?

Log in

No account? Create an account
Александр Борин о раскрепощении общества в начале освободительной Перестройки Горбачева.
Перестройка
ed_glezin
4 декабря 1986 года мой друг Натан Эйдельман делал доклад в московском Доме кино. Выступления Натана всегда собирали полные залы, слушать его было чрезвычайно интересно, даже говоря о, казалось бы, хорошо известных исторических событиях, он каждый раз открывал нам что-то новое, важное, позволял иначе взглянуть на заученные еще в школе факты. И хотя речь шла о вещах давних, очень часто сказанное им, так или иначе, касалось проблем сегодняшних, острых и злободневных. Конечно, любые аллюзии тогда всячески пресекались, и все-таки обращение к прошлому у бдительных цензоров обычно вызывало меньше протестов, чем прямой, нелицеприятный разговор о злобе дня – дела давно минувших дней, что с них взять. Но накануне своего доклада в Доме кино Натан сказал мне, что ему надоело прятаться за столетия, назовет все своим именем. И назвал. Сказал, что недопустимо держать в ссылке правозащитника академика Андрея Дмитриевича Сахарова. Что государство покрыло себя позором, лишив гражданства Юрия Любимова. Что изгнание Александра Солженицына из страны было мерзким и подлым. Что в наших тюрьмах томятся сотни политзаключенных. Что давно пора перестать врать, будто бы в Катыни пленных поляков расстреляли немцы, а не органы советского КГБ в 1940 году. Что существуют тайные протоколы к пакту Молотова-Риббентропа, поделившие Восточную Европу между Сталиным и Гитлером, и надо, наконец, эти документы признать.
Помню, смешанное чувство, с которым я слушал Натана: восторг и страх за него.
К тому времени мы уже ощущали, что времена меняются. Прошел апрельский 1985 года пленум ЦК, была провозглашена политика гласности. В нашей «Литературке» тоже чувствовались явные перемены, цензура стала меньше придираться, то, что вчера слетало из полосы, сегодня печаталось практически без помех. Я предложил рубрику «новое время и старые взгляды», и эти «старые взгляды» можно было теперь свободно, во всю, критиковать. Нам даже казалось, что этого мало: гласность, конечно, хорошо, да ведь, кроме нее, мало что меняется. Шутили: «Что такое перестройка? Это правда, только правда и ничего, кроме правды».
Из политбюро стали выводить замшелых партийных ретроградов, известных своим мракобесием. В июле 1985-го ушел Г.Романов, одно имя которого приводило в отчаяние ленинградскую интеллигенцию. В октябре сняли старика, председателя Совмина Н.Тихонова. В декабре, наконец, убрали московского хозяина Г.Гришина, мы в «Литературке» хорошо от него натерпелись, немало наших статей по его приказу в последний момент слетало из номера, шло в корзину. Сегодня известно, что за 1985-1986 годы Горбачев на две трети обновил состав политбюро, сменил 60 процентов секретарей обкомов, 40 процентов членов ЦК.
31 октября 1986 года из Афганистана вывели шесть полков советских войск. Война в Афганистане с самого начала воспринималась нами как безумная авантюра, оплаченная жизнью тысяч наших солдат. Но почему уходят только шесть полков? Позже откроют документы, и мы узнаем, что еще 17 октября 1985 года Горбачев на политбюро предложил закончить войну в Афганистане. Однако предложение это всячески торпедировалось. Большинство военных считало, что отказываться от Афганистана никак нельзя, иначе пострадает равновесие сил с США. Споры шли горячие. Горбачев спросил: «В каком кабинете вынесли решение, которое противоречит решению политбюро?! Все наши действия не дали никакого продвижения…». Он настоял, и 15 мая 1988 года серьезный вывод войск начался. В феврале 1989-го советские части Афганистан, наконец, оставят.
19 ноября 1986 года Верховный Совет СССР принял «Закон об индивидуальной трудовой деятельности», в действие он вступал с 1-го мая 1987 года. Это была настоящая революция, в советской экономике появился частник, еще вчера совершенно немыслимая для нас фигура, идеологический чуждая и преследуемая. Дал трещину и святое святых – наш государственный монополизм. Заложено было начало легального предпринимательства, за что при Хрущеве люди шли на расстрел.
Сперва на закрытых просмотрах, а потом и на широком экране появился великий антисталинский фильм «Покаяние» режиссера Тенгиза Абуладзе. Русский закадровый текст читал поэт Михаил Квливлидзе. Я его хорошо знал, нередко мы одновременно оказывались в переделкинском доме творчества писателей под Москвой. Миша рассказал, что картину закончили еще в 1984 году, но тут же категорически, строго-настрого, запретили и положили на полку. Однако в мае 1985-го в Тбилиси приехал кинокритик Андрей Плахов, председатель конфликтной комиссии Союза кинематографистов СССР, и попросил директора студии «Грузия-фильм» Резо Чхеидзе устроить закрытый просмотр. Плахову было известно, что об этом фильме Шеварднадзе говорил с Горбачевым. Просмотр устроили, в зале собралось двадцать особо доверенных зрителей. Видимо, по совету Плахова Чхеидзе и повез ленту в Москву. Запрет был снят.
И все-таки так прямо, не прячась, называть вещи своими именами, публично защищать Сахарова, Солженицына, Любимова, произносить запретные слова «Катынь» и «Секретные протоколы к пакту Молотова-Риббентропа», и не у себя на кухне, а на людях, в большой аудитории, тогда, в 1986 году, еще мало кто мог себе позволить.
Зал Дома кино в тот вечер то и дело взрывался бурными аплодисментами. А у выхода, в коридоре, Натана ждал белый как полотно директор Дома, спросил: «Натан Яковлевич, за что же вы меня так?». Говорят, назавтра директора вызвали в райком и устроили ему хорошую взбучку.
Однако не прошло и двух недель после доклада Натана, в горьковской квартире Сахарова установили телефон, и 16 декабря ему позвонил Горбачев, сказал, что Андрей Дмитриевич может вернуться в Москву. 24 декабря в газетах появились многочисленные снимки: вчера в Москву возвратился академик А.Д. Сахаров, на вокзале его ожидали радостные единомышленники.
Позже мы узнаем, что еще в 1985 году Андрей Дмитриевич, сосланный в Горький, попросил разрешить его жене Е.Г.Боннэр выехать в США для срочной операции на сердце. Разумеется, отказали, и началась длительная, изнурительная борьба, с мучениями, с голодовкой. 29 июля 1985 года Сахаров написал письмо Горбачеву. Значительная часть членов политбюро по-прежнему была против поездки жены опального академика, однако, Горбачев разрешил, и 12 января 1986 года в Бостоне Елену Георгиевну прооперировали. А 19 февраля Сахаров снова обращается к Горбачеву: в интервью, данном газете «Юманите», Михаил Сергеевич сказал, что в СССР нет политзаключенных. Это неправда, они есть, и их немало. Сахаров просил Горбачева содействовать их освобождению. В результате, в 1986 году был освобожден 21 политзаключенный.
Еще через некоторое время вернулся Юрий Любимов, ему было возвращено советское гражданство, стали печатать Александра Солженицына, ему тоже восстановили гражданство.
Друзья говорили Эйдельману: «Признайся, у тебя ведь заранее была информация. А ну-ка раскрой свои источники». Мы смеялись.

https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=1779902518923544&id=100007114386459



А. Борин:

«Самое стыдное – похваляться тем, чего надо бы стыдиться»
29 ноября исполняется 20 лет со дня смерти замечательного историка и писателя Натана Эйдельмана

Этот материал вышел в № 131 от 25 ноября 2009 г.

«Речь сытого человека со стороны»

Горбачев не торопится или даже не в состоянии обуздать консервативные силы в политбюро — считали тогда многие. Но я готов был согласиться с Натаном Эйдельманом, остерегающимся скоропалительных выводов. «Я не верю в лозунг: кто не с нами, тот против нас, — говорил Натан, — я в любом случае за расширение диалога». В своем дневнике, приведя слова философа Зиновьева о том, что он отказывается участвовать в этом «спектакле», в перестройке, потому что ему «все равно Горбачев или Лигачев», ибо «пока не изменится система, с ними нельзя иметь дело», Натан записал: «Мне активно не нравится речь Зиновьева. Она построена на парадоксах, это речь сытого человека со стороны».

А если «не со стороны» и «не сытого», то во всех упреках Горбачеву Натан все равно ощущал какую-то неблагодарность, несправедливость, готовность забыть все, чем мы Горбачеву обязаны.

В это время Натан как раз закончил свою, к великому сожалению, последнюю книгу «Революция сверху в России». Перед сдачей в издательство он показал мне рукопись. Она завершалась обращением к сегодняшнему дню. «В случае (не дай бог!) неудачи, — писал Натан, — в случае еще 15—20 лет застоя, если дела не будут благоприятствовать «свободному развитию просвещения», страна, думаем, обречена на участь таких «неперестроившихся» держав, как Османская Турция, Австро-Венгрия; обречена на необратимые изменения, после которых, пройдя через тягчайшие полосы кризисов, огромные жертвы, ей все равно придется заводить систему обратной связи — рынок и демократию… Мы верим в удачу — не одноразовый подарок судьбы, а трудное движение с приливами и отливами, — но все же вперед. Верим в удачу: ничего другого не остается…»

Мне очень хотелось с ним согласиться.

Читать полностью:

https://www.novayagazeta.ru/articles/2009/11/25/40291-samoe-stydnoe-pohvalyatsya-tem-chego-nado-by-styditsya












Евгений Евтушенко: "Подавляющее большинство".
Перестройка
ed_glezin
Подавляющее большинство,
пахнешь ты, как навозная роза
и всегда подавляешь того,
кто высовывается из навоза.

Удивляющее меньшинство,
сколько раз тебя брали на вилы!
Подавляющее большинство,
сколько гениев ты раздавило!

В подавляющем большинстве
есть невинность преступная стада,
и козлы-пастухи во главе,
и тупое козлиное: Надо!

Превеликое множество зла
подавляет добро, не высовываясь...
Счастлив я, что у слова "совесть"
нету множественного числа!

1990 г.

==========================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================




Юрий Домбровский - "Факультет ненужных вещей". Первая публикация в СССР.
Перестройка
ed_glezin
30 лет назад в журнале «Новый мир» (1988. №8-11) впервые в СССР был опубликован роман Юрия Осиповича Домбровского «Факультет ненужных вещей».

Во время освободительной Перестройки Горбачева вышли также отдельные издания романа в «Советском писателе», «Художественной литературе», «Книжной палате», собрав богатый «урожай» рецензий. По его мотивам поставлены спектакли, написаны дипломные работы и диссертации. Ныне роман включен в школьную программу.

Сам Домбровский о своем произведении говорил так: «Я решил описать свою жизнь… Никто ее не знает лучше меня».

За работу он взялся через три месяца после выхода «Хранителя древностей» в «Новом мире» в 1964 году и работал над романом одиннадцать лет. Надежд, что «Факультет ненужных вещей» опубликуют, не было, но… «в запасе вечность – подождем». В итоге автор поплатился за этот роман жизнью...

Читая «Факультет ненужных вещей» Ю. Домбровского, невольно задаешься вопросом: «Какое будущее у народа, который позволил однажды сотворить с собой такое?» Страшная советская действительность 1937 года показана в книге Ю. Домбровского без прикрас. Общество, в котором попрана человеческая личность, не нуждается в совести, жалости, любви, традициях народных — все это становится «факультетом ненужных вещей».



====================================

Меня убить хотели эти суки,
Но я принес с рабочего двора
Два новых навостренных топора.
По всем законам лагерной науки
Пришел, врубил и сел на дровосек;
Сижу, гляжу на них веселым волком:
"Ну что, прошу! Хоть прямо, хоть проселком..."
- Домбровский, - говорят, - ты ж умный человек,
Ты здесь один, а нас тут... Посмотри же!
- Не слышу, - говорю, - пожалуйста, поближе! -
Не принимают, сволочи, игры.
Стоят поодаль, финками сверкая,
И знают: это смерть сидит в дверях сарая:
Высокая, безмолвная, худая,
Сидит и молча держит топоры!
Как вдруг отходит от толпы Чеграш,
Идет и колыхается от злобы.
- "Так не отдашь топор мне" - "Не отдашь?!" -
"Ну сам возьму!" - "Возьми!" - "Возьму!.." -
"Попробуй!"
Он в ноги мне кидается, и тут
Мгновенно перескакивая через,
Я топором валю скуластый череп
И - поминайте как его зовут!
Его столкнул, на дровосек сел снова:
"Один дошел, теперь прошу второго!"

И вот таким я возвратился в мир,
Который так причудливо раскрашен.
Гляжу на вас, на тонких женщин ваших,
На гениев в трактире, на трактир,
На молчаливое седое зло,
На мелкое добро грошовой сути,
На то, как пьют, как заседают, крутят,
И думаю: как мне не повезло!

Юрий Домбровский

=========================

Юрий Домбровский. "Роман с госужасом". Больше, чем любовь.

https://www.youtube.com/watch?v=VEiOuh8QTT8













Аудиокнига "Факультет..."
https://vk.com/audios590563?q=%D0%B4%D0%BE%D0%BC%D0%B1%D1%80%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%20%D1%84%D0%B0%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D0%B5%D1%82



Иван Толстой. Алфавит инакомыслия.
https://vk.com/audio?performer=1&q=%D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD%20%D0%A2%D0%BE%D0%BB%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%B9.%20%D0%90%D0%BB%D1%84%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D1%82%20%D0%B8%D0%BD%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D1%8B%D1%81%D0%BB%D0%B8%D1%8F



"Ручка, ножка, огуречик" 1994 г.

https://www.youtube.com/watch?v=IUB7cchPMaQ&t=1986s





Игорь Виноградов:

"Роман Домбровского - гимн победе духа над плетью".



Дмитрий Быков - Юрий ДОМБРОВСКИЙ

https://www.youtube.com/watch?v=pdkq5SlT-Jc



==========================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================