July 28th, 2018

Перестройка

Первая публикация "Чонкина" Владимира Войновича.

30 лет назад состоялось творческое возвращение Владимира Войновича на родину. В декабрьском №50 журнала "Огонек" за 1988 год впервые в СССР был опубликован фрагмент из его романа «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина». Чуть позже, в том же декабре 1988 года в журнале "Юность" (1988, № 12; 1989, № 1, 2) начали печатать полный вариант легендарного произведения опального классика.







================================

Документальный рассказ В.Н. Войновича "Диспут с генералами" [Войнович и "Чонкин"]

Весной 1991 года состоялась у меня знаменательная дискуссия с пассажирами самолета рейса 258 Мюнхен-Москва. Еще в аэропорту я обратил внимание на группу соотечественников, мужчин в возрасте между сорока и пятьюдесятью, одетых по разному, но как будто с одного склада. Держались они кучкой, и выражение лиц у всех было одновременно надменное, настороженное и испуганное. В руках они держали одинаковые картонные коробки. Уже в самолете сосед по креслу, сотрудник журнала "США и Канада", сказал мне, что люди с коробками - генералы из Генштаба .

Ездили в Германию по приглашению бундесвера. В коробках везут подаренные немецкими коллегами столовые сервизы. Через некоторое время генералы узнали, что с ними летит автор "Чонкина", только что напечатанного, широко обсуждавшегося и страстно проклинавшегося высшими военными чинами. Мне передали, что руководитель делегации генерал Богданов приглашает меня побеседовать.

Я понимал, что вряд ли найду среди них поклонников, но, рассчитывая на диалог, пошел к ним в первый класс.

- Скажите,- задал и сразу в агрессивном тоне вопрос Богданов, - вот нас, военнослужащих, интересует: как вы думаете, ваш "Чонкин" нравится советским воинам?

- Нравится, - сказал я.

- Вы так думаете? Всем советским воинам нравится "Чонкин"?

- Ну почему же всем? - улыбнулся я. - Не всем, а приблизительно от рядовых до полковников.

Что тут началось! Генералы стали кричать, перебивая друг друга, и перевели разговор на такой убогий уровень, что я пожалел, что пришел к ним.

- А вы знаете, чем отличается генерал от полковника?"- спросил один из них.

- Знаю,- сказал я.- Лампасами. Это вызвало еще большее возмущение. Один из них кричал, что он получает зарплату только на двадцать рублей выше полковника. Другой - что у него жена кандидат филологических наук, а сам он два года служил рядовым. То, что я служил вдвое больше, его не смягчило.

- Вы не любите нашу армию! вопил он истерически.

- Не люблю,- сознался я." Я вообще никакую армию не люблю. Я попробовал им объяснить, что армию любить необязательно, достаточно понимать необходимость ее существования. Можно уважать офицеров и жалеть солдат. Можно признать необходимость в собственном пребывании в армии на какое-то время. Но любить армейские порядки, тем более солдатскую службу, про которую даже в уставе написано, что она состоит из тягот и лишений, так же противоестественно, как любить тюрьму.

Сравнение Советской армии с тюрьмой показалось генералам уж таким кощунственным, что они, будь у них возможность, меня бы тут же расстреляли.

Разговор все больше напоминал мне проработки в Союзе писателей, от которых я, слава богу, отвык. Я поднялся с кресла и хотел вернуться к себе в экономический класс, но передо мной стояла стюардесса с тележкой и широким задом, который перегораживал весь проход между креслами.

- Пропустите, пожалуйста, попросил я ее.

- Ничего, подождете," буркнула она, желая, видно, понравиться генералам. А те продолжали кричать мне в спину, что такие, как я, хотят ослабить нашу Советскую армию, да напрасно стараются: Советская армия себя еще покажет.

Последняя фраза на фоне происходивших в стране событий звучала вообще крайне глупо. Армия себя еще покажет! Кому, что и ради чего?

Я огрызался, говоря генералам, что они себя уже показали в Афганистане. Разумеется, этот разговор не прибавил мне любви к армии, которая не оправдала и надежд моих собеседников. Советскую власть не отстояла. В Чечне воевала долго, жестоко и неуклюже. Не вызывала во мне уважения армия, чьи солдаты на московских улицах клянчили у прохожих деньги и сигареты.

http://www.famhist.ru/famhist/voinovich/000b376e.htm

===============

Главный герой романа представляет собой сочетание Иванушки-дурачка — носителя народной нравственности и здравого смысла, и бравого солдата Швейка Ярослава Гашека. Конфликт, который возник вокруг публикации романа, главным образом проистекал из парадоксальной природы произведения. Маленький нелепый человек, рядовой солдат большой войны оказывается в центре событий, которые никак не соответствуют масштабам его личности.

"Чонкин не идиот, он обыкновенный простодушный человек, хотя немножко смахивает и на Швейка, и на Василия Тёркина, и на сказочного русского солдата, который в огне не горит и в воде не тонет, и на Тиля Уленшпигеля. Я его не задумывал, как идиота. Просто он оказывался в идиотских ситуациях, в которых нормальный человек вполне может стать идиотом. А это наши, обычные советские ситуации."

Владимир Войнович

Однако за эти обычные советские ситуации в 1960-х годах Владимир Войнович вошёл в литературную и политическую оппозицию с властями.

Выпуск в 1975 году первой части «Жизни и необычайных приключений солдата Ивана Чонкина» отдельной публикацией на Западе (издательство YMCA-Press) стал окончательным приговором для карьеры Войновича — как члена Союза писателей СССР.

В 1979 году опубликована вторая часть романа: «Претендент на престол, или Дальнейшие приключения солдата Ивана Чонкина».

В конце 1980 года Войнович был выслан в ФРГ.

Впервые публикация романа в СССР была осуществлена только с началом эпохи освободительной Перестройки Горбачева.

==========================================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================



Collapse )