August 19th, 2016

Перестройка

Август 91-го. Мой первый революционный опыт.

Ровно 25 лет назад, утром 1991 года, я - тогда еще 17-летний пацан - проснулся на даче от радостного крика соседа: "Включайте радио - Горбача сняли!".

Послушав по радио кондово-дремучие декреты ГКЧП, буквально физически ощутил как из радиоприемника мне плюнули в лицо. Значит шесть лет Перестройки ростки свободы с таким трудом пробивались сквозь совковый асфальт, а тут их враз хотят сапогом вытоптать?

Ну уж дудки! - решил я. Сейчас вам не 64-й год, когда по-тихому сняли Хрущева и страна погрузилась в трясину застоя. На этот раз у вас не выйдет украсть у нас будущее!

Я немедленно засобирался в Москву. Приехал домой, надел значок с Горбачевым, взял молоток как средство самообороны и пошел спасать страну от путчистов.

Три дня провел на баррикадах у Белого дома и до сих пор ни о чем не жалею.

Потом я участвовал в Оранжевой революции в Украине (2004), в попытке мирной революции в Азербайджане осенью 2005 г., в Джинсовой революции в Беларуси (2006 г.) и в украинской Революции достоинства на рубеже 2013 - 2014 гг. Но та первая Августовская революция - как первая любовь - самая романтичная и незабываемая...


А какие у вас воспоминания о путче?







В 2011-ом году не без моей скромной помощи Горбачев-фонд составил к 20-летию переворота проект: "Августовский путч. Летопись событий."

19 августа 1991 года в СССР была осуществлена попытка государственного переворота – вошедшая в историю под названием «Августовский путч». Над страной нависла угроза новой диктатуры. Через три дня путчисты были разгромлены. Эта победа доказала волю нашего народа к демократии и необратимость завоеваний Перестройки.
Воспоминания действующих лиц и очевидцев были опубликованы в течение первых несколько лет после провала путча. Позже увидели свет многочисленные мемуары. Публиковались (частично) даже материалы следствия и обвинительное заключение, вышли в эфир видеозаписи допросов основных обвиняемых по делу о Государственном комитете по чрезвычайному положению (ГКЧП). Таким образом, любой ныне живущий гражданин России не испытывает дефицита информации. Однако, число «версий» и трактовок растет из года в год, увеличиваясь в геометрической прогрессии в преддверии круглых дат.
Очевидно, что обращение к первоисточникам имеет значительно больший вес, чем разнообразные конспирологические теории и умозаключения. Поэтому в качестве основных источников проекта были использованы архивные документы - в том числе, ранее не публиковавшиеся, сообщения информагентств, а также свидетельства очевидцев и участников событий, увидевшие свет в течение последних двадцати лет.

Авторы-составители:

Алексей Литвин, историк, руководитель архивно-музейного комплекса Горбачев-Фонда
Эдуард Глезин, историк, журналист


http://www.gorby.ru/putsch_main/




=================================================================================

Ещё мои фото дней путча тут: http://public.fotki.com/Ed-Glezin/c4c5/

Август 1991-го. Листовки: http://public.fotki.com/Ed-Glezin/aea7b/01/1991/

Дача Михаила Горбачева в Форосе. Мои фото 2006 года: http://public.fotki.com/Ed-Glezin/aea7b/01/2006/

Август 1991-го в печатных изданиях (из личного архива): http://public.fotki.com/Ed-Glezin/aea7b/01/19911/

Ещё много фото путча по категориям: https://public.fotki.com/Ed-Glezin/aea7b/1994/

Полная версия проекта Горбачев - фонда "Августовский путч. Летопись событий.": http://www.gorby.ru/putsch_main/

Приглашаю всех в созданную мной группу «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен» http://vkontakte.ru/club3433647


================================================================================



Collapse )

Перестройка

25 лет назад Советский Союз всПУТЧило.

19 августа 1991 года в Форосе.

Из заключения лечащего врача М.С. Горбачева Игоря Анатольевича Борисова (доктора медицинских наук) от 19.08.1991:

"Противопоказаний по состоянию здоровья для выполнения М.С. Горбачевым возложенных на него обязанностей не вижу."





Борисов Игорь Анатольевич
Заслуженный врач Российской Федерации, профессор, доктор медицинских наук

Из дневника Р.М.Горбачевой.

«19 августа. Понедельник. Около 7 часов утра Анатолий и Ирина по транзистору (волна не «Маяка», кажется, «Всемирной службы новостей» или Би-би-си) уловили сообщение: создан Государственный комитет по чрезвычайному положению, в отдельных регионах страны введено чрезвычайное положение. Передают призыв комитета к соотечественникам, обращение к государствам мира, содержание указа о выделении 15 соток земли на каждого человека... И «в связи с болезнью Президента СССР и невозможностью выполнять им свои функции, его полномочия берет на себя вице-президент Янаев». Значит, все документы были уже готовы...
Почты нет, газет нет. Передали: «И не будет». Офицер фельдсвязи задержан со вчерашнего дня здесь, на территории. Радио молчит, телевизор отключен.
Через старшего по охране Михаил Сергеевич передает Генералову — для сообщения в Москву — требования: восстановить телефонную связь, доставить почту и газеты, включить телевизор, немедленно прислать самолет для возвращения в Москву, на работу...
Приходил А. Черняев. Разговаривать выходили на балкон, опасаемся прослушивания. Офицеры охраны не исключают такой возможности. Анатолий Сергеевич жалуется: у него нет самого необходимого с собой, даже набора для бритья. ...
Ходили по территории, к морю. Надо, чтобы все видели — и «наши», и те, кто наблюдает за нами со скал и моря, — что Михаил Сергеевич здоров, в нормальном состоянии.
Ксения и Настя не могут поделить зонт — кому его нести. Настёнка мне: «Бабуля, Ксюха мучает меня. Не дает ни играть, ни спать. Ее ничем не испугаешь! Надо было родить меня одну. Понимаешь?»
Борис Иванович, Игорь Анатольевич рассказывают о новостях, услышанных через старый приемник с приделанной самодельной антенной. Из-за рубежа передают: Ельцин не арестован. «А Генералов вчера, — говорит Борис Иванович, — сказал мне, что арестован на даче». В общем, сведения о происходящих событиях очень разные. Трудно понять... Передают, как будто арестован кто-то из российских депутатов.
У нас здесь, в резиденции, тоже новости: на вертолетной площадке поставили пожарную и поливальную машины. Перед въездом, поперек дороги, грузовые машины. Поставлены автоматчики: у гаража, на воротах, на вертолетной площадке. Все люди новые, незнакомые.
Олег Анатольевич и Борис Иванович заявили вновь: «Михаил Сергеевич, мы будем с вами. Будем до конца».
На море тишь: не видно ни прогулочных катеров, ни пассажирских судов, ни сухогрузов, ни барж... На «приколе», как всегда, один сторожевик. Обычно на его палубе видны люди. Они что-то делали, иногда купались, удили рыбу. Сейчас на палубе ни одного человека. Татьяна Георгиевна — медсестра — возмущается: «Надо же, «друзья», «сторонники» — предатели они. Ольга, как увидела Болдина — он же ее начальник, — говорит: быть беде, ужаснее этого человека нет в аппарате». «Пуго ведь отдыхал в санатории «Южный». Вчера уехал, должен был раньше. Говорят, будто бы у него и у жены было отравление». «Никого, Раиса Максимовна, не выпускают с территории. Никого. Видно, чтобы правду никто не узнал: Михаил Сергеевич здоров».
Мы с Михаилом Сергеевичем в его кабинете... Заработал телевизор, идет музыкальная передача. На море появились дополнительные сторожевики. Держатся на удалении от берега, но в зоне видимости. Вести по транзистору, волна Би-би-си: Б.Ельцин выступил с осуждением заговорщиков. Призывает к противодействию новоявленной власти. Н. Назарбаев по казахскому телевидению обратился к народу республики, призвал к спокойствию, выдержке, соблюдению порядка. О смещении Президента СССР — ни слова.
В 17.00 старший по охране доложил: с территории вывезли военных связистов.
В 17.30 Михаил Сергеевич пригласил А.Черняева. Сказал мне, что дал поручение немедленно вновь передать Янаеву его требования о восстановлении правительственной связи, предоставлении самолета для вылета в Москву. В случае отказа или молчания передать требование о встрече с советскими и иностранными журналистами.
После ухода Анатолия Сергеевича попросил меня записать Политическое заявление: ....

...Пресс-конференция членов ГКЧП по ТВ. Какое вероломство, какое беззаконие, какая гнусная ложь! Ясно, что пойдут на все: даже самое худшее. Солгать перед всем миром, заявив о недееспособности президента... Вопрос судьбы Михаила Сергеевича, нашей судьбы ими уже решен.
На ночь усилили наружную охрану дома. Теперь офицерам личной охраны президента придется практически работать круглосуточно.
Договорились — Михаил Сергеевич, дети и я — перейти на режим экономии продуктов питания, использовать только старые, имеющиеся в запасе, приобретенные до 17 августа. Собрали пакет с фруктами для детей. Ирина на всякий случай спрятала его на шкафу под кондиционером. Собрали все имеющиеся лично у нас лекарственные препараты, таблетки. Решили пользоваться только ими.
"Раиса. Памяти Раисы Максимовны Горбачевой"

Из дневника помощника президента СССР А.С. Черняева:

Генералов привез с собой не так уж много новых, «своих» людей. Часть он поставил у гаражей, где заперты были президентские машины с автономной системой связи, а также у ворот — тоже с автоматами. На берегу стояли и раньше пограничные вышки — на концах полукружия территории дачи. Там дежурили пограничники. Но за два-три дня до переворота их стало вдоль шоссе много больше. Потом только мы с Ольгой стали вспоминать, что не придали этому значения. Появились вдоль шоссе и люди в необычной форме — в тельняшках, с брюками на выпуск, не в сапогах, а в ботинках, похожие на ОМОНовцев. Только потом мы сообразили, что это значило. Достаточно было выйти из нашего служебного помещения и посмотреть на кромку скал, вдоль дороги Севастополь-Ялта, чтобы увидеть — через каждые 50–100 метров стояли пограничники, иногда — с собаками.
Наблюдение за нами было тщательное.
Вот эпизоды в доказательство.
19-го днем я пошел к Горбачеву. Часовой в будке на пути к даче остановил: Вы кто такой?
— Помощник.
— Куда идете?
— Легко догадаться, — показываю на дачу Президента.
— Не положено.
Я взвился и стал ему говорить нехорошие слова. Вдруг сзади подскочил Олег (один из личной охраны) и ему: «Ты — марш в свою будку! И чтоб никогда больше не лез к нему (показывает на меня пальцем). Идите, идите, Анатолий Сергеевич».
Я сделаю отступление. Оно важно. Это очень поддерживает атмосферу какой-то минимальной надежности. Во всяком случае — надежду, что нас голыми руками не возьмут. А если попытаются, дорого обойдется. К личной охране «публика» относится обычно с презрением. Но эти ребята показали себя настоящими рыцарями. Их начальники, Плеханов и Медведев, предали и их, изменили Президенту. А они не дрогнули. День и ночь, сменяясь, спокойные, напряженные, сильные ребята, с пистолетами и мини-рациями, часть вооружилась автоматами... Во всех «жизненных» пунктах вокруг дачи, иногда незаметные за кустами. Они были готовы стоять насмерть: и по службе, и по долгу, но главным образом — по-человечески, по благородству духа
А.Черняев Совместный исход. Дневник двух эпох. 1972–1991 годы

Из интервью дочери Горбачевых Ирины Горбачевой-Вирганской редактору радиостанции «Свобода» В.Тольцу:

Владимир Тольц:
Первое известие о ГКЧП семья Генсека и президента СССР услышала утром 19-го августа по радио.
Ирина Горбачева:
Утром стали передавать какое-то сообщение, то, что мы ловили, о том, что создан этот комитет. Потом там какая-то ерунда шла про какие-то 15 соток, которые будут выдаваться населению, земли. И «в виду», - фраза которая для нас была ключевой, - «в виду неспособности по состоянию здоровья исполнять обязанности президента, президента СССР», его обязанности возложены на вице-президента Янаева. Вот это было главным.
Владимир Тольц:
- Янаев - это неожиданно было для вас и для отца?
Ирина Горбачева:
- Я его очень плохо знала, даже еще меньше, чем всех остальных. Его и Варенникова, - практически для меня это были люди незнаемые. А для отца, я думаю, для отца, в принципе, участие всех этих людей, хотя все занимали уже к тому времени достаточно разные позиции, но ведь это не всегда предполагает сговор или какое-то антигосударственное действие. Поэтому, я думаю, что для него это тоже было достаточно неожиданно. Потому что тогда, вы знаете, накал в обществе был очень сильный, размежевание очень сильное практически по всем вопросам: по союзному договору, по партийным делам и по экономике. Поэтому наличие совершенно противоположных позиций может предполагать самые разные действия.
Ирина Горбачева:
... 19-го мы выходили к морю и спускались на пляж. И цель была одна, потому что мы знали, что на этих сопках, которые вокруг, находятся люди, которые контролируют нашу территорию, и на сторожевом корабле всегда кто-то был. Поэтому расчет был один, чтобы они видели, что он здоров, отец, что он не недееспособен, как объявили.
Ирина Горбачева: 9 лет после Фороса. Программа «История и современность». Радио «Свобода». 20 августа 2000

Крым.
4.00 /PF/. Севастопольский полк войск КГБ СССР блокировал дачу М.С.Горбачева в Форосе, в Крыму. Двумя тягачами перекрыта взлетная полоса в Бельбеке, где расположены летные средства Президента - самолет ТУ-134 и вертолет МИ-8. Это сделано по приказу одного из заговорщиков - генерал-полковника Мальцева, начальника штаба войск ПВО страны.





"Мы победим!" Москва, Красная площадь, 19 августа 1991 г.




10.50. После заседания Секретариата ЦК КПСС региональным руководителям партии была разослана шифрограмма, призывающая оказать содействие ГКЧП.





Вся хроника 19 августа: http://www.gorby.ru/putsch/19_avgusta/

=================================================================================

Ещё много фото путча по категориям: https://public.fotki.com/Ed-Glezin/aea7b/1994/

Полная версия проекта Горбачев - фонда "Августовский путч. Летопись событий.": http://www.gorby.ru/putsch_main/

Приглашаю всех в созданную мной группу «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен» http://vkontakte.ru/club3433647

================================================================================