ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Как Молдавия объявила о своей независимости.

30 лет назад - 27 августа 1991 года - спустя несколько дней после провала путча в Москве - Молдавия объявила о своей независимости.

Декларация была принята на основании решения Великого национального собрания, состоявшегося в Кишиневе, парламент Молдовы (тогда еще Верховный совет Молдавской Советской Социалистической Республики) принял Декларацию о независимости Республики Молдова. Документ утвердили 278 депутатов.

Принятый на той же сессии закон «О декларации о независимости» объявлял не имеющим юридической силы закон 02.08.40 «Об образовании союзной Молдавской ССР».

Декларация объявляла выход Молдовы из СССР и провозглашала республику суверенным, независимым и демократическим государством. Как следует из текста Декларации, в основе независимости лежит тысячелетнее прошлое молдавского народа и его непрерывная государственность (начиная со времен Молдавского княжества), а также полное право на подобный шаг.

Первой страной, признавшей независимость Республики Молдова, была Румыния. За короткое время независимость республики признали более 100 государств мира.

Сразу вслед за объявлением независимости молдавские власти предприняли попытку разобраться с руководством Приднестровья.

29 августа председатель парламента самопровозглашенной республики Игорь Смирнов (будущий президент Приднестровья) был арестован молдавскими спецслужбами. Под арест были взяты и некоторые приднестровские депутаты. В ответ приднестровские активисты устроили массовые акции протеста и блокировали железную дорогу.

При этом процесс формирования в Приднестровье собственного государства не прерывался: 2 сентября, в частности, местные депутаты утвердили конституцию, флаг и герб республики. В итоге власти Молдавии предпочли отыграть назад: в начале октября Смирнов и депутаты были освобождены.

8 декабря 1991 года на всенародном голосовании президентом Молдавии был избран Мирча Снегур.

18 декабря, вскоре после подписания Беловежских соглашений, зафиксировавших распад СССР, независимость Молдавии признала Россия. Несколько дней спустя президент Молдавии подписал договор о вступлении в СНГ.







==============

Как была написана Декларация о независимости?

Интервью-монолог с Василием Недельчуком, депутатом первого парламента, соавтором Декларации о независимости Республики Молдова
Василий Недельчук известен нынешнему поколению как бизнесмен, который основал одну из самых успешных ИТ-компаний в регионе, Dava, ставшую первой молдавской компанией, котирующейся на иностранных биржах. Но, прежде всего, Василий Недельчук был одним из основателей национально-освободительного движения в 1980-х и 1990-х годах и, будучи одним из первых оппозиционных депутатов в законодательном собрании 1991 года, стал председателем парламентского комитета по международным отношениям, а также инициатором и соавтором Декларации о независимости Республики Молдова, документ, который был разработан, написан и отредактирован всего за несколько дней, в конце августа 1991 года. Я беседовала с Василием Недельчуком несколько часов, но получился практически монолог, рассказанная история, полная воспоминаний о том, как родилось это государство, с этой идентичностью, которая также определила его дальнейшую траекторию.

Конец 80-х – начало 90-х. Первая политическая оппозиция в законодательном органе

В 90-м году, в феврале, прошли парламентские выборы, на которых впервые появилась оппозиция по отношению к представителям Коммунистической партии. Выборы были настоящие, в прямом смысле этого слова, потому что до этого было просто голосование. Народный фронт, который был официально зарегистрирован в октябре 1989 года, составил списки кандидатов для большей части округов. В то время в законодательном собрании было 380 мест. Коммунистическая партия доминировала в обществе, органах власти, экономике. Был единственный хозяин – государство и Коммунистическая партия.

Мы не набрали и трети голосов, может быть, до 27%. К сожалению, с такими силами невозможно было добиться многого, особенно разрушения системы, не говоря уже об объединении с Румынией. Тогда такое было невозможно реализовать.

Август 1991 года. Распад Советского Союза. Молдова?

Никто не думал, что с таким меньшинством в парламенте мы сможем провозгласить независимость. Но также нельзя было и не провозглашать ее, потому, как и украинцы, белорусы, все республики Союза и республики Средней Азии объявили о независимости. Поскольку мы знали, что у нас нет большинства, это был большой риск. Будут ли они голосовать за независимость? Какой будет текст декларации? Потом я, в качестве председателя комиссии по международным отношениям, вошел к Мошану (председатель законодательного собрания 1990-1993 гг., прим. ред), как только мы решили созвать Великое национальное собрание. Я говорю ему: «Господин Мошану, понимаете ли вы, что эта Декларация о независимости должна быть признана и принята также Румынией? Что нам делать с южной и северной Бессарабией?».

Это был волнительный момент. Могли ли мы объявить Объединение? Бухарест не был готов. Никаких знаков, никаких сообщений мы не получили от них в этом смысле. До этого я был в Бухаресте и в декабре 90-х провел переговоры с президентом Илиеску, Петре Романом и Адрианом Нэстасе. Сейчас мы отвлечемся немного, но нужно сказать вам и об этом. Итак, я захожу к Мошану и говорю ему: «Первое: что будем делать в отношении нашего провозглашения о независимости? Если мы сделаем это так, как хотим, как нам это нравится, будет ли у нас большинство голосов в парламенте, когда все они, как волки, ждут только, чтобы нас разодрать? И второе: обладаем ли мы компетенцией в области международного права? А что, если завтра наша Декларация помешает Румынии провести диалог с Украиной, Москвой или на международном уровне?».

Сегодня все политические партии привозят из-за границы оплачиваемых экспертов, консультируются с ними, чтобы победить на выборах. Когда мы провозглашали независимость, не имея людей-профессионалов, но особенно не обладая информацией о том, как думают и что думают другие государства вокруг, было чистой воды безумием начинать все в одиночку. Я тогда сказал: «Господин Мошану, мы должны вызвать специалистов из Бухареста». И он говорит: «И что нам делать?». До этого прошла конференция «Пакт Молотова-Риббентропа и его последствия для Бессарабии». Несколько человек приехали из Бухареста, а также Аурел Преда, глава отдела международных договоров и права. Я позвонил ему и сказал: «Аурел, вот какая у нас проблема: мы готовим здесь текст Декларации о независимости. Пожалуйста, свяжись с министром иностранных дел, с президентом и сделайте все, что в ваших силах, за один день – полтора дня» (это было уже 22-го, я думаю, утром). Через некоторое время Адриан Нэстасе позвонил Мошану и сказал: «Люди придут».

24-27 августа 1991 года. Написание Акта о независимости

И вот, вечером 24-го, а может быть и 25-го, когды мы уже начали работу, из Бухареста приехали три эксперта: Аурел Преда, глава Департамента международных и правовых договоров, Валентин Стан, советник посла Марчела Дину и Александру Фаркаш, представитель Ассоциации международного права, аналитического центра в области международных отношений. Эти три человека вместе с Матеем и мною начали работу над текстом Декларации независимости.

Ситуация была следующая. Во-первых: в президиуме парламента у нас не было большинства, которое бы приняло целиком текст, который бы мы написали. Во-вторых: я знал, что в парламенте будет много представителей оппозиции.

Мы пришли на встречу с Аурелом Преда и его командой, взяв с собой резолюции Великих национальных собраний, текст об Объединении от 1918 года. Также мы знали, чего хотим. Мы хотели заявить всему свету, кто мы такие. Потому что в XX-м столетии (тогда это был конец века), когда вы заявляете о себе миру без идентификации и истории, то вас просто не воспримут серьезно, а как потерянного человека. Потому что другие не будут относиться к вам так же, как к другим, и вы всегда будете чувствовать себя закомплексованным и униженным.

Логично, что тогда мы должны были объединиться (с Румынией). Но как это можно было сделать, когда в Бухаресте имела место минериада (ряд выступлений рабочих) и он был изолирован на международном уровне, ведь у него не было партнеров? Вопрос об Объединении не был поддержан Соединенными Штатами. Американцы не приняли и не ратифицировали Объединение в 1918 году. Потом, в Европе тоже не было партнеров, ни в Германии, ни во Франции, никаких дискуссий на этот счет не было. Как на карте мог появиться новый элемент? Просто явился и заявил о себе? Это невозможно, так это не делается.

Наконец, мы проработали над этим текстом 2 дня и в последний день, 26-го, вечером, я пришел на заседание Президиума парламента, чтобы представить текст Декларации о независимости. И вот сюрприз: мы раздали тексты членам Президиума, а за длинным прямоугольным столом, во главе которого стоял Мошану, присутствовали все члены или, может быть, только один отсутствовал, всего было 21 человек и каждый прочитал текст. Наши сердца сильно колотились. В какой-то момент Ион Цуркану, историк, очень возмущенно и в некотором роде насмешливо, заявляет: «Ну, что за текст вы написали? Что это? Декларация об Объединении? Это не Декларация о независимости». И он сделал несколько замечаний, которые, вероятно, были рациональными. Одно из них, например, относилось к тому, что в тексте не было ничего сказано о приднестровцах и это было нашей ошибкой. Мы упустили это из виду, хотя обсуждали этот момент между собой. Хорошо, что он об этом сказал, потому что мы позже внесли это примечание. После выступления Иона Цуркану воцарилась мрачная тишина, которая, как мне показалось, длилась столетие. Я не знал, как выбраться из сложившейся ситуации. Я думал: «Что мы будем делать на следующий день? На следующий день мы созвали Великое национальное собрание, приехало так много иностранных журналистов, международная пресса, Румыния смотрит на нас. Что мы теперь будем делать?»

В это время, помню, я стоял понурый. Затем я встал с Матеем и начали оправдываться, утверждать, что мы приняли это во внимание, что у нас есть предыдущие решения. Итак, мы не привнесли ничего абсолютно нового. Там написаны вещи, о которых говорилось ранее, но думаю, что просто они не были сконцентрированы в лаконичной и убедительной форме. Помню, как я посмотрел и удивился тому, что прямо передо мной стоял Петру Солтан, с поникшей головой и сильно напуганный. Рядом с ним – Ион Ватаману, тоже напуганный. Он тоже молчал. А также Михай Патраш, Брынзан – справа, передо мной. Я посмотрел на них и задался вопросом: «Но почему они ничего не говорят?»

Тогда я подумал: «Петру Солтан из Приднестровья, он наверное подумал: «Все, Приднестровье потеряно, как будто его люди остались за бортом». Вероятно, то же самое думал и Ватаману, будучи из Буковины. Надежда Брынзан тоже была напугана». Затем Мошану глубоко вздохнул и сказал: «Знаете что? Ваши замечания уместны, давайте еще поработаем. Господа Матей, Недельчук, идите, примите во внимание комментарии и уже встретимся завтра утром, в 7.00». Мы ушли и стали переделывать абзац с Приднестровьем. Но что надо было исключить? Ну как же исключить то, что произошло в 1775 году, когда австрийцы присоединили Буковину, территорию Северной Молдавии? Как тут не упомянуть о 1812 году, ведь с тех пор все и началось? О 1918 годе – ведь вначале была Молдавская демократическая республика, а затем Объединение. Большевики взяли в руки оружие и начали убивать, получили власть с помощью оружия, в конце концов, они были бандитами. И они нам говорили, что Сфатул Цэрий провел выборы неправильно, недемократично. Итак, мы добавили статью о Приднестровье и, по сути, сохранили текст, сказав: «Мы больше ничего не можем сделать. Если кто-то признает нас, пусть признает нас на основании исторических фактов. Они сказали нам, что Декларация о независимости слишком политизирована. Наша жизнь и история политизированы. Нас политизировали те, кто нас убивал».

Кстати, все это время, пока шла работа над текстом Декларации о независимости, ни Мирча Снегур, ни его представители из администрации президента, никто не участвовал в процессе написания текста. Они его даже не знали. Правда лишь, что ночью, с 26 на 27, около часа ночи, господин Цыу (Николае Цыу, министр иностранных дел, 1990-1993) и еще один человек (Цыу был одет в спортивный костюм, вероятно, после пробежки по парку) зашли лишь посмотреть, что мы делаем. Он перекинулся с нами парочкой слов и ушел. Но опять же отмечу, что он не видел текста. Ночью мы отправили текст в министерство иностранных дел Румынии, чтобы они его просмотрели. Оно было отправлено по факсу (тогда еще существовал факс). Мы отправили текст в Бухарест, чтобы они его просмотрели и попросили прислать нам свои комментарии, если таковые имеются. Но до утра мы ничего не получили.

27 августа 1991 года, утро. Граждане приветствуют Декларацию о независимости на ПВНС

Утро. Мы подходим. Собрались члены Президиума, но Площадь все еще пуста. Мошану не спешит созывать заседание Президиума, потому что боится, что они снова не примут текст Декларации. Он все равно отправляет посмотреть не идут ли люди на Площадь, потому что было сказано, чтобы люди пришли с самого утра, чтобы была праздничная атмосфера и т.д. Делегации еще не достигли центра Кишинева, но люди уже спускались с Телецентра и со стороны Страшен шел народ. И Mошану говорит: «Скажите им, чтобы они попили еще чайку, кофе …». Да, мы тянули время. Думаю, что было уже около восьми часов, когда кто-то пришел и сказал: «Господин Мошану, там океан людей возле Медицинского института, а там, на холме, уже дошли до перекрестка с Матеевичем, с плакатами, люди поют…». Тогда Мошану говорит: «Пускай входят!». И вошли члены Президиума. Пока они рассаживались, мы раздали текст Декларации о независимости. Все снова читают. Гробовое молчание. Никто не говорит ни слова. Мошану говорит, что недостаточно воздуха и просит открыть окна. И всем становится слышна атмосфера с Площади. По одному члены Президиума встают и подходят к окну, чтобы посмотреть… И члены Президиума поняли, что люди начинают собираться на Площади и что все они ждут Декларации о независимости, а не что-то другое. Практически было невозможно написать другой текст. Мошану тоже глянул и сказал: «Ну что, коллеги, если все замечания были учтены, что будем делать? Принимаем ли мы ее? Хорошо, то есть будем считать, что принимаем? Кто за?». Медленно все подняли руки и проголосовали за нее. Ну, нам будто тяжеленный камень с груди сняли.

Теперь давайте все пойдем на Площадь. Как известно, мы все пошли на Площадь. Там начался митинг, красивый спектакль, люди …

Само заседание парламента имело место после обеда. Так было прописано в сценарии. В каком-то смысле мы донесли до общества то, за что будем голосовать. Ведь с трибуны было сказано о Декларации независимости, практически все, что было в ней написано…

27 августа 1991 года, послеполуденное время. Депутаты проголосовали за Декларацию о независимости
Мы поговорили с народом. Предоставили слово представителям меньшинств, иностранным делегациям, сенаторам румынского парламента. После этого, думаю, что около 12.30, после основной части события Народного собрания, объявили, что депутаты пойдут в зал заседаний. Тогда же раздали копии Декларации о независимости, которую одобрил Президиум.

Итак, в парламенте выступил вначале Снегур, а затем Мошану. После Мошану, который все очень долго и подробно рассказывал, желающих выступить оказалось очень мало. Потом текст Декларации поставили на голосование, но не все проголосовали за нее. Некоторые депутаты покинули зал заседания, некоторые отсутствовали и каждый из них по-своему объясняет свое отсутствие.

Проголосовали даже несколько аграриев и коммунистов после того, как они увидели, что происходит на ПВНС. Также они уже знали, что и в Украине проголосовали. Все, что есть в тексте Декларации о независимости обсуждалось ранее на заседаниях парламента, в контексте предыдущих дебатов.

27 августа 1991 года. Бокал с шампанским и фотография после голосования
Теперь кое-что обо мне. И я хочу это вам сказать, независимо от того, опубликуете вы это или нет. После того, как депутаты проголосовали за Декларацию о независимости, они покинули заседание, а затем их пригласили на бокал шампанского, на седьмом этаже. Они спустились с 8-го на 7-й этаж, где подавали шампанское. Меня там не было, и я объясняю почему. В то время я занимал должность председателя комиссии по международным отношениям. На заседании присутствовал и Михай Карп, сын известного комментатора со «Свободной Европы» тех времен и «Голоса Америки» Мирчи Карпа. Михай Карп получил образование дипломата в США. Я попросил его перевести наиболее важные моменты из Декларации о независимости и передать их иностранным журналистам. В те минуты я работал с Михаем Карпом и поэтому я не пошел пить шампанское.

После шампанского все спустились и, конечно же, Мирча Снегур стал на переднем фоне на лестницах, а Мошану немного в сторонке, в тени. Меня там не было, потому что я работал, поэтому вы не увидите моё изображение на фотографиях. Затем депутаты подписали Декларацию на флаге. Вот я рассказал вам, как прошло голосование. Впервые я рассказал вам некоторые детали, о которых раньше не говорил из-за разочарования, эмоций. Но прошло уже много лет – надо рассказать, как все это было на самом деле.

https://www.zdg.md/ru/?p=41607



===================

Д Е К Л А Р А Ц И Я
О НЕЗАВИСИМОСТИ РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА
ПАРЛАМЕНТ РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА, образованный в результате свободных и демократических выборов,

ПРИНИМАЯ ВО ВНИМАНИЕ тысячелетнее прошлое нашего народа и его непрерывную государственность в историческом и этническом пространстве его национального становления; СЧИТАЯ акты расчленения национальной территории 1775 и 1812 годов противоречащими историческому и национальному праву и юридическому статусу Молдавского княжества и аннулированными всем историческим развитием и свободным волеизъявлением населения Бессарабии и Буковины;

ПОДЧЕРКИВАЯ, что издавна населенное молдованами Заднестровье является составной частью исторической и этнической территории нашего народа;

УЧИТЫВАЯ, что парламенты многих государств в своих декларациях считают соглашение, заключенное 23 августа 1939 года между Правительством СССР и Правительством Германии, недействительным с самого начала и требуют ликвидации его политико-правовых последствий, что отмечено и Международной конференцией \"Пакт Молотова - Риббентропа и его последствия для Бессарабии\" в Кишиневской декларации, принятой 28 июня 1991 года;

ПОДЧЕРКИВАЯ, что, не спросив население Бессарабии, севера Буковины и области Херца, насильственно захваченных 28 июня 1940 года, а также население Молдавской АССР (Заднестровья), образованной 12 октября 1924 года, Верховный Совет СССР, даже в нарушение своих конституционных полномочий, принял 2 августа 1940 года Закон СССР \"Об образовании союзной Молдавской ССР\" - нормативные акты, которыми попытались оправдать, при отсутствии какого-либо реального правового обоснования, расчленение этих территорий и принадлежность новой республики СССР;

НАПОМИНАЯ, что в последние годы демократическое движение за национальное освобождение населения Республики Молдова еще раз подтвердило его стремление к свободе, независимости и национальному единству, выраженное в заключительных документах Великих Национальных Собраний, состоявшихся в Кишиневе 27 августа 1989 года, 16 декабря 1990 года и 27 августа 1991 года, в законах и постановлениях Парламента Республики Молдова о провозглашении румынского языка государственным и о возврате ему латинского алфавита от 31 августа 1989 года, о Государственном флаге от 27 апреля 1990 года, о Государственном гербе от 3 ноября 1990 года и об изменении официального названия государства от 23 мая 1991 года;

ИСХОДЯ из Декларации о суверенитете Республики Молдова, принятой Парламентом 23 июня 1990 года, и того, что население Республики Молдова, осуществляя свое суверенное право, не участвовало 17 марта 1991 года, несмотря на оказанное государственными органами СССР давление, в референдуме о сохранении СССР;

УЧИТЫВАЯ необратимость происходящих в Европе и а мире процессов демократизации, утверждения свободы, независимости и национального единства, становления правовых государств и перехода к рыночной экономике;

ПОДВЕРЖДАЯ равноправие народов и их право на самоопределение согласно Хартии ООН, Хельсинкскому заключительному акту и нормам международного права;

СЧИТАЯ, в силу всего вышеизложенного, что пробил великий час свершения акта справедливости в соответствии с историей нашего народа, нормами морали и международного права, на основе права народов на самоопределение, от имени всего населения Республики Молдова и перед всем миром торжественно

П Р О В О З Г Л А Ш А Е Т :

РЕСПУБЛИКА МОЛДОВА - СУВЕРЕННОЕ, НЕЗАВИСИМОЕ И ДЕМОКРАТИЧEСКОЕ ГОСУДАРСТВО, МОГУЩЕЕ СВОБОДНО, БЕЗ ВМЕШАТЕЛЬСТВА ИЗВНЕ РЕШАТЬ СВОЕ НАСТОЯЩИЕ И БУДУЩЕЕ В СООТВЕТСТВИИ С ИДЕАЛАМИ И СВЯТЫМИ УСТРЕМЛЕНИЯМИ НАРОДА В ИСТОРИЧЕСКОМ И ЭТНИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЕГО НАЦИОНАЛЬНОГО СТАНОВЛЕНИЯ.

В качестве СУВЕРЕННОГО И НЕЗАВИСИМОГО ГОСУДАРСТВА РЕСПУБЛИКА МОЛДОВА:

ПРОСИТ все государства и правительства мира признать ее независимость так, как она была провозглашена свободно избранным Парламентом республики, и выражает желание установить политические, экономические, культурные и иные связи, представляющие взаимный интерес, с европейским государствами, со всеми странами мира, будучи готовой установить дипломатические отношения с ними в соответствии с нормами международного права и существующей в мире практикой в этой области;

ОБРАЩАЕТСЯ к Организации Объединенных Наций с просьбой принять ее полноправным членом всемирной организации и ее специализированных агентств;

ОБЬЯВЛЯЕТ о своей готовности присоединиться к Хельсинкскому заключительному акту и Парижской хартии для новой Европы и просит также быть допущенной на равных правах на Конференцию по безопасности и сотрудничеству в Европе и к ее механизмам;

ТРЕБУЕТ от Правительства Союза Советских Социалистических Республик начать переговоры с Правительством Республики Молдова о прекращении незаконного состояния ее окупации и вывести советские войска с национальной территории Республики Молдова;

ПОСТАНОВЛЯЕТ применять на всей своей территории только Конституцию, законы и другие нормативные акты, принятые законно образованными органами Республики Молдова;

ГАРАНТИРУЕТ осуществление социальных, экономических, культурных прав и политических свобод всем гражданам Республики Молдова, включая лиц, принадлежащих к национальным, этническим, языковым и религиозным группам в соответствии с положениями Хельсинкского заключительного акта и принятых впоследствии документов, Парижской хартии для новой Европы.

Да поможет нам БОГ!

Принята Парламентом Республики Молдова в Кишиневе 27 августа 1991 года.

===================

Приглашаю всех в группы
«Эпоха освободительной Перестройки М.С. Горбачева»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=====================







Tags: ! - История Перестройки, ! - Распад СССР, 1991, Молдова
Subscribe

Posts from This Journal “Молдова” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments