серьезность международной обстановки, угрозы войны. Здесь противостояли друг другу мощные военные группировки, были накоплены «монбланы» оружия, размещались новые ядерные ракеты. С другой стороны, именно в Европе имелся ценный опыт мирного сосуществования государств с различным общественным строем — как входящих в военные союзы, так и нейтральных.
Важно было избавить общественное сознание, а желательно, и политиков от восприятия континента как «театра военных действий» (ТВД — под таким кодовым названием о ней говорили в генеральных штабах). Я был убежден, что Европа призвана стать примером сожительства суверенных, разных, но миролюбивых государств, сознающих свою взаимозависимость и строящих отношения на доверии. Понимал, что путь к этому будет долгим. Тем более нельзя было терять время, надо было делать первые шаги.

=====================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================

















































Перестройка

Как создавался "Народный фронт Эстонии".

30 лет назад - с 1 по 2 октября 1988 года - прошел учредительный съезд Народного фронта Эстонии.

На учредительном съезде Народного фронта Эстонии (Rahvarinne) присутствовало 3267 имеющих право голоса делегатов и около полутысячи гостей и журналистов. Было принято множество документов, касающихся актуальных проблем, начиная с необходимости воссоздания Эстонского олимпийского комитета и заканчивая вопросами иммиграции и международных отношений. Если еще весной ЦК КПЭ скептически смотрел на создание Народного фронта, то к осени ситуация настолько изменилась, что Первый секретарь ЦК КПЭ Вайно Вяльяс выразил съезду поддержку и заверил, что КПЭ добивается того же, чего и Народный фронт – суверенитета на основании союзного договора.

Народный фронт (официальное название – Народный фронт в поддержку перестройки, позже – Народный фронт Эстонии, Rahvarinne) был создан в 1988 г. Идею движения предложил его будущий руководитель Эдгар Сависаар в передаче «Подумаем еще» в апреле 1988 г. Формально Народный фронт являлся не политической партией, а массовым национальным движением (осенью 1988 г. в списке Народного фронта было до 60 000 человек). Collapse )







=====================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================



Перестройка

Как создавался Народный фронт Латвии.

30 лет назад - 8 октября 1988 года - в Риге начал работу учредительный съезд Народного фронта Латвии. Его председателем был избран молодой коммунист журналист Дайнис Иванс.





Народный фронт Латвии возник на волне гражданской активности, затронувшей широкий спектр тем – от экологии до истории. Примером такой активности стала кампания против строительства Даугавпилсской ГЭС. Работы по строительству станции начались еще в конце 1970-х годов, и к середине 1980-х годов значительная их часть была выполнена. Однако в 1986 году журналист Дайнис Иванс в своей статье в газете Literatura un Maksla ("Литература и искусство") призвал остановить строительство, чтобы не допустить затопления заповедной долины реки и сохранить присутствовавшие там редкие виды растений и животных. Призыв прекратить строительство нашел немало сторонников. Начался сбор подписей за отказ от проекта (всего таких подписей было собрано более 30 тысяч). "Материал долго мариновали, а когда наконец напечатали, - вспоминает Иванс об упомянутой статье, - моя квартира как-то вдруг превратилась в некий штаб революции. И я моментально оказался в гуще всего, что происходило". В итоге летом 1987 года союзный центр согласился прекратить строительство. А Иванс вскоре стал основателем и лидером Народного фронта.
Другой формой активности стали так называемые "календарные" митинги. Серия таких выступлений прошла в 1987 году.
Митинги были приурочены к годовщине депортации латышей, состоявшейся в 1941 году, к годовщине подписания пакта Молотова-Риббентропа. Акция состоялась и по случаю годовщины создания независимой Латвийской республики в 1918 году.
Формирование Народного фронта началось летом 1988 года. Он объединил группы с различными взглядами (как коммунистов-реформаторов, так и противников коммунизма) под лозунгами демократизации и суверенитета Латвии (изначально доминирующей позицией в НФЛ было именно стремление к суверенитету, большей самостоятельности в составе Союза, а не к полному отделению от СССР). К моменту учредительного съезда НФЛ, который прошел в октябре 1988 года, группы поддержки этого движения насчитывали более 100 тысяч человек.









Выборы в Верховный совет Латвийской ССР состоялись весной 1990 года, спустя неделю после того, как Верховный совет Литвы, где большинство получили сторонники "Саюдиса", объявил о независимости республики.
Народный фронт Латвии получил в парламенте 131 мандат из 160. Очевидно было, что события будут развиваться по сценарию, похожему на литовский.
Однако по поводу того, как именно следует восстановить независимость республики, разгорелись споры.
Еще весной 1989 года радикально настроенные национальные движения (имевшие сторонников и в рядах НФЛ) начали формирование так называемых "гражданских комитетов" и регистрации "граждан Латвийской республики" (тех, кто проживал в Латвии на 17 июня 1940 года, то есть до ее вхождения в состав СССР) и их потомков . Идея состояла в том, чтобы восстановить независимость Латвии, не прибегая при этом к помощи Верховного совета, который националисты считали частью оккупационной власти. Вместо этого они планировали составить реестр "граждан Латвийской Республики", а затем провести Конгресс граждан, который и утвердил бы решение о ее независимости.
Руководство Народного фронта, склонявшееся к тому, чтобы провести решение о независимости через парламент, идею националистов не поддержало и выдвигать в Конгресс граждан своих представителей отказалось. С учетом влияния, которым пользовались националисты в НФЛ, перед Народным фронтом даже возникла угроза раскола. Однако перед выборами 1990 года стороны все же отказались от конфронтации, договорившись объединить усилия для победы.

Уже после выборов споры возникли вокруг формулировок будущей декларации независимости. Умеренное крыло НФЛ считало, что достаточно будет указать, что Латвия вступает на путь независимости. Другие настаивали на немедленном выходе из СССР. Решающую роль, как отмечал позднее основатель НФЛ Дайнис Иванс, сыграл пример Литвы. "Я был в Вильнюсе 11 марта, когда там принимали Декларацию независимости, и знаю, что у них тоже было немало споров, - вспоминает он. - Был принят очень резкий документ о том, что Литва выходит из Советского Союза ‘сиюминутно’. И тогда нам стало понятно: наш мягкий вариант не пройдет – народ его просто не поймет...".
Декларация о независимости Латвии была принята 3 мая 1990 года. За нее проголосовали 138 из 160 депутатов, включая небольшую группу парламентариев, не входивших в состав фракции НФЛ.
Спустя несколько дней было сформировано новое правительство. Пост премьера занял заместитель председателя Народного фронта Ивар Годманис.

Фотохроника: https://foto-history.livejournal.com/4226688.html

Программа Народного фронта Латвии (1988)
https://ed-glezin.livejournal.com/1045087.html




Collapse )


========================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================