May 8th, 2018

Перестройка

Новодворская и "Демократический союз" в Перестройку

В.И. Новодворская («Демократический союз»): «Подъем неформального движения явился следствием либерализации режима. Без этого ничего бы не вырвалось на поверхность из-под той могильной плиты, вечной мерзлоты. Также как и трава, которая прорастает лишь весной».





Наиболее рельефно крайнелевая антисистемная политическая ориентация проявилась у первой открыто оппозиционной политической организации - партии «Демократический союз» (ДС).

Эта организация была образована на базе семинара «Демократия и гуманизм». Еще 4 июня 1982г. группа диссидентов провозгласила создание инициативной группы «За установление доверия между СССР и США» (позднее стала называться «За установление доверия между Востоком и Западом» или коротко - «Доверие»). Группа практически сразу была полностью разгромлена КГБ. Но весной 1987 г. часть ее бывших членов возобновили деятельность и создали правозащитный семинар «Демократия и гуманизм». Он проходил на квартире Екатерины Дебрянской, собирал около 30 человек3.

Лидером семинара стала Валерия Новодворская. Если группа выступала прежде всего с пацифистскими идеями («народная дипломатия», вывод войск из Афганистана), то Новодворская придала семинару более комплексную тематику: резкая критика КПСС и коммунистического режима с момента его возник¬новения. «Демократия и гуманизм» стала основным наследникам диссидентского движения в неформальной среде. Несмотря на участие в семинаре группы юных «младомарксистов» (А. Грязное, А. Элиович и др.), основное направление агитации семинара было либеральным. Его члены ставили перед собой цель «способствовать воссозданию в СССР демократии и проводить контрпро¬паганду против тоталитаризма большевиков»4.

Летом 1987 г. участники семинара попробовали провести несколько уличных акций. Но они были малочисленными (10—20 участников), и либо напоминали прогулки по Тверскому бульвару, либо пресекались с милицией5. Как правило, в присутствии милиции Новодворской и ее товарища удавалось агитировать прохожих лишь несколько минут. Так сформировался митинговый стиль — разъяснение своей программы окружающим гражданам так важно, митинг ориентирован на демонстрацию радикально-либеральных лозунгов (плакатов вроде «Долой КПСС!»), после которой милиция задерживала смутьянов, доказывая на практике тем самым репрессивный характер режима. В последствии семинар практически слился с «Демократическим союзом», который унаследовал его идеологию и тактику.
Сама партия «Демократический союз» была обра¬зована 7 - 9 мая 1988 года на своем первом (Учредительном) съезде, который проходил сначала в Москве, а затем в подмосковном Кратово. Организаторами съезда выступили представители теоретического семинара «Демократия и Гуманизм» (В.И. Новодворская, И.В. Царьков), группы «Доверие» (Е.Н. Дебрянская), юридической комиссии клуба «Перестройка 88» (В.К. Кузин, Ю.С. Скубко), общества «Младомарксистов» (А. Грязнов)6.
I съезд, как и все, что тогда происходило «впервые», ярко характеризовало и саму оппозицию, и среду, в которой ей приходилось действовать.
Как и в случае с РСДРП, зарождавшейся в 1898 г., первый съезд начинался на квартире, только участников было на порядок больше — более 100 (53 с полномо¬чиями) из 14 городов7, и квартира была набита битком. В своем выступлении Ново¬дворская заявила: «Политическая борьба должна быть бескомпромиссной. В этом можно брать пример у большевиков, у которых было одно достоинство: они никог¬да не шли на компромиссы со своим врагом — самодержавием»8.
Впоследствии оппоненты ДС в неформальном движении называли «дээсовцев» «белыми большевиками» за непримиримость и радикальную неконструктивность. «Дээсовцы» обижались на это сравнение, но в своих мемуарах Новодвор¬ская признала, что ее психология была близка именно большевистской9.
Прибывший на съезд социал-демократ В. Жириновский призывал действовать в рамках существующей Конституции, но его не поддержали.
На следующий день в прения по Декларации вмешалась милиция — явившись на квартиру среди бела дня, стражи порядка заявили, что делегаты мешают сосе¬дям спать, и попытались очистить помещение. Присутствие американского телеви¬дения спасло съезд от разгона. Но подальше от греха решили в третий день завер¬шить съезд на даче у Сергея Григорьянца в Кратово. Однако по прибытии делегатов выяснилось, что дача занята милицией с согласия хозяев - оказалось, что Григорьянц дачу только снимал. Самого Григорьянца на месте не было, так как он был утром задержан в Москве. Делегаты уже двинулись к станции, но тут им улыбнулась удача. Местный депутат, заинтересовавшийся этим странным меро-приятием, пустил делегатов в местный ДК.
Там прошли выборы, которые старани¬ями Дебрянской свелись к преобразованию оргкомитета в Центральный координа¬ционный совет ДС. Такое попрание демократических норм вызвало протесты со стороны группы делегатов во главе с Жириновским, требовавшим полномасш¬табных выборов. При обсуждении декларации Жириновский продолжил борьбу против диктатуры президиума, упорно внося поправки. Например: убрать из фра¬зы «КПСС вела народ путем преступлений и ошибок» слово «преступлений», ведь народ в большинстве своем преступлений не совершал.
Поскольку 23 делегата не смогли присутствовать в Кратово (5 из них уже были задер-жаны милицией), в голосовании принимали участие 30 человек. Фракция Жири¬новского набирала 13 голосов, большинство в 17 голосов осталось за Новодворс¬кой и Дебрянской. После жаркой дискуссии о том, что, собственно, создается - политическая организация или партия, большинством в 17 голосов против 13 про¬голосовали за создание партии10. Жириновский и часть других «меньшевиков» в итоге не вошли в ДС. Уже через год Жириновский «перековался» в либерал-демократа и предпочел приобрести партию «под себя».

Сразу же после своего образования «Демократический союз» заявил о себе как об активной силе, оппозиционной существовавшему режи¬му. В течение 1988 года московское и ленинградское отделе¬ния ДС неоднократно пытались проводить несанкционированные ми-тинги, собирали подписи под обращениями, распространяли листов¬ки. В Ленинграде 28 мая 1988 года при участии членов ДС состо¬ялся митинг в поддержку требований о введении многопартийной системы. Наиболее многочисленные несанкционированные митинги были проведены в Москве 21 августа в связи с 20-й годовщиной ввода советских войск в Чехословакию в 1968 году и 5 сентября в 70-ю годовщину указа 1918 года о «красном терроре»11. 29-30 октября 1988 года был проведен теоретический семинар ДС по проблемам «оппозиционных движений».
ДС стал постоянным «политическим раздражителем», классическим образцом «политического экстремизма» времен перестройки, когда верхом экстремизма счи¬талось не применение оружия (ДС до 1991 г. категорически выступал за ненасиль¬ственный характер своей борьбы), а демонстративное непризнание существующего режима и его законов. Принципы ДС были просты и вполне соответствовали на¬строениям общедемократической общественности, но были сформулированы в го¬раздо более радикальной, шокирующей форме. Мероприятия ДС превращались в потасовки с милицией, где «дээсовцы» были стороной страдательной — их били ду¬бинками, арестовывали на 15 суток. Но, вопреки идеологии ДС, режим уже давно не был тоталитарным, и за редким исключением (когда в мае 1991 г. В. Новодворская и член ДС В. Дани¬лов были арестованы по обвинению в призывах к насильственному свержению су¬ществующего строя, и были освобождены после поражения ГКЧП), через 15 суток оппозиционеров выпускали на волю.
Несмотря на то, что членами ДС были представители различных идеологических направлений, В.И. Новодворской и возглавляемой ей либеральной фракции за счет своей активности удалось ассоциировать себя в глазах общественности со всей организацией: «ДС был очень пестрым по составу, но либералы стояли у руля, только старались это делать незаметно и цивилизованно, хотя это мало кого обманывало. Просто мы использовали неизвестный многим непрофессионалам политический закон: деятельность всегда больше бросается в глаза, чем бездеятельность. Вначале либералы составляли треть от Демсоюза, но поскольку мы что-то делали (ходили на митинги, изготовляли листовки, выступали с какими-то обращениями), то все, что было в ДС относилось на счет именно нашей деятельности и наша деятельность распространялась на всю партию. Хотя другие и выступали против несанкционированных митингов, но все без толку, потому что запретить нам никто ничего не мог, а поскольку они ничего не делали и на них никто не обращал внимания, то у всех сложилось мнение, что либералы – это и есть Демократический союз, потому что все остальное – это была нулевая деятельность. Тот, кто знает этот политический закон, владеет очень важным оружием, как одна, но активная фракция может повести за собой достаточно пассивное большинство, если они подверстаны в общую организацию. Главное здесь не допустить раскола и всячески умасливать это пассивное большинство демократическими процедурами. В принципе мы были с ними честны, они себе и мизинца не укололи. Тот, кто не хотел никуда и не ходил, но постепенно люди увлеклись.
Честные люди, конечно, ходили на митинги, потому что не честным в ДС в принципе делать было нечего, ясно было, что это не хлебное место. Поэтому Жириновский в итоге и не вступил в Демсоюз, это было очень логично с его стороны, это было правильное суждение, что с вами денег не заработаешь, а только в тюрьму сядешь. И он пошел туда, где можно заработать деньги и действительно их заработал…
Было очень важно создать именно «школу врагов власти». Самым необходимым для страны в те годы была политическая эмансипированность, независимость от власти, чтобы принимать самостоятельные действия. Мы культивировали политическую независимость и самодостаточность, это было самое важное в политической школе. Это был аутотренинг для формирующегося гражданского общества, мы с самого начала ставили перед собой столь альтруистические цели, по крайней мере, я.
Поэтому в ДС были люди более или менее храбрые, но «интересантов» там почти не было. Кто-то хотел поучаствовать в выборах, но после поименного голосования на втором съезде и бойкота выборов в Советы эти тоже ушли, потому что поняли, что с нами и никаких мест в каких-либо структурах не займешь, и остались одни идеалисты всех сортов. И социал-демократы, и еврокоммунисты (хотя эта дурь с них быстро выскочила, и они переквалифицировались в либералов), и христианские демократы. У нас был даже один «демтроцкист» самое экзотическое существо, он утверждал, что Троцкий в конце жизни стал демократом. Одного троцкиста мы переварили.
Когда были созданы организации соответствующего профиля, все фракции мирно разошлись по своим организациям, и ДС перестал быть неким ковчегом. Мы доплыли до своего Арарата, и каждый разошелся по своей делянке. В ДС остались только тот, кто и должен был там остаться: правые либеральные демократы»12.
Одновременно с идеологической «Демократический союз» предпринимал бурную организационную дея¬тельность. Уже к началу октября 1988 года городские координаци¬онные советы ДС были образованы в 10 городах, таких как Москва (120 членов партии), Ленинград (80), Новосибирск (50), Киев (30), Куйбышев (24), Пермь (30), Свердловск (20), Кировакан (16), Красноярск (15), Саратов (12). Контактные адреса имелись еще в 22 городах. Всего ДС насчитывал в разные годы от 500 до 5000 членов и кан¬дидатов в члены партии13.
С 15 октября 1988 года ДС удалось наладить выпуск еженедельника «Свободное слово». Тираж его доходил до 30 тысяч экземпляров, а в целом партия имела более 30 изданий, выходящих в 25 городах Советско¬го Союза14.
27-29 января 1989 года в Риге состоялся II съезд партии. На нем присутствовало 50 делегатов с решающим голосом и 39 гос¬тей - всего 133 человека из 38 городов15. Съезд завершился при¬нятием Декларации и Уставных принципов. В Декларации отмечалось, что цель партии - ненасильственное изменение общественного и политического строя с целью создания представительной парламент¬ской демократии. «Демократия для нас - не лозунг и не пустой призыв, а форма и сущность общественного устройства, основан¬ного на политическом, экономическом, и духовном плюрализме, многопартийной системе со свободной прессой и независимыми от государства профсоюзами» - так ставилась проблема демократии в Декларации. В ней также говорилось о создании политической партии, объединяющей людей «с различными политическими убеждениями -от демократических коммунистов и социал-демократов до либеральных и христианских демократов». Открыто заявлялось, что содержание деятель¬ности ДС определяется как «политическая оппозиция тоталитарному го-сударственному строю СССР» 16.
В сфере социально-экономических преобразований ДС высту¬пал за радикальное преобразование экономики вместо проведения отдельных реформ, за многообразие форм собственности - государ¬ственной, коллективной, кооперативной, и частной при наличии свободной конкуренции между ними, за создание условий для раз¬вития многоукладной рыночной экономики.
В связи с обостряющимися межнациональными отношениями, в материалах II съезда важное место занимали вопросы политики пар¬тии в области межнациональных отношений. В специальной резолю¬ции съезда «Национальный вопрос и национальные движения в СССР на современном этапе» отмечалось, что ДС является сторонником объединения народов только в форме добровольной конфедерации, при условии их свободного волеизлияния. ДС считал, что для ре¬шения национального вопроса необходимо реальное создание меха¬низма самоопределения республик, включая право на выход из СССР; реальное установление суверенитета союзных республик, включая верховенство республиканского законодательства над об¬щесоюзным, осуществление республиканской и экономической само¬стоятельности и т.д.17
На II съезде также были приняты «Уставные Принципы», в ко¬торых закреплялась организационная структура партии. Центральный координацион¬ный совет (ЦКС) был упразднен, и в партии по¬бедила делегированная демократия — ДС возглавил широкий совет из делегатов с мест и авторитетных лидеров. Членом ДС мог стать любой человек, достигший 17-летнего возраста, по¬стоянно проживающий на территории страны, разделяющий уставные и политические принципы ДС и активно работающий для осуществле¬ния программы ДС. Членство в ДС являлось индивидуальным. Име¬лись членские билеты, собирались партийные взносы, существова¬ли оплачиваемые партийные работники18.
В марте 1989 года - прошли выборы народных депутатов СССР, но члены «Демократического союза» их бойкотировали. Лидеры ДС считали, что согласившись на участие в выборах в Советы, на сделку с существующей властью, демократическое дви¬жение утратило бы право называть себя оппозиционными. Поэтому сотрудничество с ним может быть только при условии, «если демократы будут го¬товы к настоящей борьбе, если они противопоставят себя системе, а не бу¬дут пытаться интегрироваться в ней»19. Крайне левое крыло ДС с его ли¬дером Новодворской считало, что «следовало бы начать с создания об¬щего Демократического фронта сопротивления существующей системе. Но для этого нужно идти на гражданскую конфронтацию с властью, просве¬щая народ и подготавливая условия для падения строя»20. Кроме того, Валерия Новодворская не признавала правомочность советов и выступала за выборы в Учредительное собрание. Эта точка зрения возобладала и на III съезде партии в Таллинне в январе 1990г. Правда, некоторые члены ДС все-таки стали депутатами местных советов.
Несмотря на свое скептическое мнение о советских представительных органах власти, члены «Демократического союза» при возможности пытались апеллировать к ним, или своими заявлениями хоть как-нибудь повлиять на их деятельность. Так, 11 октября 1990 года при проведении в Верховном Совете СССР встречи представителей ряда общественных организаций («Демократического союза», «Памяти», «Мемориала», «Союза Коммунаров» и др.) с представителями аппарата Совета Национальностей именно «дээсовцы» выступили с наиболее радикальных позиций. При обсуждении вопроса о будущем Советского Союза и возможности заключения нового союзного договора, члены ДС высказались «за необходимость дезинтеграции последней колониальной империи - Советского Союза, за образование независимых государств и создания новой конфедерации Союза Независимых Государств»21.
19 ноября 1990 г. на сессии Моссовета было распространено заявле¬ние депутатов Кузина (члена ДС) и Лисенкова об «отставке правитель¬ства СССР, президента, союзного парламента, а также выхода РСФСР из состава Союза для проведения самостоятельных реформ»22.
Таким образом, ДС как одно из первых несистемных оппозицион¬ных объединений, отразил общую стратегию и тактику, направленную на окончательное разрушение советской общественной системы и КПСС, впоследствии. Идея разру¬шения Советского Союза и ликвидации КПСС, как стержня системы, ста¬нет основным лейтмотивом объединения отличающихся по своему классификационному статусу несистемных политических партий.
Где-то на рубеже 1990 - 1991 гг. активность ДС начала сни¬жаться, численность его к середине 1991 года сократилась вдвое. Это было вызвано тем, что, во-первых, с постепенным демонтажем командно-административной системы исчезла цель партии - борь¬ба с существующим режимом; а во-вторых, наличие фракционности в партии (разрешенной по Уставу) привело к тому, что после исчезновения объединяющей цели, начался раскол. Наиболее многочис¬ленными фракциями были – социал-демократическая (А.А. Лукашев), либерально - демократическая (В.И. Новодворская, И.В. Царьков), имелись также крестьянстко-демократическая, конституци¬онно-демократическая и др. Всего более 10 фракций и направле¬ний23.
По мере формирования многопартийности в 1989 - 1991 гг. часть актива ДС перешла в другие партии. В ДС продолжались споры между «радикалами» и «реалистами» - насколько можно участвовать в работе существующих политичес¬ких структур, которые уходят корнями в «тоталитарный режим». В мае 1990 г. на IV съезде в Киеве фракции так и не договорились и продолжали действовать самостоятельно на свой страх и риск.
«Радикалам» нужно было как-то выделиться на общем многопартийном фоне, сохранить «крайний экстремизм». В январе 1991 г. Новодворская и ее сторонники опубликовали т.н. «Письмо 12-ти», написанное к очередному V съезду (январь 1991 г.). В нем, в частности, говорилось: «отныне народ приобретает право на свержение преступной власти любым путем, в том числе и с помощью вооруженного восстания»24. Представители более уме¬ренного крыла (Убожко, Семенов, Богачев, Антонов) поставили вопрос об исключении из ДС подписавших письмо, т.к. насилие не соответствовало программным установкам партии. Таким образом, по мнению делегатов V съезда, существование самой партии было поставлено под вопрос. V съезд отказался от единой программы партии, признав возможность существования программы разных фракций.
После этого съезда большинство представителей различных фракций вышли из ДС и пополнили ряды новых партий соответствующих направлений. ДС превратился в небольшую группу сторонников Новодворской — факти¬чески в ее псевдоним.
Несистемная природа ДС, не позволившая ему реально влиять на власть, оставила свой след в другом. Многие его политические и социально-экономические лозунги были заимствованы родственными оппозиционными партиями и движениями, возникшими в 1990 году. На основе большинства принципов политической Декларации и Программы ДС строился идеологический фундамент «Демократической России». ДС стала организационной базой для формирования Демократической партии Советского Союза и Либерально-демократической партии Советского Союза, некоторые представители ДС вошли в Соци¬ал-демократическую партию Советского Союза.
На началь¬ном этапе эволюции политической системы ДС сумел объединить под об¬щей целью довольно разные по политическим направлениям силы. Деятельность партии (издательская, проведение митингов, демонст¬раций, дискуссий) способствовала разрушению идеологии правящего режима, показывала возможность (в новых исторических усло¬виях) открытого выступления с антитоталитарными лозунгами.
Необходимо отметить и то, что Декларация, Программа «Демократичес¬кого Союза», его Уставные принципы явились первыми развернутыми документами организованной политической оппозиции в целом и политической партии в частности. Многие партии, образованные позднее, подвергая критике, в то же время учитывали програм¬мные и организационные документы ДС, а также принципы его практической деятельности в своей работе.





















Михаил Горбачев и лидер «Демократического союза России» Валерия Новодворская. Митинг на Пушкинской площади против войны в Чечне. 6 апреля 1996 года.

Сохранилась даже фотография, где Горбачев и Новодворская стоят на трибуне рядом, и Лерочка смотрит на него с любовью. Конечно же, она ему все простила тогда. Даже те полгода, которые она провела в тюрьме за то, что выступала против варварства в Литве и Грузии.

Вспоминает Александр Майсурян:

Спрашиваю:

– Насколько я знаю, в середине 90-х годов ты на одном митинге стояла рядом с Горбачёвым и вы обменялись какими-то фразами. Мне с исторической точки зрения очень интересно, о чём вы говорили, если это не секрет.

Валерия отвечает:

– Это был очень своеобразный митинг, там на одной трибуне рядом стояли Явлинский, Лебедь, Горбачёв... Такая сборная солянка. И Горбачёв мне говорит: "Постою рядом с Новодворской – может, прославлюсь". Я ему сказала: "Вы извините, Михаил Сергеевич, что мы вас фашистом называли. Мы понимали, что вы не фашист, но мы так говорили из педагогических целей, для народа".

Он мне в шутку отвечает: "Вы тоже извините, что я вас в тюрьму посадил, я это тоже из педагогических целей сделал, а то люди могли за вами пойти куда-нибудь в лес, в лопухи и овраги".

В Лефортовскую тюрьму Новодворскую посадили в 1991 году, накануне августовских событий.

====================================

Новодворская о Горбачеве.

Фрагмент программы "В гостях у Дмитрия Гордона" с российской правозащитницей и диссидентом Валерией Новодворской. 2008 год.

https://youtu.be/UiAxZukCCxE



=============================

Михаил Горбачёв: Родным и близким Валерии Ильиничны Новодворской.

Примите мои глубокие соболезнования в связи с кончиной Валерии Ильиничны Новодворской. Она была уникальной личностью в демократическом движении. Исключительно бесстрашная, категоричная и непреклонная в отстаивании своих взглядов, Валерия Ильинична всегда «вызывала огонь на себя».

В ней жил неукротимый дух борца — идеалиста. Вспоминая Валерию Новодворскую в годы Перестройки, я отдаю должное ее принципиальности и смелости.

Валерия Ильинична была высокообразованным, талантливым человеком. Она глубоко знала, чувствовала русскую и мировую литературу, писала о ней проницательно и неординарно.

Уход Валерии Ильиничны Новодворской — большая, невосполнимая потеря.

Светлая ей память. М.С. Горбачев

https://echo.msk.ru/blog/echomsk/1360284-echo/

-================================================

...В сложные исторические периоды, когда решаются кардинальные проблемы, мотивация участия в политической жизни значительно усложняется и обогащается, а в особо напряженные моменты она достигает экзистенциальных основ личности. Поэтому не случайно, что в переходный период различные политические группы, отличающиеся по способам политического действия, отличаются и по своему психологическому и шире - социо-культурному типу. Наиболее характерный пример в этом отношении - Демократический союз, который включал в себя людей с различными убеждениями. Объединял их, прежде всего, характер взаимодействия с властями и оппонентами: радикальное противостояние, провокация конфликтов. Некоторые исследователи хорошо назвали это комплексом раннего христианина: наслаждения от возможности пострадать за свою веру и непонимание, что возможны и другие позиции, основанные на доброй воле. Этого не отрицает и сама Валерия Ильинична Новодворская: «Мы, как и раннехристианские мученики стремились причинить максимальное зло себе, чтобы скомпрометировать власть. Нам просто было стыдно, мы искупали грехи России, перед Грузией, Литвой, перед странами Восточной Европы. Мы не хотели за это отвечать, поэтому мы так и рвались на всех наших акциях, мы хотели все сразу, всю свободу, а иначе не хотели жизни вообще»43.



===============================

...Соответственно, государственные органы не только не принимали их в качестве «дополнительного» резерва выполнения планов, но чаще всего прямо противодействовали им, порождая, как правило, пассивный, хотя в отдельных случаях и достаточно активный протест со стороны неформальных групп.
Так, например, для срыва излишне крамольных, с точки зрения власти, мероприятий неформалов зачастую задействовались спецслужбы. По воспоминаниям Валерии Новодворской практиковались кратковременные аресты перед их акциями. «Это делалось так: вы выходите из дома, к вам лихо подкатывает машина, из нее выпрыгивают 3-4 добрых гэбистских молодца, хватают вас, силой втаскивают в машину, везут на свою конспиративную квартиру в отдаленный район. Там с вами встречается прокурор или офицер милиции, несет чушь (вроде того, что надо установить вашу личность). Держат три часа, потом отпускают. Иногда забирали всех участников акции».51
Иногда для воспрепятствования проведению «антисоветских» манифестаций требовалась санкция ЦК КПСС. 24 октября 1987 г. в Центральный комитет компартии поступила записка КГБ СССР, в которой, в частности говорилось:
«Комитетом государственной безопасности получены данные о том, что экстремистски настроенные участники т.н. семинара «Демократия и гуманизм»: Новодворская В.И. (психически больная), Денисов Ю.С., Лащин А.А. и др. планируют провести 30 октября с.г. провокационную демонстрацию.
Эту акцию они замышляют осуществить под лозунгами: «Требуем освободить всех политзаключенных», «Прекратить удушение свободы слова», «Отменить статьи 70, 72 и 190-1 УК РСФСР»…
Организаторы намереваются обратиться в исполком Моссовета за получением официального разрешения на проведение демонстрации.
Комитетом государственной безопасности совместно с Министерством внутренних дел принимаются меры по недопущению замышляемой провокации»52.
Судя по мемуарам Новодворской, совместные усилия КГБ и МВД не прошли даром. «30 октября один Игорь Царьков на трех поездах из Ленинграда добрался до площади, всех остальных взяли заранее. Он присел и попросил закурить у соседа по скамейке. Сосед достал рацию и сказал: «Идемте, Игорь Сергеевич». И тут подскочили трое»53.
Надо сказать, что именно Комитет государственной безопасности занимал наиболее непримиримую позицию по отношению к политизированным неформалам, видя в них чуть ли не агентов ЦРУ. Его тогдашний председатель В.М. Чебриков в своем интервью газете «Правда» отметил, что «подрывные идеологические центры, пытаются стимулировать организацию легальных формирований, которые действовали бы по их указке», чтобы «инспирировать возникновение политической оппозиции на базе некоторых самодеятельных группирований»54.



=====================

...А вот как говорит В.И. Новодворская о своеобразной эволюции в отношении власти к Демократическому союзу: «Сначала у властей был просто испуг, дикий испуг, до дрожи, до нелепых фильмов, где нас обвиняли, чуть ли не в подготовке взрыва на Чернобыльской АЭС, в том, что мы чуть ли не эшелоны пытаемся пускать под откос. Потом немножко попривыкли. Стали прибегать к более европейским формам. Наши митинги стали просто разгонять ОМОНом, просто чтобы по улице не ходили, сидели бы тихо дома, как будто от нас реально что-то зависело в политическом раскладе.
Но если бы не эти систематические разгоны на наши митинги народу приходило бы больше. В принципе мы были на волне, мы шли гораздо дальше Демроссии, собиравшей почти всю Манежную площадь и на наши митинги приходило бы не меньше участников, но за это надо было платить. Или удар дубинкой получишь, или штраф заплатишь, или вообще сядешь на 15 суток. Вот когда что-то надо было положить в кассу, здесь количество сокращалось сразу в тысячу раз. Это, на самом деле, был показатель нереволюционной ситуации. Революция происходит тогда, когда многие хотят жертвовать, отдать что-то, а не только взять»77.



====================

...Иными словами, неофициальные структуры не просто сформировались и оказывали заметное воздействие на общественную жизнь страны, но и постепенно начинали влиять на развитие политической культуры личности, ускорять ее политическую социализацию.
Хотя лидер «Демократического союза» В.И. Новодворская весьма сдержанно оценивает воздействие неформального движения на мировоззрение общества: «Неформальное движение в целом, безусловно, дало окно возможностей развития гражданского общества, но это затронуло только пенку на поверхности, очень тонкий социальный слой. Это не пошло, как это было в ранних Соединенных штатах на уровень самоорганизации общества. К сожалению, большая часть народа так и осталась ждать с открытым ртом, что же им даст начальство. А демократия и свобода не могут быть выбором немногих, они должны быть выбором большинства и тогда это будет прочный результат, на века»2.



«Огонёк» #40 1990







==========================================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================