April 2nd, 2018

Перестройка

Коммунисты против евреев: антисионистская кампания 1968 года в Польше.

50 лет назад - в марте 1968 года - в Польше началась государственная антисемитская компания, приведшая к фактическому разрушению еврейской общины, чудом сохранившейся после Холокоста.

«Все стало рушиться», — писала уцелевшая в Холокосте Галина Завадская о жизни в коммунистической Польше в 1968 году, когда десятки евреев покончили с собой, не вынеся публичных поношений и социальной изоляции. Первый секретарь Польской объединенной рабочей партии Владислав Гомулка назвал их «пятой колонной». 8300 человек были исключены из Коммунистической партии — почти все они были евреи. 9000 евреев потеряли работу, люди подвергались нападениям, сотни были выкинуты из домов.
Более 15 000 евреев вынуждены были покинуть Польшу.

В СМИ все чаще появлялись разоблачения и обвинения сионистских предателей. В марте было опубликовано 250 статей, немалая часть из которых была посвящена теории сионистского заговора. Но кампания не ограничивалась гневными заметками в журналах или отповедями участников телевизионных ток‑шоу. На заводах, партсобраниях и даже в спортивных клубах по всей Польше прошло более 100 тыс. митингов, на которых были приняты антисионистские резолюции. В одной из них, датированной началом апреля, говорилось: «[Мы требуем] полной очистки нашего социалистического общества, политических, управленческих, образовательных и культурных структур, а также общественных организаций от сионистских элементов. <…> Тех, кто отравляет дух и сердце молодежи нигилизмом и космополитизмом, нужно лишить влияния». В итоге, хотя обошлось без общенационального погрома, на еврейскую общину обрушилась волна физического насилия в сочетании с агрессивной риторикой. Еврейских журналистов избивали, еврейских трудящихся травили, еврейских студентов преследовала милиция. В этой атмосфере, которая, по словам историка Дариуша Столы, представляла собой «символический погром», десятки людей покончили с собой, не справившись со всеобщим поношением и социальной изоляцией.

Саймон Гансингер в журнале "Лехаим" рассказывает историю левой антисионистской кампании.

https://lechaim.ru/academy/fathom-kommunisty-protiv-evreev-antisionistskaya-kampaniya-1968-goda-v-nbsp-polshe/







Перестройка

Леонид Гозман: "Люди отучились чувствовать себя хозяевами своей судьбы" (1988)

Круглый стол обществоведов по проблемам Перестройки, 1988 год. Опубликовано в журнале "Огонек", 1988. №14.

Леонид Гозман в 1988 году: "Во все времена нам кажется, будто мы знаем, что людям надо. Например, постулируется, что человек хочет быть свободен. А раз в результате реформ будет больше свободы, значит, реформы психологически заведомо выгодны. А вот не так это! Не так. Свобода - это ответственность, свобода - это неопределенность. Жизнь в условиях свободы требует усилий, определенных свойств личности, которые не очень активно воспитывались до сих пор. Напротив, приветствовалось подчинение мнению большинства, коллектива, что подчас означает подавление индивидуальности. Проблема формирования качеств, нужных для жизни в новых условиях, должна стать предметом специальных психологических исследований. <...> Люди отучились, отвыкли чувствовать себя хозяевами своей судьбы. Пока это чувство хозяина (оно, кстати, включает в себя и сугубо нравственные моменты, чувство собственного достоинства, например) не восстановится, о достаточных гарантиях говорить, по-моему, нельзя".

=================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

===================











Перестройка

Первая публикация "Колымских рассказов", журнал Новый мир, №6, июнь, 1988*

Только через 6 лет после смерти Шаламова, в разгар освободительной Перестройки Горбачева, стала возможна публикация «Колымских рассказов» в СССР (впервые – в журнале «Новый мир», №6 за 1988). Хлынувшие на страницы множества литературных журналов, они сыграли роль в изменении общественного сознания в стране, став одним из наиболее авторитетных свидетельств о преступлениях сталинской эпохи.

С 1989 «Колымские рассказы» неоднократно издавались на родине в различных авторских сборниках Шаламова и в составе его собрания сочинений.

"Вместо предисловия, - было сказано в редакционном введении журнала "Новый мир", - несколько мыслей писателя о своей прозе" - отрывок из литературного манифеста Шаламова [О прозе]
1 "Надгробное слово", "Последний бой майора Пугачева", "Стланик", "Первый чекист", "Тифозный карантин", "Поезд", "Сентенция"
2 "Лучшая похвала", стихи.
Публикация и подготовка текста И.П. Сиротинской
"От публикатора.
Проза и стихи В.Т. Шаламова печатаются по подлинным рукописям автора, хранящимся в ЦГАЛИ СССР." (Стало быть, уже рассекречены. Или формально еще нет? Есть какой-нибудь документ, когда именно архив Шаламова был переведен со спехрана в условно, конечно, но все же открытый доступ?)

За двадцать шесть лет до появления подборки из семи "Колымских рассказов", в этом журнале был напечатан "Один день Ивана Денисовича" Солженицына. За все эти двадцать шесть лет журнал не опубликовал ни строчки Шаламова. Кстати, обложки этого номера "Нового мира" я в интернете не нашел, пришлось сканировать самому. Зато обложек журнала, в котором был напечатан "Иван Денисович", в Сети навалом.


--------------


* Не считая подборки КР в магаданском альманахе "На Севере Дальнем", №2, 1988. Насколько я понимаю, альманах выходил дважды в год, и июньский номер "Нового мира" его, скорее всего, опередил.
Кроме того, рассказы "Магия" и "Академик" были напечатаны в выходившем в Молдавии журнале "Кодры. Молдова литературная", №4, 1988.
В журнале "Сибирские огни", №3, 1988, были опубликованы стихи Шаламова и эссе.
Годом раньше в журнале "Аврора" был опубликован рассказ "Крест".

=======

ВАРЛАМ ШАЛАМОВ:
Что я видел и понял в лагере
1. Чрезвычайную хрупкость человеческой культуры, цивилизации.
2. Человек становился зверем через три недели — при тяжелой работе, холоде, голоде и побоях.
3. Понял, что дружба, товарищество никогда не зарождается в трудных, по-настоящему трудных — со ставкой жизни — условиях. Дружба зарождается в условиях трудных, но возможных (в больнице, а не в забое).
5. Понял разницу между тюрьмой, укрепляющей характер, и лагерем, растлевающим человеческую душу.
6. Понял, что сталинские «победы» были одержаны потому, что он убивал невинных людей — организация, в десять раз меньшая по численности, но организация смела бы Сталина в два дня.
8. Увидел, что единственная группа людей, которая держалась хоть чуть-чуть по-человечески в голоде и надругательствах, — это религиозники — сектанты — почти все и большая часть попов.
9. Легче всего, первыми разлагаются партийные работники, военные.
10. Увидел, каким веским аргументом для интеллигента бывает обыкновенная плюха.
11. Побои как аргумент почти неотразимы (метод № 3).
16. Понял, что можно жить злобой.
17. Понял, что можно жить равнодушием.
18. Понял, почему человек живет не надеждами — надежд никаких не бывает, не волей — какая там воля, а инстинктом, чувством самосохранения — тем же началом, что и дерево, камень, животное.
19. Горжусь, что решил в самом начале, еще в 1937 году, что никогда не буду бригадиром, если моя воля может привести к смерти другого человека — если моя воля должна служить начальству, угнетая других людей — таких же арестантов, как я.
20. И физические и духовные силы мои оказались крепче, чем я думал, — в этой великой пробе, и я горжусь, что никого не продал, никого не послал на смерть, на срок, ни на кого не написал доноса.
21. Горжусь, что ни одного заявления до 1955 года не писал (в 1955 г. Шаламов написал заявление на реабилитацию).
23. Видел, что женщины порядочнее, самоотверженнее мужчин — на Колыме нет случаев, чтобы муж приехал за женой. А жены приезжали, многие (Фаина Рабинович, жена Кривошея)
30. Неудержимую склонность русского человека к доносу, к жалобе.
31. Узнал, что мир надо делить не на хороших и плохих людей, а на трусов и не трусов. 95% трусов при слабой угрозе способны на всякие подлости, смертельные подлости.
33. В каждой области были свои лагеря, на каждой стройке. Миллионы, десятки миллионов заключенных.
36. Научился «планировать» жизнь на день вперед, не больше.
37. Понял, что воры — не люди.
42. Последние в рядах, которых все ненавидят — и конвоиры, и товарищи, — отстающих, больных, слабых, тех, которые не могут бежать на морозе.
44. Что перейти из состояния заключенного в состояние вольного очень трудно, почти невозможно без длительной амортизации.
45. Что писатель должен быть иностранцем — в вопросах, которые он описывает, а если он будет хорошо знать материал — он будет писать так, что его никто не поймет.

=================



18 июня 1907 г. в Вологде родился Варлам Тихонович Шаламов.

Автор вечно актуальных «Колымские тетради» (1937-1956).
По делу 1929 года был реабилитирован только в 2000 году.

"Я был осуждён (3-й срок) в войну за заявление, что Бунин — русский классик".

"Я думаю, что Пастернака поражала во мне (более всего) способность обсуждать эстетические каноны и поэтические идеи после 17 лет лагерей"

"С первой тюремной минуты мне было ясно, что никаких ошибок в арестах нет, что идёт планомерное истребление целой «социальной» группы — всех, кто запомнил из русской истории последних лет не то, что в ней следовало запомнить".

"Я пишу о лагере не больше, чем Экзюпери о небе или Мелвилл о море. Мои рассказы — это, в сущности, советы человеку, как держать себя в толпе…"

"Неру написал историю Индии в тюрьме.
Чернышевский написал «Что делать?» в тюрьме. Генри стал писателем в тюрьме. Достоевский написал «Записки...» в тюрьме"

"Сны снились особенно мучительные - буханки хлеба, дымящиеся жирные супы..."

"И физические и духовные силы мои оказались крепче, чем я думал, — в этой великой пробе, и я горжусь, что никого не продал, никого не послал на смерть, на срок, ни на кого не написал доноса".

"Мне 40 лет. Вот уже 16 лет как меня называют «эй, старик», и я понимаю, что это относится ко мне"

"После Сахалина он (Чехов) не написал ни одного весёлого рассказа"

"Космонавту Гагарину московские писатели сделали страшный подарок — каждый подарил по книге с автографом и взяли с него слово все прочесть"

"Кого больше на свете — дурных или хороших людей? Больше всего трусов (99%), а каждый трус при случае подлец"

"Страшная вещь - толпа"

(В 1962 г. писал А.Солженицыну)
"Помните, самое главное: лагерь — отрицательная школа с первого до последнего дня для кого угодно. Человеку — ни начальнику, ни арестанту не надо его видеть. Но уж если ты его видел — надо сказать правду, как бы она ни была страшна...Со своей стороны я давно решил, что всю оставшуюся жизнь я посвящу именно этой правде".

"Всем убийцам в моих рассказах дана настоящая фамилия"

"Клянусь до самой смерти мстить этим подлым @укам,
Чью гнусную науку я до конца постиг.
Я вражескою кровью свои омою руки,
Когда наступит этот благословенный миг.
Публично, по-славянски из черепа напьюсь я,
Из вражеского черепа, как делал Святослав.
Устроить эту тризну в былом славянском вкусе
Дороже всех загробных, любых посмертных слав."

==============

Журнал "Новый мир", №6, 1988, номер полностью, в формате djvu, 16.69 MB
http://maxima-library.org/avtory/translator/b/310347

==============================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

===============================











Новодворская о Шаламове.

https://philologist.livejournal.com/11011237.html

Воспоминания автора фильма о Шаламове и др.


https://discours.io/articles/social/chtob-oni-suki-znali