ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

"Горби возвращается" - статья Дмитрия Быкова



От фашистского переворота страну может защитить только своевременно выпущенный пар. В последний раз это было в 80-е, при Горбачеве. И скоро снова повторится.

...Все революции в России — кроме одной, допущенной по крайней глупости всех ветвей власти и по абсолютной наивности интеллигентов, — совершались сверху, и это оптимальный сценарий.

...Сценариев этой революции сверху история знает ровным счетом три, и все три позволяют не слишком травматично выскочить из стагнации. Первый вариант — дворцовый переворот: наиболее наглядный случай — убийство Павла I и воспоследовавшее «дней Александровых прекрасное начало». Второй — царь-революционер: Петр I и его большевизм на троне. Третий путь — «крот»-аппаратчик, проникший в систему, играющий по ее правилам, но в нужный момент осознавший, что эти правила пора менять.

...Остается третий, самый вероятный и несколько раз уже спасавший Россию сценарий. Я говорю, конечно, о Горбачеве. Леонид Радзиховский справедливо отмечает, что опасность фашистского переворота — низового, а возможно, и верхового, — существовала и в середине 80-х; вот только спас от него Россию вовсе не Ельцин, а своевременно выпущенный пар.

Вероятность такого переворота рассматривалась и в 70-е — едва ли не самый интересный период советской истории, наш приплюснутый Серебряный век, — об этом много писалось и говорилось. О неконтролируемой агрессии, которая легко может выплеснуться на улицы, — в «Говорит Москва» Даниэля. О партии русских фашистов — в «Острове Крыме» Аксенова, «Месте» Горенштейна, «Наследстве» Кормера, вообще во всех сколько-нибудь серьезных книгах о диссидентстве. Да и силы были нешуточные, поинтереснее нынешних: в интеллектуальном поле — от Шафаревича до Семанова, а в смысле низовых организаций — опять-таки не было недостатка в подпольных кружках: и любера, и фанаты, и скинхеды ведь не в 90-е зародились. Все было, и все могло сдетонировать — если бы правоверный коммунист Горбачев, рекомендованный не кем-нибудь, а главным гэбистом Андроповым, не взял власть и не начал ее аккуратно переориентировать. Разумеется, реформы столь масштабные не входили в его задачи — тут уж постарался весь народ, которого социализм достал куда сильнее, чем предполагали в Политбюро.

Давайте, стало быть, смотреть, где взять Горбачева. Потому что без него перспектива в самом деле отчетливо напоминает 1915 год, благо и внешняя угроза (кавказская или иная — непринципиально) не заставит себя ждать.

...Все сколько-нибудь удачные реформы в России делались интеллигенцией, создававшей повестку, и властью, предоставлявшей полномочия. Разумеется, на каком-то этапе интеллигенция с властью ссорится, и виновата в этом всегда власть, категорически не желающая понять, что интеллигент — хороший союзник и крайне опасный враг. Не сомневаюсь, что именно ссора с интеллигенцией погубила Хрущева, а во многих отношениях и Горбачева. Реформатор, увы, почти всегда ищет опоры среди товарищей по клану, среди тех, с кем он рвался во власть, — они ему кажутся классово своими, но они-то его и валят. Не забудем, что кулаками-то Хрущев стучал на художников и литераторов, а свалил-то его любимый сподвижник Брежнев. Аналогичной — хотим мы того или нет — была ситуация позднего Горбачева.

Все лучшее, что происходило в России, все, чем она гордится до сих пор, было сделано интеллигенцией и властью если не совместно, то в состоянии кратковременной симфонии. Культура двух «оттепелей» — двух шестидесятничеств — остается непревзойденной, а уж развитие фундаментальной науки без патроната власти, без академгородков, без великого проекта — немыслимо. Иное дело, что для этого надо иметь дело не со всякой властью, Сколково тому порукой, — но отвергать любую власть тоже как минимум безответственно. Поэтому задача интеллигенции, как я ее понимаю сегодня, — выдумать агенду для ближайших перемен, как выдумали ее в свое время Сперанский и Куницын. А задача социально ответственной элиты — которая, я уверен, есть, и даже догадываюсь об именах, — аккуратно продвинуться к власти и обратиться к этой интеллигенции за помощью. Это не гарантирует успеха. Более того: перестройка вообще не получилась — главным образом из-за антагонизма интеллигенции и власти. Но даже такая перестройка — сценарий не в пример лучший, нежели фашистский путч. А в нынешних условиях, когда пропущены все сроки, — это единственная ему альтернатива.

Допускаю я, кстати, что один такой потенциальный Горбачев — проникший к «ним» и подмигивающий нам своими романами, что он вроде бы «наш», — будет назван многими, и кое-кем даже рассматривается как луч света в темном царстве.

...О том, откуда может гипотетически появиться прожектор будущей перестройки, можно сейчас только гадать — но почему же не погадать? Это может быть кто-то из вернейших, ибо и Горбачев был у Андропова на хорошем счету (трудно сказать, кто у нас сегодня Андропов, — возможно, временно ушедший в тень С. Иванов). Это с высокой долей вероятности может быть кто-то из губернаторов или наместников (Михаил Сергеевич был взят из Ставрополя), почему бы и не Хлопонин, скажем. Но несомненно одно: он должен стилистически сильно отличаться от нынешней власти, чтобы резко манифестировать начало новой эпохи. Горбачев отличался тем, что говорил без бумажки. Нынешний реформатор сверху, думаю, должен отличаться стилистически. Почти незаметно. Просто должно быть видно, что пришло нечто совершенно иное. Например, один раз в жизни при разговоре с собственным народом он должен ответить по существу, сказать что-нибудь вроде «извините» или употребить термин, свидетельствующий о знакомстве с серьезной литературой.

Дмитрий Быков

Tags: Быков, Горбачев, модернизация?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments