ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

90- летие Михаила Сергеевича Горбачева ( Часть 11 )

Тамара Зильбер

ПО МОСТУ ИДУТ НОГАМИ...

Один раз я видела Михаила Сергеевича близко, на его пресс-конференции, куда взяла с собой ( для истории) сына-подростка, сказав, что это студент-практикант, журналист.
Нравы тогда в начале 90-х были свободные, журналисты могли ходить всюду, куда хотели. А М.С. тогда разъезжал по стране с пресс-конференциями и лекциями. Интересно бы спросить его сейчас, что он сам получал от этих встреч. Ведь тогда он уже был "никто", и его топтал всяк, кто хотел, и это было понятно. Но посмотреть на "живого Горбачева"люди, конечно, шли. И в тот раз на встречу с ним ( дело было в Кузбассе, в Кемерове) пришла группа (они так и сидели вместе отдельным маленьким отрядом) бывших партийных боссов, членов обкома КПСС. Они пришли в свою бывшую "цитадель" - здание обкома партии (теперь здесь располагалась администрация области), чтобы своими глазами увидеть этого человека. Из их угла просто физически несло ненавистью и желанием реванша, хотя бы словесного. Ведь бывший Генеральный Секретарь Политбюро - недосягаемая прежде для них фигура, их "партийный бог", отнявший у них всё - был сейчас в слабой позиции, и они пришли попинать мёртвого льва ...
Горбачев, видимо, заметил эту группу сразу, ему ли не знать этот сорт людей, но великолепно игнорировал их присутствие, пока один из них ( бывший секретарь по идеологии, местный "суслов"), не обратился к нему с каким-то глухо-язвительным вопросом, что-то привычное о "развале страны".
Никогда не забуду, как М.С. взглянул на него. Долгим холодным презрительным взглядом он обвёл эту группу товарищей. Взгляд, от которого они как-то даже пригнулись. И ответил коротким и энергичным спичем. Смысл его был уничтожающим - о косности, замшелости, лицемерии и неспособности понять, что происходит вокруг. "Вы тут Ленина мне цитируете, но я-то знаю, что вы и Ленина, как следует не прочитали. Это из-за вас страна дошла до ручки, а вы до сих пор ничего не поняли !" Не дословно, но примерно так. Затем он отвернулся и больше не обращал внимания на "обкомовцев", охотно и, по-прежнему мягко и уважительно общаясь и с журналистами, и другим, набившимся в зал, народом...
Мы привычно воспринимаем Горбачева как человека выдержанного, и по природе мягкого, но это была неожиданная вспышка искреннего (или сыгранного? я до сих пор не знаю) гнева. Стало как-то очень ясно, как хорошо он знает эту публику и как умело мог с ней управляться, стало понятнее, как он, окружённый вот этим своим "аппаратом", сумел уйти так далеко, действуя, как говорится, то лаской, то таской)).
После пресс-конференции я подошла к нему, чтобы взять автограф ( который с переездами благополучно потеряла - не могу себе простить...), но скорее за тем, чтобы иметь повод увидеть его ближе. Горбачев оказался физически куда более крупным человеком, чем кажется с экрана. Широкоплечим, статным. Его харизма была просто физически ощутима; живые, темные, прямо-таки сверкающие, глаза. Если честно, им можно было просто залюбоваться.
Конечно, я подписываюсь под всеми хорошими словами, что сказаны сегодня о Горбачёве, и вряд ли что-то новое смогу добавить об исторической роли этого великого человека. И я скорее удивлена этими манифестами признания, которые звучат сегодня со всех сторон. И всё чаще. Впрочем, это ожидаемо. Чем дальше - тем виднее масштаб.
Где-то Михаил Сергеевич сказал ( кажется, в одном из своих заграничных турне), что он послужил мостом от одной России - к другой. "А по мосту ходят ногами, - добавил он, - вот и по мне пройдут". Он всё понимал.
И пусть он дольше будет с нами.

==========================




Olga Rybakova

Сегодня Горбачеву 90!
Моя глубокая благодарность и низкий поклон Михаилу Сергеевичу за тот начавшийся незаметно, но набиравший силу из года в год ветер перемен, за пронзительный воздух свободы, за мечты, возможности и распахнутый мир, за то, что принес себя в жертву любимому своему детищу - освобожденной стране... И еще за невероятно трогательную историю любви!.. Многая лета Вам, дорогой Михаил Сергеевич!

=====================

Фёдор Кузнецов

Сегодня принято славить Михаила Горбачева.
С удовольствием присоединяюсь. Горбачев дал нам всем возможность дышать свободно и видеть будущее, а не помирать, задыхаясь и в беспросвете. Конечно, Михаил Сергеевич сам не был визионером. Он был мечтателем, пионером и мотором, построенным на устаревших технологиях. Поэтому, машина свободы, которая и проломила "эту стену" в конце 1989, уже спустя несколько месяцев стала пробуксовывать, а к самому концу 1990 и вовсе остановилась. Но, проломив стену, старая машина освободила дорогу для новых. На одной из которых мы ворвались в счастливые девяностые, оставив позади сгнивший совок.
Пётр Великий прорубил окно в Европу. А Михаил Горбачев разрушил стену рабства.
За это он будет прославлен в веках.
С юбилеем, Михаил Сергеевич! Живите долго, как можно дольше. В России только так и надо. Вы должны дожить до того, о чем мечтали.

===========================

Нина Хрущёва:


C днём рождения величайшего человека 20 века! Спасибо за нашу свободу, дорогой наш Михаил Сергеевич Горбачев-Фонд
. И от нашей семьи особое, и огромное, спасибо.





==================

Ирина Тумакова:

Дорогой и любимый Михаил Сергеевич,
я желаю Вам не просто долгих лет жизни, а долгих настолько, чтобы этот народ все-таки дозрел до слов благодарности Вам.
Спасибо Вам за всё. Но особенно за то, что я в своей жизни видела у власти хотя бы одного прекрасного, порядочного, искреннего и достойного человека. Пожалуйста, доживите до тех дней, когда сможете в России поздравить с президентством человека такого же достойного, как Вы.

====================



===================

Анатолий Головков:

НАША МОЛОДАЯ СВОБОДА
ГОРБАЧЕВУ – 90!

Великий и ужасный, умный и доверчивый, прагматичный и сентиментальный, — все это о Михаиле Сергеевиче Горбачеве, давшем нам впервые вольно дышать, говорить и петь. О первом и последнем президенте СССР.
Как-то утром мы, привыкшие встречать рассвет на кухнях, проснулись и увидели, что «кухней» стала вся страна, вышла на площади и от радости превратила свои города в сплошные «Гайд-парки».
Одни вспоминают о Горбачеве с брезгливым пренебрежением, другие — с равнодушием, прибавляя к нему местоимение «этот», вот уж такой-сякой! Третьи — с ненавистью.
Его попрекают Вильнюсом, Ригой и Баку, не говоря уже о Карабахе, Фергане и прочих несчастьях.
Я бы тоже мог.
В Вильнюсе спецназовцы избили кинооператора Сашу Демченко — недавно он ушел от нас навсегда.
В Риге на моих глазах погибли два оператора из группы Юриса Подниекса.
В Фергане едва не убили меня самого.
Но это не Горбачев. Это машина, которая душила и его, а потом лишила власти.
Лишила власти, но не лишила чести.
Мы с ним много раз встречались. И в 96-м, по ходу президентской компании, и раньше, и позже.
На фоне шизофрении дикого капитализма я воспринимал его, как близкого по духу человека. Он тоже улыбался и махал рукой, у него какая-то феноменальная память на лица и имена людей.
Он благоволил к журналистам его призыва. К тем, для кого потом публицистика закончилась, поскольку профессионалы стали никому не нужны. Не только пишущие, а никакие вообще.
Как-то я встретил Горбачева на приеме в одной газете, с шефом которой он и по сей день дружит тепло.
Михаил Сергеевич стоял со стаканом, я подошел к нему, он сказал:
— Тоскливо здесь. Как-то не по-русски.
— А как бывает по-русски? — спросил я. — Выпили и закусили?
— Нет, не так. Выпили — и спели!
— Так давайте споем?
Невдалеке народ прилип к фуршетному столу, нагребая в тарелки что ни попади и не обращая на нас внимания.
— А что? — с неожиданной готовностью сказал Горбачев. — Почему бы и нет?
— Может, вашу любимую?
Я знал, что из любимых у него — «Летят перелетные птицы».
Экс-президент откашлялся.
— Начинай, — сказал он, — а я подхвачу.
— Я не все слова твердо знаю, только первый куплет.
Горбачев посмотрел на меня иронично.
—То есть, до каких слов я могу на тебя рассчитывать?
— Ну, там, где начинается про Африку.
— Сам ты Африка, — сказал Горбачев. – Не бойся, поехали!
И мы грянули в два голоса Матфея Блантера на слова Моше Исаковского
Мы запели:
«Немало я стран перевидел,
Шагая с винтовкой в руке,
Но не было горше печали,
Чем жить от тебя вдалеке».
Пел он чисто, замечательно, приятным высоким баритоном.
Я не думал, что пою с Нобелевским лауреатом, тем, кто изменил мой мир и мир вообще, кто навсегда останется в мировой истории.
В этот момент мы просто пели про то, во что одинаково верили.
Спасибо, что Вы были и есть! С юбилеем, Михаил Сергеевич, и низкий Вам поклон!

===============

Александр Коляндр

Горбачёву -90. Он уже на год пережил Керенского, создав систему, в которой лидер может жить долго, оставив пост, не спасаясь эмиграцией.
Отношение собеседника к Горбачёву для меня - лакмусовая бумажка, тест на то, найду ли общий язык, и стоит ли его вообще искать. Таких лакмусовых персон у меня буквально несколько.
А в целом - повторюсь. Я благодарен Горбачёву за то, что мое взросление пришлось на период разлома пыльной, душной и гнилой системы, за то, что можно было взрослеть и не врать, за надежду, за большой мир, открытые границы, за возможности и отменённое людоедство.
Я рад, что успел поблагодарить лично.
Мне кажется, это важно.
С днём рождения, Михаил Сергеевич!





======================

Юрий Гиммельфарб

Сегодня Михаилу Сергеевичу Горбачеву исполняется 90 лет.
Многие его не любят. Но факт есть факт: в годы перестройки он совершил невозможное. Он дал нам Свободу и избавил от страха перед ядерным Апокалипсисом. Тогда многие этого не понимали. Иные не понимают и сейчас.
Но я искренне желаю Горбачеву дожить до того момента, когда подавляющее большинство Свободных россиян поймут масштаб его личности и то, чем мы все ему обязаны.
С Днем рожденья, Михаил Сергеевич!

====================

Аркадий Дубнов

Сегодня Михаилу Сергеевичу Горбачёву - 90!
Многие из нас обязаны этому великому современнику чрезвычайно важным - ощущением свободы. Те, кто с этим не согласен, имеют на это право, но здесь у меня им не место
Поздравляя МС с замечательным Юбилеем, решил оставить здесь свою статью из вышедшей буквально вчера в издательстве «Весь мир»книги «Урок свободы», составитель и редактор которой член-корр РАН Руслан Гринберг
, оказал мне честь стать одним из ее авторов.
Вопрос редактор поставил просто: кем был Горбачёв в нашей жизни
Мой ответ получился таким
Аркадий Дубнов
Горбачев подарил моей жене свободу. От меня
Два дня моей жизни в прошлой стране формировали мое отношение к Михаилу Сергеевичу Горбачёву. Впрочем, тогда я об этом не догадывался. В первый из этих дней имя Горбачева мне ровным счетом ничего не говорило, секретарь ЦК, отвечавший за сельское хозяйство, нас, городских, интересовал мало. «Гонка на лафетах» еще не закончилась, у власти был Черненко.
20 июля 1984 года — так вышло, в мой день рожденья, — мы хоронили моего школьного друга, 35-летнего Валеру Блинкова, майора, командира вертолетной эскадрильи. Запаянный цинковый гроб привезли из Афганистана члены его экипажа. На поминках мы с ними напились так, как никогда ни до, ни после того дня, я не пил. Мужики соскочили с тормозов и рассказывали о тогда ещё засекреченной войне такое, о чем и под страхом смерти не решились бы трезвыми даже рта раскрыть. Очень буднично — о том, как сжигали напалмом кишлаки и всех их жителей, потому что оттуда стреляли по «шурави» (советским).
Мы-то с школы привыкли проклинать преступления американцев во Вьетнаме, наизусть выучили название Сонгми, сожженной ими деревни, а тут наши, мои школьные друзья...
Жить с этим было непросто. И ждать, когда этот кошмар закончится, было невыносимо.
Но именно партийный генсек подарил мне надежду на то, что власть может быть осмысленной в этой стране, когда спустя несколько лет после начала эры Горбачева стало известно, что он выводит войска из Афганистана. При том, что партийным я никогда не был, дважды уклонившись от этой чести.
Спустя пару лет был и другой день, заставивший, как и в застойные годы, возненавидеть власть. Впрочем, именно тот день изменил мою жизнь.
...1 мая 1986 года мы с родственниками и друзьями отмечали 80-летие мамы в родительском доме в Малаховке. По телевизору — праздничные демонстрации в столицах союзных республик. В Киеве по Крещатику в праздничных рядах — взрослые, у многих на плечах дети. С трибуны им машет партийный лидер Украины В.Щербицкий, член Политбюро ЦК КПСС.
Я хватаюсь за голову от ужаса!
Ведь это спустя четыре дня после взрыва на Чернобыльской АЭС, когда радиационный фон в Киеве уже был просто смертельным, и, казалось, что власть в страхе признать трагедию тащит людей на улицы, и сама вместе с ними посреди гибельного облака!
Сумасшедшие или преступники нами руководят?
Я тогда работал в Всесоюзном НИИ атомного машиностроения (ВНИИАМ) и в общих чертах знал о существе чудовищной техногенной катастрофы, случившейся на 4-м блоке Чернобыля, о выбросе в атмосферу ужасающих потоков радиации. Часть сотрудников ВНИИАМ работала потом ликвидаторами в Чернобыле. Мне и самому приходилось до этого работать на нескольких советских АЭС с подобным чернобыльскому типом взорвавшегося там реактора РБМК. И даже однажды на Курской АЭС получил какую-то, больше дозволенной, дозу радиации при небольшой аварии.
Но ничего, обошлось, после этого ещё детей нарожал, вроде все умные получились...
Как мог Горбачёв оказаться столь ужасающе безответственным, разрешив в Киеве выпускать людей на гибельное, незащищенное пространство? Во мне все клокотало от ненависти, я буквально ревел от растерянной беспомощности, — ну кому звонить, что говорить, все было бессмысленно...
И я снова напился. Испортив маме последний ее большой праздник. Ей оставалось жить полтора года...
Тут вынужден заметить: упрекнуть меня в склонности к алкоголизму было бы неуместно, вы же понимаете, в хороших еврейских семьях такое не поощрялось.
Много позже выяснилось, что партийным бонзам в Кремле начальники пониже боялись поначалу докладывать о масштабах Чернобыльской катастрофы, о том, что там в реальности произошло... Члены Политбюро понимали про это меньше, чем простые инженеры и научные сотрудники.
В гласность, о которой было объявлено Горбачёвым за три месяца до этого, на XXVII съезде КПСС, ещё никто не верил.
Возможно, и для самого Михаила Сергеевича Чернобыль был вехой, ускорив его движение к реформам. Утверждают, что именно война в Афганистане и Чернобыль были среди триггеров, приведших среди прочего Советский Союза к гибели. Меня эти триггеры перепахали, пожалуй, не меньше, чем ввод советских войск в Чехословакию в 1968-м, когда я был студентом.
Чернобыль стал переломным в моей жизни, я потерял интерес к своей работе, перестал видеть в ней смысл и через пару лет ушёл из ВНИИАМа.
И вот тогда тот самый Горбачев, что был в прицеле моей ненависти к Кремлю во времена Чернобыля, оказался уже тем, кто позволил мне становиться самим собой. Я занялся политикой, или она заняла меня, уже сейчас не скажу, но политическая журналистика стала моим делом. Отмена 6-й статьи советской конституции покончила с мороком компартийного единоначалия и прикончила цензуру. Я не надеялся до этого дожить. Но вот случилось же…
Точно так же, кажется мне, что частью моей личной истории стало возвращение Горбачевым Андрея Дмитриевича Сахарова из горьковской ссылки. Это было грандиозным потрясением, мог ли я не быть благодарным генсеку?
Забавно, но горбачевская перестройка привела к развалу моей первой семьи. Жена, у которой ненависть к власти умножена была многократно на страх ожиданий антисемитских погромов, — ожидания эти как будто повисли в атмосфере конца 1980-х — решительно воспользовалась подаренной Горбачевым свободой выезда из страны. И если уже рефлексировать, то до конца: теперь я думаю, что это было не только политическим решением, ведь жена окончательно получила свободу и от меня…
Мы остались с сыном здесь сначала вдвоем, а спустя еще несколько лет я замечательно женился, и кто скажет, что Горбачев не имеет к этому отношения?
Но все это случилось уже позже, когда о добровольно утратившем власть Горбачеве мне пришлось выслушивать разное в самых дальних углах развалившегося Союза. Довелось наблюдать, как выживают получившие нежданно-негаданно независимость союзные республики.
Самой емкой была формулировка бывшего министра иностранных дел Кыргызстана Муратбека Иманалиева: «Вы (в России — А.Д.) нас бросили на камни, мы барахтались и выживали, как могли…»
Он был прав, во всяком случае, в Центральной Азии никто не сражался за свободу от Москвы. Но чуть ли не каждый обвинял в полученной свободе Горбачева, нет и не было на наших пространствах клише популярнее — Горбачев развалил Союз.
Но помню, как нардепы из тех республик на Всесоюзных съездах заклинали русских собратьев не уходить, не оставлять их один на один с республиканскими феодалами, они же в момент вернут нас в свои ханства, говорили они. Эти слова оказались пророческими.
Но Россия, возомнившая себя вполне демократической, уже спешила отбрасывать свои имперские окраины. Винюсь, и я крохотно-посильную лепту вносил в это дело, будучи членом «Московской трибуны», — был такой клуб московской интеллигенции, где были сильны эти настроения — поскорее расстаться с консервативными партайгеноссе союзных республик. А чуть позже, в 1991-м, делал газету «Демократическая Россия», где мы тоже спешили…
Но как сказал бы сегодня один известный государственный деятель, — кому был нужен этот Союз? Ведь ни один человек не вышел на площадь его защищать в том самом, 91-м…
Так мог ли Горбачев сохранить СССР?
Сотни статей и десятки книг написаны в попытке это выяснить, и разные доводы приводились, почему не мог. Среди них упомянутые выше и мои личные драмы, Афганистан и Чернобыль. Много лет спустя по предложению Фонда Гайдара довелось делать книгу к 25-летию распада СССР, я составил ее из бесед с большей частью тех лидеров, кто возглавлял бывшие союзные республики на момент заключения Беловежских соглашений: с Леонидом Кравчуком, Станиславом Шушкевичем, Мирчей Снегуром, Витаутасом Ландсбергисом, Аскаром Акаевым…
Дмитрий Быков в предисловии под заголовком «Холеру победила чума» пишет так: «…Уничтожение «тюрьмы народов» можно было бы только приветствовать, если бы на ее месте не выросло несколько бараков усиленного режима…».
С писателем не поспоришь, мы знаем эти «бараки», они стоят до сих пор и только крепчают со временем, картина маслом!
Мы очень скоро убедились в том, насколько вычурной и нежизнеспособной оказалась идея долгого совместного проживания в составе одного государства таких стран, как Эстония и Туркменистан. Это могло держаться только силой имперской необходимости. Но империи, как известно, имеют свойство распадаться. Даже если быть готовым применять ту самую силу.
Горбачев вовсе не был белым и пушистым, умел хитрить и шантажировать, но умел и вовремя остановиться в этих силовых попытках, которые кое-где делались от его имени. Он как будто обжигался об эти горячие точки на окраинах империи и старался больше до них не дотрагиваться, иначе становилось только хуже. Так было, к примеру, со вводом советских войск в Баку в январе 1990 года...
Мои юбилейные изыскания обнаружили столь же очевидную, сколь и крамольную подоплеку распада Союза, ни разу не рассмотренную аналитиками и не видимую Кремлем. То, что коммунистическая идеология с кончиной 6 статьи конституции перестала быть скрепой на всем пространстве 1\6 части земной суши, — это не секрет. То, что коммунисты-начальники на местах пытались как можно скорее «выйти из-под тела КПСС» (выражение первого президента Молдовы Мирчи Снегура), чтобы остаться у власти, — тоже понятно.
Но вот то, что те же молдаване в декабре 1989-го, после свержения и расстрела румынского диктатора Чаушеску, открыли границы с Румынией и началось их братанье с братьями-румынами, мало кто помнит и знает сейчас. Да и знали ли об этом 30 лет назад в Москве?..
Точно так же в конце 1989-го в Ленкорани активисты Народного фронта Азербайджана прорвали границу с Ираном по реке Аракс, и начались их братания с иранскими азербайджанцами. Идея единого Азербайджана была мощным полюсом отторжения от Союза для жителей этой республики. Национальное единение, чувство этнической общности оказались важнее лозунгов горбачевской перестройки и призывов к демократизации.
И вот через 30 с лишним лет после драм того времени я могу задним умом — не упрекнуть, не обвинить Михаила Сергеевича, кто я такой, чтобы позволить себе подобное, — но лишь отметить: одним из главных его промахов на посту советского лидера была недооценка бурных процессов возрождения национального самосознания в союзных республиках.
Если в самой России отмена партийной монополии на власть привела к плюрализму мнений и резкому росту общественной активности, то на окраинах империи основным дискурсом, рожденным подаренной Горбачевым политической свободой, стал дискурс национального возрождения, утверждения религиозной идентичности, в первую очередь, среди мусульманского населения. Выражением подобных трендов стал рост антирусских, антиимперских настроений, в фокусе которых оказалось советское руководство и сам Горбачев.
Так разваливалась империя, сколоченная силой и несвободой.
Но самое поразительное, что, подарив ее осколкам свободу выбора и отказавшись от применения силы, Горбачев все еще пытался эту империю сохранить, умягчив ее брутальные черты. Кто же захочет сегодня вспоминать, что он готовил новый Союзный договор к подписанию 20 августа 1991 года и к нему готов был присоединиться даже президент Украины Леонид Кравчук? Подписание, как мы знаем, было сорвано путчем ГКЧП, случившимся накануне…
Но мы не знаем, почему Михаил Сергеевич отложил его подписание на 20 августа и улетел отдыхать в Форос, если договор был готов и согласован с желающими его подписать еще в конце июля… И его ставшая легендарной фраза — «А всего я вам все равно не скажу!», — брошенная сразу же после возвращения из Фороса, так и останется загадкой отечественной истории?
Горбачев — великая, трагическая фигура мировой истории ХХ века. Человеческое в нем вызывает не меньшее восхищение, нежели политическое. Во всяком случае, мне кажется, он знает, как можно любить. И пусть его прошловековые призывы к новому мышлению, свободному от ненависти, сегодня, во времена чрезвычайно политически пошлые и мерзкие, кажутся наивными и утопическими, — они еще отзовутся в человеческой деятельности.
И поскольку выяснилось, что Фрэнсис Фукуяма оказался плохим пророком со своим «концом истории», то и нам здесь еще имеет смысл годить.

========================

Анатолий Вербин

Не могу остаться в стороне и не сказать своего личного спасибо Михаилу Сергеевичу Горбачёву. С днём рождения! Вы человек, который дал мне возможность вот уже более 30 лет жить той жизнью, которая мне нравится, осознавать, что одно из самых ценных и замечательных чувств - это чувство свободы. Только при Горбачёве, я, сын преподавателя марксистской-ленинской философии, смог стать чуть ли не первым, совершенно точно одним из первых, граждан СССР, получивших официальную аккредитацию западного корреспондента в Москве. И с той поры моя жизнь - это свободная и качественная журналистика. Благодаря этому у меня есть друзья в десятках стран мира.
Спасибо, МС, здоровья Вам!

================

Алексей Мананников

2 марта исполняется 90 лет Михаилу Сергеевичу Горбачёву.
Интернет напоминает, что своё отношение к величайшему политическому деятелю нашей с вами современности я выразил четверть века назад. И словом, и делом.
"27 января 1996 года М. Горбачёв официально включился в президентскую гонку — была создана инициативная группа по его выдвижению кандидатом в президенты Российской Федерации. Оргкомитет группы возглавил Алексей Мананников, бывший депутатом Совета Федерации I созыва.
1 марта 1996 года Горбачёв через свою инициативную группу распространил обращение «ко всем демократическим силам», в котором говорил о необходимости объединения всех демократически настроенных лидеров, партий, объединений на выборах для того, чтобы победить и сформировать после выборов свою команду.
3 апреля завершен сбор подписей в поддержку Горбачёва как кандидата в президенты РФ. Всего было собрано 1 миллион 410 тысяч подписей избирателей. Инициативная группа по выдвижению Горбачёва в президенты передает необходимые документы в ЦИК РФ 4 апреля".
Освобождённые Горбачевым люди не оценили свободы тогда, многие не ценят её до сих пор.
Это не умаляет заслуг Михаила Горбачёва перед ними, их потомками и всем человечеством.
С днём рождения, Михаил Сергеевич! Доброго здоровья и многая лета!



======================

Алексей Макаркин

В день 90-летия Михаила Сергеевича Горбачева.
Представим себе такую картину. Книжный магазин, где нет и не может быть ни одной книги, купленной вами за последнее время (а в тех, которые вы приобрели, нужно уметь читать между строк то, что автор старался сказать в обход Главлита). Церковь, в которую вы не можете зайти (кроме как тайком или с экскурсионными целями), если проявляете хоть какую-то общественную активность. Вся множительная техника под строгим госконтролем – чтобы никто не посмел тиражировать запретную литературу. Видеомагнитофонов тоже нет – чтобы все смотрели только одобренные цензурой фильмы. Оскаровскую классику ввозят из-за границы для лично-семейного просмотра те же функционеры, которые поощряют цензуру для других. Персональные компьютеры тоже считаются опасными для госбезопасности (так что массового Интернета, который придумают через несколько лет, для вас не будет). Нет возможности создать юридическую фирму или открыть частный магазин. Наконец, вы можете всю жизнь писать про американскую политику, французскую живопись или итальянскую архитектуру, не побывав ни в одной из этих стран – только потому, что кто-то сочтет, что вы можете не вернуться назад и выезд в капстрану для вас закрыт.
Все это исчезло благодаря Горбачеву – в условиях, когда до 1988 года включительно в стране не было вообще никакой заметной общественной активности, и он вполне мог не начинать политику гласности, не возобновлять десталинизацию, не реабилитировать Бухарина. Да, при нем окончательно опустели полки обычных магазинов из-за обрушения нефтяных цен и некомпетентной экономической политики в том числе и тех, кто потом в интервью и мемуарах обличал Горбачева как отступника. Но хотя и хаотично, и непоследовательно, но внедрявшиеся основы рыночных отношений способствовали тому, что в последующие кризисы и годы стагнации дефицитов больше не было.
Можно ли было управлять лучше? Конечно, можно – но легко быть крепким задним умом. А как руководить разваливающейся страной, когда возможность аналога китайского пути была упущена задолго до прихода Горбачева к власти, где-то во времена позднего Хрущева и раннего Брежнева. Вариант Горбачева не предотвратил распада страны (несмотря на то, что он искренне старался сохранить Союз хоть в каком-то виде), но помог избежать полномасштабного взрыва с гражданской войной.
И еще один важный вопрос. В последние четверть века как-то сложилось представление о том, что не надо затрагивать чувства людей, для которых последствия перестройки стали тяжелым испытанием – поэтому надо меньше говорить о Горбачеве и Ельцине. Но ведь есть и миллионы россиян, для которых свобода самоценна – и для них время Горбачева стало периодом не только надежд, но и исполнения мечты. И их чувства и мнения тоже надо уважать.
С днем рождения, Михаил Сергеевич!

==============================

Марианна Максимовская

Михаила Горбачева есть, за что любить. А кому-то - есть, за что ненавидеть.
Я ему благодарна за перестройку.
Те перемены открыли для меня профессию, которой я жила столько лет. И открыли весь мир.
И пусть все уже так поменялось, но ведь было.
С юбилеем, первый и последний президент СССР!



============================

Василий Гатов

Мне очень хотелось бы в день 90-летия Михаила Сергеевича Горбачева написать что-то небанальное, личное и трогательное, но все персональные воспоминания о встречах с ним я уже давно написал. Да и многое из "не-персонального", подчерпнутого из изучения Холодной Войны и её окончания, тоже.
Читая вчера и сегодня в ленте ФБ объяснения в любви, ненависти и гнущей кости противоречивости М.С. и его времени, понял, что важнейшая моя благодарность ему была и есть за одно: возможность прожить большую часть жизни в эпохе перемен. Не все это любят, не все готовы к водопадам новостей, осложняющим событиям, страшным прогнозам или радости избавления. Многим хочется, чтобы ничего не менялось, чтобы синица в руке, чтобы "шаг вправо, шаг влево - считается побег", чтобы за всем стояла идеология.
Горбачев в 1985-м оказался готов отказаться от ценностей вторых ради свободы первых.
Дорогой Михаил Сергеевич, с редким вас юбилеем!
Я лично глубоко и искренне благодарен вам.
Живите до 120-ти и дальше, если будет интересно.

===================

Евгений Бунимович

Спасибо, Михаил Сергеевич, ещё и за то, что впервые в истории России доказали, что можно просто уйти, что может быть жизнь и после абсолютной власти. Нормальная жизнь. Долгая жизнь. Достойная жизнь. С днём рождения, президент!



======================

Alexander von Hahn

Горбачев подарил нам шанс. Уехать. Вырваться. Забить. Спасибо ему.
Его не любят те, кто этим шансом не воспользовался. Шансом жить не оглядываясь на гб, рпц, ап. Шансом не быть шестерёнкой, не предавать и не быть преданным, посланным, сосланным, засланным.
Это был наш шанс и мы им воспользовались. Но ни Горби, ни те, кто пришёл ему на смену никогда не станут нашими героями. Настоящие герои это мы, друзья мои. С весной нас!
P.S. уехал в 1991-м; вернулся в 1993-м, делал, что мог и как мог, пытаясь недопустить/ предотвратить/ предостеречь. не получилось. уехал в 2002-м.

===========================

Борис Межуев

90 лет Михаилу Горбачеву. Для нашего поколения и для нашего слоя Михаил Сергеевич был добрым волшебником, который в течение трех лет последовательно выполнял все наши пожелания. Я помню разговоры на родительской кухне в 1980-е годы, какой должны быть новая власть. Горбачев реализовал все интеллигентские пожелания, и даже с переизбытком. Кроме одного - одного не смог, продуктов при нем стало не больше, а меньше. В остальном мы - я имею в виду интеллектуальный класс и людей моего возраста - получили все что хотели. Хотели пластинки Биттлз, получили пластинки Биттлз, хотели напечатанного Гумилева, получили Гумилева, хотели Бердяева, получили Бердяева, хотели в общем не идти в армию, не пошли в армию, хотели поездок на Запад, повалили на Запад. Поэтому я ненавижу проклятия в адрес Горбачева, если уж ругать, то надо ругать самих себя. Правы ли были мы в своих желаниях, правы ли были мы в нетерпении по поводу их немедленной реализации, следовало ли хотеть чего-то другого, можно ли было просчитать последствия "сбычи всех мечт". Например, ну не было у нашего слоя никакого внешнеполитического патриотизма, к концу 1980-х он просто вызывал смех, в том числе у людей, которые называли себя "русофилами". "Русофильство" абсолютно не включало в себя внешнеполитическую державность, в этом смысле 1989 год и крах восточного блока не вызвал в нашем круге ни малейшего сожаления. Слово "геополитика" было просто табуировано для порядочных людей. Антизападничество были либо социальным (на Западе капитализм, там бездомные - об этом говорить любили, здесь официозу иногда верили), либо консервативным (на Западе сексуальная революция, это дело кончится плохо - это где-то звучало), но точно не внешнеполитическим. И беда Горбачева - и до сих это беда, я представляю, кто сего сегодня окружает - что он решил выпрыгнуть из своего номенклатурного окружения в наш интеллектуальный класс, увидев в нем "свет в окошке". Он у меня вызывает симпатию и сочувствие, как человек, влюбившийся в сообщество людей, оказавшихся не совсем достойным его чувства, тем более что это сообщество и есть мы сами. И конечно ни Путин, ни кто либо после него никогда не повторит его ошибок, никто больше не будет раздавать нам подарки. Эти люди видели конец перестройки и, увы, они знают нам цену.

======================

Николай Рыбаков
(Председатель "Яблока")


Сегодня 90 лет Михаилу Сергеевичу.
Я не хочу пафоса. Личности масштаба Горбачева в дифирамбах не нуждаются. Горбачев сделал одну важную вещь. Он распустил Советскую империю без крови, а распускать империи без крови мало кому удавалось.
И еще он подбросил всем нам - моему поколению, в частности, - шанс стать свободными. А дальше – собственно, вопросы к нам. Мы этим шансом до сих пор не воспользовались. Хотя пора бы.
Сил и здоровья Вам, Mr. Gorbachev. Человек, давший всем нам шанс!

=====================

Леонид Кацва

О 90-летии Горбачёва.
Любого российского лидера стоит оценивать, исходя из одного главного критерия: сузилось или расширилось при нём пространство свободы. Поэтому Хрущёв, Горбачев и Ельцин, хотя каждого из них есть за что критиковать, - фигуры с "положительным знаком". К сожалению, только они.

=======================

Наталья Иванова

У меня всего один орден, и он от СССР -"Знак", или "Орден почета" 1990 года, наградил меня Горбачев за год до выхода этой огоньковской книжечки, состоящей из трех литературно- критических статей. Тогда Михаилу Сергеевичу было всего шестьдесят. До сих пор не проходит, а укрепляется чувство живой благодарности и понимания того, как много от него зависело в повороте истории и как невероятно смело было ее повернуть. Его политическая биография к этому моменту была уже по сути закончена, самое важное он сделал - сломал систему. А жизнь частного человека, каким он стал, что было и есть невозможно в России, к моей радости продолжается - с юбилеем, дорогой Михаил Сергеевич!



=======================

Дмитрий Травин

"В этот день весь многонациональный советский народ и все прогрессивное человечество отмечают 90-летие со дня рождения верного ленинца, четырежды героя Советского Союза, генерального секретаря ЦК КПСС, председателя президиума Верховного Совета СССР Михаила Сергеевича Горбачева". Так начинались бы сегодня все газеты и телепередачи, если бы Горбачев не реформировал страну. Михаил Сергеевич жив и, пожелай он идти брежневским путем, по сей день сидел бы в Кремле, как царь.

====================== .

Николай Ситцов

Сегодня исполняется 90 лет М.С. Горбачеву. Мне довелось поработать с ним в начале 2000-х, когда Михаил Сергеевич возглавил Российскую объединенную социал-демократическую партию. Наша группа работала над партийной Программой и другими уставными документами. Его работоспособность, ясность ума, масштаб понимания задач, - всё это приятно удивляло. Жаль, что рабочие материалы с его рукописными правками сгорели вместе с дачей... Спасибо ему за человеческое достоинство и благородство политика. Ну, а претензии лучше начинать с себя...

===================



Tags: ! - Знаменитости о Михаиле Горбачеве, 90-летие М.С. Горбачева
Subscribe

Posts from This Journal “90-летие М.С. Горбачева” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments