ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Телемост "Ленинград - Сиэтл".

35 лет назад - 19 февраля 1986 года - советские граждане прильнули к экрану: по первой программе ЦТ показывали сенсационный телемост Ленинград – Сиэтл.

Его назвали «прорывным». По сути, этот телемост стал первым, где лицом к лицу оказались обычные граждане Советского Союза и Соединенных Штатов Америки. Причем советские участники были отобраны не КГБ или другими официальными органами, а американской телекомпанией. Это же первый телемост без предварительно согласованного сценария - сплошная импровизация. И это был дебют пары журналистов ставших вскоре телезвездами: Владимира Познера и Фила Донахью.

Согласиться Донахью на участие в проекте уговорили Памела Робертс и Эд Вьерзбовски, инициаторы моста с американской стороны. Тот поставил единственное условие — чтобы не было цензуры. «Я был поражен, как легко давались гарантии международного масштаба! – вспоминает в книге Павел Корчагин, создатель проекта с советской стороны. – Эд пообещал Филу, что советское телевидение допустит свободную дискуссию. Владимир Познер пообещал им обоим, что никаких ограничений не будет».

«Телемост «Ленинград – Сиэтл: встреча в верхах рядовых граждан» был показан по первому каналу Гостелерадио СССР в самый прайм-тайм не один, а два раза, – пишет в мемуарах Владимир Познер. – Его увидели не менее ста восьмидесяти миллионов человек. Успех его был грандиозен и безоговорочен. Буквально за один вечер я стал знаменитостью. Волею судеб я оказался первым советским человеком, который на глазах у всей страны вел никем не отрепетированную дискуссию с рядовыми американцами. И тот факт, что я не врал, признавал недостатки и проблемы, о которых знали все советские люди, но вместе с тем отстаивал интересы страны в вопросах принципиальных, нашел отзвук в сердцах. Десятилетиями гражданам предлагали телевизионные программы, старательно избегающие любых упоминаний того, что могло не понравиться власти. Горбачев призвал к гласности, и этот телемост был, по сути дела, первым примером этой самой гласности на телевизионном экране».

На телемосте американцы требуют освобождения Андрея Сахарова из Горького, демократии в Советском Союзе, свободы слова, вывода советских войск из Афганистана, а также задают вопросы о сбитом в 1983 году южнокорейском «боинге». Неожиданно для советской стороны американские телевизионщики показывают протестующих перед их студией, которые требуют свободного выезда для евреев. «Мы узнали об этой демонстрации от наших американских партнеров, – говорит в мемуарах Павел Корчагин. – Мы знали, что перед студией собрались в основном бывшие советские граждане с антисоветскими плакатами. Но нам и в голову не приходило, что американцы могут отправить туда оператора и показать это все прямо во время телемоста, показывать крупным планом транспаранты».

Познер в заключительном слове пытается примирить аудитории, говоря: «<…> И, если мы сегодня поняли, что мы разные, что у каждого есть право на собственное мнение, мы сделали большой шаг в сторону лучшего понимания. А если мы начнем понимать друг друга лучше, мы перестанем бояться, избавимся от паранойи, начнем общаться как нормальные люди. <…>» Однако Донахью закончил свой монолог тем, что в Америке не могут принять происходящее в Польше, авторитарные действия Союза против воли людей, события в Афганистане. «Мы вынуждены с болью признать, что вашей страной, насчитывающей 260 миллионов талантливых граждан, руководит группа людей, которые, нарушая права человека, также думают, как бы им распространить свое влияние на весь остальной мир. Это трагедия мудрости вашего народа», – заключил он.

«Мы пришли в ярость от этого заявления, – вспоминает Корчагин и так передает атмосферу в студии: «Господи, что за козел», – сказал Сергей. «Эд, – обратился он к Верзьбовскому, – скажи Донахью, что он ничтожество, или я сам это сделаю, но в более грубых выражениях». Эд выглядел очень расстроенным».

Программу утверждал Александр Аксенов, уже новый руководитель телевидения, пришедший на смену Сергею Лапину, председателю Гостелерадио с апреля 1970-го и отправленного в отставку с приходом Горбачева, и новый начальник Главного управления внешних сношений Валентин Лазуткин. После записи программы на собрании, где помимо них присутствовали заместители Аксенова и куратор Гостелерадио в ЦК, всех попросили высказаться о возможности выхода программы в эфир. Как вспоминает Познер, он был уверен — программа не выйдет, но неожиданно Аксенов поддержал его. Он вспоминал об этом много лет спустя, в программе Светланы Сорокиной на «Пятом канале»: «И только потом я узнал, что то, что мы им показали, сперва видели Михаил Сергеевич Горбачев и Александр Николаевич Яковлев, и они сказали: «О! Вот это так!» – заключает он, демонстрируя большой палец. Программа оказалась нужной перед XXVII съездом партии, где Михаил Горбачев объявил курс на перестройку.

«Это телевизионное действо было не только моим личным прорывом (что важно для меня, но вряд ли имеет большое значение для страны), – скажет Познер в мемуарах, – но и событием историческим <…>».

Выступая на конференции гражданского общества Америки и России в Вашингтоне в ноябре 2012 года, Познер, вспоминая этот же телемост, сказал: он “привлек внимание всей телевизионной аудитории в Советском Союзе, когда там был только один канал, особого выбора других каналов не было. Я получил 77 тысяч писем, и в этих письмах было две мысли. Первая: «Товарищ Познер, где вы нашли тех идиотов, которые были у вас в студии? Почему вы не пригласили меня?» И вторая мысль, на мой взгляд, более важна: «Я увидел свое лицо, и оно мне не понравилось», то есть было ощущение того, что люди не были открытыми».

Однако, как ни странно, американцы после телемоста тоже считали себя проигравшей стороной. По свидетельству Питера Кауфмана, в 1987 году в Нью-Йоркском Центре коммуникаций прошел семинар, на котором обсуждался один из «саммитов граждан». И там было высказано опасение, что будущие мосты будут «выиграны» советскими журналистами, а не американцами. Советские журналисты умело проводили линию партии, говорилось на семинаре, а кроме того, ни один американский телеведущий не мог сравниться с Владимиром Познером – никто не может ни читать, ни писать по-русски так, как он может это делать по-английски. Некоторые из присутствующих воспринимали участие в телевизионной «битве» как проигрыш США.

О популярности телемостов среди рядовых зрителей свидетельствует опрос декабря 1985-го, который был проведен Главной редакцией писем и социологических исследований Гостелерадио СССР, писал исследователь Александр Липков. «По его данным, 51 процент из числа смотревших передачи оценили их всецело положительно, 44 процента — положительно с оговорками и лишь 5 процентов — негативно», – отмечал он. Через два года, в 1987-м, Институт социологических исследований Академии Наук СССР, проведя свой опрос, обнаружил, что телемосты смотрят регулярно 80% зрителей. Ведущий круглого стола «Телевидение и международная политика» Евгений Дугин, ссылаясь на этот опрос, отмечал, что 91% из них считает, что такие передачи надо проводить и в дальнейшем, и лишь 3% опрошенных полагают, что занятие это бесперспективное, у него нет будущего.

Невероятный успех телемоста «Ленинград-Сиэтл» привел к тому, что в Управлении внешних сношений Гостелерадио было создано специальное подразделение по подготовке таких программ. Его главой был назначен Леонид Золотаревский, который и сам провел несколько телемостов из серии «От столицы к столице» (на американском телевидении — Capital to Сapital), на которых общались конгрессмены и члены Верховного Совета СССР.

Второй телемост из серии “Саммит граждан” запомнится зрителям еще больше — во время общения женщин США и СССР рождается бессмертная фраза «У нас секса нет».

https://gorbymedia.com/post/02-19-1986



================

Полная запись телемоста:

https://youtu.be/jYNZOIlr0r4



Ещё по теме:

https://profilib.org/chtenie/122716/vladimir-pozner-proschanie-s-illyuziyami-103.php

https://mir24.tv/news/16448567/dialog-grazhdan-ssha-i-sssr-35-let-sostoyalsya-proryvnoi-telemost-leningrad-sietl

https://rg.ru/2021/02/19/my-ploho-nachali-kakim-byl-pervyj-telemost-leningrad-sietl-kotoryj-v-sssr-uvideli-35-let-nazad.html











==============================

ПО ПРОСЬБЕ ЧИТАТЕЛЕЙ.

За кулисами телемоста "Ленинград - Сиэтл"


Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10 04/03/1986

Уважаемые читатели!

Речь пойдет о том, чего не было в самом "мосте", о том, что предшествовало ему и последовало за ним, о том, чего вы не увидели, когда телемост "Ленинград - Сиэтл" демонстрировался по Центральному телевидению.

ЧТО ПРЕДШЕСТВОВАЛО

Когда Фил Донахью позвонил мне осенью прошлого года и сказал, что хотел бы принять участие в качестве ведущего в телемосте между СССР и США, я, откровенно говоря, обрадовался. Наконец-то, подумал я, американцы узнают о существовании такого "способа общения с русскими". Ведь до этого звонка мы провели около десятка телемостов. Но если все они (кроме самого первого, сугубо экспериментального) были показаны по первой программе советского телевидения, то в США их увидели лишь очень немногие. Почему? Да потому, что они были показаны весьма небольшим числом местных станций.

Появление Донахью в корне меняло дело. Нет семьи в Америке, которая не знала бы Фила Донахью. Вот уже 17 лет он пять дней в неделю ведет свою передачу "Донахью шоу", передачу, которую регулярно смотрят около 10 миллионов человек, что для США является внушительной цифрой. Фамилия Донахью в какой-то степени синонимична понятию "успех", точнее, "коммерческий успех". Следовательно, можно было рассчитывать на то, что его участие гарантирует широкий показ телемоста в Америке.

После первого звонка последовали другие и вместе с ними телексы, телеграммы и письма, в которых явно сквозила озабоченность будущего ведущего тем, как бы не попасть под огонь консервативных, антисоветских элементов США.

- Во-первых, нельзя ли вести, телемост не из Москвы? - спросил Донахью. - Это очень важно.

Так начали проявляться признаки этой озабоченности.

- Это так важно? - поинтересовались мы.

- Понимаете ли, Москва - это очень официально. Ну, Кремль там находится, Красная площадь. Словом, просим другой город.

Мы подумали: что ж, пожалуйста. Как вы относитесь к Ленинграду? При этом, грешным делом, помнили о том, что именно там, в Питере, был взят Зимний в ноябре 1917-го. Впрочем, зря беспокоились: ничего такого (!) наши американские коллеги, видимо, не знали. Ленинград? Очень хорошо!

Хорошо-то хорошо, но есть еще одна проблема. Какая же? Видите ли, объяснил мне Фил, дело в тех, кто соберется в ленинградской студии. Мы хотим, чтобы телемост соединил рядовых, обыкновенных людей. Но уж таковы у нас в Америке предрассудки, что обязательно подумают: эти ленинградцы - вовсе не обыкновенные люди. Все они специально отобраны и обработаны. Да и вообще это скорее всего переодетые сотрудники КГБ. Поэтому мы очень просим: разрешите нам прислать свою команду для отбора участников в Ленинграде. Кстати, если хотите, мы готовы принять вас в Сиэтле, чтобы вы смогли принять участие в отборе американских участников.

Нет, мы не исключали возможности "подсадок" в американской аудитории. Но сочли, что ехать в Сиэтл для проверки аудитории вряд ли стоит. Спасибо за приглашение, сказали мы, присылайте своих людей.

И они приехали. Три милые женщины, две из которых вот уже 17 лет отбирают участников для передач Донахью, и одна переводчица. Это было в начале декабря. В течение почти недели мы ходили по "Электросиле". По Балтийскому морскому пароходству. По больницам, по школам, по Ленинградскому университету и Педагогическому институту имени Герцена. Наконец, просто по улицам. Подходили к людям и спрашивали: "Вас волнует состояние советско- американских отношений? Вы хотели бы говорить об этом по телевидению?" И если отвечали: "Да" - записывали. Но последнее слово - приглашать или нет - оставалось за американской стороной.

Потом печатались билеты, рисовались сложнейшие технические схемы, готовилась студия. И по мере приближения даты записи телемоста, 29 декабря, мы все чувствовали как бы нарастающую нервозность Фила Донахью, его стремление выставить заслоны, прикрыть свой "правый фланг"...

ЧТО БЫЛО ПОСЛЕ

Надо прямо признать, что американская сторона сработала более оперативно, чем мы. Они подготовили свой телевизионный вариант телемоста, который прошел в эфире в первый день нового года. Впрочем, эти слова требуют некоторого уточнения. Американское телевидение делится, в общем, на три части: на общенациональные сети (Эй-би-си, Эн-би-си, Си-би-эс), на местные коммерческие станции (куда можно отнести и кабельное ТВ) и на так называемое общественное телевидение (Пи-би-эс). Правда, название последнего обманчиво. Оно целиком финансируется крупнейшими корпорациями США. Так что если и есть что-то в нем общественное, то одно лишь название... Но я отвлекся.

Итак, Пи-би-эс познакомит зрителей с телемостом "Ленинград - Сиэтл" только в апреле. Общенациональные сети не показали его и не покажут. Однако около 80 местных станций показали. А это означает, что, согласно американским данным, примерно 70% потенциальной телеаудитории США могли стать свидетелями встречи рядовых граждан Ленинграда и Сиэтла.

Что же увидели американцы? Вернее, чего не увидели они?

Сокращение и монтаж сами по себе ни о чем не говорят: все- таки телемост - это не двухсерийный художественный фильм. В нем обязательно бывают места поскучнее, паузы, словом, отрезки, которые замедляют, утяжеляют телевизионную передачу. Наш вариант был немногим длиннее американского. Важно не это, а то, что было сокращено. В нашем варианте были сокращены только второстепенные, ничего не дающие моменты. В американском? Исчезли, например, два священника, говорившие о положении дел с религией в нашей стране. Представители малых народностей Крайнего Севера. Все выступления, касавшиеся наших социальных завоеваний.

И все? Не совсем.

В течение последних недель я получаю письма из США. Пишут мне рядовые американцы, увидевшие "телемост".

Приведу лишь одно такое письмо:

"11 января 1986 г.

Уважаемый сэр.

Я хотел бы принести свои извинения за бестактность Фила Донахью во время передачи о встрече между рядовыми гражданами, которая была показана здесь сегодня.

Я приношу свои извинения за то, что он не давал говорить американской аудитории и все время "уточнял" слова наших участников.

Я приношу свои извинения за его поведение. Вы, надеюсь, понимаете, что он не выступал от имени всех американцев.

С наилучшими пожеланиями в Новом году вам и всему вашему народу.

Уильям Уаттл, г. Лонг-Бич, Калифорния".

* * *

Я обрадовался первоначальному звонку Фила Донахью, и обрадовался не напрасно. Миллионы американцев стали свидетелями "встречи на космическом уровне" рядовых граждан двух стран. Подавляющее большинство выразили горячую поддержку телемостам и прекрасно разобрались в том, что же происходило. Они сумели дать оценку поведению моего американского коллеги (думаю, это пойдет ему на пользу), отбросить второстепенное и выделить главное силу телемоста - нового средства общения, которое, невзирая на трудности, обязательно способствует взаимопониманию.

В. ПОЗНЕР, комментатор Гостелерадио.

Полностью опубликовано в газете "Советская культура", 20 февраля 1986 г.

https://aif.ru/archive/1647588








===========================


Как телемост СССР — США закончил Холодную войну.

Фильм Андрея Пивоварова.


Аннотация "Редакции":

Правительство России утвердило перечень «недружественных стран», который, ожидаемо, возглавили США. Чуть ранее американцы объявили, что прекратили выдачу рядовым россиянам своих виз.

Давно российско-американские отношения так сильно не напоминали те, что были во времена Холодной войны.

Именно поэтому нам стало интересно вспомнить, чем тот холод закончился в прошлый раз. А произошло всё довольно неожиданно — не в высоких кабинетах, а в телеэфире.

35 лет назад на экраны обеих стран вышел, возможно, самый скандальный телеформат того времени — телемост между СССР и США, который вели Владимир Познер и Фил Донахью.

Почему он так запомнился? Чем вошёл в историю, кроме знаменитой фразы «В СССР секса нет»? Мы нашли его авторов и участников.

Спойлер: вы удивитесь, насколько аргументы, звучавшие на том телемосте, напоминают то, что мы слышим сегодня.

https://youtu.be/t46oR9QyD38



Содержание:
00:00 Начало
01:10 Самый скандальный формат в истории советского телевидения
03:50 «Империя зла»: как складывались отношения между СССР и США в 80-е?
08:09 Как появилась идея провести телемосты?
11:32 КГБ вмешивался в организацию телемостов?
13:34 До телемоста Ленинград-Сиэтл прошло ещё несколько подобных программ. Почему о них все забыли?
16:41 Почему ведущими скандального телемоста выбрали Познера и Донахью?
22:46 Почему Донахью боялся вести программу?
23:43 Как выбирали участников для телемоста?
28:46 Почему телемост провели именно в Ленинграде?
30:32 Кто «сверху» одобрил телемосты?
33:01 Почему телемост показали в записи, а не в прямом эфире?
34:13 Какие заготовки были перед съёмками?
35:18 Почему с самого начала эфир пошёл по другому сценарию?
38:20 Почему Донахью вёл себя так агрессивно?
40:57 Почему жизнь и карьера советских телевизионщиков стояла на кону?
44:27 Что такое «вотэбаутизм» и почему им пользовались ленинградцы?
48:20 Аргументы, которые приводились на телемосте, актуальны до сих пор
49:24 Был ли КГБ в студии во время записи?
51:05 Десятиклассница из Ленинграда, которая раскритиковала советскую власть.
Мы нашли её и узнали, как сложилась её жизнь
57:23 Как появилась фраза «в СССР секса нет»?
59:54 Все знают об американской мечте. А что такое русская мечта?
01:02:31 Почему советская команда была недовольна телемостом?
01:05:23 Как монтировали телемосты в США и в Советском Союзе?
01:09:23 Сколько человек посмотрели телемост?
01:10:17 Познер и Донахью подружились после телемоста?
01:11:34 «Мне до крысиной жопы, как вы это называете» — есть ли цензура на американском телевидении?
01:13:41 Почему жанр телемостов так быстро затух?
01:14:13 Отношения между Россией и США сейчас хуже, чем в 1980-х?
01:18:03 Нужен ли подобный телемост сейчас?

========================


Ксения Ларина ― ...Теперь про выпуск Алексея Пивоварова и «Редакции» про телемосты.

...Зомбированные советские люди. Там люди встают, когда там задали вопрос… Естественно, там показывали фрагменты (Ира видела) про Сахарова и про Горький — это, собственно, начало телемоста, когда американцы сразу пошли, что называется, «свиньей», в главное. То есть они сразу спросили про Горький и про Сахарова. И как там встает советский человек и кричит: «Сахаров — это предатель советского народа! Он враг народа! Он делает всё, чтобы унизить, оклеветать, очернить нашу родину». Конечно, машина по созданию врагов народа, товарищи, работает бесперебойно. И абсолютно права Ира, что сегодняшние методы ничем не отличаются. Несмотря на век технологий, век кибернетики, в головах у этих людей точно такой же кирпич, такая же вата, как и была когда-то.

Ирина Петровская ― Только одна разница. У этих людей почти не было возможности узнать ничего параллельного. А у наших нынешних людей, которые точно так же (мы видели это в разных фильмах и программах) кричат: «Навальный родину продает за зеленые! Навальный действует по указке…» не пойми кого — «Штази», не знаю, я забыла, как все эти называются. Короче говоря, по указке своих западных хозяев.

К. Ларина ― Заокеанских хозяев.

И. Петровская ― Заокеанских — это Америка. А здесь еще Германия же приплетена, поскольку он там проходил лечение и реабилитацию. Вот они кричат ровно всё то же самое, что кричали во время этого телемоста. Там вообще, опять же, масса таких пересечений, от которых дух захватывает.

1986 год — там, в этой программе «Редакции», речь идет фактически почти об одном телемосте, который оказался особенно значимым, потому что это была встреча в верхах обычных людей. Это были неподготовленные люди — таково было условие американской стороны.

Это тот самый телемост Ленинград-Сиэтл, знаменитый, который прославил и Познера, и саму эту форму, и произвел, конечно, невероятное впечатление на всех людей. И вот все подробности, в каких условиях это делалось…

А условия, о которых рассказывает, например, Познер — это более чем отвратительные в тот момент отношения с Америкой. То есть фактически нулевые. Никаких культурных, никаких научных, практически никаких экономических связей нет — однозначно, и с той, и с другой стороны. С той стороны — «империя зла», с нашей стороны — понятное дело, дядюшка Сэм и все прочие пропагандистские прелести.

И в этих обстоятельствах этот телемост, конечно, был определенным шагом к окончанию этой холодной войны. Потому что людям важно было увидеть, что с этой стороны не в шкурах, не с рогами, не с копытами, не с хвостами. С той стороны, в свою очередь, не с ракетами наперевес, нацеленными на единственную в мире миролюбивую страну. Сегодня невозможно даже передать молодым людям, какое влияние и какое впечатление это произвело на тогдашних зрителей.

К. Ларина ― Там еще, кстати, очень важный момент, важная вещь, которая отличается от сегодняшнего дня — невероятный взаимный интерес друг к другу. То, что ты сказала — люди с песьими головами или с ракетами. Но это был настолько искренний интерес! Там всё-таки, как мне кажется (это даже передается в тех кадрах, которые показывали в этом выпуске), изначально желание аудитории обоюдно очень миролюбивое. Есть какой-то очень искренний интерес друг к другу. И с той, и с другой стороны действительно обычные люди, самые разные.

Тут показывали, как их собирали в Ленинграде, как к девочкам чуть ли не приставали: молодежи не хватает. Пошли на пляж. Помнишь, Мукусев рассказывал? По-моему, Мукусев.

И. Петровская ― Да, на пляж к Петропавловской крепости. Нет, это, по-моему, рассказывал Сергей Скворцов и Илья Корчагин.

К. Ларина ― Да, очень интересно. Не знаю, мне здесь, в этом выпуске, очень понравился Владимир Познер. Мне показалось, что он был искренен в ответах на вопросы Алексея Пивоварова. И всё, что связано с его деятельностью, с его «первой жизнью» (как у Сахарова) — жизнью пропагандиста — он здесь всё признает. Ни в коей мере не оправдывал себя, а достаточно откровенно… Мне даже немножко показалось, что он себя оценивал как другого человека — немножко отстранившись, со стороны. Это важно.

И. Петровская ― Я, в ту пору совсем юная начинающая журналист, во-первых, брала интервью у Владимира Познера для журнала «Журналист» о том, что такое телемост. А во-вторых, было на одном из этих телемостов, и поэтому прекрасно помню эту атмосферу.

К. Ларина ― Это ты сказала: «В нашей стране секса нет?».

И. Петровская ― Ну конечно. Я до сих пор это утверждаю. То есть, вернее, он есть, но он какой-то не обоюдный, я бы так сказала. Как бы сверху. Ну, неважно, ты меня сбила. Вот что-то такое важное…

К. Ларина ― Ты брала интервью у Познера.

И. Петровская ― И брала интервью, и была там. Еще потом, 10 лет спустя, я была на съемках — у нас тоже была программа. Делала ее компания «Облик» и Татьяна Меньшикова, моя приятельница. В том же самом Ленинграде собрали людей, которых смогли найти, вот этого первого набора 1986 года Ленинград-Сиэтл.

И единственная из тех, о ком было известно (это уже ты меня на эту тему навела), кто отказался прийти на эту программу, посвященную 10-летию, была та самая несчастная женщина, которая сказала: «В СССР секса нет». Почему? Потому что когда на нее вышли редактора, она сказала: «Идите вы к черту! Вы мне всю жизнь сломали. Меня эта фраза преследует. Она уже просто в печенках у меня сидит».

Тем более, что она не говорила фразу «В СССР секса нет». В ответ на вопрос американки: «Правда ли, что у вас, как и у нас, есть насилие и секс на экране?», она сказала: «В СССР секса нет на экране». Но первая часть этой фразы настолько потрясла аудиторию, что хохот и аплодисменты практически заглушили окончание этой фразы.

К. Ларина ― Это такой, выражаясь сегодняшним языком, мем, абсолютный. Сколько прошло, а все помнят.

И. Петровская ― На самом деле он отражал действительность, потому что реально об этом не говорили публично, это была табуированная тема не только на экране или в газетах, но и в семьях, мы знаем. Потом потребовались уже годы и десятилетия, чтобы родители (и то до сих пор не все) научились со своими детьми хотя бы исключительно в просветительских целях об этом разговаривать.

Фрагмент передачи "Человек из телевизора" на радиостанции "Эхо Москвы"

22 мая 2021 года.

https://echo.msk.ru/programs/persontv/2841806-echo/

======================

«Какими они представляют нас?» – вопрос, с которого ровно 35 лет назад начался эфир телемоста Ленинград-Сиэтл и первое знакомство простых граждан Советского Союза и США. Считается, что именно тогда два народа перестали считать друг друга инопланетянами. Корреспондент «МИР 24» из Санкт-Петербурга Нахид Бабаев пообщался с теми, кто наводил телемосты.

https://youtu.be/hGEAMS2fcoU



=======================

Фильм Владимира Мукусева "Ленинград-Сиэтл. Год спустя". СССР-США.

Было решено, что один из американских участников этого телемоста приедет на съёмки в Ленинград, а ленинградец — в Сиэтл. Американцы выбрали для этой поездки ленинградского художника Андрея Яковлева, а мы — учителя физкультуры Роберта Морроу. Мы решили познакомить двух антиподов не на экране, а в жизни. Оказалось, что в гостях друг у друга градус противостояния снижается за первые же пять минут.

Учитель физкультуры из Сиэтла на телемосте говорил: «У любого американца есть мечта — быть здоровым, богатым и счастливым». И затем спросил: «А есть ли у советских людей мечта?» Этот вопрос не только о дне сегодняшнем, но и будущем, которое волнует людей на всех континентах.

Поэтому Роберту Морроу и было предложено побывать в Ленинграде, вновь встретиться и с участниками телемоста Ленинград — Сиэтл, и с другими горожанами, чтобы самому получить на свой вопрос более подробный ответ.

На берегах Невы американские гости побывали в одной из ленинградских школ, где Роберт Морроу провёл урок физкультуры, а затем побеседовал с её учениками, в Русском музее, в Кировском театре, на молодёжной дискотеке, в городе Пушкине, у рабочих «Электросилы».

https://pozneronline.ru/2016/03/14860/

https://youtu.be/UOF-yKvZQ5w



======================

В период с 1982 года по настоящее время состоялось 14 советско-американских телемостов. Ф. Донахью показывает...


Еженедельник "Аргументы и Факты" № 6 14/02/1987



Это имя сейчас хорошо известно в нашей стране. Фил Донахью вместе с Владимиром Познером был ведущим советско-американских телемостов.

В НАШУ СТРАНУ Фил Донахью приехал впервые. Он был гостем Гостелерадио СССР. Программа его пятидневного пребывания в нашей стране была согласована заранее. Все его просьбы и пожелания были удовлетворены. Он сам выработал свой план, сам вместе со своими сотрудниками подобрал себе аудиторию. Пожалуй, еще ни один американский журналист не имел такой уникальной возможности провести собственное исследование жизни советских людей.

Ф. Донахью стал первым иностранным журналистом, побывавшим на Чернобыльской АЭС, он посетил воинскую часть в Подмосковье и побеседовал там с солдатами и офицерами, встретился с участницами телемоста Ленинград-Бостон, снимал на московских и ленинградских улицах, в квартирах, на Птичьем рынке, на катке в ЦПКиО им. Горького, был принят председателем Совета Союза Верховного Совета СССР Л. В. Толкуновым, снял в отведенной ему на Центральном телевидении в Останкино 3-й студии большие передачи - беседы со 100 семейными парами о советской семье, с 400 молодыми людьми, встреченными в школах и прямо на улице, с советскими гражданами еврейской национальности, с реэмигрантами из США и Канады, контактировал с так называемыми "отказниками"...

По признанию самого Ф. Донахью, гласность в Советском Союзе открыла перед ним все двери, он мог побеседовать с каждым, с кем хотел. В наших отношениях друг к другу, сказал Фил журналистам, накопилось слишком много вредных и ошибочных стереотипов. Пора их разрушать. И чем больше я встречаюсь, беседую с советскими людьми, тем невероятнее мне кажется, что мы можем воевать друг с другом.

НАМ ДОВЕЛОСЬ наблюдать, как Фил работает с аудиторией. Внешне спокойный и раскованный, он без раздражения выслушивал критику, терпеливо отвечал на вопросы участников (многие из них считали, что приглашены не на передачу для американцев, а на телемост с ними), хотя время поджимало. Он живо реагировал на сказанное ("Ваш муж все свободное время в гараже со своей машиной? А откуда же у вас трое детей?"; "Вы счастливы в школе? А кто нет?"; "Религия - опиум, уход от проблем? Откуда это известно вам?"), Он слегка, как будто невзначай "наступал на любимую мозоль", чтобы подстегнуть аудиторию, когда она вдруг начинала сникать ("Неужели у вас все так чудесно, прямо как в раю? Американцы никогда не поверят, что вы живете без проблем..."; "Не хочу вас обижать, но вы же не овцы, не может быть, чтобы все думали одинаково!.."; "Уважаю ваш патриотизм, но мне кажется, вы себе очень льстите, многие американцы полагают, что вам не разрешают открыто говорить то, что думаете, давайте докажем ошибочность этого стереотипа.,."). А когда молодые люди предложили вдруг спеть всем вместе "We shall overcome", хотя оставались считанные минуты, а на поставленный вопрос еще не был получен ответ, он как ни в чем не бывало сел на пол среди ребят и запел вместе с ними.

Мне очень понравилась советская аудитория. В студии красивые, интеллектуальные лица, живые глаза. Нет скованности, зажима, зримо видно рождение самостоятельной мысли. Фил не мог скрыть удивления, когда молодые люди один за другим отвечали ему на довольно приличном английском. "Сколько же человек здесь говорит по-английски?" - спросил он и, пораженный, только развел руками, когда не менее трети ребят подняли руки.

ОДНАКО, объявив во всеуслышание, что приехал бороться со стереотипами, Фил Донахью сам был от них, как нам кажется, не совсем свободен. Мы попытались высказать ему это во время пресс-конференции здесь же в 3-й студии после записи последней передачи. "В чем же это выражалось?" - удивился Фил. "Да в том, что во всех аудиториях вы предлагали им обсудить темы, которые им были неинтересны, обсуждать которые им не хотелось. Словом, контакт с аудиторией, особенно поначалу, давался с трудом". "Это естественно, - был ответ, - аудиторию, неважно - советскую или американскую, нужно "разогреть", никто не готов сразу же включиться в разговор".

Что ж, наверное, в этом он прав. Только так и осталось непонятным, Фил не принял или не захотел принять вопрос по существу, А суть как раз в том, что, как будто желая узнать побольше о жизни разных слоев советского общества, он усиленно навязывал для дискуссии какие-то странные, "скользкие" вопросы. Нам показалось, что, знай он о советских людях, наших традициях немного больше, учти он их настрой и психологию, он мог бы раскрыть темы куда шире и богаче. А может, ему и не нужно было копать глубже?

Казалось бы, что характеризует жизнь подростка? Видимо, что он читает, с кем дружит, как складываются отношения в семье и школе, что и кого он любит, что отвергает... Ф. Донахью обсуждал с ребятами "запретный" рок (и, кажется, был удивлен, что запретным его никто не считает и американские рок-музыканты известны аудитории), ранний секс (хотя ему сказали и сами ребята, что так открыто и публично у нас не принято обсуждать такие интимные вопросы), отношение к религии.

В другой аудитории перед американским журналистом сидели представители еврейской национальности - писатели, поэты, певица, летчик - испытатель, председатель колхоза, генерал - полковник, всемирно известный ученый, журналист, юрист, подполковник милиции... Поблескивали в свете юпитеров золотые звезды Героев, депутатские значки. Такую интересную аудиторию редко кому когда-либо удавалось собрать. Сколько уникального и любопытного могли бы рассказать все эти люди! А Ф. Донахью добивался от них одного: как это они могут спать спокойно, когда их соплеменников - "отказников" не выпускают из страны, держат "пленниками". И хотя не один раз получил вразумительный и вполне убедительный ответ, упорно продолжал в течение почти двух часов вновь и вновь возвращаться к одному и тому же. Несмотря на явное, растущее недовольство и разочарование участников, он не хотел (или не мог?) отступить от первоначального замысла - столкнуть этих людей с "отказниками", теми, кто во что бы то ни стало хочет порвать с родиной.

На такую встречу было получено согласие. Фил назвал тему "Евреи в СССР. Две точки зрения". Через Фила, который сам поддерживал контакты с "отказниками", им было предложено выбрать свою делегацию и прислать ее в 3-ю студию Останкино, дабы принять участие в диспуте. Но те, как видно не имея достаточно веских аргументов для такого диспута, отказались под каким-то смехотворным предлогом: им, видите ли, мало 25 человек, их группа должна включать не менее сотни, чтобы "представить различные проблемы советского еврейства", а иначе "нет общей базы для дискуссии"...

Пусть они едут, куда хотят, тем более что времена меняются, и есть не 400 тыс. желающих выехать - эта цифра взята западной пропагандой "с потолка", - а в реальности их от силы 8 - 10 тыс., этим и исчерпан вопрос, уверяли собравшиеся в 3-й студии Ф. Донахью, но такой ответ его, видимо, не устраивал, скандала не получалось. Если, конечно, не считать скандальным его явный проигрыш в этом диалоге, который, конечно, будет очевиден и для американского зрителя, как ни монтируй пленку.

Как ни парадоксально может показаться, неудачи Фила огорчали не только его самого, но и нас. Мы искренне желали ему успеха в его интересном и важном начинании. Но, как видно, от него ждут в Америке вполне определенных результатов. Там не принято, как он сам признался советским журналистам, хорошо говорить об СССР. Этого могут не простить. Это - куда больший грех, чем плохо думать и говорить о президенте. И - совершенно очевидно - опасение подставиться под огонь будущей критики очень мешало ему отойти от определенной заданности, проявить полную объективность.

"Нельзя, приехав к вам, - сказал Фил Донахью, - не поразиться вашим успехам, вашему гостеприимству и доброжелательству. Чем лучше мы узнаем друг друга, тем меньше недоразумений будет возникать между нашими странами. В ядерный век необходимо новое мышление". Как бы хотелось, чтобы эти слова, сказанные в Москве, Фил донес до сознания американцев.

https://aif.ru/archive/1648378

======================

Филл Донехью в Ленинграде 1987 год.

https://youtu.be/DmGynGJlQJc



============================

Спустя 30 лет после легендарных телемостов Ленинград – Сиэтл и Ленинград – Бостон «Пульс города» пригласил Владимира Познера на студию, где состоялся диалог между СССР и США.

https://youtu.be/cnM9C2aSMKE



======================

Приглашаю всех в группы
«Эпоха освободительной Перестройки М.С. Горбачева»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=========================


Tags: ! - Телепередачи Перестройки, Донахью, Ларина, Петровская, Пивоваров, Познер, телемосты
Subscribe

Posts from This Journal “телемосты” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments