ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Category:

Первые в СССР вечера памяти Александра Галича.

34 года назад - 14 октября 1987 года - прошёл один из самых первых и, пожалуй, самый громкий из неофициальных вечеров памяти тогда ещё опального барда Александра Галича.

Чтобы никто из посторонних не догадался об истинной теме столь дерзкого мероприятия на афише написали: «Вечер, посвященный 125-летию К. С. Станиславского».

Из книги Михаила Аронова «Александр Галич: полная биография»

Обстановку вокруг этого события обрисовал писатель Руслан Киреев: «Елена Сергеевна [Вентцель] позвонила 13 октября. Это был вторник. Деловым, непривычным для моего слуха тоном осведомилась, свободны ли мы с женой завтра вечером. Разумеется, мы были свободны.

Тогда она тем же суховатым тоном сообщила, что завтра, если ничего не произойдет, состоится вечер памяти Галича. Организует его Политехнический музей, но в целях конспирации проводит подальше от центра, во Дворце культуры завода имени Владимира Ильича (ДК ЗВИ).

До последнего момента не было известно: запретят? не запретят? Не запретили… Выступали Фазиль Искандер, Юлий Ким, ну и, конечно, Елена Сергеевна».

Во время своего выступления Елена Вентцель говорила о совместной работе с Галичем над пьесой «Будни и праздники»: «Я не драматург. Все, что было драматургического, было галичевское, а не мое. Я стесняюсь несколько, но когда говорю, что это была великолепная пьеса, то отношу это только на счет Галича; у меня был рассказ, и не больше…»

В тот же день — в среду, 14 октября 1987 года — состоялся первый вечер памяти Галича в подмосковном Троицке, в клубе Физического института. На этот вечер ездила Елена Боннэр. И вообще подобные вечера стали проходить уже по всей стране.

=============

Аудиозапись концерта памяти Александра Галича 14 октября 1987 года:

Часть 1 (выступает Фазиль Искандер)

https://s618sas.storage.yandex.net/rdisk/ecdd5afa1a35855388b9b28875405b5e69a3a68dfd4fbde7b15d35bc696df734/61726ead/ca8NTpJUllTfu8vv0uhbaJbPcoWELixwZfDW1ZNf44n_nJGkuMnNuLoaTL4lH3fGYfyWXyfPn7HYOLmDLVNkyg==?uid=0&filename=%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D1%81_%D0%BA%D0%B0%D1%82_%D0%B1-%D0%BD_210_1%20%2814%20%D0%BE%D0%BA%D1%82%D1%8F%D0%B1%D1%80%D1%8F%29%2832%2707%29.mp3&disposition=attachment&hash=boZMkjobU755r0%2B9Zxd56e4fBRlMeEySD1pwm51y83vGJzgbhfyC6n8cW3lvYaanq/J6bpmRyOJonT3VoXnDag%3D%3D&limit=0&content_type=audio%2Fmpeg&owner_uid=556290117&fsize=30838272&hid=4f74c1cb00dca0c371b9265e90c15e67&media_type=audio&tknv=v2&rtoken=mRQMEiO72PuL&force_default=no&ycrid=na-a8c944af436d6e3c2011f04aadc4fdf7-downloader3f&ts=5ceec59474540&s=31622bc541f6516cc1334db35f5bb02285021e8f2b02defe23966cac3f474605&pb=U2FsdGVkX18xgqDCxZsRiobxmZz4-0EHNnF5CmD4ISQ7iXchwTrf6e58Tu-4M-3hf_lKOSKHlkRJW6RVZdXopveZOu4xtBgN9oFasLHwYkk

Часть 2 ( выступает Юлий Ким ):

https://s702sas.storage.yandex.net/rdisk/46da9a26ad51d63adb9c4ce01a6d90289711a62966165c2b00a21c842de90909/61726f32/ca8NTpJUllTfu8vv0uhbaCSTPwHtOzpKtjEgomcqMJ_gvo69v797l_WnSWOH-hbR32u2E8T9Juoh--eBH-NoWw==?uid=0&filename=%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D1%81_%D0%BA%D0%B0%D1%82_%D0%B1-%D0%BD_210_2%20%2814%20%D0%BE%D0%BA%D1%82%D1%8F%D0%B1%D1%80%D1%8F%20%D0%9A%D0%B8%D0%BC%29%2831%2711%29.mp3&disposition=attachment&hash=GueIviZYhiw7C0FhFDDA1itszX5wdE4s2DKvwhIx%2BOtfv3S7ydMkjtKyxoZU0uIoq/J6bpmRyOJonT3VoXnDag%3D%3D&limit=0&content_type=audio%2Fmpeg&owner_uid=556290117&fsize=29942016&hid=cbc8aeef34777d7880d7deb6fc700f1e&media_type=audio&tknv=v2&rtoken=fM80hpLwZLYB&force_default=no&ycrid=na-1ec3b4e5c02c2810eedb35ca4c4513d9-downloader14h&ts=5ceec6134b080&s=11cb7f6af73b23b9d40ffd8dcbb5a23731e6969939afc80e3be5d2b5bc6c5fbe&pb=U2FsdGVkX1_eMMa-WJsz2sPbco-EtFHgylUvUDQ1xXtpT5HF6PdmcdQ9x5VWExoJtjFDBbJ4MLcPq_IU2ZE4BZW0vv9mBZ4yKdE0FtKIbw0

Запись из архива Вячеслава Подгорного.

фото Геннадия Шакина.

=================

Приглашаю всех в группы
«Эпоха освободительной Перестройки М.С. Горбачева»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

====================

Из книги Михаила Аронова

«Александр Галич: полная биография»

Глава «Вечера памяти»

Переломным в отношении Галича стал 1987 год. «В марте провели конкурс песни, заключительный концерт которого прошел в ДК МИСиС, — вспоминает Игорь Каримов. — В начале вечера я показал слайд-программу, в которой звучали песни ушедших авторов, и среди них впервые за двадцать лет открыто прозвучал голос Александра Галича. Он пел “Когда я вернусь”. Для всех для нас это была победа.

Правда, в МГСПС, идя на компромисс, уговаривая разрешить показ, я пообещал, что имя Галича при этом звучать не будет. <…> Но достаточно было только появления фотографии Галича на экране, как в зале раздались аплодисменты (его фото было не первым, там были и другие авторы, но аплодисменты — только Галичу)».

Официально его творчество все еще находилось под запретом, но уже подул ветер перемен, и его дыхание ощущали все. Вместе с тем чиновники на местах по-прежнему не решались взять на себя ответственность за проведение вечеров памяти поэта.

Атмосфера этого переходного времени лучше всего показана в письме Александра Сопровского Бахыту Кенжееву от 6 мая 1987 года: «Думал ли я, например, что буду ходить по исполкомам и общаться с героями Галича, пробивая вечер памяти Галича в зале на 900 мест?.. Пока неясно, выйдет ли, никто не спешит брать на себя ответственность — но, что характерно, никто не хочет и запрещать, а частным порядком все партийные и советские чиновники хором твердят: любим, знаем, как замечательно. Вот какие времена. Месяца уже четыре только и делаю, что бегаю, звоню по телефонам, пишу речи да толкаю их с кафедр».

Но вскоре ситуация начала меняться. «Лето 1987 года, — вспоминает Елена Вентцель, — первые попытки ввести Галича в круг упоминаемых. Нет. Запрещение. Запрещали впрямую. Но и те, кто склонен был “разрешить”, тоже колебались: “Мы-то не против, но там-то… Понаведайтесь туда-то…” Нигде разрешения на вечер памяти Галича не давали. Первые вечера памяти проводились под какими-то туманными заголовками, вроде “Из театрального прошлого”. И все равно люди узнавали об этих вечерах».

Между тем первый полуподпольный вечер состоялся 11 июня 1987 года. Своими воспоминаниями на нем делились: Владимир Соколовский (полковник, школьный товарищ Галича), Елена Вентцель (И. Грекова), Фазиль Искандер, Юрий Карабчиевский, Юлий Ким, Александр Мирзаян, Александр Сопровский. Некоторые участники (Петр Старчик, Сергей Чесноков, Дмитрий Межевич, Максим Кривошеев) исполнили песни Галича.

По иронии судьбы, это мероприятие проводилось в Доме культуры типографии «Красный пролетарий», который располагался по улице Делегатской, дом 7 (метро «Цветной бульвар»). Как сообщает первый выпуск информационного бюллетеня «Гласность» (июнь 1987 г.), выступали «“неофициальные” литераторы Карабчиевский и Сопровский, Юлий Ким и П. Старчик со своими песнями.

В некоторых выступлениях были заметны попытки “оправдать” Галича, отрицалось, что его можно считать эмигрантом, заявлялось, что он “не был антисоветчиком”.

Предыдущие попытки организовать вечер не удавались из-за отказа отдела культуры Мосгорисполкома и других инстанций разрешить вечер, хотя, по словам их представителей, сейчас такое время, что и запретить они не могут».

В 1980-е годы в типографском клубе «Красный пролетарий» часто проходили подпольные вечера — в том числе рок-певцов. Художественным руководителем этого клуба был Владимир Зубрилин. Он и организовал вечер, посвященный Галичу (вскоре Зубрилина сняли с должности), так как, по словам Юлия Кима, «имел право устраивать концерты на этой сцене. И он договорился, что после какого-то местного районного административного совещания вечером будет вечер песен 60-х годов. Так он назывался. Хотя все исключительно знали, что это будет вечер памяти, будет вечер песен Галича. Это не было нигде широко объявлено. Реклама шла только по телефону от знакомого к знакомому». Кроме того, проведению этого вечера сильно противился член Политбюро Егор Лигачев, который в то время был секретарем ЦК КПСС по идеологии.

Однако вечер состоялся, и зал был забит до отказа. Как вспоминает Валерий Гинзбург, «в зале, вмещавшем человек двести, собралось в два-три раза больше людей. Причем вечер не афишировался, но, как известно, беспроволочный телеграф работает обычно у нас в России значительно лучше, чем, так сказать, официальный. Сидели по двое — по трое на одном стуле. И этот первый вечер, на котором выступали многие люди, вела Нина [Крейтнер]». Другие сведения о количестве зрителей назвал Юрий Карабчиевский: «Первый вечер памяти Галича прошел в 1987 году, в июне, в маленьком зале на шестьсот человек. Набилось человек девятьсот. Сидели, стояли, чуть не лежали. Вечер провели в девять часов, как бы чтобы никто не знал. Нигде ничего не объявляли, никаких билетов, никаких афиш».

В этом мероприятии принимал участие и Юлий Ким: «Я присутствовал при первом вечере, посвященном Галичу, в Москве. Дело было в июне. Стояла жара отчаянная. Забыл, к сожалению, фамилию этого человека — Володя, помню, его звали, — который заведовал бардами в некотором клубе, по-моему, Крупской, за спиной театра Образцова (был такой шикарный клуб), и он первый осмелился провести вечер памяти Галича, его так специально не объявляя, а назвав его скромно: “Вечер, посвященный бардам 60-х годов”, но вся Москва знала, что это будет о Галиче, и поэтому весь президиум уже был из тех, кто близко знал Галича, — там, в частности, сидел и Сережа Чесноков, и сидел Фазиль Искандер, и сидела писательница знаменитая Грекова, которая тоже очень хорошо знала Галича. И вечер начался в девять часов вечера, и битком был народ, все окна были нараспашку, и шло это без перерыва, потому что перерыв было невозможно объявлять — так было тесно и много народу. Этот вечер так три часа подряд и прошел».

А вот что рассказывал Ким на самом вечере 11 июня 1987 года: «По моим данным, этот вечер должен был состояться сначала 12 мая, потом 17-го, потом 20-го, но все откладывался и откладывался». А когда организаторы захотели выяснить, в чем дело, чиновники им сказали: «Вы подождите. Должна быть публикация, а после нее будет концерт»’.

Имелось в виду упомянутое Кимом интервью Булата Окуджавы газете «Московские новости», где тот сказал: «Александр Галич был поэтом, в творчестве которого появились две струи: “вообще” поэтическая струя и струя разоблачительная, где он был очень силен».

Вскоре было опубликовано еще одно похожее высказывание Окуджавы: «Был я, был Шпаликов, был Галич, чья судьба так трагически оборвалась — на чужбине, среди чужих людей; а он был весь из нашего языка, нашей поэзии, Корней Чуковский называл его преемником гневной музы Некрасова. Десять лет прошло с его смерти, и сегодня мы, я думаю, обязаны объективно оценить его поэзию — дух нашего времени таков…»

Этими двумя публикациями чиновники как бы подготовили почву для первого («пробного») вечера Галича.

Следующий большой вечер также был проведен в Москве, но лишь четыре месяца спустя — 14 октября. Согласно воспоминаниям Юрия Карабчиевского, прозвучавшим на первом в Советском Союзе вечере издательства «Посев» и журнала «Грани» 10 января 1990 года в Большом зале ЦДЛ, на афише второго вечера Галича было написано: «Вечер, посвященный 125-летию К. С. Станиславского».

Обстановку вокруг этого события обрисовал писатель Руслан Киреев: «Елена Сергеевна [Вентцель] позвонила 13 октября. Это был вторник. Деловым, непривычным для моего слуха тоном осведомилась, свободны ли мы с женой завтра вечером. Разумеется, мы были свободны. Тогда она тем же суховатым тоном сообщила, что завтра, если ничего не произойдет, состоится вечер памяти Галича. Организует его Политехнический музей, но в целях конспирации проводит подальше от центра, во Дворце культуры завода имени Владимира Ильича. До последнего момента не было известно: запретят? не запретят? Не запретили… Выступали Фазиль Искандер, Юлий Ким, ну и, конечно, Елена Сергеевна».

Во время своего выступления Елена Вентцель говорила о совместной работе с Галичем над пьесой «Будни и праздники»: «Я не драматург. Все, что было драматургического, было галичевское, а не мое. Я стесняюсь несколько, но когда говорю, что это была великолепная пьеса, то отношу это только на счет Галича; у меня был рассказ, и не больше…»

В тот же день — в среду, 14 октября 1987 года — состоялся первый вечер памяти Галича в подмосковном Троицке, в клубе Физического института. На этот вечер ездила Елена Боннэр. И вообще подобные вечера стали проходить уже по всей стране.

А 13 октября в Большом зале московского ДК имени Зуева состоялось открытие Театра авторской песни, который организовал автор-исполнитель Юрий Лорес вместе со своими друзьями Иосифом Фишманом и Сергеем Ходыкиным. В декабре, к 10-летию со дня гибели Галича, на сцене этого театра был проведен большой концерт, где выступили Владимир Бережков, Виктор Луферов и Александр Мирзаян.

«Декабрьская программа называлась по строчке В. Бережкова “Своих ушедших оживим”, — вспоминает Лорес. — В ней звучали песни и стихи В. Высоцкого, Ю. Визбора, Л. Губанова, Н. Матвеевой и посвящения им. Но главное — песни и стихи еще остававшегося под запретом А. Галича. И оттого, что все неугодные уже разрешены, а он еще нет, фигура А. Галича в программе вырастала до гигантских размеров или, может быть, становилась центром, вокруг которого все движется.

И, несмотря на то, что Володя, Витя и Алик рассказывали про А. Галича, которого знали лично, главной песней в программе было посвящение М. Кочеткова “Русский барин в норвежском кафе”. Может быть, именно эта песня выражала идею программы?

После этой премьеры мы с С. Ходыкиным были вызваны “на ковер” сначала в районный Отдел культуры, потом в РК КПСС, потом в МГК КПСС. С нами беседовали, делали строгие лица, но напрямую наложить запрет никто уже не смел».

А чуть позже состоялся вечер в Доме медиков на Большой Никитской, где только что обосновался литературный клуб «Московское время». Руководитель этого клуба Александр Сопровский приложил максимум усилий для проведения вечера Галича. За подробностями обратимся к рассказу Юлия Зыслина, чья родная тетя Пера Исааковна Зыслина (ее мужа звали Михаил Борисович Гинзбург) была знакома с мамой Галича, Фанни Борисовной, и близко общалась с ней и с Аркадием Самойловичем Гинзбургом вплоть до своей кончины в 1961 году: «На моих глазах та же поэтическая галичевская бомба взорвалась и в 1988 году в популярном Московском клубе ЦДМ — Центральный Дом Медиков, что расположен на улице Герцена (ныне снова Большая Никитская) недалеко от Московской консерватории и совсем рядом с Театром имени В. В. Маяковского. Отмечалось десятилетие со дня смерти Галича. <…> И вот вечер памяти Галича, как я теперь понимаю, — для узкого круга. Показывали редкие киносъемки. Центральными сюжетами были “Баллада о Януше Корчаке” и песня “Памяти Пастернака”. Съемки не очень качественные, но голос и гитара звучали отчетливо и воздействовали очень сильно. Атмосфера была тоже соответствующая — торжественная, эмоциональная, наэлектризованная. <…> Небольшой уютный зал ЦДМ, заполненный, по-моему, наполовину, просто замер».

https://biography.wikireading.ru/168073

==============

Вспоминая Галича: история от Софии и Владимира Меркулович

В декабре 1987 года исполнялось 10 лет со дня гибели Александра Галича. Время это было непростое – страна, ковыляя, двигалась от состояния “ничего нельзя”, через ступеньку “кое-что можно”, к состоянию “можно, но не всё”. Примером может служить следующая история: Нина Георгиевна Крейтнер, одна из тех, кто сохранил архив Галича, дала для публикации в журнале “Искусство кино” подборку стихов Александра Галича. Главный редактор долго и мучительно собирался с духом, да так и возвратил со словами: “Не обессудьте, всё-таки боюсь”. Боялись и многие другие: Галич-изгнанник еще не был официально реабилитирован. Тогда же, в марте 1987 года, был проведен конкурс песни, и в заключительном концерте в Доме Культуры Института стали и сплавов прозвучала песня Галича “Когда я вернусь…”, но автор не был назван.

Первый, нелегальный вечер памяти Галича прошёл в июне 1987 года, на вечере выступали с воспоминаниями о Галиче Ирина Грекова, Фазиль Искандер, Юлий Ким и другие. Вечер вела Нина Крейтнер, официально (и из соображений маскировки) вечер назывался “Вечер, посвященный бардам 60-х годов”. Валерий Гинзбург, младший брат Галича, кинооператор, рассказывал, что люди сидели по два человека на стуле. Вечер начался в 10 вечера, вроде как это было безопаснее. Естественно, нигде ничего не объявлялось, информация о вечере разнеслась через “сарафанное радио”.

Следующий большой вечер также был проведен в Москве, 14 октября. На афише второго вечера памяти Галича было указано: “Вечер, посвященный 125-летию К. С. Станиславского”.

***

Приближался декабрь и десятая годовщина гибели Александра Аркадьевича Галича. Группа москвичей подготовила вечер “Памяти Галича”. В Москве нашлось две площадки, где согласились провести такой вечер, но все с тем же условием – не упоминать имя Галича в названии вечера. В поисках площадок вокруг Москвы организаторы вечера вышли на ребят из Обнинского филиала МИФИ (Московского инженерно-физического института). Там было дано разрешение на проведение вечера “Памяти Галича. К десятилетию со дня гибели.”

Мы не сохранили афишки, да и были ли они – не помню. К нам в Обнинск приехали – автор сценария Нина Крейтнер, младший брат Галича – Валерий Гинзбург, Дмитрий Межевич (артист театра на Таганке), Максим Кривошеев (артист Ленкома) и было еще несколько человек, имена которых мы не помним.

Вечер, что называется, удался – Нина Георгиевна рассказывала о Галиче, о его судьбе, звучали песни Галича в его исполнении и в исполнении Дмитрия Межевича и Максима Кривошеева. Почти все присутствующие слышали большинство песен и прежде, но разве можно сравнить живое исполнение, чистенькие записи с тем, что мы имели – двадцатые копии магнитофонных лент с домашних концертов!

Я знал много песен Галича, но прозвучавшая запись поэмы “Кадиш” потрясла меня – никогда не слышал прежде этого произведения, посвященного памяти Януша Корчака, книгами которого “Король Матиуш Первый” и “Король Матиуш на необитаемом острове” мы зачитывались в детстве. Многие из нас не знали, что он руководил детским домом “Дом Сирот” для еврейских детей в Варшавском гетто. Когда нацисты вывозили “Дом Сирот” в лагерь уничтожения в Треблинку, Корчаку было предложено остаться –

“И бежит за мною переводчик,

Робко прикасается к плечу, –

“Вам разрешено остаться, Корчак”,-

Если верить сказке, я молчу.”.

Кстати, если кто не знает, Кадиш – название еврейской поминальной молитвы.

На огромный экран во время исполнения песен проектировались фотографии Галича в разные годы. Многие песни – “Тонечка или Городской романс”, “Мы похоронены где-то под Нарвой” зал подпевал исполнителям. Такая близкая и добрая атмосфера витала в зале.

После концерта мы подошли к Нине Георгиевне со словами благодарности и с предложением – повторить вечер в нашем Обнинском Доме Ученых, где людей будет на порядок больше, мы предложили наше посредничество с Домом Ученых. Нина Георгиевна отреагировала на наше предложение совсем неожиданно. “Если у Вас есть доступ к Дому Ученых, сделайте, пожалуйста, следующее. Мы сняли фильм о Галиче. У нас есть официальное разрешение, марка на разовый показ фильма в клубе”. Далее, с невероятной тоской в голосе, Нина Георгиевна сказала, что в мае фильм, скорее всего, смоют, демонстрацию фильма надо сделать до апреля. На этих словах к нам подошел Валерий Гинзбург. Он сказал: “Сделайте это. Пусть хоть кто-нибудь увидит фильм”. Мы обменялись телефонами и пообещали позвонить им в течение недели.

***

На следующий день один из нас позвонил директору Дома Ученых, благо мы были знакомы. Разговор был долгим, мы напирали на наличие марки (разрешения) на разовый показ в клубе, она на то, что официального разрешения на упоминание имени Галича ещё нет. Мы директора Дома Ученых уломали! Для уточнения деталей мы связали их напрямую: я позвонил Нине Георгиевне, дал ей телефон директора Дома Ученых. В разговоре я упомянул, что у меня есть пленка с домашнего концерта, где Галич поет песню “Ой, не шейте вы, евреи, ливреи” не с теми словами, что прозвучали у нас на концерте. Нина Георгиевна попросила дать ей пленку на время и обещала её почистить на Мосфильме. Переговоры с Домом Ученых шли не долго, в конце января была объявлена дата – март – просмотра фильма “Александр Галич. Изгнание”.

Как всегда, билеты на мероприятия Дома Ученых продавались по предъявлению членского билета через Институты нашего города. В этот раз начали звонить уже в феврале – нет ли лишнего билета.

Я не знаю, сколько точно мест было в актовом зале – примерно тысячи полторы. Зал был переполнен, люди сидели на лестницах, в проходах стояли складные стулья, перед оркестровой ямой тоже были зрители. И вот открылся занавес. Вступительное слово Нины Георгиевны, она представила уже известного нам Валерия Гинзбурга, а также кинооператор и других членов команды, и пошёл фильм.

Полтора часа пролетели незаметно, фильм закончился, и зал взорвался аплодисментами. По традиции Дома Ученых аплодировали стоя. На сцену понесли цветы, кто-то поставил ведро с водой перед портретом Александра Аркадьевича, и Крейтнер, принимая цветы, ставила их туда, ближе к портрету, вглубь сцены. Посыпались вопрос, ответы… А потом… Потом Нина Георгиевна сказала: “Спасибо вам всем. Вы первые и, скорее всего, единственные зрители этого фильма”.

Потом нам передали записку – мол, директор Дома Ученых хочет нас видеть. Оказалось, водитель автобуса ставит условие: чтоб кто-то из Обнинска ехал с ним в Москву, мол, на обратном пути может уснуть. Так я поехал со всей группой в Москву: два часа разговоров с Ниной Георгиевной, Валерием Аркадьевичем и другими…

***

В апреле Нина Георгиевна позвонила: “Нам дали марку на предпремьерный показ”, сказала она, ликуя. В те годы все менялось очень быстро, уже в 1989 году состоялась премьера фильма, то е. демонстрация в кинотеатре после принятия фильма.

Но первый показ фильма, который по официальной версии был снят в 1989 году, состоялся у нас, в Обнинске, в марте 1988…

https://www.diasporanews.com/2018/10/19/vspominaya-galicha-istoriya-ot-sofii-vladimira-merkulovich/










вечер в ДК ЗВИ, 14.10.1987 года
фото Геннадия Шакина.
Tags: ! - История Перестройки, 1987, 1988, Галич
Subscribe

Posts from This Journal “Галич” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments