September 27th, 2018

Перестройка

Первая поездка Бориса Ельцина в США. 9 - 17 сентября 1989 года.

1989 г. стал годом рождения международного политика Ельцина, и немаловажную роль в этом сыграла его поездка в США в сентябре 1989 г.

На одной из лекций:

15:40 Ельцин — переводчику: «А почему Вы не жестикулируете так как я? Это не синхронный перевод!»

https://youtu.be/HJ6Q3xwvp_w








Это была не первая его поездка за границу, но до этого он выезжал или в составе делегации, как это было в 1966 г. в Париже, или как представитель советского партийного руководства, как в 1986 г. в Гамбурге.

В США он впервые представлял самого себя, а не советских строителей или руководителей КПСС. Его новая политическая карьера была на подъеме, за него проголосовало более 5 миллионов москвичей на выборах в народные депутаты, и теперь он опирался на эту поддержку, не зависел от партийного ареопага. Отсюда уверенность в себе, внутренняя свобода, раскованность. Он смотрел на Америку без шор, и новые впечатления окончательно разбивали усвоенные идеологические стереотипы.

По мнению первых биографов Ельцина В.Соловьева и Е.Клепиковой, «еще до своей первой американской поездки Ельцин был уже заядлым аме- риканофилом, «поучиться у американцев» — стало не просто девизом, но конструктивной частью его политической программы»1. Явно, что это ничем не подкрепленное утверждение рассчитано на американского читателя. В его многочисленных предвыборных выступлениях и интервью американская тема не звучала. Скорее можно сказать, что он открыл для себя Америку во время своей первой поездки и воспринял увиденное с наивным восхищением. Его потрясение от посещения американского супермаркета было сродни чувствам, которые испытывал любой советской человек на его месте.

Интерес к событиям, происходившим в СССР, во всем мире был огромный, что обеспечивало внимание американской прессы к визиту Ельцина. Однако реформы в СССР в западном общественном сознании связывались с Горбачевым, который в глазах Запада, заболевшего горбиманией, был символом и гарантом необратимости перемен. Отношение к человеку, выступившему в конфликт с Горбачевым, было настороженным. Респектабельная американская пресса восприняла Ельцина не как лидера оппозиции, а как оппонента Горбачева. Предвзятость журналистов была связана еще и с тем, что в это время шла подготовка к советско-американской встрече на высшем уровне.

Вместе с Ельциным в США летели его помощник Л. Суханов, обозреватель «Комсомольской правды» П. Вощанов и народный депутат СССР В. Ярошенко2. Фактически эта поездка была организована Ярошенко и Вощановым с целью убедить Ельцина в перспективах рыночной экономики. Ярошенко и Вощанов побывали в США в начале 1989 г. Через американского журналиста Джека Андерсена они организовали приглашение от членов Сената и Палаты представителей США, Фонда братьев Рокфеллеров, Фонда Форда, колледжа Оберлин, ун-та Джона Хопкинса и Института Эсален. Исполнительный директор Института «Эсален» Джеймс Гаррисон лично привез приглашение в Москву. Визит был рассчитан на две недели, но визу дали только на неделю, поэтому программа оказалась сверхнапряженной1.

Уже на следующий день после прилета Ельцин дал интервью Си-би-эс в программе «Лицом к стране», потом последовал завтрак у миллионера Боба Шварца, полет на вертолете над Нью—Йрком, посещение музея Метрополитен, прогулка по Центральному парку, пресс-конференция в доме Шварца, встреча с председателем Комитета по внешним сношениям Сената Клейбор- ном Пэллом. Третий день также начался с телевизионного интервью в программе «Доброе утро, Америка!», транслировавшейся на 84 страны, затем встреча с деловой элитой на Уолл-стрит, лекция в Совете по внешним сношениям, прямая телепередача «Час новостей ведущих Макнила и Лерера», лекция в институте Гарримана Колумбийского университета, поздно вечером переезд в Балтимор.

В Балтиморе в Университете Дж. Гопкинса и состоялась злополучная лекция, которую потом показали по советскому телевидению. После напряжения первых дней американской поездки, ночного застолья в Балтиморе, бессонницы, приема транквилизаторов Ельцин был физически не в состоянии выступать. Но отменить назначенную лекцию было невозможно.

На следующий день в «Вашингтон пост» разделе «Стиль» появилась заметка Пола Хендриксена «Пьяный медведь обнимает капитализм». От Ельцина это скрыли2.

Из Балтимора отправились в Вашингтон, где в Белом доме была назначена встреча с советником по национальной безопасности генералом Брентоном Скоукрофтом. Ельцин очень хотел встретиться с президентом и еще в Москве просил посла Мэтлока содействовать такой встрече. По свидетельству Суханова, по дороге в Вашингтон Ельцин вдруг заявил, что не поедет на встречу, не тот уровень3.

У боковых дверей в Белый дом его встретила Кондолиза Райс. При входе произошла заминка. Ельцин, скрестил руки на груди и объявил: «Я не сдвинусь с места, пока не получу заверения, что встречусь с президентом!» Райс, говорившая по-русски, попыталась убедить Ельцина войти в здание, но он продолжал неподвижно стоять. Наконец она сказала: «К сожалению, генерал Ско- укрофт — человек очень занятой, и если мы не собираемся к нему идти, надо об этом сообщить».

Ельцин сдался4. Вместе с тем настойчивость Ельцина возымела действие. Возможно, сказалась политическая дальновидность и чисто человеческое любопытство американского президента. Ему было интересно взглянуть, что представляет собой человек, бросивший вызов Горбачеву и стремительно набиравший политической вес в своей стране, и при этом он не хотел нарушить субординацию.Во время встречи Ельцина со Скоукрофтом в кабинет как бы невзначай вошел Буш, разговор продолжался 12 минут, затем зашел вице-президент Д. Куэйл. В этот же день состоялась встреча с сенаторами и полуторачасовой разговор с Госсекретарем США Бейкером.

Ельцин выступал в Чикаго, Далласе, Майями, встречался с университетской аудиторией, политиками, бизнесменами, навестил в больнице Р. Рейгана, осматривал ферму, дал множество пресс-конференций. «Я спал по два- три часа в сутки, перелетал из одного штата в другой, за день проходило по пять-семь встреч и выступлений, и так всю неделю без остановки», — писал он в «Исповеди на заданную тему»127. Купание поздним вечером в Майями чуть не закончилось трагически. Утром оказалось, что на пляже висело грозное предупреждение: «Купаться запрещено — акулы»128.

Выступления Ельцина хорошо, а по советским меркам — просто баснословно, оплачивались. За вычетом расходов на пребывание доход составил 100 тыс. долларов. В «Исповеди на заданную тему» Ельцин пишет, что в рамках акции АнтиСПИД он приобрел миллион одноразовых шприцев, и уже через неделю первая партия в сто тысяч поступила в Москву, в одну из детских больниц129.

Ельцин произвел яркое впечатление на американскую публику. Университетские аудитории были переполнены. По контрасту с застегнутыми на все пуговицы советскими руководителями, он вел себя нарочито расковано, всем своим поведением стараясь подчеркнуть, что он другой. СМИ смаковали подробности его нестандартного поведения и неожиданных высказываний. Он выступал эмоционально, не оглядываясь на авторитеты. Говорил об углубляющемся кризисе в Советском Союзе, о том, что 48 миллионов советских людей живут ниже уровня бедности, о том, что коммунизм — это утопия. Его восторженные отзывы об Америке в газете появились под заголовком «Ваши трущобы нам кажутся мечтой». Впервые представитель высшего советского руководства, член ЦК КПСС, член Верховного Совета СССР мог позволить такие заявления. В отношении Прибалтийских республик Ельцин сказал, что Верховному Совету СССР следует внести ясность в вопрос о законности возможного выхода их из состава Советского Союза. И это после предупреждения ЦК КПСС в отношении Прибалтийских республик, сделанного 26 августа. На вопрос, считаете ли вы себя, господин Ельцин, коммунистом, последовал ответ: «Ну...
Я не знаю, что произойдет после моего приезда из Америки».
После возвращения домой начались неприятности. Противники Ельцина получили хороший материал для очередной разоблачительной кампании. Рассказывали о баснословных расходах Ельцина во время поездки. 18 сентября «Правда» перепечатала статью Витторио Дзукконы из итальянской газеты «Реппублика», в которой живописались «похождения» Ельцина в Америке и количество выпитого им спиртного. 1 октября по первой программе показали полуторачасовой фильм о поездке Ельцина в США. Центральным эпизодом была лекция в университете Гопкинса.Телезрители увидели человека, который нетвердо держался на ногах, говорил замедленно, растягивая слова. Создавалось полное впечатление, что Ельцин был пьян1.

Однако все попытки дискредитации Ельцина имели прямо противоположный эффект. Около редакции «Правды» выстраивались пикеты с плакатами «На каждую провокационную статью в прессе ответим выступлениями на митингах!» «У "Униты" с "Републикой" прямо кампания — шельмуют, порочат, кричат! Из этой кампании — люди, внимание! — егоровы уши торчат!». В редакцию газеты присылали решения партсобраний с осуждением публикации, порочащей члена ЦК, члена ВС СССР Бориса Николаевича Ельцина2.

Возмущение статьей Дзукконы было настолько велико, что 21 сентября «Правда» была вынуждена извиниться перед Ельциным и признать, что итальянский журналист описывал то, чего сам не видел. А телезрители готовы были поверить в фальсификацию видеозаписи, в недобросовестность звукоинженеров, нарочито замедливших звукозапись, но не тому, что видели на экране. 15 октября в интервью «Комсомольской правде» Ельцин объяснил, что выступал по действием транквилизаторов, что простудился в поездке по Америке и заболел.

Он лукавил. Простуду он подхватил, нечаянно искупавшись в холодный сентябрьский вечер в подмосковном водоеме. Это загадочное происшествие произошло через 11 дней после возвращения из Америки, 28 сентября.

Источник:
https://uchebniki-besplatno.com/istoriya-rossii/poezdka-ssha-917-sentyabrya-1989-goda-25211.html

Помощник М.С. Горбачева Анатолий Черняев 16 сентября 1989 года делает заметку в своем дневнике:


" Ельцин в США – убожество и позор! А Буш и К присматриваются к нему, как к альтернативе."





===============

«Через несколько дней после завершения работы Первого съезда, - вспоминал Д. Мэтлок, - к нам на обед пожаловал Ельцин и его очаровательная жена, Наина Иосифовна». Одним из обсуждавшихся вопросов был вопрос о поездке Бориса Николаевича в США

Как отмечал американский посол, первоначально на пути решения этого вопроса стояли некоторые процедурные препятствия. Избрание Бориса Николаевича в Верховный Совет «изменило ситуацию» . «Я направил просьбу в госдепартамент побудить соответствующую комиссию направить ему приглашение, но лётом этого года ничего не получилось»

Однако когда Д. Мэтлок «вернулся из продолжительной поездки по Сибири и советскому Дальнему Востоку», то узнал, что 9 сентября Б.Н. Ельцин уже отправляется за океан. С какой целью? Оказывается, «для чтения лекций»

Бывший народный депутат В. Ярошенко утверждает, что инициаторами этой поездки были он и журналист Павел Вощанов . Им удалось заручиться поддержкой американского коллеги Д. Андерсена, того самого, который в своё время раскапывал Уотергейт ], и к 2 августа решить все необходимые вопросы

Поездка была организована, с одной стороны, Фондом социальных изобретений, которым руководил учёный из Новосибирска Геннадий Алференко, с другой стороны, американским Институтом Эсален, который действовал на основе Программы советско - американских обменов . Кроме того, в организации поездки принимали участие фонд Рокфеллера и фонд Форда

Следует отметить, что упомянутый Фонд социальных изобретений создавался под патронажем Раисы Максимовны и Михаила Сергеевича Горбачёвых. Президентом Эсален Института в рассматриваемое время был Стив Донован (1985–1993), являвшийся членом Совета по международным отношениям, а представителем института, которому было поручено курировать Бориса Николаевича, стал бывший советник Д. Буша Джеймс Гаррисон

Вернувшись в Москву и узнав о предстоящем визите Б.Н. Ельцина в США, Д. Мэтлок обратился к нему с просьбой о встрече. Она состоялась 8 сентября. «Я, - вспоминает американский посол, - тут же отправился на встречу с Ельциным, дабы выяснить, что происходит. Мы встретились в номере гостиницы «Москва», который предоставлялся членам Верховного Совета для встречи с посетителями. На следующий день Ельцину предстоял полёт в Нью-Йорк»

Раскрывая свои планы, Б.Н. Ельцин заявил американскому послу: «Главная моя цель политическая: посоветоваться с вашими лидерами». «По прибытии в Вашингтон, - уточнял Д. Мэтлок, - он рассчитывал, как минимум, на встречу с президентом Бушем»

Один из первых вопросов, который задал Борис Николаевич американскому послу: «Кто будет встречать его в аэропорту Кеннеди, когда он прибудет в Нью - Йорк». Оказывается, он ожидал, что это будет по меньшей мере государственный секретарь Д. Бейкер, а когда, к своему удивлению, узнал, что Белый дом находится в Вашингтоне, а не в Нью - Йорке, выразил надежду, что его встретит губернатор. Послу пришлось объяснять, что Нью - Йорк не является столицей штата

Чтобы понять смысл этих вопросов, необходимо учесть, что Б.Н. Ельцин был всего лишь депутатом Верховного Совета и возглавлял совершенно второстепенный комитет. Но дело даже не в этом! Его визит не имел официального характера: он ехал читать лекции. Поэтому возникает вопрос: что же лежало в основе его амбиций? Ведь при всех недостатках его нельзя назвать дураком.

Отсюда вытекает один вывод - приглашение в США для чтения лекций имело лишь характер прикрытия, на самом деле Б.Н. Ельцин был приглашён для неофициальных политических консультаций. В США Борис Николаевич находился с 9 по 17 сентября.

С самых первых своих шагов по американской земле он шокировал публику своими неординарными поступками и заявлениями. Злые языки утверждали, что для бодрости, храбрости и преодоления разницы во времени бывший прораб целую неделю не расставался с «чёрным Джеком». Так называется дешёвая американская водка. Дело доходило до того, что во время некоторых встреч он [Ельцин] с большим трудом вязал лыко. Однако на это старались не обращать особого внимания, так как в США Борис Николаевич представлял поднимающуюся антисоветскую оппозицию.

Во время этого путешествия Б.Н. Ельцин сделал ряд громких заявлений. Он объявил, что выступает за право республик на выход из СССР и многопартийность заверил американцев, что уже в следующем году М.С. Горбачёва не будет на своём посту

Показательно, что когда 12 сентября Б.Н. Ельцина привезли в Белый дом и он отправился на встречу с советником американского президента Б. Скоукрофтом, то по пути к его кабинету, «встал, раскинув руки, и заявил, что дальше ни шагу не ступит, если не получит обещания свести его с президентом»

Б.Н. Ельцин был не только первым секретарём обкома и московского горкома, но и кандидатом в члены Политбюро, поэтому хорошо знал, что вопрос о встрече с высшими должностными лицами так не решается, но, видимо, у него были основания, чтобы подобным образом давить на американцев.

Это означает, что его привезли на смотрины, и он желал торговаться по поводу своей будущей роли не с вашингтонскими клерками, а с руководством американской администрации.

Во время встречи Б.Н. Ельцина с Б. Скоукрофтом «неожиданно» появился Д. Буш и уделил гостю из России 12 минут ]. Борис Николаевич передал американскому президенту какой - то документ, который известен как «десять пунктов» . Но что они представляли собой, до сих пор мы не знаем. Затем на несколько минут зашёл вице - президент Дэн Куэйл, после чего состоялась встреча Бориса Николаевича с сенаторами

Б.Н. Ельцин был принят также в Совете по международным отношениям. На встрече присутствовали Дэвид Рокфеллер, председатель Совета и директор фирмы «Аргер Даниэл Мидланс» Дуэйн О. Андреас, издатель Роберт Бернстайн, вице - президент корпорации Ай-Би-Эм Кеннет Дам, вдова Аверелла Гарримана Памелла, Дисоэл Мотлей

Чтобы иметь более полное представление о значении этой встречи, следует иметь в виду, что членами Совета по международным отношениям являются не только физические, но и юридические лица. Например, такие крупнейшие корпорации, как Бэнк оф Америка, Боинг, Бритиш Петролеум, Де Бирс, Сити - Групп, Дойче банк, Форд Мотор, Дженерал Электрик, Морган и др.

Среди лиц, с которыми встречался в США Б.Н. Ельцин, были также 3. Бжезинский Пол Баралан (фонд Форда), Энтони Бунк (фонд Сороса), Колин Камптелл (фонд братьев Рокфеллеров), Уэлл Грин (фонд семьи Рокфеллеров), Дэйвил Хамбург (фонд Карнеги)

Таким образом, Борису Николаевичу были организованы достаточно серьёзные смотрины.

Существует мнение, что путешествие Б.Н. Ельцина в США оказалось неудачным. Однако если весной 1989 г. ему был обещан гонорар за мемуары в размере 140 тыс. рублей, осенью уже - в 450 тыс. долл.


Источник
https://publizist.ru/blogs/0/9157/

По главе 4 из книги Александра Владимировича Островского "Глупость или измена? Расследование гибели СССР"

БОРИС ЕЛЬЦИН ОТКРЫВАЕТ АМЕРИКУ

Главы из книги первого помощника Бориса Ельцина Льва Суханова "Три года с Борисом Ельциным".

http://det.lib.ru/o/olbik/bnewamerikedoc.shtml

====================


"Правда" 19.09.1989
«Репубблика» о Б.Н.Ельцине

РИМ, 17. (ТАСС). В итальянской газете «Репубблика» опубликована ста­тья Витторио Дзукконы о визите Б. Н. Ельцина в США. Статья публикуется без сокращений.

Американская ночь «пере­стройки» пахнет виски, долла­рами и освещается светом про­жекторов. Борис Ельцин, народ­ный герой Москвы, Кассандра Горбачева, обличитель гласно­сти, проносится над Америкой как вихрь; его слова вылетают и возвращаются обратно. Он остав­ляет за собой след в виде пред­сказаний катастроф, сумасшедших трат, интервью и особенно запах знаменитого кентуккского виски «Джек Дэниэлс» с черной этикеткой. Пол-литровые бутыл­ки он выпивает в одиночестве за одну ночь в своем гостинич­ном номере в Балтиморе, куда он приехал по приглашению фа­культета политических наук уни­верситета Джонса Гопкинса. Ошалевшего «почетного профес­сора», который рано утром при­ехал за ним, чтобы отвести его в конференц-зал университета, Ельцин одарил слюнявым пьяным поцелуем и наполовину опорож­ненной бутылкой виски. «Выпь­ем за свободу»,— предложил ему Ельцин в половине седьмого ут­ра, размахивая наполненным ста­каном, одним из тех, в которых обычно хранятся зубные щетки и паста в ванной комнате. Но вы­пил он в одиночестве.



Он обрушился на Вашингтон с яростью бури, и Вашингтон, хо­тя и привыкший каждый день видеть пьяниц-сенаторов и развратных депутатов, а в прошлом видевший даже руководителя ап­парата сотрудников Белого дома Гамильтона Джордана, бесстраст­но ласкающего женщин в баре, с трудом переносит теперь «шок Ельцина».



После десятилетий советских «замороженных» визитеров эпо­хи «холодной войны», после встречи с хрупким, интеллекту­альным, почти застенчивым Анд­реем Сахаровым Ельцин привнес в коридоры американской власти плотские запахи, физический на­пор «родины», «матери России». У него феноменальная способ­ность пить и тратить деньги. «Я и не подозревал, сколько стака­нов вмещает в себя гласность»,— скаламбурил продюсер телеком­пании Эй-би-си, который тщет­но пытался привести Ельцина в чувство и придать ему прилич­ный вид поздно вечером для оче­редного ночного интервью. «Ста­кан» по-английски — «глас». Ельцину пришлось отменить ин­тервью.



За 5 дней и 5 ночей, проведен­ных в Соединенных Штатах Аме­рики, он спал в среднем два ча­са в сутки и опорожнил две бу­тылки водки, четыре бутылки виски и несметное число коктей­лей на официальных приемах. Из-за разницы во времени в 8 часов между Москвой и Вашинг­тоном он просыпается глубокой ночью, когда в России утро, но это его не огорчает. «Когда жи­вешь в рамках советской поли­тической жизни, постоянно ощу­щаешь тяжесть и усталость»,— со смехом ответил он сопровож­дающему, который заботливо со­ветовал ему отдохнуть. «А по­том, кто знает, когда я снова приеду в Америку, каждый лиш­ний час сна — это час, отнятый от моего визита».



Он потребовал устроить ему прогулку на длинном черном хромированном «Кадиллаке», «как у президентов», объяснил он организаторам своей поездки, но в действительности эта ма­шина напоминает больше прави­тельственные автомобили, кото­рые «реальный социализм» все­гда перенимал у Америки. Еже­дневно он получает в среднем 30 млн. лир за лекции и интер­вью, но он объявил о своем ве­ликодушном решении направить все средства на исследование ви­руса СПИДа и на лечение боль­ных в СССР. Обязанности фирмы «Эсален фаундейшн», которая пригласила его и организовала путешествие,— вести финансо­вые дела, получать гонорары и следить за переводом средств на московский счет для жертв СПИДа. «Было бы лучше, если бы советские больные СПИДом не слишком рассчитывали на эти деньги,— комментирует один из бухгалтеров фирмы — Алфред Росс,— Если он будет продол­жать их тратить таким же обра­зом, то, когда он уедет из Аме­рики, от него останутся одни долги». Векселя и слова в киль­ватере перестройки.



Но Ельцин повел себя честно: со дня своего приезда в Вашинг­тон он не устает повторять, что центральная проблема, которую должен решить Горбачев,— проблема «уровня жизни и потреб­ления» советского народа; для самого себя ему, кажется, уда­лось решить эту проблему. Как известно на Западе всем тем, кто видел и сопровождал советских туристов, во чреве «великой матери России» бродят подавленные ненасытные потребительские аппетиты, и популист Ельцин не смог противостоять им. Он ку­пил новую одежду и обувь, полные коробки белых рубашек, наборы видеокассет с трехсерий­ными фильмами «Рэмбо», «Ино­планетянин», «Звездные войны» и две видеосистемы. Он носился по супермаркетам с той же энер­гией, с которой вошел в советскую историю 80-х годов. «Запиши на счет, запиши на счет», — летая между прилавками, приказывал Ельцин бухгалтеру фир­мы, который аккуратно записывал расходы. Пусть больные СПИДом в России не обольщают себя надеждами.



Телекомпании рвут его друг у друга из рук. Только за один день, в понедельник, он, не слиш­ком сопротивляясь, дал семь прямых интервью. И невозможно было включить телевизор, чтобы на экране не показалось лицо Бориса Ельцина. Он начал в 7 ча­сов утра в «утренних новостях» коммерческих компаний, све­женький после последнего ночно­го стакана виски. Он кончил в 8 часов вечера на государствен­ной телекомпании Пи-би-эс. Если бы он не заснул в своем гостиничном номере, он дал бы еще одно интервью в половине двенадцатого ночи, но продол­жительный футбольный матч отодвинул его выход в эфир на один час ночи, а к этому време­ни он уже не смог побороть сон.



Журналисты обожают его, по­тому что он рубит сплеча, пред­рекает в скором времени катаст­рофы, сыплет «афоризмами» — длинными фразами, произноси­мыми всего за несколько секунд, которые можно потом цитиро­вать во всех телепрограммах и повторять до бесконечности. «У Горбачева осталось полгода, максимум год, а затем разразится революция снизу» — вот «афо­ризм», который в течение двух дней отскакивал от всех телеэк­ранов от Вашингтона до Лос-Анджелеса. «Коммунистические руководители и брошюры всегда внушали мне, что Америка пло­хая и загнивает. Однако мне ка­жется, что люди здесь очень лю­безны, а страна отменно здоро­ва». Там можно увидеть умер­ших от голодной смерти на тро­туарах Нью-Йорка. «Умершие от голода? Они все в отличном на­строении и имеют вполне доволь­ный вид».



Итак, перестройка справедли­ва или ошибочна? «Стратегия правильна, но тактика ошибоч­на. Горбачев должен был бы дей­ствовать смелее. Однако он по­вел себя, как тот генерал, кото­рый, идя в атаку, каждые два километра выстраивал в боевые ряды единственного солдата. Не имея сил победить врага, он на­водит на него страх». Итак, при всех противоречиях капитализма не существует бедности: «Она, безусловно, существует, но у нас, в Советском Союзе, 48 млн. че­ловек живут за официальной чертой бедности Вот у нас-то настоящая бедность. И голод».



Для Ельцина Америка — праздник, сценические подмост­ки, бар длиной в 5 тыс. км. А для Америки Ельцин — новая чудесная игрушка, кукла с ти­пично русским лицом, которая говорит то, что ни один русский не решался сказать раньше. Да­же Буш не устоял перед соблаз­ном немного порезвиться и при­гласил его на несколько минут в Белый дом, чтобы «еще раз про­демонстрировать нашу поддерж­ку Горбачеву и его политике ре­форм», как пытался оправдаться Буш, но это был всего лишь прием вежливости. Но не для Бо­риса Ельцина, который тут же объявил, что он вручил прези­денту список из «десяти конкрет­ных предложений», среди кото­рых много денежных средств и много прямых вложений в под­держку перестройки.



Он имеет теперь все, о чем мечтал: виски, доллары, безде­лушки, видеокассеты с «Рэмбо»; он обласкан вашингтонской «но­менклатурой», такими восходящи­ми сенаторами, как Билл Брэдли, непотопляемыми интеллектуа­лами вроде Збигнева Бжезинского, вдовой крупного политическо­го американского воротилы Па­мелой Гарриман, которая по-ма­терински улыбнулась, когда на­конец под действием «Джека Дэниэлса» с черной этикеткой и часовых поясов Ельцин заснул однажды вечером, уронив голову прямо на стол.


Ему не хватало только толпы, объятия масс, которые не могли отличить машину Ельцина среди целого кортежа черных автомо­билей, которые проезжали по Вашингтону, совсем как прави­тельственные «ЗИЛы» и «Чайки» в Москве. Лишь в одном торго­вом центре на окраине Вашингто­на, после очередного набега на прилавки, Ельцин пожал руку Дорит Гурфель. Она — русская эмигрантка, которая в молодо­сти была знакома с Ельциным, когда они вместе работали на свердловской стройке на Урале. «Как ты растолстел, Борис Ни­колаевич»,— оглядывая его с ног до головы, сказала женщина. «Ты тоже, Дорит Максимовна»,— от­ветил Ельцин и быстро ретиро­вался на своем «Кадиллаке».

Другие публикации о поездке тут:

https://ed-glezin.livejournal.com/1041803.html

==============================

Ещё по теме:

Выступал в пьяном виде? Как Ельцин покорил Америку.
30 лет назад Борис Ельцин закончил турне по США.

Как отмечал в своих материалах исследователь перестройки Эдуард Глезин...

https://www.gazeta.ru/science/2019/09/17_a_12656437.shtml

https://iknigi.net/avtor-timoti-kolton/75486-elcin-timoti-kolton/read/page-16.html

https://cccp.temadnya.com/1356490134345747454/kak-eltsin-ezdil-na-smotriny-v-ssha-osenyu-1989-goda/

https://samsebeskazal.livejournal.com/348049.html


==============================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

================================
























Перестройка

Пресса о поездке Бориса Ельцина в США в 1989 году.

"Известия" 8.09.1989

Пресса о предстоящей поездке



Б. Н. Ельцин планирует посе­тить с «неофициальным» визи­том США.

Это будет первый визит Ель­цина в США, который будет проходить 9—23 сентября и в ходе которого он будет читать лекции по теме «Рубежи совет­ской демократии» в Нью-Йорке, Балтиморе, Вашингтоне, Чика­го, Филадельфии, Миннеаполи­се, Индианаполисе, Далласе и Майами.

Точная программа визита бу­дет объявлена позднее на этой неделе, сообщила представитель программы советско-американ­ских обменов, которая находит­ся в Сан-Франциско.


===============



================

"Аргументы и факты"
23-29.09.1989. По поводу одной публикации



В связи с освещением в нашей прессе поездки в США народного депутата СССР Б. Н. Ельцина в редакции раз­даются телефонные звонки, приходят письма, одно из которых предлагаем вашему вниманию.



ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ! По­сле прочтения публика­ции «Репубблики» о визите Ель­цина в США у меня такое впе­чатление, что наступил во что- то гадкое. Сам тон статьи — оскорбительный и развязный— напоминает о недавних еще вре­менах в нашей стране, когда пресса по науськиванию свыше травила писателя Солженицы­на, академика Сахарова и тысячи других честных и порядочных людей. Видать, и за границей кому-то не по нутру наша перестройка и выдвинутые ею лидеры.

Автор статьи Дзуккона пря­мо упивается описанием «оргий» Ельцина: «Пол-литровые бутылки он выпивает в одиночестве за одну ночь...» — и не замеча­ет, что от чрезмерного усердия садится в калошу — ведь если действительно пьянство происхо­дит в одиночестве, то откуда это известно совершенно посто­роннему человеку?

Сопоставьте дальнейшее опи­сание: «За 5 дней и 5 ночей... он спал в среднем два часа в сутки и опорожнил две бутыл­ки водки, четыре бутылки вис­ки и несметное количество кок­тейлей...» — с тем количеством лекций, выступлений, встреч в течение каждого дня, которое было в расписании визита, чтобы понять всю нелепость усерд­ного «обличителя». Для челове­ка, который перенес недавно ин­фаркт, такие оргии и физически-то невозможны.

Однако автору этого мало, и он продолжает копаться в гряз­ном белье. Он перечисляет, сколько Ельцин купил видео­кассет, рубашек и пр. Потом глубокомысленно заявляет: «Ес­ли он будет продолжать и (деньги) тратить таким же обра­зом, то, когда он уедет из Аме­рики. от него останутся одни долги... Пусть больные СПИДом в России не обольщают себя надеждами».

Но, во-первых, Ельцин сам за­работал валюту и мог бы ее тратить на свои нужды, как ему вздумается. Во-вторых, иные на­ши высокопоставленные визите­ры тратили не заработанную ими валюту, и об этом наша пресса «ни гу-гу». В-третьих, я хорошо знаю Бориса Никола­евича, неприемлемость для него роскоши, излишеств, приви­легий. И он это доказал делом! И последнее — стало известно, что 100 тыс. долларов Ельци­ным уже перечислены на борь­бу со СПИДом. Вот вам, синь­ор Дзуккона, и долги! Уже об­народован документ, из кото­рого следует, что все доходы от визита Ельцина в США пред­назначаются исключительно для борьбы с распространением СПИДа в СССР...

Таких несуразиц, передер­жек и грубой лжи много в статье, но меня удивляет дру­гое. Почему оскорбительные для депутатов выпады появля­ются исключительно в опреде­ленные моменты: нынешняя — перед Пленумом ЦК КПСС и осенней сессией Верховного Со­вета СССР, прошлые — накану­не голосования и т. д.? Сегодня мы знаем — как появилась ста­тья «истинного пролетария» Тихомирнова, знаем цену и об­стоятельствам появления «нино-андреевской» публикации.

Я обращаюсь через ваш еже­недельник к членам нашего пар­ламента с призывом рассмот­реть все случаи нападок на де­путатов и дать принципиальную оценку тем редакторам, кото­рые «пускают» в свои газеты сфабрикованные фальшивки.

А. Кологривов, Москва



========================



Ленинградская молодежная газета «Смена» опублико­вала интервью своего корреспондента Г. Урушадзе с Б. Н. Ельциным, в котором он высказал свое отношение к статье в итальянской газете.



В начале беседы корреспон­дент «Смены» попросил Б.Н.Ельцина высказать мнение о нашумевшей публикации, заме­тив. что в традициях плюрализ­ма положено предоставить сло­во для ответа на критику и дру­гой стороне.

- Все это, — заявил Б. Н.Ельцин. — направлено против меня лично. Утверждаю: это гнусная ложь, предназначенная для того, чтобы опорочить на­родного депутата и тот огром­ный положительный резонанс, который имел мой визит.

У меня состоялись очень ин­тересные встречи, программа была до предела насыщенной, приходилось работать букваль­но в три смены — из-за необхо­димости быть в Москве на Пле­нуме ЦК КПСС программа бы­ла сокращена. Выступал я сме­ло и не отличал правду, кото­рую я говорю здесь, от правды, которую я говорил там, поэтому надо было чем-то мне отве­тить. Видел я и другие публи­кации, в которых правдиво рас­сказывалось об этой поездке.

Со стороны газеты, перепе­чатавшей итальянскую статью, это тоже оскорбительно. По-мо­ему, газета отражает те процес­сы. которые идут в партии, где окопались некоторые силы, на­правленные против перестрой­ки, тормозящие ее. Они не ду­мают о положении страны, на­ходящейся в кризисе. Вчера на площади Пушкина в Москве со­тни экземпляров публично унич­тожались.



- Борис Николаевич, пони­маю, вы говорили о кризисе в стране и в своих выступлениях в Америке. А о чем вы еще рас­сказывали американцам?

О кризисе в партии. Дав­ление справа на Горбачева все усиливается. а он не может принять решение о выводе из партии наиболее консервативных сил. Я считаю, что следует немедленно собрать XXVIII съезд партии, где необходимо поста­вить и вопрос о выходе из этого кризиса, помочь Горбачеву проявить решительность.

Еще говорил о том, что надо спасать перестройку, о том, что американцы могут принять уча­стие на взаимовыгодных усло­виях в реализации ряда программ и не дать захлебнуться нашей перестройке. Например, снять ограничения с объемов торговли и дать нашей стране режим наибольшего благо­приятствования, ввести ре­жим инвестиций, построить квартиры. Всего говорил о де­сяти пунктах — и президенту, и госсекретарю, и сенаторам, — нет смысла их сейчас повто­рять.

Скажу только, что эта поезд­ка частная, по приглашению пятнадцати политиков. И высту­пал я не от чьего-либо имени, а от себя лично.



- Много внимания уделяет­ся сейчас вашим гонорарам за выступления...

Мне полагается определенная сумма. Она подсчитыва­ется. но уже в аэропорту мы подписали соглашение о том. , что она полностью, до единого цента, будет направлена на закупку одноразовых шприцев и на оборудование для борьбы со СПИДом в нашей стране. Из этой суммы не брал ничего, кроме суточных.



— Хотелось бы знать «из пер­вых рук» ваши впечатления об Америке.

Главное впечатление — мне обидно за нашу страну. Если советских граждан прове­сти хотя бы через один супер­маркет, где выставлено около 30 тысяч видов продуктов пи­тания, то станет ясно, что раз­рыв между обеспечением наро­дов двух стран с каждым го­дом становится все больше.

У американского народа есть свои проблемы. Но в основной массе он живет хорошо. Я ви­дел оптимистичные, радостные лица. Поговорив с представи­телями всех слоев общества, я убедился, что это здоровая на­ция, хорошо относящаяся к нам. Они боятся военных конфликтов, потому что им действи­тельно есть что терять.

Впечатления превзошли все мои ожидания. Я убедился в до­брожелательности граждан этой страны к нашему народу и друг к другу и в том, что мы дейст­вительно потеряли многое. Я думаю, мы совершили преступ­ление перед своим народом, сде­лав его жизнь несоизмеримой с уровнем жизни американского.



— Вызовет ли публикация ответные шаги с вашей сторо­ны?

Сегодня я получил офици­альное письмо американского правительства с опровержени­ем. К тому же я считаю, что с моей стороны это будет несо­лидно и вызовет еще больший ажиотаж, тем более что я по­лучил массу телеграмм об отка­зе подписываться на «Правду» и считаю, что читатели сами разобрались

Еще раз заявляю: эта акция направлена на то, чтобы снизить авторитет народа, избравшего меня, и авторитет межрегио­нальной группы, составляющей меньшинство.

================

"Комсомольская правда" 27.09.1989.



Хроника одной поездки
и событий вокруг неё



Сама по себе эта поездка, в общем-то, необычная. Со­ветский политический дея­тель выехал в США не в официальном порядке, а как частное лицо. Основание? Приглашение ряда амери­канских университетов, круп­нейших благотворительных фондов, ведущих политиков и журналистов. Некоторые из нас использовали для это­го свой отпуск. В составе на­шей делегации самые разные люди: народный депутат СССР Виктор Ярошенко, по­мощник Ельцина Лев Суха­нов, председатель правления Фонда социальных изобрете­ний СССР Геннадий Алференко.

Что же произошло с Ельциным и с нашей делегацией в Америке? Как отно­ситься к «разоблачительным» сообщениям некоторых зару­бежных изданий, с удиви­тельной оперативностью по­павших на страницы наших газет? До поры воздержусь от собственных суждений по это­му поводу, ибо эмоциональ­ное восприятие происшедше­го еще не уступило место его трезвой и взвешенной оцен­ке. Поэтому расскажу сегодня лишь о бесспорных для меня фактах, отраженных в днев­нике нашего визита, который вел с первого до последнего его дня.

Итак, 9 сентября 1989 года народный депутат СССР, член Верховного Совета страны Б. Ельцин улетал в Нью Йорк. Мы стоим в общей очереди на регистрацию, отбивая атаки приехавших в аэропорт за­падных журналистов. К сча­стью, таможенники и погра­ничники, узнав Ельцина, по­старались по возможности ус­корить оформление наших до­кументов и багажа.

И все же весь полет до Нью- Йорка — сплошная пресс-конференция. К креслу Ель­цина постоянно подходят по­говорить пассажиры, стюар­дессы, пилоты корабля. Нако­нец, находится время и для разговора с членами делега­ции. Неожиданно он прини­мает довольно «крутой» обо­рот: кто сообщил радиостан­ции «Свобода» о каких-то го­норарах за выступления? «Никаких гонораров! Об этом надо сразу же заявить в аэро­порту». С трудом убеждаем отказаться от этого плана: платные выступления — обыч­ное для Америки дело. К то­му же это позволит делега­ции действовать на основе са­мофинансирования, а пото­му сохранить «экономическую независимость». «Хорошо. Но надо подумать, как и на что эти деньги можно употребить».

С обсуждения этого вопроса и начинается наш первый разговор с американскими партнерами в Нью Йорке. Ельцин настаивает на том, чтобы они взяли на себя до­полнительные обязательства: найти в Америке такую фир­му, которая смогла бы опера­тивно поставить в СССР до­вольно крупную партию од­норазовых шприцев. Естест­венно, обсуждается и финан­совая сторона визита. Прини­мается такая ее схема: каж­дое выступление, независимо от числа слушателей и стои­мости проданных билетов, оценивается в 25 тысяч дол­ларов — такова действующая в США норма оплаты. Одна­ко 30 процентов этой суммы забирают организаторы визи­та в уплату за свои посред­нические услуги. Это тоже обычная американская прак­тика. Из оставшейся суммы погашаются все расходы, свя­занные с пребыванием совет­ской делегации,— гостиннца, питание, транспорт, телефон­ные разговоры. И лишь остав­шейся суммой Ельцин вправе распоряжаться по своему усмотрению. Сразу же ска­жу: это было первое и послед­нее обсуждение финансовых условий визита. Больше к этому вопросу не возвраща­лись.



Не знаю, как Ельцин, а я вспоминаю первый день про­ведения в Нью-Йорке как сплошной кошмар. Мы едва успевали с одной встречи на следующую. Из-за такого гра­фика работы не было даже традиционной экскурсии по городу. Хорошо еще, Боб Шварц, один из руководите­лей института «Эсален», орга­низовавшего наши поездки по Америке, предложил осмот­реть его с вертолета. Полчаса полета, я мы опять спешим на очередную пресс-конферен­цию. В отель возвращаемся около часа ночи, а в семь пят­надцать следующего дня Ель­цин уже выступает в теле­программе «Доброе утро, Аме­рика!»

Возможно, для кого-то все, что я пишу, не выглядит до­статочно убедительным, а по­тому хочу обратиться к су­хим фактам и привести крат­ко программу нашего второго дня пребывания в Нью Йорке.

7:15 — Интервью телеком­пании Эй-би-си, транслиро­вавшееся на 84 страны мира.

9:00 — Деловая встреча с президентом Нью-Йоркской фондовой биржи, на которой обсуждался вопрос об участии американских финансистов в создании аналогичной биржи в СССР.

11:00 — Интервью телеком­пании Си би-эс.

12.15 — Встреча и лекция в совете по внешним сношени­ям США.

14:15 — Интервью для те­лепрограммы «Час новостей».

17:00 — Двухчасозая лек­ция перед преподавателями, студентами и аспирантами Колумбийского университета.

19.30 — Встреча с руково­дителями крупнейшего в США благотворительного Фонда братьев Рокфеллеров.

22.30 — Вылет в Балтимор.

Похожа ли такая жизнь хоть как-то на «праздник, сце­нические подмостки, бар длиной в пять тыс. км»? Призна­юсь, у меня не скоро возник­нет желание еще раз подоб­ным образом «порезвиться». Пусть даже и в Америке.



Однако вернемся в Балти­мор, в дом президента уни­верситета имени Джона Гопкинса, где, как следует из статьи итальянского журнали­ста Витторио Дзухконы, запил «советский популист» Борис Ельцин, наутро одарив слюнявым пьяным поцелу­ем» всю местную профессу­ру. Что же произошло на са­мом деле? Еще в самолете Ельцин признался, что не спит уже вторую ночь. «Если и се­годня не усну, то завтра при такой программе просто про­тяну ноги». Можно, конечно, принять таблетку снотворно­го, но с некоторых пор он де­лает это лишь при крайней необходимости — она на це­лый день выбивает его из ра­бочего состояния. В тот день именно это и произошло.

В шесть утра мы с трудом разбудили Ельцина. Чувство­валось, что действие таблетки еще не прошло, тем более, как оказалось, он выпил их сразу две. Из-за этого назначенная на семь утра встреча с мэ­ром Балтимора и ведущими учеными университета чуть было не сорвалась. Пришлось ее открыть В. Ярошенко, но уже через двадцать минут Ельцин вошел в зал и высту­пил с небольшой речью. А за­тем события развивались сле­дующим образом: выступле­ние с большой лекцией перед преподавателями и студента­ми университета, встреча с представителями местных бла­готворительных организаций, поездка в Вашингтон и встре­чи с президентом США, вице- президентом, государствен­ным секретарем, советником президента по национальной безопасности, большой груп­пой сенаторов. В четыре ча­са дня самолетом компании «Юнайтед» вылетаем в Чи­каго, где состоялась еще од­на двухчасовая лекция, про­читанная по просьбе местно­го совета по внешним сноше­ниям, на которой присутство­вало свыше трех тысяч чело­век. Этот день завершился почти в полночь пресс-кон­ференцией, данной Ельциным для представителей общена­циональных и местных средств массовой информа­ции. И все это после пригре­зившейся некоторым журна­листам всенощной попойки!

Наутро мне принесли све­жий номер газеты «Вашинг­тон пост». Открываю и глазам не верю: в разделе «Стиль., посвященном светской хрони­ке, опубликована статья о Ельцине под броским заголовком «Пьяный медведь об­нимает капитализм». В ней ироничный рассказ о том, как ночью, когда все уже спали, в бар проник советский сенатор Борис Ельцин и в оди­ночку выпил полторы бутыл­ки виски «Джек Дэниэлс» с черной этикеткой, в просторе­чии именуемым «Черным Джеком. Каждому, кто хоть немного знает газетное дело, понятно: такие публикации просто так не появляются. Что делать? К счастью, в это утро, когда мы еще спали, Ельцин улетел на лекцию в Филадельфию, и нам предсто­яло встретиться с ним лишь через четыре часа уже в Миннеаполисе. Собравшись на совет, все члены делегации пришли к такому решению: до возвращения домой ничего о случившемся ему не расска­зывать.



Потом была поездка в Мин­неаполис, Рочестер, где Ельцин встретился с Рональ­дом Рейганом, и, наконец, в Индианаполис. Все шло хоро­шо и мы уже стали думать, что статья в «Вашингтон пост» - нелепая выходка журналистов. Но вдруг одна из местных газет публикует заметку аналогичного содер­жания, но уже с новыми подробностями: оказывается, «пить. Ельцин начал еще в Нью-Йорке и «пьет, не пере­ставая уже четыре дня под­ряд, да не один, а со всей делегацией. Одним словом, коллективный запои.

Конечно, наше решение скрыть от Ельцина сам факт этих публикаций было ошиб­кой. Ясно, что кто-то стара­тельно раздувал подброшен­ный уголек, пытаясь превра­тить его в далеко заметный костер. К тому же на любой из многочисленных пресс-конференций Ельцину могли задать «лобовой, вопрос, и это застало бы его врасплох. Своим молчанием мы и так чуть было не поставили его в сложное положение. Во вре­мя посещения свинофермы в пригороде Индианаполиса ее хозяин Джим Хардин, приглаг шая зайти к себе в дом, без тени иронии заметил: «К со­жалению, у меня нет вашего любимого «Джека Дэниэл­са»!. Уже потом в машине Ельцин спросит у своего по­мощника: «Лев, я что-то не понял, про какого ато Джека он говорил?»

Из Индианаполиса в Дал­лас мы летели на частном реактивном самолете, предо­ставленном нам главой фир­мы по освоению территорий и строительству жилых комп­лексов. Виктор Ярошенко по­ложил перед Ельциным сде­ланный нами перевод злопо­лучной статьи. Весь полет ни­кто ке проронил ни слова. И только садясь в машину, Ель­цин сказал: «Все это — му­сор!»



Из Далласа наш путь ле­жал в Хьюстон, в Центр кос­мических исследований име­ни Джонсона. Вероятно, спе­циалистов он поражает техни­ческими достижениями, но меня удивил своей откры­тостью. Никакой проверки документов, экскурсии для всех желающих, практиче­ски не видно охраны. Как все это отличается от нашего не нанесенного ни на одну кар­ту Звездного городка, не говоря уже о самом Цент­ре управления полетом!

Но Хьюстон запомнился все же не этим. Здесь мы впер­вые за все время поездки пе­реступили порог магазина. Это был супермаркет «Рая- дэллс». Идея по пути в аэро­порт заехать в этот «продо­вольственный рай принадле­жала нам с Ярошенко. С пол­года назад мы уже были в Америке и помнили, какое сильное впечатление произ­вело это тогда на нас, при­выкших к полупустым продмагам и универсамам. Тридцать тысяч наименований то­варов на прилавках, сорок сортов мяса, около шестиде­сяти видов различных колбас и ветчины — разве это не достойно восхищения и за­висти? И если уж говорить о «шоке Ельцина», то он был после этой десятиминутной экскурсии.

Оставался еще один, по­следний день. И именно тогда произошло еще одно знамена­тельное событие. Пока Ель­цин выступал с последней лекцией, которая должна бы­ла закончиться за три часа до отлета, мы с Л. Сухановым бросились удовлетворять его «ненасытные потребитель­ские аппетиты». Все коман­дировочные деньги Ельцина всю поездку хранились у нас. Собственно, я мог бы напи­сать отдельный материал по этому поводу и озаглавить его «Как я истратил доллары Бориса Ельцина. Носиться по набитому товарами магазину, конечно же, нет никакой необходимости. Не пришлось нам и повторять «запиши на счет, запиши на счет, ибо стоимость всех наших покупок, сделанных лично для Б. Ельцина, составила чуть больше двадцати четырех долларов. Мы выбрали дет­ский пистолет для внука Бориса стоимостью в шесть долларов, а для двух его вну­чек купили два детских калькулятора по 9 долларов каж­дый. Никаких других подарков для жены, детей, близких и дальних родственников не приобретали. 24 доллара - это единственная сумма, истраченная за всю поездку лично на Ельцина, получившего еще в Нью-Йорке 900 долларов, как у нас говорят, на суточные расходы. Новая одежда и обувь, полные коробки белых рубашек, набо­ры видеокассет и две видео-системы — не более чем плод больного воображения.



Два события удивительно совместились: в то время, когда в Москве читали пере­печатку статьи Дзукконы, в. аэропорту Майами Б. Ельцин и главный организатор нашей поездки Джим Гаррисон на, глазах журналистов подписа­ли совместный меморандум из четырех пунктов:

1. Ельцин добровольно от­казывается от всех гонора­ров, общая сумма которых в конечном счете составила 100 тысяч долларов.

2. Весь гонорар передается в распоряжение американского института «Эсален», организовавшего поездку по Аме­рике.

3. На всю сумму гонорара американская сторона приоб­ретает шприцы одноразового пользования и направляет их в СССР.

4. Ельцин организует их распределение по детским больницам и поликлиникам Москвы.

Казалось бы, можно поста­вить точку. Но это еше не финал нашей истории. Пять дней, проведенных в Америке после отъезда Ельцина, при­несли свой результат: все американские газеты опубли­ковали опровержение собст­венных публикаций о пьянст­ве и безудержном потреби­тельстве советской делегации во главе с Ельциным. И первой это сделали «Вашингтон пост», со страниц которой от­правилась в полет «желтая утка». Выступил на пресс- конференции и итальянский журналист, ставший извест­ным в нашей строне. Он признался, что сам Ельцина ни­когда в глаза не видел. «Я по­верил рассказу человека, ко­торому до сих пор очень до­верял». Выяснились и другие любопытные факты. Так, в фирме «Эсален» за все время ее существования никогда не работал и ныне не работает бухгалтер по имени Алфред Росс. Вообще мистификаций этой истории предостаточно. Не удалось, к примеру, разы­скать и Дорит Гурфель, рус­скую эмигрантку, с которой Ельцин якобы работал на свердловской стройке. Ветречи с ней вообше никогда не было, как не было и «очереднго набега на прилавки» торгового центра в пригороде Вашингтона.



Не могу не рассказать и еше об одном любопытном событии. За день до отъезда в Москву в мой номер в отеле «Плаза» позвонил человек и представившись сотрудником одного из советских учреждений в Америке («Вы, конечно, догадываетесь, какого?»), сказал: «Товарищ Вощанов, у вас ведь в Москве семья, подумайте. как вы вернетесь к ней и сможете ли вообще вернуться?. Не хочу гадать, откуда исходила эта провокация. Пишу об этом лишь для того, чтобы читатель почувствовал ту атмосферу, в которой проходил наш американский «праздник», наши «сценическне подмостки».

Пять дней все мы с Джимом Гаррисоном разыскивали фирму, производящую одноразовые шприцы. Тайфун, пронесшийся по некоторым штатам Америки, очень ос­ложнил нашу задачу: американский Красный Крест закупил большую партию шприцев, спрос на них возрос, и цены поползли вверх. Но благодаря помощи известной благотворительной организа­ции «Юнайтед Вэй», дополни­тельно вложившей свои деньги, чтобы как-то покрыть это удорожание, задача была ре­шена — заключен контракт на покупку одного миллиона шприцев.

...Читатель, очевидно, обра­тил внимание на то, что я до сих пор ни слова не сказал о самих выступлениях Ельцина в Америке. О чем шла речь. Говорят, что опубликованные выдержки из его выступлений многих шокировали, хотя я не почерпнул в них для себя практически ничего нового. Говорил все то, что много раз слышал на многочислен­ных московских митингах. Так неужели гражданская позиция каждого из нас должна быть в двух исполнениях: для внутреннего потребления и на экспорт? Не думаю.

Мне довелось слышать все выступления Ельцина в Аме­рике. Что-то понравилось, а с чем-то не могу согласиться. Не во всем Ельцин смог меня убедить. Но я его все же слы­шал и потому могу опреде­лить собственное отношение. Так, может, это и есть самое главное: может, пора наконец дать людям право самим ра­зобраться, что хорошо, а что плохо, где поза, игра, а где стремление сделать людей хоть чуточку счастливее?



П. ВОЩАНОВ.



==========================

Верховный Совет СССР образовал комиссию в связи с освещением в советской печати поездки Б. Ельцина.



=================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

====================


Перестройка

Прочь грязные лапы от Горбачева!

Время выхода в эфир: 01 ФЕВРАЛЯ 2011, 18:07

Бывший президент СССР Михаил Горбачев вручит премию «Выдающимся современникам, которые изменили мир к лучшему через свои жизненные достижения».
Вручение наград состоится 30 марта в Лондоне, на церемонии, посвященной 80-летию Михаила Горбачева.
Имена претендентов пока не объявлены.

***

О Горбачеве невозможно писать объективно, потому что этот человека – сама история.
А как писать объективно об истории?

Можно бесконечно спорить, предал ли он славное дело коммунизма, правильно ли его решение поддержать снесение берлинской стены.

Горбачев – он ведь как религия.
Религия идеалистична – она требует лишь твоей убежденности и стоит на вере.
Так и Горбачев – что сделано, то сделано.

Горбачев кардинально изменил мир – и тут уж ничего не поделать.
Но для меня лично Горбачев – это тот человек, который превратил Россию из вечного врага и ненавистника всего мира в нормальную страну, с которой можно разговаривать.

После Горбачева образ русского как пьяницы, сидящего на атомной бомбе, стал анахронизмом.

То есть Россия после Горбачева может восприниматься слабой, неуклюжей, бедной, проблемной, коррупционной, авторитарной.
Но она уже не воспринимается враждебной.

То есть, конечно, в стране есть и окопная психология и антизападничество, но после Горбачева все это воспринимается не как госполитика мессианства, а как близорукость разных временных недоумков.

Но главная заслуга Горбачева даже не в том, что он изменил мир, а в том, что изменил восприятие своей собственной страны в глазах остального мира.
Оказалось, что и русские – тоже люди!

Премия Горбачева, которую будет вручаться в Альберт-Холле, важна тем, что ее будет вручать человек, который имеет на это право.
Удивительно, что до сих пор непонятно будет ли трансляция этого праздника по российскому телевидению – хотя тут нет ничего удивительного, ведь Горбачева в России принято стесняться.

Он ведь не откраивал территории соседей – он просто сделал свою страну и весь мир немного гуманнее.
А разве в России гуманность – это ценность?


Конечно, 80-летие Горбачева видимо должно было бы праздноваться в Кремле, неплохо было бы, чтобы вместе с Шэрон Стоун и Кевином Спейси церемонию вел кто-то из наших, но я даже рад, что праздник будет в Лондоне.

Я рад, что Горбачев не увидит завистливых перекошенных лиц и кукольных манифестаций проплаченных шутов.

Я рад, что его, в момент заслуженного триумфа, будут окружать исключительно те, кто разделяют его ценности, а всякая шушара будет пыхтеть злобой на патриотичной Родине.

Сегодня Горбачев личность слишком большого масштаба для России.

Ей, сегодняшней России, еще нужно постараться, чтобы быть достойной этого человека.

Я рад, что он, в окружении всемирной славы, почета и уважения, будет вручать премии выдающимся современникам, которые «изменили мир к лучшему через свои жизненные достижения».

Я поздравляю Михаила Горбачева, с тем, что этот праздник состоится, и мысленно буду с ним во время этой церемонии.

А всей шушаре, которая будет злословить и ненавидеть, я рекомендую только одно – брысь по домам, и прочь грязные лапы от Горбачева!

https://echo.msk.ru/programs/replika-ganapolskiy/746534-echo/



Перестройка

Как советские граждане не поверили в алкоголизм Ельцина.







29 лет назад - 3 октября 1989 года - телезрителям показали репортаж о первом пребывании Бориса Ельцина в США (в сентябре того же года). В том числе была показана видеозапись лекции Бориса Николаевича в университете Хопкинса. Поведение лектора было не вполне адекватным. Речь растянута и развязана. Так, например, обращаясь к переводчику: «А почему Вы не жестикулируете так как я? Это не синхронный перевод!»
( 15 мин. 40 сек.
https://youtu.be/HJ6Q3xwvp_w )

Однако большинство граждан сходу поверило в версию про то, что звук на записи был специально растянут зловредными специалистами из КГБ.

Между тем, по свидетельству личного помошника Ельцина - Льва Суханова - пресловутая лекция была предварительно показана самому Ельцину и он одобрил ее демонстрацию по ЦТ. Суханов вспоминает: «Мне позвонил Ненашев и сообщил, что Гостелерадио располагает видеозаписью нашумевшего на Западе выступления Ельцина в США, в котором он предстает в весьма своеобразном виде. <…> Как быть, ведь об этом факте широко известно зарубежной, а теперь и советской общественности? Мне рассказывали о таких передачах люди, приехавшие только что из Европы и США. Я высказал мнение, что надо обязательно предварительно сообщить о показе самому Ельцину. После телефонного разговора Ельцин приехал в Останкино и сам просмотрел запись. Возразить тут было нечего. И единственно, что он попросил, так это показать не только это выступление, но и другие сюжеты о его пребывании в США. Что и было сделано».

========

Материал с сайта Наталии Ростовой
"Рождение российских СМИ. Эпоха Горбачева (1985 - 1991)".
http://gorbymedia.com/ :


18 сентября 1989
В «Правде» переопубликована статья о проблемах Бориса Ельцина с алкоголем.

18 сентября 1989
Это интервью Бориса Ельцина Валентину Юмашеву в "Огоньке", после публикации в "Правде", станет не только поворотным моментом в личной жизни журналиста. Благодаря ему сформируется ближний круг политика на долгие годы.
Разворот в журнале "Огонек".
«Репубблика о Б. Н. Ельцине» в «Правде» – это перепубликация статьи итальянской La Repubblica от 14 сентября «Eltsin, la glasnost al bourbon», в которой предана публичности информация о беспробудном пьянстве Бориса Ельцина. Она приводит к отставке главного редактора Виктора Афанасьева и вызывает протесты сторонников оппозиционера.

«Американская ночь «перестройки» пахнет виски, долларами и освещается светом прожекторов, – писала «Репубблика». – Борис Ельцин, народный герой Москвы, Кассандра Горбачева, обличитель гласности, проносится над Америкой, как вихрь; его слова вылетают и возвращаются обратно. Он оставляет за собой след в виде предсказаний катастроф, сумасшедших трат, интервью и особенно запах знаменитого кентуккского виски «Джек Дэниэл» с черной этикеткой. Поллитровые бутылки он выпивает в одиночестве за одну ночь в своем гостиничном номере в Балтиморе, куда он приехал по приглашению факультета политических наук университета Джонса Гопкинса. Ошалевшего «почетного профессора», который рано утром приехал за ним, чтобы отвезти его в конференц-зал университета, Ельцин одарил слюнявым пьяным поцелуем и наполовину опорожненной бутылкой виски. «Выпьем за свободу», — предложил ему Ельцин в половине седьмого утра, размахивая наполненным стаканом, одним из тех, в которых обычно хранятся зубные щетки и паста в ванной комнате. Но выпил он в одиночестве».

В статье дотошно указано количество выпитого: «за 5 дней и 5 ночей, проведенных в Соединенных Штатах Америки, он спал в среднем два часа в сутки и опорожнил две бутылки водки, четыре бутылки виски и несметное число коктейлей на официальных приемах». Автор говорит, что телекомпании рвут Ельцина друг у друга из рук, а он требует для себя «Кадиллак», ежедневно получая 30 млн. лир за лекции и интервью, «он объявил о своем великодушном решении направить все средства на исследование вируса СПИДа и на лечение больных в СССР». «Для Ельцина Америка — праздник, сценические подмостки, бар длиной в 5 тыс. км. А для Америки Ельцин — новая чудесная игрушка, кукла с типично русским лицом, которая говорит то, что ни один русский не решался сказать раньше. Даже Буш не устоял перед соблазном немного порезвиться и пригласил его на несколько минут в Белый дом, чтобы «еще раз продемонстрировать нашу поддержку Горбачеву и его политике реформ», как пытался оправдаться Буш, но это был всего лишь прием вежливости. <…>»

«Текст статьи в переводе на русский язык попал в Ново-Огарево в одной папке информационных материалов ТАСС 14 сентября, — вспоминает в мемуарах ответственный в ЦК за идеологию Вадим Медведев. — Почитали, посмеялись и после некоторых колебаний пришли к выводу, что эту дешевку перепечатывать в нашей прессе не следует — она дискредитирует страну. Такая точка зрения была доведена мною до руководства Идеологического отдела [ЦК КПСС]. Впоследствии мне доложили, что некоторые газеты, в частности «Советская Россия», обращались в отдел с предложением опубликовать статью, и им посоветовали воздержаться от такого шага. Каково же было мое удивление, когда, раскрыв утром 18 сентября «Правду», обнаружил в ней злополучную статью!» Главному редактору Виктору Афанасьеву, говорит он, попеняли на дискредитацию страны.

Публикация вызывает скандал и массовые протесты — аудитория в массе своей не верит тексту об оппозиционере, заваливая редакцию возмущенными письмами. 21 сентября газета вынуждена извиниться. «По поручению редакции наш корреспондент в США В. Линник разговаривал с Витторио Дзукконе, автором статьи в итальянской газете «Репубблика», перепечатанной «Правдой», — говорится в статье. — На вопрос, ручается ли он за все, написанное им о Б. Н. Ельцине в своем материале, Дзукконе ответил, что делал его, основываясь на вторичных источниках: публикации в газете «Вашингтон пост» от 13 сентября, озаглавленной «С пьяными объятиями к капиталистам», и свидетельствах эмигрантов из СССР, слышавших разговоры о поведении Ельцина в Балтиморе. Редакция «Правды» приносит свои извинения Б. Н. Ельцину. Полагаем, что это сделает за своего корреспондента и редакция «Репубблики».

Между тем The Washington Post действительно писала о пристрастии визитера к алкогольным напиткам, ссылаясь на высокопоставленных сотрудников университета. Правда, в статье говорится лишь о «бутылке-полутора» Jack Daniel’s Black. Ельцин, по данным газеты, пропустил несколько важных встреч, включая запись интервью у Теда Коппела, а позже его видели в баре на Манхеттене (впрочем, журналист оговаривается, что нет авторитетного источника, кто бы это подтвердил). Автор статьи, Пол Хендриксон, также пишет о 15-минутной встрече Ельцина с Джорджем Бушем. Однако версия встречи — иная, чем в La Repubblica: действительно встреча была краткой, в кабинете советника по национальной безопасности США Брента Скоукрофта, но продлилась намного дольше, чем планировалось (максимум на две минуты). Слова, которые итальянская газета приписала Бушу, в оригинале даются от лица пресс-секретаря Белого дома Марлина Фицвотера.

Что же касается оплаты визита, то, по данным The Washington Post, предполагалось, что каждое выступление Ельцина приглашающей стороне, Esalen Institute, будет стоить 25 000 долларов, но оказалось, что затраты были даже больше, чем ожидались — Ельцин хотел использовать все остатки денег на поддержку фонда по борьбе со СПИДом.

Скандал в конце концов затрагивает и телевидение. 2 октября в эфире появляется Вадим Медведев, говоря, что никаких инструкций «Правде» партийное руководство не давало, и более того, когда несколько газет обратились к нему с вопросом о перепубликации статьи, он о ней отозвался негативно. Однако 3 октября на ТВ перед новостями демонстрируют 45-минутный фильм о Ельцине. Как признавался американскому исследователю российских СМИ Эллен Мицкевич Олег Добродеев, тогда работавший на Гостелерадио, он сам и его руководитель Михаил Ненашев противились показу, но Кремль заставил поставить фильм в эфир. Ельцин знал об этом заранее. По версии помощника Ельцина Льва Суханова, который был с ним в поездке в Америке и вел переговоры с телевизионными руководителями, «подача была сделана [Егором] Лигачевым, а [Михаил] Ненашев с [Валентином] Лазуткиным оказались всего лишь разыгрывающими» (подробнее — см. фрагмент воспоминаний).

Рассказывая об эпизоде с показом фильма уже в мемуарах, Суханов отмечает: «Мне позвонил Ненашев и сообщил, что Гостелерадио располагает видеозаписью нашумевшего на Западе выступления Ельцина в США, в котором он предстает в весьма своеобразном виде. <…> Как быть, ведь об этом факте широко известно зарубежной, а теперь и советской общественности? Мне рассказывали о таких передачах люди, приехавшие только что из Европы и США. Я высказал мнение, что надо обязательно предварительно сообщить о показе самому Ельцину. После телефонного разговора Ельцин приехал в Останкино и сам просмотрел запись. Возразить тут было нечего. И единственно, что он попросил, так это показать не только это выступление, но и другие сюжеты о его пребывании в США. Что и было сделано».

Через неделю после показа в дискуссию вступает «Огонек». Текст предваряется вопросом читателя С. Кузнецова из Москвы, который недоумевает, почему журнал молчит о случившемся: «Это удивительно, но, кажется, нет в стране ни одного печатного издания, которое бы не откликнулось на визит Б. Н. Ельцина в США и на скандальную публикацию в «Правде». Об этом рассказывало радио, и даже телевидение показало передачу. Страна захлебывается от изобилия разного рода комментариев, а только один «Огонек» молчит. Почему?! Читатель невольно начинает выискивать причину, неоднозначно трактуя позицию редакции. Так в чем же истинный плюрализм мнений: в замалчивании или..?»

С Ельциным встречаются Валентин Юмашев (тогда — молодой журналист «Огонька», позже — составитель его первой книги, его зять, муж Татьяны Дьяченко, и глава администрации президента в 1997-98 годах). «Был ли какой-то тяжелый или неприятный момент во время этой поездки?» — наталкивает на разговор о том эпизоде Юмашев. «Нет, — отвечает Ельцин в интервью. — Самое тяжелое — это жесточайший график, который необходимо было выдерживать во время этого путешествия. Из-за уплотнения программы, я уже об этом говорил, время пребывания в каждом городе сократилось на день-два, но при этом почти все намеченные мероприятия, встречи, беседы организаторы поездки просили оставить, люди ждали, готовились, и мне действительно неудобно было подводить гостеприимных хозяев. И потому спать приходилось по два-три часа в сутки. В один момент я понял, что не выдерживаю. Мы приехали в Балтимор поздней ночью, пока познакомились с встречавшими нас американцами, поужинали (обедать почти не приходилось), побеседовали — уже утро, шесть утра, а в семь утра беседа с представителями делового мира, встреча обязательная, ее отменить никак нельзя. Час сна, и уже будят, а я чувствую, что не могу… Еще ведь разница в поясном времени колоссальная! Говорю, нет, извинитесь, скажите, что заболел, умер, что угодно, я не выдержу… Через пять минут опять стук в дверь. Говорят, Борис Николаевич, нельзя, надо идти, просим вас. Я собираю все свои силы, встаю, умываюсь, делаю вымученную улыбку и выхожу к гостям. Наверное, это самый кошмарный момент. Все-таки не только просидел я с ними, но еще и вслед за этим провел встречу в институте Хопкинса. Собрал всю волю в кулак, чтобы шутить, отвечать на вопросы, улыбаться… Как я это выдержал, мне не ясно до сих пор. Кстати, почему-то именно это выступление показало ЦТ… Впрочем, несложно догадаться почему».

Через несколько вопросов Юмашев вновь заговорит о скандале, подыгрывая интервьюируемому и иронизируя над источником публикации: «Борис Николаевич, эта история действительно волнует всех. К сожалению, в перепечатке «Правды» не сообщаются некоторые другие подробности вашего пребывания в Америке, например, хорошо ли к вам относились в американском вытрезвителе, сколько публичных домов вы посетили?.. А если серьезно, я надеюсь, вы не сильно расстроились, читая весь этот бред?»

«Конечно, расстроился необычайно, — сокрушается Ельцин. — Я уже говорил, поездка была крайне напряженной, она вымотала меня основательно, и вот, когда я только вступил на родную землю – и с чувством облегчения, и с чувством большого выполненного дела, – и тут такой страшный, несправедливый, подлый удар! Да нет, какой там смех! И хоть бы что-то в этой статье было правдой. Уж если очень хотелось мою поездку в Америку принизить в глазах советских людей, можно ведь было все сделать как-то тоньше, хитрее, перемешать правду с ложью, вырвать цитаты, надергать какие-то слова… А тут – все ложь. Начиная с видеокассет «Рэмбо», десятков белых рубашек и черных ботинок, скупленных якобы мною в американских универмагах, граненых стаканов из-под зубочисток, из которых я пью виски, и заканчивая суперавтомобилями, которые я требовал для своих перемещений по Америке. Только одна правда в статье есть, я действительно побывал в Соединенных Штатах, а все остальное – грязный и недостойный вымысел».

При этом Ельцин отрицательно отвечает на вопрос о возможном иске к «Репубблике»: «Если бы люди вдруг поверили этой грязи, хотя я даже чисто теоретически не могу такого представить, тогда, конечно же, пришлось бы защищать через суд свою честь и достоинство, призывать в свидетели таможенников, подтверждающих отсутствие видеомагнитофонов и рубашек и чего там еще, дали бы показания американцы, которые были свидетелями всего моего пребывания в США… Но, к счастью, мне не надо ничего доказывать. Люди поверили мне и не поверили ни единой строчке, опубликованной «Правдой». Это с каким же пренебрежением надо относиться к своим читателям, какими же, ну, я не знаю, идиотами их считать, если надеяться, что в такой бред, такую грязь они могут поверить?! Я еще летел в самолете, а телефон в моем кабинете раскалился докрасна. Уже в понедельник вечером пришли первые телеграммы с поддержкой в мой адрес, а сейчас их буквально тысячи и тысячи. К тому же принес извинения главный редактор газеты «Репубблика» за напечатанную фальшивку».

Еще не ставший пресс-секретарем Ельцина журналист Павел Вощанов (см. июль 1991) тоже защищает его публично, объясняя нескоординированность движений, заметную на видео, действием снотворного. (Долгие годы видео было доступно на сайте университета Хопкинса, но после перезапуска нового сайта видео уже недоступно.) Эта версия станет основной и для мемуаров будущего президента — выглядеть свежим на встрече в восемь утра помешали сумасшедший график, смена часовых поясов, усталость, недосыпание и действие снотворного. В книге Ельцина создатели телефильма обвиняются в монтаже. Что касается La Repubblica, то, как пишет будущий президент рукой Юмашева, «тут итальянец явно недофантазировал, посчитанное могло бы свалить только слабенького иностранца». «Я походил на привычного пьяного, невоспитанного русского медведя, впервые очутившегося в цивилизованном обществе, — возмущается Ельцин произведенным эффектом. — <…> Я получил тысячи телеграмм с поддержкой в свой адрес. Провокация и на этот раз не удалась». Говоря о 100 тысячах долларов, которые он получил в виде гонорара, Ельцин отмечает, что передал их детской больнице.

Через две недели после выхода статьи в «Правде» Борис Ельцин падает с моста. Происшествие будет обсуждаться на президиуме Верховного Совета, чтобы проверить версию о покушении. Она не подтвердится.

Через месяц после выхода перепечатки в «Правде» будет уволен ее главный редактор Виктор Афанасьев (см. 19 октября 1989). Как выразится в мемуарах Вадим Медведев, случай с перепечаткой статьи «показал, что руководство «Правдой» со стороны главного редактора ослаблено и что тут нужны перемены». А сам Горбачев объяснит это тем, что «из положения лидера «Правда» переходила в положение замыкающего, с реформаторских позиций сползала на консервативные» (читать оценку Горбачева полностью).

1. Горбачев, М.С. «Жизнь и реформы». Москва, издательство «Новости», 1995.
2. Ельцин, Борис. «Исповедь на заданную тему». Свердловск, Средне-Уральское книжное издательство, 1990.
3. Медведев, Вадим. «В команде Горбачева: взгляд изнутри». Москва, «Былина», 1994.
4. ТАСС, «Репубблика» о Б.Н. Ельцине». «Правда», 18 сентября 1989.
5. Юмашев, Валентин. «Поездка, о которой говорят. Беседа с народным депутатом СССР Б.Н. Ельциным». «Огонек», 7 октября 1989.
6. Hendrickson, Paul, «Yeltsin’s Smashing Day; Boris’ Boozy Bear Hug for the Capitalists», The Washington Post, September 13, 1989.
7. Mickiewicz, Ellen. «Changing Channels. Television and the Struggle for Power in Russia». Duke University Press. Durham and London. 1999.

Источник:
http://gorbymedia.com/post/09-18-1989

======================================

Роман Синельников:

Важная книга, многое проясняющая во всей этой истории.
Написал её Владимир Губарев (да-да, мы помним его по первым газетным репортажам из Чернобыля!), который, заступив однажды на редакторское дежурство в «Правде», обратил внимание на распространённый ТАСС перевод статьи из «Репубблики»… Называется она «Президент России, или Уотергейт по-русски».

Вот ссылка на неё:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/permalink/1618557234893205/

======================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

====================