June 16th, 2018

Перестройка

Как при Горбачеве было основано первое частное информационное агенство в СССР.

15 июня 1988 года корреспондент журнала "Огонек" Владимир Яковлев зарегистрировал информационный кооператив "Факт". C этого момента начинается история Издательского дома "Коммерсантъ".








Егор Яковлев — Владимир Яковлев: разговор отца с сыном 1991 года.


Е. Я.: Ты занялся кооперативом, и все отошло на второй план. Как это произошло?

В. Я.: Случайно. Мой приятель решил заработать деньги и занялся кооперативом, которому предстояло вязать кофточки или что-то в этом роде. Меня же он попросил помочь в регистрации кооператива. Тогда это было бесконечно сложным делом, и мы договорились: корреспондент «Огонька», я буду проводить нечто вроде эксперимента. В редакции об этом понятия не имели. Я же вел тяжбу с Мосгорисполкомом, проводил через канцелярии документы. И понял: мне это нравится. В этом было созидание, возможность делать практическое добро, то есть именно то, чего в последнее время мне не хватало в газете.

Collapse )

==========================================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================



Перестройка

Как при Горбачеве реабилитировали Каменева и Зиновьева.

13 июня 1988 года Верховный Суд СССР отменил приговоры и реабилитировал осужденных по политическим процессам 1936-37 гг., которые вошли в историю по именам главных обвиняемых: Зиновьева - Каменева и Пятакова - Радека.

Писатель Даниил Гранин пишет: «Реабилитируются люди, имена которых превратилось в пугало. Для моего поколения Зиновьев и Каменев, Рыков и Бухарин, Троцкий и Томский были вместилищем всех мыслимых пороков. Это укоренилось в сознании, вошло в нашу плоть и кровь с того времени, когда материалы почти каждого из этих судебных процессов публиковались почти во всех газетах. Стенографически подробно, изо дня в день – допросы, признания, речи защитников, прокуроров, последние слова подсудимых. Публикации сыграли решающую роль в сознании общественного мнения…». Увы, и до сих пор кое-кто свято верят: враги…

Комиссия Политбюро уже в конце 1987 – начале 1988 г. рассмотрела дела почти 20 разного рода «центров», «союзов», «групп», «блоков», «правых» и «левых» и после принципиальных решений передавала материалы в Прокуратуру и Верховный суд СССР для вынесения формально-юридического решения. Вопросы решались по упрощенным схемам. Так, например, 4 февраля 1988 г. пленум Верховного суда СССР, рассмотрев протест Генерального прокурора СССР, отменил решение Верховного суда СССР от 13 марта 1938 г. по делу о «правотроцкистском блоке» (см.дело Бухарина).

В решении Верховного суда от 13 июня 1988 года говорилось, что "Антисоветского объединенного троцкистско-зиновьевском центра" вообще не существовало, а все следствие и судебный процесс по этому делу были фальсифицированы и велись «недозволенными методами». Поэтому «дело в отношении подсудимых прекращается за отсутствием в их действиях состава преступления».

Этим решением Верховного суда не был реабилитирован только Г. Ягода, бывший нарком внутренних дел СССР. Суд отметил, что хотя Г. Ягода и не был членом мифического «право-троцкистского блока», но до своего ареста по данному делу он сам был одним из организаторов массовых репрессий и фальсифицированных судебных процессов.

Ведущими фигурами среди «правых» были Николай Бухарин и Алексей Рыков, принадлежавшие к числу ближайших соратников Ленина. Рыков входил в первое Советское правительство в качестве народного комиссара внутренних дел, затем он стал заместителем Ленина в Правительстве РСФСР. После смерти Ленина именно А. Рыков был назначен Председателем Совета Народных Комиссаров СССР, т.е. занял наиболее важный в те годы пост в системе Советской власти. Н. Бухарин был одним из организаторов вооруженного восстания в октябре 1917 г. в Москве, он был с 1918 г. главным редактором газеты «Правда» и считался одним из видных теоретиков партии. С 1926 г. Бухарин возглавлял Исполком Коминтерна. И Рыков, и Бухарин входили в первый состав Политбюро ЦК ВКП(б). На протяжении 20-х гг. оба они проводили и защищали предложенную Лениным программу и политику НЭПа, выступая против восстановления методов «военного коммунизма», против принудительной и всеобщей коллективизации и насильственного «раскулачивания», а также против поспешной сверхиндустриализации. В этой борьбе тогда победил Сталин, что и привело Бухарина и Рыкова в конце 30-х гг. на скамью подсудимых.

Реабилитация Бухарина и Рыкова была только началом большой серии последующих реабилитаций. И Комиссия ЦК КПСС «по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имевшими место в период 30 – 40-х и начала 50-х гг.», и Верховный суд работали в 1988 г. почти непрерывно. Были реабилитированы Григорий Зиновьев и Лев Каменев, которые также входили в первые составы Политбюро и руководили в 1918 – 1920 гг. соответственно Петроградским и Московским Советами. Позднее Зиновьев возглавлял Исполком Коминтерна, а Каменев стал первым заместителем Председателя Совнаркома. В 1925 – 1926 гг. они возглавляли «левую» оппозицию, и это привело их также к гибели в 30-е гг.

Судебная реабилитация сопровождалась затем и посмертной партийной реабилитацией. В документах о реабилитации мы встречали имена десятков видных деятелей партии и государства: Михаила Томского, Христиана Раковского, М.Н. Рютина, П. Петровского, А.Г. Шляпникова, Н. Крестинского, Ивана Москвина, Карла Радека, Георгия Пятакова, Евгения Преображенского, Григория Евдокимова. Здесь же были имена сотен известных в 20-е гг. работников партии и государства, ученых и врачей, деятелей культуры и профсоюзных руководителей. Не был формально реабилитирован только Лев Троцкий, один из самых известных деятелей Октябрьской революции и Гражданской войны, лидер многих оппозиций, высланный в 1930 г. из Советского Союза. На процессах 1937 – 1938 гг. Л. Троцкий приговаривался к смертной казни заочно. В 1940 г. он по приказу Сталина был убит в результате тщательно спланированной «спецоперации» НКВД.

Реабилитации бывших деятелей оппозиции сопровождались потоком публикаций о них, об их деятельности в годы революции и в 20-е гг. и об их трагической судьбе. «Михаил Томский – каким он был», «Страницы из жизни Бухарина», «Зиновьев и Каменев. Возвращение к правде», «Николай Крестинский. Был и остаюсь коммунистом», «Жизнь и борьба Григория Зиновьева», «Штрихи к политическому портрету Каменева» – статьи с такими и подобными заголовками начали десятками публиковаться в газетах «Правда», «Известия», «Советская культура», «Труд» и других. В «Комсомольской правде» была в мае опубликована и большая статья о Троцком – «Я не гожусь на вторые роли», с фотографией Троцкого из времен Гражданской войны, когда именно он был председателем Реввоенсовета республики и народным комиссаром по военным и морским делам.

В советских издательствах стали в это же время срочно готовить сборники очерков о реабилитированных большевиках. Первый такой большой сборник в двух книгах «Возвращенные имена» был подготовлен к лету 1988 г. Агентством печати «Новости». При этом авторами многих статей и очерков о погибших деятелях оппозиции были нередко те же самые историки и публицисты, которые в предшествующие годы писали разоблачительные работы о «правом» и «левом» уклонах в ВКП(б). Готовились и сборники произведений Бухарина и Рыкова. Журнал «Вопросы истории» начал подготовку к публикации известной в свое время книги Л. Троцкого «Сталинская школа фальсификации». Этот процесс нарастал. Быстро менялась вся привычная ранее картина не только истории КПСС, но и всей советской истории. Рушились прежние идеологические стереотипы и догмы. Преподаватели общественных дисциплин в вузах, а также учителя истории в средней школе были в растерянности: они не знали, какую историю СССР и историю КПСС теперь преподавать. Прежняя и привычная этим людям картина истории всего XX века рушилась на глазах как недостоверная, но новой концепции и картины истории пока еще никто не смог им предложить. Для многих людей, и не только профессионально занятых историей и идеологией, это было шоком, который им очень трудно было пережить.

http://portal.eurasialand.ru/read/ussr/23.html

========================

Из стенографической записи выступления М.С. Горбачева на встрече с секретарями обкомов КПСС по вопросам подготовки XIX партконференции
15.04.1988

<...> Все мы – дети своего времени. Всем нам трудно вылезать из нашего прошлого. В школе пели: «Сталин – наша слава боевая, Сталин – нашей юности полет». А как сокрушались, когда умер. Я сам полтора суток шел к гробу Сталина. На Мавзолее его так ни разу и не видел. Увидел только мертвым. Говорю это не для того, что мы не должны подняться на уровень понимания того, что было на основе теперь уже известных фактов, на основе того, что мы знаем, на основе реальностей.

...Я не согласен с тем, чтобы закрывать глаза на то, что произошло. Особенно когда мы теперь имеем в своем распоряжении материалы, факты, страшные вещи. Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов посылали на смерть списками. Это было просто уничтожение людей. Треть членов ЦК расстреляли. Квоты по областям, районам рассылали.

Вот попался на глаза недавно архивный документ в Омской области: разнарядка на две тысячи человек по первой категории. Значит – расстрел. Лимиты, по которым надо действовать, а не будешь действовать – так сам попадешь в лимит. Порубали партийные кадры, военные кадры, интеллигенцию. Кто это может простить?

Архив Фонда М.С. Горбачева. Фонд 2. Оп. 1. Д. 1144. Л. 2-4.

Копия. Машинопись.

http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/66089

========================

Записка Б.К. Пуго и Г.Л. Смирнова в ЦК КПСС о направлении справок на Г.Е. Зиновьева и Л.Б. Каменева для реабилитации их в партийном отношении.

07.06.1989

ЦК КПСС
товарищу Яковлеву А.Н.

Уважаемый Александр Николаевич!
Пленум Верховного суда СССР 13 июня 1988 г., рассмотрев протест Генерального прокурора СССР, материалы по делам Г.Е. Зиновьева, Л.Б. Каменева и других лиц и отметив, что следствие и судебное разбирательство по данным делам были проведены с грубыми нарушениями закона, отменил приговоры Военной коллегии Верховного суда СССР от 16 января 1935 г., 27 июля 1935 г. и 24 августа 1936 г. в отношении Г.Е. Зиновьева, Л.Б. Каменева и других лиц и дела прекратил за отсутствием в их действиях состава преступления. С Г.Е. Зиновьева и Л.Б. Каменева сняты обвинения, которые явились причиной исключения их из партии.Посылаем Вам справки о Г.Е. Зиновьеве и Л.Б. Каменеве для совета о возможной реабилитации их в партийном отношении .
Б. Пуго
Г. Смирнов
АП РФ. Ф. 3. Оп. 113. Д. 256. Л. 2. Подлинник. Машинопись.




===================================



Первый московский процесс, официальное название — процесс «Антисоветского объединенного троцкистско-зиновьевского центра», также известен как «процесс шестнадцати» — первый из так называемых московских процессов, показательный суд над группой бывших руководителей партии, в прошлом активных участников оппозиции. Дело слушалось в Военной коллегии Верховного Суда СССР c 19 по 24 августа 1936 года. Основными обвиняемыми были Г. Е. Зиновьев и Л. Б. Каменев. В 1988 году приговор был отменен, а все осужденные реабилитированы за отсутствием в их действиях состава преступления.









Зиновьев и Каменев: жалкие предатели или грамотные управленцы

Кем были ленинские соратники.

В советской истории два ленинских соратника, два члена политбюро — Зиновьев и Каменев — остались жалкими и всеми презираемыми предателями. В реальности они лишь говорили о том, что партия меньшинства не вправе управлять огромной страной.



http://www.mk.ru/social/2017/10/08/zinovev-i-kamenev-zhalkie-predateli-ili-gramotnye-upravlency.html







==========================================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================