ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Александр Тихомиров: «Второй в партии».

Лигачев ушел недавно из жизни - в 100 лет. У меня и сомнений не было, что столько проживет. Не курил, не пил. Не впадал в истерику - не видел, ни разу. Хотя много ездил с ним по стране в середине 80-х.
Он, говорили помощники, сам хотел, чтобы я ездил. Любил заковыристые вопросы, острые темы. Я этим и пользовался - от души. Он никогда не пресекал, не злился. Только пристально вглядывался в глаза, пытался понять, вроде бы - сам-то я что по этому поводу думаю? Иногда и спрашивал. Я отвечал. Но этот "спам", как выражаются нынче, конечно же, вырезал потом из интервью. Он, впрочем, со всеми так разговаривал.
Помню, в Татарстане, в поле, больше часа беседовал с комбайнерами. Жара стояла - невыносимая. Охранники чуть в обморок не падали. Все в поту, пиджаки не смели снять, чтоб не увидели - что под ними. Даже на темных пиджаках пятна, подмышками. Оператор мне шептал, что камера перегрелась. А Егор Кузьмич - в сером, поблескивающем, костюме. На рубашке галстук, затянутый, пуговицы застегнуты. И ничего! Ни пятнышка! И разговаривает, смеется задает вопросы, неторопливо...
Мобильным был, на удивление - в возрасте, под семьдесят. Легко менял планы в своих поездках. Тогда, в Казани, уже все завершил, вроде бы - все собрания нужные, встречи. Утро, собрались улетать в Москву. Вдруг выясняется: нет. Срочно едем на фабрику, где "Тасму", кинопленку производят.
Подхожу к Лигачеву, спрашиваю зачем.
-Посмотрел вечером телевизор. Там Никита Михалков про качество нашей кинопленки сказал - что она даже света не боится! Едем. Проверим. Это в ваших, кстати, интересах - киношников...
Примчались на фабрику. Там никто и духом не ведал о возможности таких посещений. Директора нет на месте. А в цехах - Боже ты мой! Под ногами слякоть. Вонь. Жидкость хлюпает в огромный коробах. Пленка тянется из одного в другие, схваченная деревянными бельевыми прищепками.
-Мда-а-а... - огорчился Егор Кузьмич. - Ну, будем разбираться.
Разбирались долго, часа полтора. С обкомовскими, срочно прибывшими, с директором, которого привезли на машине ГАИ. Перепуганные. Ссылались, как всегда, на техническую слабую оснащенность, на недостаточное финансирование.
-А точно знаете - какая техника вам нужна? - выспрашивал Лигачев. - У нас возможно создать такую?
Уверяли его: возможно. На оборонных заводах, во всяком случае, это возможно Задумался. Дал кому-то из них команду срочно выезжать в город Андропов, бывший Рыбинск - на какие-то, простаивающие тогда, закрытые заводы.
А мне сказал, строго, когда садился уже в машину:
-Возьми это дело под контроль. Неусыпно! Буду с тебя спрашивать! Чтобы пленка света забоялась.
И я так растерялся. Даже оператора чуть не забыл забрать с собой в аэропорт. Ехал потом и думал: неужто считает, что в моих, репортера, силах влиять на подобный процесс? А вдруг, и, вправду, станут вызывать меня в ЦК, на ковер? Спрашивать - мол. как там дела? Почему до сих пор не налажен выпуск агрегатов для производства цветной кинопленки?
Надо мной потом посмеивались друзья. Особенно, операторы Почему, дескать, мы опять на "конвас" снимаем? Где пленка "тасма", которую вы, с Лигачевым, нам обещали?
Не вышло - с той фабрикой, в Казани. Развалилась, сошла на нет, с годами. Как и с прекращением пьянства в стране. - не получилось. А как стремился к этому Егор Кузьмич! Больше даже, чем Горбачев.
В Челябинск прибыли однажды. На областную партийную конференции. Тогда решение было, чтоб в таких конференциях принимали участие члены Политбюро.
Бурные были дебаты. О борьбе с пьянством много говорили. Когда просматривали снятое, Лигачев сам пожелал взглянуть.
-Вот это оставьте... это... это... и вот это, обязательно! Как тут женщина хорошо сказала!
Потом позвал нас поужинать.
-Ну, хватит стесняться. Поедемте. Все.
Монтажер, со звуковиком, остались - пленку сгонять. А мы с Юрой Прокофьевым, оператором, решили присоединиться к их кампании.
За столом ожидали уже Ведерников, секретарь обкома, и начальник местного КГБ. Я-то предполагал это, а Юра, ох, как расстроился, не углядев на столе ни одной бутылки, с соответствующей наклейкой. Одни графины, с клюквенным и еще каким-то морсом. Да и еда, оказалась, простенькой вовсе. Салатики, фрукты и котлетки куриные с картофельным пюре.
-Как сказала! -все восхищался Егор Кузьмич, пережевывая котлетки. -Спасибо, говорит, вам за то, что вернули мне мужа! Его и дети не видели раньше. Домой только ночью являлся, весь пьяный. А теперь, когда водку убрали из магазина - дома сидит, гулять с ними ходит! Это мы с вами правильно сделали, товарищи...
-А вот я скоро дочку замуж выдаю, - возник вдруг мой Юра, - так что же? Нам на свадьбе и шампанского не выпить?
Егор Кузьмич чуть не подавился котлеткой. Тряхнул седым чубом, треснул кулаком по столу. Тарелки подпрыгнули.
- А вам, работникам идеологического фронта, даже думать о таком не пристало! Вы что же?! Мы пагубные привычки у народа пытаемся изживать - а вы о шампанском мечтаете?!
Ко мне повернулся:
-Ты тоже?
-Нет, -сказал я, потупившись, - я поддерживаю борьбу. Но только не резко надо, а постепенно...
Посмотрел на меня, непонимающе. Помолчал, перешел на другую тему.
Я и сейчас продолжал бы эту борьбу. Но, действительно, постепенно. Для успеха годы нужны. Чтоб все меньше у нас пили, и меньше. Свою дозу, к примеру, сократил уже - раза в три. Все реже срываюсь. Под старость лет. С другими, уверен, также будет...
Горбачев, между прочим, уже осознавал это - в конце 80-х.
В Шушенском, где Ленин жил, как-то утром, оказался в толпе его простых собеседников мужичок, пьяненький. Все, что делается, одобрял. Но язык заплетался. Генсек что-то тихо сказал ему. Я не расслышал. Зато потом расслышал, когда он с Шениным, секретарем крайкома, поделился, усмехаясь.
=Обратили внимание? Я ему не сказал - совсем не пейте. Я ему сказал - с утра не пейте!
Я удивился тогда: ни фига себе! На попятный, видно, пошел.
А Егор Кузьмич ни в чем не шел на попятный.
В Хельсинки оказался с ним в одной из пищевых компаний.
Там выпускали чудные, по качеству, молочные продукты. Он пытался выяснить у работников - какую зарплату получают, как стимулируют их на повышение качества. Ему сказали: а вот наш владелец, глава компании. Тот встал, представился. Был готов к разговору. А Егор Кузьмич повернулся к нему спиной. Решил не общаться с капиталистом. Даже в этом не желал отходить от своих коммунистических убеждений. От марксистского взгляда на распределение: от каждого - по способностям, каждому - по труду.
Перед тем, как принят был закон о кооперативах, он, второй человек в партии, решил припугнуть будущих бизнесменов. Привлечь к суду несколько, как считал, расхитителей. Вадима Туманова, в частности. Когда узнал - сколько тот получает, возглавляя артели по добыче золота. В месяц - аж до четырех тысяч тогдашних рублей! И его заместители, подельники, тоже. Это давно бесило руководство в обкомах.
Завели уголовное дело. Выяснилось, по ходу, что и простые добытчики, бульдозеристы, к примеру, огребают там столько, за сезон, что покупают, вернувшись, машины. Даже квартиры.
Не удивительно, что конкурс там, на место водителя, скажем, был человек по сорок. Как у поступающих во ВГИК.
Как так? Следователи каждого допрашивали - из полутора тысяч. Никто ни в чем не признался. Обыскали все общежития, на всех участках, разбросанных в тайге. Нашли лишь одну улику, сомнительную - колоду карт с голыми бабами. Но все продолжали - рыть и рыть.
А все было просто, по существу. В соответствии с уставом артели, деньги там получали за каждый добытый грамм. А не по окладу, с надбавками, строго определенными, как на госпредприятиях. Больше сдал - больше получил. И золотишко воровать уже не было смысла.
К тому же, в уставе прописано: заработок председателя артели не может превышать заработка рабочего больше, чем вдвое. Как тут не стимулировать людей на эффективный труд...
Следствие стало бессмысленным, но все тянулось. Потом дело закрыли, тихо. Говорят, даже в правительстве, разобравшись, некоторые стали защищать, оправдывать деятельность артелей.
Когда Лигачеву доложили об этом - обиделся:
- Что же мы - коммунизм артелями будем строить?
Вот, ушел теперь... Много лет не знал, как проживает он свою старость. Лишь раз прочел где-то его интервью. Его и его соратников сравнили там с мастодонтами, давно исчезнувшими уже. А он ответил так, вроде бы: "Когда уходят мастодонты, на их место приходят крысы".
Дай Бог, чтоб ошибался. Как в жизни ошибался во многом.

=========

Приглашаю всех в группы
«Эпоха освободительной Перестройки М.С. Горбачева»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

============














Tags: Лигачев, Тихомиров
Subscribe

Posts from This Journal “Лигачев” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments