ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Горячая осень Татарстана

ГЛАС НАРОДА

На грани психоза

Я не хочу уезжать из Казани. Но в последние дни никак не могу избавиться от мысли, что, возможно, пробьет час, когда придется покинуть родной город. А ведь совсем недавно гордилась тем, что нашу республику не в пример многим другим миновала горькая чаша межнациональной розни. Но времена, кажется, меняются.

Вспоминаю площадь Свободы в конце августа, перед началом шестой сессии Верховного Совета. Звучали татарские песни, отплясывались народные танцы. И люди, собравшиеся под зелеными знаменами, были, в основном, спокойны и доброжелательны. Несмотря на отдельные эксцессы, никому не хотелось рассматривать этот сбор как нарушение постановления, запрещающего проведение митингов и демонстраций в период работы парламента.

С тех пор прошло всего-то полтора месяца. 15 октября открылась седьмая сессия высшего органа власти нашей республики. Но совсем другой характер обрела главная площадь столицы Татарстана. Четыре ряда милицейского оцепления. Разгоряченная толпа с криками «Азатлык» совершает «обход» правительственного здания. Лозунги, от которых становится не по себе даже видавшему виды человеку.

Кстати, едва ли не в первых рядах шествия шли совсем пожилые люди. Создавалось впечатление, что наших пенсионеров на склоне лет вдруг обуяла неодолимая тяга к политическим манифестациям. А, может быть, они просто являлись удобным прикрытием для молодых и крепких мужчин, шагавших в середине процессии? Вполне вероятно, есть и другие мотивы. Но, согласитесь, даже во имя самых высоких целей безнравственно выставлять на «передовые рубежи» слабых и беззащитных.

Пока на улице исподволь зрела «ситуация», в зале, где собрались депутаты, шла подготовка к своему «митингу». Первый камень преткновения – повестка дня, куда предварительно были внесены 15 вопросов. Среди них – проекты о собственности, приватизации, занятости населения… Не нужно, наверное, объяснять, сколь важны они сегодня, когда нищают люди, нет уверенности в том, что завтра каждый будет иметь свой кусок хлеба.

Слов нет, тугой комок проблем. Но ведь если бы не было накаленной обстановки на площади, и депутаты сумели бы прийти к согласию. Увы…

Мало того, в один из напряженнейших моментов заседания разыгрался трагикомический фарс в зале. Председательствующий предоставил слово Ф. Байрамовой. Но ей «перебежал дорогу» сердитый молодой человек в облачении мусульманского духовного сана. Грозный эфенди заявил, что женщина выступать перед ним не может, и пригрозил, что каждый народный депутат, проголосовавший против государственной независимости, при выходе из здания будет «пропускаться» по одному. Муллу-самозванца в перерыве выпроводили из зала. Но кто он такой, от кого и зачем получил пропуск в зал заседаний сессии? Загадка…

При первом голосовании предложение включить в повестку дня сессии вопрос об акте государственной независимости Татарстана не набрало нужного количества голосов. И тут же список голосовавших «против» огласили на площади. Кто, с какой целью?

Было подброшено еще одно сухое поленце в тлеющий костер, и толпа вскоре рванулась к зданию республиканского Совмина, в живое заграждение полетели палки и камни. В ответ взметнулись милицейские дубинки.

После перерыва вдруг выяснилось, что трое-четверо депутатов, в том числе такие ярые поборники полной независимости Татарстана, как Ф. Байрамова и М. Мулюков, при голосовании именно по этому вопросу как-то не управились со своими электронными пультами, и ЭВМ зафиксировала, что они якобы не голосовали. Кто ошибся – люди или машина – неизвестно. Но пришлось провести повторное голосование. В результате вопрос был включен в повестку дня.

Это известие тоже передали на площадь. А люди не расходились. И не было никакой гарантии, что вновь не завяжется потасовка по любому, даже пустяковому поводу.

Атмосфера нервозности постепенно заполняла весь зал. Практически каждый депутат, выходивший к микрофону, изъяснялся языком ультиматума.

– Уберите омоновцев, народ пришел с мирными петициями, – требовала Ф. Байрамова.

– Идет кровопролитная битва, и я боюсь не столько за себя, сколько за детей и внуков. Если все это не прекратиться, вынужден буду покинуть сессию, – заявлял О. Горлик.

– Нужно прервать работу сессии, потому что в такой обстановке невозможно обдуманно принимать важные решения, – отстаивал свою точку зрения А. Колесник.

– Объявить перерыв – это все равно, что распустить парламент, – упорствовал Т. Абдуллин.

Прямо на глазах наш до недавних пор послушный и единодушный парламент раскалывался на два лагеря.

Второй рабочий день сессии начался не только с новых пикетов, но и с совещаний в президиуме, в каждой парламентской группе. 87 народных депутатов собрались отдельно и заявили, что не будут принимать участия в работе сессии до наведения порядка на площади Свободы. До обеда шли консультации.

Наконец, во втором часу дня примерно 120 народных депутатов вышли на площадь к митингующим. Инцидентов на сей раз не было: побеседовали, и пикетчики ушли. Если бы это было сделано накануне… Но кому-то было весьма выгодно держать в напряжении людей на площади и депутатов, а запоздалый отвод «боевых порядков» не развеял всех сомнений в том, что давление не возобновиться.

Итак, какой «урожай» двух дней законотворческой деятельности народных депутатов нашей республики? Внесены несколько новых вопросов в повестку дня. Есть пострадавшие среди работников правоохранительных органов и пикетчиков. Разошлись по разным «квартирам» парламентарии. В общем, комментарии излишни.

А в центральной прессе уже вовсю идут публикации о том, что на карте страны появилась еще одна «горячая точка» – наш Татарстан. Обидно. Стыдно. Страшно.

Галина Григоренко

«Известия Татарстана», 17 октября 1991 г.

Стенка на стенку

Второй раз мы являемся свидетелями схожей ситуации: драматический накал страстей перед сессией – и неожиданно единодушное принятие итогового документа. Как вы понимаете, при голосовании за Декларацию о государственном суверенитете, 30 августа прошлого года, лишь один воздержался, за постановление об акте о государственной независимости проголосовал 191 депутат при 8 против и 6 воздержавшихся.

Наблюдая за работой республиканского парламента, зная кое-какие закулисные ходы политиков разной ориентации, видишь, что такое единодушие – результат взаимного компромисса. Это и понятно – как же без компромисса, если жизнь тысяч людей впрямую зависит от того, договорятся депутаты или нет?

Но почему надо доводить градус кипения общественных страстей до критической отметки, если компромисс неизбежен, необходимость его, а главное – возможность были очевидны для всех еще до сессии?

Три последних года волей журналистской судьбы я оказалась в эпицентре борьбы за новый статус нашей республики. Как бы драматично порой ни складывалась эта борьба, оснований для межнациональной конфронтации у нас, к счастью, нет. Не будем принимать во внимание одиночные письма татар, маниакально настроенных против русских (один такой автор писал в «Вечерку» под десятью фамилиями, но одним, удивительно характерным почерком) или откровенно шовинистические послания русских, безапелляционно доказывающих, что татарам хорошо и без родного языка.

Тогда почему на площади Свободы 15 октября появились невидимые пока баррикады? Почему все чаще звучат взаимные оскорбления и угрозы? Почему элементарная невоспитанность подается как демонстрация национального достоинства? И вот уже известная воительница за права татарского народа бросает нашему корреспонденту с полупрезрением: «Научишься говорить по-татарски, тогда и получишь интервью...»

Не становимся ли мы все заложниками ситуации, пешками в чьей-то политической игре? Один пример, совсем свежий, еще у всех на слуху.

В разных ситуациях общались мы с Фаузией Байрамовой. Эта женщина не может не вызывать уважения своим стремлением реализовать шанс на возрождение, данный историей татарскому народу. Для многих она стала символом борьбы за свободный Татарстан.

Но почему-то в последнее время Фаузия-ханум, всегда подчеркивающая уважение к русским людям, вдруг заговорила языком раздора и злобы. Не хочется верить, что изменилось ее отношение к русским. Просто, как политик, она понимает, ничто так не сплотит татар в борьбе за независимость, как единство, достигнутое в поисках общего врага. Искать его долго не пришлось, а в аргументах все сгодится: от зловещей фигуры Ивана Грозного (благо ни один русский не встал на его защиту) до призывов перекрыть краны нефтепровода «Дружба» – чтобы России не досталось (хотя нефтедобыча всегда была прерогативой Союза).

Еще пример, теперь, как говорится, из другой оперы. С упорством, достойным лучшего применения, иные демократы твердят о том, что за идеей суверенитета нет ничего, кроме желания команды М.Шаймиева сохранить в Татарстане коммунистический оазис. По этой логике и ТОЦ создал не кто иной, как обком КПСС.

А я помню беседу с одной знакомой после первого съезда этой организации, когда она с неподдельной искренностью говорила: «Вы знаете, я впервые почувствовала гордость за свой народ». Я хорошо помню тот съезд и реакцию на него в виде газетного окрика из обкома партии.

Конечно, нельзя не видеть, как разыгрывалась карта автономий в большой политической игре, как участвовали в ней наши руководители (сознательно или невольно – это еще нужно доказать). Но нельзя не учитывать и того, что с возникновением ТОЦ действительно началось возрождение татарской нации. Оно выражается сегодня и в росте числа желающих обучать детей на родном языке, и в увеличении тиража татарских газет. В городе заметно чаще стала слышна татарская речь. По-татарски стали говорить дети!

Надо ли тут говорить, что любые попытки противостоять суверенитету многие татары воспринимают как желание русских остановить этот процесс? И стремление демократов разоблачить «происки национал-коммунистов» пока дают ТОЦ и партии «Иттифак» больше сторонников, чем оппонентов.

Правда, события на площади Свободы наверняка внесли коррективы в отношение людей к национальным движениям. Во всяком случае, беседуя в эти дни со многими казанцами, я нашла немного желающих завоевать независимость ценой кровопролития, вражды с русскими. Был, правда, один из активистов ТОЦ, заявивший, что ради свободы он может лечь под танк.

Но, во-первых, под танки скорее всего лягут не политики, а простые смертные, а во-вторых, о каких танках идет речь?

Не слишком ли прямолинейны аналогии с событиями у «Белого дома»? Не проще ли избрать парламентский путь, помогая, а не мешая руководству Татарстана в его нелегком диалоге с Москвой? Что толку штурмовать наше правительство, если реальное наполнение суверенитета, как ни крути, во многом зависит от Б.Ельцина, М.Горбачева, а не от М.Шаймиева? И меня, как и многих жителей Татарстана, беспокоит, почему наша республика не признается учредителем обновленного Союза, если в свое время это право давалось ей и другим автономиям союзным законом.

Однако есть у этой медали и другая сторона. Как бы ни стремились политические силы разной ориентации не признавать работу руководства республики по реализации суверенитета, сдвиги налицо. Один двухмиллиардный кредит из Югославии чего стоит. Разве русским помешает такой суверенитет?

Но кому-то очень выгодно, чтобы мы рассматривали происходящее непременно в связи с записью в пятой графе паспорта. Государственный суверенитет подменяется суверенитетом национальным, и это почему-то не смущает идеологов ТОЦ, которые ранее говорили о правах народов (не народа) Татарстана. В строй оппонентов включаются лишь русскоязычные, хотя многие татары ориентированы на Российскую Федерацию, на Президента Ельцина и его демократические реформы.

До чего дошло: в парламенте вдруг выясняется, что Султанов и Хабибуллин – татары разной национальности! Писателя Диаса Валеева, первым поднявшего голос в защиту татарской культуры, заклеймили как манкурта, грозят физической расправой, если он будет настаивать на судебном разбирательстве после публикации в газете «Суверенитет». Чему ж тут удивляться, если нас спрашивают, сколько чистых татар в Казани!

Я заметила, что споры между татарами гораздо острее, чем между татарами и русскими. Здесь парламентских выражений не выбирают. И не удивлюсь, если первая «межнациональная» драка будет среди татар. Собственно, попытка такая уже была, когда парни с зелеными повязками на лбу пытались избить лидера ДПР Р.Ахметова.

Угрозы одинаковой силы раздаются в эти дни как по адресу депутатской группы «Народовластие», так и по адресу Многонационального общественно-политического центра, созданного в пику ТОЦ. Причина разногласий центров, при общем стремлении к независимости Татарстана, в одном: один – за независимость для одной нации – татарской, другой – за независимость всех народов республики. Разница в подходах, как видим, существенная.

Как трудно человеку, далекому от политики, разобраться во всех этих нюансах! Он по привычке идет на зов трубы – к тем, на чьи речи купился. И уже не хочет сам разбираться, где правда, а где кривда. Слышит вполуха, зато кричит громко.

Вы только послушайте радикалов с разных сторон. На одном митинге «костерят» шовинистов и манкуртов, на другом – фашистов. Не слишком ли вольно обращаются современные революционеры со словами? И есть ли основания для подобных ярлыков?

Вряд ли стоит придавать большое значение истеричным крикам на митингах. Но люди придают. Говорят, знаменитая Дурова отказалась от гастролей в Казани как раз по этой причине. Один из моих собеседников, татарин по национальности, с горечью говорил, что его знакомые из других городов теперь будут думать плохо обо всех татарах.

Спору нет – опять прославились не по хорошему делу. Но как нельзя по одному шовинисту судить обо всех русских, так и не могут «крутые» националисты с площади Свободы олицетворять весь татарский народ. Давайте исходить из этого – и не поддаваться на провокации. А они еще наверняка будут.

Позиции сторон сблизились только на время. Политическая борьба принимает весьма опасные формы. С одной стороны – угрозы группе «Народовластие», с другой – Ф.Байрамовой.

Речи политиков полезно оценивать критически. И оппонента на мушку брать не следует. Если в принципе можно договориться. Как было на сессии.

Вот только слышать друг друга мы не умеем. Приведу такой пример. Прочитав в «Вечерке» мою статью «Татарский государственный язык: за и против», Рафис Хакимов обвинил меня в том, что я – против татар, хотя речь шла всего лишь об обзоре почты. После очного объяснения в редакции мой собеседник написал на своем письме следующее: «За этот лист прошу прощенья – я не совсем правильно понял».

А сколько людей строят свои умозаключения, «не совсем правильно» поняв происходящее! И политики – пользуются этим. Такому человеку можно внушить все что угодно. Он будет с легкостью рассуждать об экономике, доказывая, что Татария 60 с лишним лет кормила Россию. Или с видом знатока судить о прошлом двух больших народов, путая, однако, Волжскую Булгарию с Казанским ханством.

На митинге ДПР разговорилась с пожилым татарином. «Разве это народные депутаты, если они выгнали народ с площади?», – спрашивал он меня. Как оказалось, он не знает всей правды о происшедшем: о милиционере, который наверняка останется калекой, о своей сверстнице, угодившей в больницу только потому, что ее угораздило в это время проходить рядом...

Для него собравшиеся на площади – народ. А для той русской старушки – кто?..

В политическую борьбу все активнее втягиваются средства массовой информации. И какими же разными предстали события на площади Свободы со страниц казанских газет! У каждой – свои герои и свои жертвы. Но площадь – едина! Уже тем, что она – одна для всех: и для татар, и для русских, и для ТОЦ, и для ДПР.

Политики знают об этом, но им выгодно порой забывать столь очевидные истины. Принципами не готова поступиться ни одна Нина Андреевна.

Меня коробит, когда депутаты говорят с трибун от имени народа. Полноте, многие ли из вас встречаются с этим самым народом, хотя бы в лице своих избирателей? Учитывают ли народные избранники при голосовании по важным вопросам, что город и каждый дом в нем могут расколоться, как перезревший арбуз?

«Народ поддержит любую партию, которая накормит», – так ответил на вопрос редакции «Как жизнь, земляки?». один из заключенных УЭ 148/2. И он прав. В магазинной очереди не спрашивают национальности. И запоздалый автобус клянут все – и татары, и русские.

Не забывать бы об этом политикам, ведущим людей на баррикады.

Пока трудовая Казань молчит. Хотя все нетерпеливее смотрит на происходящее. Но она выйдет на площади, если парламент, вдоволь наговорившись по процедурным и политическим вопросам, опять ничего не сделает, чтобы людям жилось лучше. И тогда вряд ли татарин с русским не найдут взаимопонимания...

Л.АГЕЕВА.

«Казанские ведомости», 31 октября 1991 г.




Tags: ! - Распад СССР, 1991, Казань, Татарстан
Subscribe

Posts from This Journal “Татарстан” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments