May 29th, 2014

Перестройка

25-летие 1-го съезда народных депутатов СССР



Когда надежды были большими
Сергей Морозов вспоминает время политики конкуренции, спора и соперничества


25-летний юбилей открытия I Съезда народных депутатов СССР ( он начался 25 мая 1989 года – ред.) – хороший повод вспомнить, как это было – нарастание демократии, апогей гласности.

...I Съезд народных депутатов и сейчас остается в памяти первой демократической любовью, тем первым ярким опьянением политикой, которое так и не выветрилось по сию пору.

Конечно, мы были разогреты к этому моменту уже «Огоньком» и «Новым миром», прочитали «Детей Арбата» и «Белые одежды». Возвращением к ленинской демократии нас окучивали уже два года как. В общем, все можно было бы списать на идеологию. Но не только. Нельзя отрицать, что тот съезд был настоящим. Это и оставило отпечаток в душе и памяти. Тот, кто пережил те мгновения, кто видел все эти благородные политические жесты Казанника, слышал настойчивый говорок Гаер, тот, по меткому выражению Достоевского, пронесет через всю свою жизнь «неопределенное ощущение той вековечной, священной тоски, которую иная избранная душа, раз познав, уже никогда не променяет потом на дешевое удовлетворение».

Будучи отрицателен по своим результатам, он и в самом деле ошарашивал первым публичным разномыслием. Не книжно-журнальным, к этому мы уже привыкли, а прямоэфирным, открытым и непримиримым. Шиканье, захлопывание, открытые сшибки, коалиции, беспощадная критика и первые альтернативные выборы. Было от чего закружиться голове.

Может быть, все изнутри выглядело иначе, циничнее, чем виделось тогда нам, приникавшим к экранам телевизоров в обеденное время и отлипавшим от них с сожалением лишь далеко за полночь.

В СССР, слава Богу, не было публичной политики как борьбы, как противостояния идеологических противников. Если это все и имелось, то где-то там, наверху. Народ хранился в чистоте, неведении и невинности. Но вот политика выплеснулась наружу, стала публичным делом. Мы увидели страсть, мы увидели ум, волю, оценили захватывающую красоту противостояния. Нас пленила борьба, мы оценили высоту политической схватки, мы были заражены низостью политики. Это было захватывающе, как «Рабыня Изаура», это было глубоко, таинственно и величественно как «Пинк Флойд». Открытые кулачные бои между замшелой партийной верхушкой и отважными, благородными демократами. Интеллигентные Гаер и Оболенский, Казанник и Собчак, Гавриил Попов, Афанасьев, Шмелев – кумиры молодости, великие обольстители. И сам – неодолимый борец, упертая мужицкая сила земли будущий царь Борис – первая и последняя надежда в ряду не прекращающихся и по сию пору надежд на сильного лидера демократической оппозиции.

Невероятное разнообразие человеческих типов, индивидуальностей – вот чем ошеломил тот съезд.


Читать полностью: http://svpressa.ru/society/article/88039/

==================================


Бывшие народные депутаты СССР собрались на дружескую встречу, чтобы отметить важную дату - 25-летие МДГ. Группа, сформировавшаяся на I съезде народных депутатов СССР, стала первой советской легальной парламентской оппозицией.



Текст:
https://www.svoboda.org/a/25404259.html

Аудиозапись:
https://www.svoboda.org/a/26480911.html



https://www.svoboda.org/a/25402097.html

Руки прочь от Украины!

Конспирология от Олега Кашина по поводу полета Матиаса Руста

Воздушные шарики для Матиаса Руста

Как Горбачев 26 лет назад избавился сразу от всего советского высшего военного командования. Художественная реконструкция Олега Кашина


28 мая 2014 года

Отпраздновали новый 1987 год, и в первые же дни января о «серьезном разговоре» попросил министр обороны Соколов. Встретились в Кремле — кажется, это вообще была их первая встреча один на один, обычно маршал старался лишний раз не попадаться генеральному секретарю на глаза, и Громыко шутил, что, видимо, Соколов запирается у себя на даче, где у него стоят, как в парке культуры, игровые автоматы, и он бросает пятнадцатикопеечную монету в щелочку, приникает к резиновому окошку для обзора, пускает ракеты — мечтает о большой войне. Война маленькая, афганская, в распоряжении Соколова вообще-то имелась, но с тех пор как Громыко привез откуда-то интеллигентного доктора Наджиба и сказал, что теперь этот Наджиб будет президентом Афганистана, всем в политбюро как-то стало ясно, что и эту войну скоро придется заканчивать, уводить солдат, которых пока не убили, из афганских гор, забыть навсегда об этом Афганистане. Вслух этого никто не говорил, но как-то было ясно, как будто стены ореховой комнаты сами транслировали завтрашние политические новости напрямую в головы членам политбюро.

Collapse )