ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Category:

Фильмы с дальней полки

За два года конфликтной комиссией "реабилитировано" более ста фильмов.

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20 14/05/1988

Наш корреспондент беседует с председателем комиссии по конфликтным творческим вопросам Союза кинематографистов СССР, секретарем правления Союза кинематографистов СССР А. ПЛАХОВЫМ.

КОРР. Создание конфликтной комиссии сразу после V съезда кинематографистов связано с существованием пресловутой "полки" с запрещенными фильмами. С чего вы начинали, как узнавали, что где-то пылятся фильмы, ведь полка, естественно, условна?

ПЛАХОВ. Существовали фильмы, слывшие своего рода легендами. Их смотрели только в очень узких аудиториях, фактически же они были недоступны. Мы начали с того, что узнавали от друзей, коллег о судьбах режиссеров этих фильмов, выходили на них, обращались в Госфильмофонд, на республиканские студии, искали там копии запрещенных фильмов. То есть занимались поначалу теми конфликтами, которые были на слуху. Негативы некоторых фильмов вообще не сохранились. А, например, единственные сохранившиеся копии "Родины электричества" Л. Шепитько и "Ангела" А. Смирнова были спасены буквально чудом.

Мы начали с фильмов Киры Муратовой "Короткие встречи" и "Долгие проводы", просмотрели и обсудили "Лес" В. Мотыля, "Интервенцию" Г. Полока, "Скверный анекдот" А. Алова и В. Наумова, "Родник для жаждущих" Ю. Ильенко, "Тризну" Б. Мансурова. Я называю только ленты полнометражные и наиболее известные. Вначале мы думали, их всего 15 - 20, выяснилось, гораздо больше, если добавить еще документальные, телевизионные и даже, представьте, мультипликационные...

Практически все просмотренные фильмы были рекомендованы к выпуску в прокат, ничего вредного в них не было. Наоборот, это были, как правило, интересные творческие работы, конечно, разного уровня. Встречались фильмы действительно значительные, как, скажем, перечисленные выше; были средние и откровенно слабые.

КОРР. Вы их тоже рекомендовали в прокат?

ПЛАХОВ. В некоторых случаях речь шла только о том, чтобы легализовать фильм, снять с него клеймо запрета, отпечатать одну-две копии хотя бы для архива, для истории кино, но не для реального проката. Встречались среди фильмов и такие, которые не были запрещены и даже в свое время показаны, но в таком маленьком количестве копий, что практически никто их не видел. Это фильмы формального проката, как мы их называем. Между тем среди них часто оказывались лучшие произведения советского кино 60-70-х годов, как, например, "Осень" А. Смирнова, "33" Г. Данелия, "Тугой узел" М. Швейцера. Мы считали очень важным, чтобы эти ленты стали реальным достоянием аудитории, всей нашей культуры. Обращались в Госкино с целыми списками фильмов, с рекомендацией дать им новый тираж. Понимали, что отдавать дефицитную пленку под старые картины не очень-то с руки, да и прокат относился к ним без особого восторга: многие из них черно- белые и сняты в устаревших с точки зрения сегодняшнего дня эстетических традициях. Но они все же обрели жизнь, и общая картина советского кино трех последних десятилетий сейчас куда более полная, чем раньше.

Дальше работали на основе заявлений, устных и письменных, лавина которых на нас обрушилась. Понимали, что за каждым таким заявлением - человек, художник сложной судьбы.

Дело в том, что за закрытием фильма часто следовало отлучение от работы, а значит, неуверенность в завтрашнем дне, длительный простой. Автор запрещенного фильма считался заклейменным и впоследствии работал с оглядкой на этот эпизод своей биографии. Некоторые шли на компромиссы, брали менее острые темы, приспосабливались, другие не сдавались.

КОРР. Один из них - режиссер фильма "Комиссар" А. Аскольдов. Какова его судьба?

ПЛАХОВ. В течение прошлого года мы занимались драматичной историей этого фильма. Он был в свое время полностью закрыт, объявлен идеологически вредным. Режиссеру запретили работать в кино. За двадцать лет он не снял ни одного фильма. Когда мы занялись картиной, то выяснилось, что и сегодня у нее хватает влиятельных противников, которые всячески тормозят решение вопроса. Но мы считали очень важным довести дело до конца, потому что это был особенно болезненный, трудный случай, и еще потому, что это была последняя из таких вот знаменитых, легендарных "полочных" лент. Недавно Аскольдов побывал в Западном Берлине на фестивале, фильм получил там несколько почетных призов, потом приз во Франции, был показан в Америке. Вскоре выйдет в прокат у нас.

Судьба реалистичной, правдивой картины о жизни деревни "Асино счастье" А. Михалкова-Кончаловского тоже по-своему драматична. Непарадный показ деревни не удовлетворил тогдашнее руководство, картина была подвергнута обструкции. Михалков- Кончаловский начал снимать фильмы другого плана, экранизировал классику, снял "Сибириаду", но "Асино счастье" сам режиссер считает своим лучшим фильмом. На только что закончившемся Всесоюзном кинофестивале фильм, снятый более 20 лет назад, получил первую премию.

Запрет картины "Асино счастье" стал, по мнению Михалкова-Кончаловского, переломным для него самого. Женившись на француженке, режиссер уехал за рубеж, оказался в Голливуде, мы же потеряли талантливого художника, во всяком случае на долгий период. Правда, Михалков-Кончаловский часто бывает в СССР, и недавно кинокомпания "Хэмдейл" подписала с киностудией "Мосфильм" договор о съемках биографического фильма, посвященного С. Рахманинову, его поставит Михалков-Кончаловский.

А вот история "Заставы Ильича" М. Хуциева. В 1963 г. Н. С. Хрущев подверг этот фильм критике, из него был вырезан ряд эпизодов, например выступление поэтов в Политехническом, поскольку на нем присутствовал А. Вознесенский, столь нелюбимый тогда Хрущевым. В результате фильм под названием "Мне двадцать лет" вышел с купюрами. Сейчас "Застава Ильича" восстановлена и выходит на экраны.

Беда была в том, что не просто запрещался какой-то определенный фильм, а что вместе с ним закрывалось целое направление поисков. Так, например, закрытие картины Ю. Ильенко "Родник для жаждущих" ознаменовало начало гонений на Украине на поэтическое кино.

КОРР. Вы не называете тех, кто конкретно закрывал фильмы, не говорите, какие обвинения предъявлялись их авторам. Не кажется ли вам, что вы ведете бой с тенью?

ПЛАХОВ. Все происходило за закрытой дверью, и доступа к документам, связанным с судьбой запрещенных фильмов, мы не имеем. Ничего удивительного, даже фильмы исчезали, не то что бумаги. Но мы и не ставим своей целью вести следствие, с кем-то сводить счеты, хотя, может быть, было бы полезно сделать в каких-то случаях "именной" анализ. Помимо реабилитации фильмов, есть у нас и другая задача. Мы хотим проследить, какие были потенциальные возможности в советском кино, какие из них не были осуществлены в силу бюрократических вмешательств. Важно воссоздать историю кино не только по фильмам, прошедшим по экранам, но и по тем из них, что лежали на "полке", зарождались в замыслах, сценариях, которые не удалось реализовать.

КОРР. А много ли фильмов запретила официальная цензура, Главлит?

ПЛАХОВ. Беда не в цензуре как таковой, она, кстати, запрещает не так уж много. Но часто другие организации без всяких оснований берут на себя ее функции. Чиновники, редактура вмешиваются на всех этапах кинопроизводства, создается многоступенчатая бюрократическая иерархическая лестница, включающая ведомственную цензуру.

Э. Шенгелая рассказывал такой эпизод: чтобы запустить десятиминутный мультипликационный фильм в Грузии, нужно было семь раз летать из Тбилиси в Москву и обратно.

КОРР. И ведомственная цензура существует до сих пор?

ПЛАХОВ. Да, хотя позиции ее ослаблены. Ведомства высказывают протест против показа лент, в которых они представлены не с лучшей стороны. В фильмах о Чернобыле руководству нашей атомной промышленности хотелось бы показать, как быстро и эффективно ликвидируется авария, но почему она произошла, кто виноват в этом, предпочитают умалчивать. Недавно была абсурдная история с белорусским фильмом, в котором показывалось, как плохо в Белоруссии охраняются памятники культуры, как они запущены. Протестовало против этого фильма... республиканское общество охраны памятников.

Раньше каждый мог вмешаться на любой стадии, запретить фильм. Сейчас инстанций стало меньше. Редактура если вмешивается, то с большей осторожностью, с оглядкой на Союз кинематографистов и конфликтную комиссию.

Но бывает, решения комиссии тормозятся, я уже приводил пример с влиятельными противниками фильма "Комиссар".

КОРР. Судя по объемистой папке с заявлениями в комиссию, конфликтных фильмов не становится меньше. Какие конфликты в основном приходится улаживать сейчас?

ПЛАХОВ. Порой возникают споры в связи с откровенным показом негативных сторон жизни, а также ее интимных сторон. В качестве примера могу привести фильм Э. Рязанова из школьной жизни "Уважаемая Елена Сергеевна", в котором показано много жестокостей, и картину о проститутке молодого режиссера В. Пичула "Маленькая Вера", выход которых на экран сейчас тормозится.

Несколько дней назад позвонили из Белоруссии. Там снят документальный фильм "Беда" о матерях и вдовах воинов, погибших в Афганистане. С ним тоже проблемы, будем фильм отстаивать. В таком случае, когда возникает конфликт, необходимо широкое гласное демократическое обсуждение, с тем чтобы выработать перспективный взгляд на проблему.

Жизнь, тем более творческая, немыслима без конфликтов. Конфликтная комиссия, мы уверены, должна существовать. Она является формой социальной защиты, демократической гарантией того, что не повторятся волюнтаристские решения прошлых лет.

Беседу вела Т. ЦЫБА

Tags: ! - Кино Перестройки, 1988, полочные фильмы
Subscribe

Posts from This Journal “полочные фильмы” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments