ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

90- летие Михаила Сергеевича Горбачева ( Часть 10 )

Игорь Юргенс

Шанс, с которым мы живем

09.03.2021

Журнал «Мир перемен» опубликовал специальный номер к юбилею Горбачева. Игорь Юргенс, кандидат экономических наук, профессор НИУ ВШЭ, уверен, что Горбачев открыл нам новую эпоху, и его личный вклад в этот исторический процесс невозможно переоценить. Сага о том, как мы распорядились этим шансом, по-прежнему разворачивается у нас на глазах

В феврале 1985 г. по окончании пятилетней загранкомандировки я вернулся в Москву. Впечатления от встреч с друзьями и сослуживцами были смешанными – радость встреч омрачалась ощущением апатии и неверия в благополучный исход происходившего в эту «пятилетку пышных похорон». Осторожная надежда на начало столь необходимых перемен при коротком правлении Ю. Андропова сменилась пессимизмом. На следующего генсека, К. Черненко, смотреть было тяжело и жалко. Остальные члены Политбюро были нам хорошо знакомы и энтузиазма не вызывали. И вот 10 марта, траур, комиссию возглавляет М. Горбачев. Что-то стало двигаться, и довольно быстро. Потом эта быстрота превратилась в суперралли с незабываемым ощущением нереальности происходившего
Настрой на перемены

Моя работа в международном отделе ВЦСПС не предполагала близости к политическим верхам. Но беседы с начальниками на Старой площади в ЦК КПСС, постоянные запросы оттуда и из других властных структур – проанализировать опыт профсоюзного и рабочего движения в странах с социал-демократической системой управления (Скандинавия) или глубокими традициями в этой области (Великобритания, Германия, Франция) – позволяли делать вывод о настрое нового политического руководства на перемены.

Социальная справедливость и экономическая эффективность шведов и финнов не могли не импонировать, трудности трансформации огромной советской машины централизованного управления и распределения не могли не пугать. По мере развития событий появилось ощущение ленинского «шаг вперед, два шага назад», не покидавшее и в последующие годы.

Довольно быстро в Волынском начали собирать экономистов и политологов для подготовки всякого рода программ и стратегий. Установки были размытые и иногда конфликтные – мы понимали, что в ЦК есть разные направления и группы интересов. Тем не менее лидер СССР заговорил связно, открыто и не избегая острых вопросов. Появилась настоящая первая леди, на которую было приятно смотреть.

Для международников открылись совершенно иные горизонты: М. Горбачев выдвинул концепцию «нового политического мышления». В соответствии с ней внешняя политика Советского Союза деидеологизировалась, предпринимались односторонние меры в области разоружения, предотвращение ядерной войны декларировалось в качестве первейшего приоритета. На работе все забурлило: мы не успевали принимать и направлять делегации для разъяснения политики перестройки и гласности. Мир открылся и повернулся к нам своим дружелюбным лицом.

Но даже в нашей сфере деятельности ощущалась некоторая непоследовательность в верхах. С одной стороны, высшим нашим куратором стал заведующий международным отделом ЦК КПСС, бывший посол в США, изумительный человек и выдающийся дипломат А. Добрынин, которого я знал по работе в США и который всегда был готов к новому мышлению. С другой стороны, в аппарате оставались люди Б. Пономарева и В. Фалина, позднее, в 1988 г., принявшего заведование отделом. Эти люди были настроены крайне настороженно и консервативно.

Прекрасно помню, как с подобного рода дихотомией я столкнулся в 1987 г. в командировке в Афганистане. Как и все крупные советские структуры, мы курировали там «своих» – молодые афганские профсоюзы. Пребывание в Кабуле оставило сюрреалистическое впечатление разнонаправленности: партийное руководство и посол, по крайней мере, в своей риторике, следовали установкам М. Горбачева: «больше демократии, больше социализма». Коллеги из спецслужб и армии руководствовались совершенно противоположными установками, которые диктовала война.

Я неоднократно участвовал в мероприятиях международного характера, когда перед нами выступал Михаил Сергеевич. Его гуманистический посыл, манера говорить и отвечать на любые вопросы, безусловно, были глотком свежего воздуха. Профессионалы-международники, конечно, часто находили в его выступлениях детали, к которым можно было «прикопаться». Но оглядываясь назад, могу с уверенностью сказать, что первые годы перестройки – это светлое время в моей гражданской и профессиональной жизни.
Проблемы, проблемы…

Однако проблемы внутри страны нарастали, и этого нельзя было не замечать. Первым испытанием гласности для меня лично стала авария на Чернобыльской АЭС. На первомайские праздники профсоюзы традиционно принимали делегации из более чем ста стран и после демонстрации на Красной площади отправляли гостей в поездку по стране.

26 апреля зарубежные гости начали прибывать в Москву, а вечером 1 мая большая группа должна была отправиться в Киев. Мы, по слухам и сообщениям коллег из украинского совета профсоюзов, знали, что авария серьезная. Но на вопрос, направлять ли иностранцев на традиционные торжества, ответа все не было. Потом вообще последовал звонок от кураторов из ЦК КПСС: «Не сейте паники, праздник в Киеве состоится, ничего не менять».

Надо отдать должное моему начальнику, секретарю ВЦСПС А. Субботину. После наших серьезных внутренних дискуссий он распорядился отправить делегации по другим городам, а объяснения с товарищами из ЦК взял на себя. Но осадок, как говорится, у нас остался.

На это же время пришелся еще один крупный просчет, когда хорошее превращалось в плохое – антиалкогольная кампания. В целом, когда в мае 1985 г. было объявлено о решительных мерах по борьбе с пьянством, большинство, по крайней мере, в столицах, это решение поддержало. Но к лету 1986 г. стало понятно: направленная на «моральное оздоровление» советского общества кампания превратилась в тяжелый фарс, и преобладающим оказалось убеждение, что это абсурдная инициатива власти «против простого народа». Начальство и теневики как пили, так и пьют, а простые люди по очередям в драки лезут. При этом экономические потери, как признавал Г. Шахназаров, составили 100 млрд руб., и государственный бюджет оставался дефицитным уже до конца СССР.

Но профессионально мне все же ближе были проблемы международные. Здесь царила та же пресловутая дихотомия. С одной стороны, из «империи зла» мы превращались в цивилизованного партнера, и общая атмосфера, безусловно, оздоровлялась. С другой стороны, ни в Афганистане, ни в Польше, ни на собственной периферии «новое мышление» не давало значимых результатов. Складывалось впечатле­ние, что Запад, вместо того, чтобы с открытым сердцем поддержать М. Горбачева, старался быстро воспользоваться возникшими трудностями и дожать СССР.

Полыхнул Нагорный Карабах, зашевелились крайние украинские националисты, неспокойно стало в Прибалтике. Везде при этом ощущалось присутствие специально обученных советников и консультантов из западных неправительственных организаций. Я не считал тогда и не считаю сейчас, что развал СССР стал делом западных спецслужб и политических элит. Но известный план ослабления СССР директора ЦРУ У. Кейси существовал, и его реализация по направлениям: Польша («Солидарность» и кардинал К. Войтыла на папском престоле); Саудовская Аравия (максимальная добыча нефти и обрушение ее цены на мировых рынках); Афганистан (поставка оружия моджахедам и тренировочные базы в Пакистане) – все это происходило у нас на глазах.

Уже в качестве заведующего международным отделом ВЦСПС в конце 1980-х годов я сталкивался с активной деятельностью в СССР помощника заместителя госсекретаря по вопросам демократии, прав человека и труда Б. Фримена. К тому моменту уровень нашего сотрудничества с американскими профсоюзами и их центром АФТ-КПП был очень высоким и готовность к консультациям беспрецедентная. Тем не менее желание «помочь» именно параллельным структурам и создать «дружественные» организации, в первую очередь, среди шахтеров и авиадиспетчеров были на «радаре» Б. Фримена, и он от меня это особо не скрывал.

Еще раз повторюсь, не эта «помощь» была катализатором демократизации и причиной распада СССР. Причины и движущие силы перемен созрели в экономической системе, не соответствовавшей новому технологическому веку. Но по достоинству оценить искреннее стремление М. Горбачева и его соратников создать «Общий европейский дом», начав с создания единой Германии, не ставить им подножки, а поддержать словом и делом, – этого не случилось. Не происходило аналогичных движений и впоследствии (хотя уже совершенно в ином контексте).

М. Горбачев открыл нам новую эпоху, и его личный вклад в этот исторический процесс невозможно переоценить. Сага о том, как мы распорядились этим шансом, по-прежнему разворачивается у нас на глазах.

Игорь Юрьевич Юргенс – кандидат экономических наук, профессор НИУ ВШЭ, президент Всероссийского союза страховщиков (г. Москва)

http://www.eedialog.org/ru/2021/03/09/shans-s-kotorym-my-zhivem/

Другие статьи к юбилею МС тут:
http://www.eedialog.org/ru/category/project/30-let-spustya/gorbachev-anniversary/



============================

Андрей Зубов
·
МИХАИЛ ГОРБАЧЕВ

Бог дал ему долгую и достойную жизнь. Думаю, это - награда за то добро, которое он сам дал миру. Михаил Горбачев разительно отличался от всех кремлевских диктаторов начиная от Ленина и Троцкого и кончая немощным Черненко. Он был и остается человеком, он верил и, думаю, верит в те принципы, на которых идеологически строился коммунистический режим. Маркс, Ленин, социализм для него не пустой звук, не удобное прикрытие для неограниченной личной власти и не рутинная формула для нелюбопытного медленного ума. Ум Михаила Сергеевича острый и живой даже в преклонные годы. Он мечтал осуществить того Ленина, которого никогда не было, тот социализм, которым и не пахло в СССР начиная с самого октября 1917.
Как и все почти в СССР он был лишен фундаментального исторического и философского образования, его пичкали нуднятиной из истмата и диамата, и счастье для всех нас, что он поверил на самом деле в то, чему его учили в разных "ВПШа" и имел достаточно идеализма, чтобы мечтать о воплощении своего credo. Его верная подруга всей жизни - Раиса Максимовна, поддерживала его, окрыляла, и, во многом, чтобы завоевать ее уважение и признание, он сделал величайшее чудо своей жизни - став во главе СССР, он освободил народы, скованные его цепью.
Александр Николаевич Яковлев вспоминал, что еще задолго до избрания генсеком, Михаил Сергеевич в беседах с ним уже мечтал о всецелом обновлении СССР. Он мечтал не о расширении государственного пространства, не о том, чтобы вселить страх в сердца других правителей-соперников, не о том, чтобы повелевать ими. Он мечтал об ином - он хотел сделать людей СССР зажиточными, свободными и счастливыми. Он понимал, что для этого надо перестать запугивать другие народы и он был готов не просто на мирное сосуществование, но на признание приоритета общечеловеческих ценностей над классовыми. Горбачев мечтал построить такое социалистическое государство в СССР, которому бы по хорошему завидовал весь мир. Мечта был более чем несбыточна, но, слава Богу, он этого не понимал.
Предпринятые им реформы - гласность, свободная деятельность трудовых коллективов, завершение ужасной и преступной Афганской войны, позднее, в 1989 - соревновательные выборы, раскрытие страшных тайн Катыни и Пакта Молотов-Риббентроп, уход из Центральной и Восточной Европы, отмена 6-й статьи конституции СССР в марте 1990, согласие на объединение Германии и, наконец, согласие на передачу Ельцину (которого он ох как не любил) ядерного чемоданчика в декабре 1991 - дали народам не ленинский социализм, а настоящую свободу от бандитского большевицкого рабства - и русским, и украинцам, и эстонцам, и полякам, и восточным немцам и много кому еще.
Я не склонен сомневаться в утверждении Яковлева, что жестокости в Казахстане в 1986, в Армении и Азербайджане в 1988, в Тбилиси в 1989, в Вильнюсе - в 1990 не его рук дело, а КГБ и лично Крючкова, который так подставлял Горбачева, чтобы вырвать из его рук власть и вернуть СССР к привычному бандитскому рабству под пятой КГБ. Да, Горбачев не ожидал, что так просто развалится Варшавский договор и СЭВ, так легко отделится Прибалтика, а потом начнется "парад суверенитетов", что ничего не выйдет из союзного договора. И слава Богу, что не ожидал. Если бы ожидал, то, возможно, не стал бы на путь широких реформ после марта-апреля 1985 г. Возможно стал бы новым Андроповым или Хрущевым. И только.
Но он стал освободителем народов от Эльбы до Монголии и Владивостока, от Которской бухты и Охридского озера, до Моозундского архипелага и Мурманского берега. Разве этого мало?
Государственники проклинают Горбачева за распад СССР, за "потерю" половины Европы. Он и сам не может простить себе этого. А на мой взгляд, все эти распады блоков и "Союзного государства" - ничтожная цена за шанс свободы от 70-летнего большевицкого рабства. С будущим Горбачев осуществил очень выгодную сделку. Кому нужны эти империи?
Бывшие рабы по разному распорядились своей судьбой, как и евреи после декрета Кира о прекращении Вавилонского (тоже 70-летнего) плена. Тогда, в древности, одни пошли восстанавливать Храм и Город Мира - Иерусалим, другие остались в Месопотамии торговать и рожать детей, третьи разбрелись по всей экумене.
И сейчас одни освобожденные народы, и их немало, построили успешные рыночные демократические либеральные государства, другие так и не могут выбраться из вонючего болота олигархата, а третьи вернулись в рабство, которого они мало наелись, должно быть, за 70 лет. Русские голосовали за Путина, белорусы, за Лукашенко когда-то вполне свободно, да и Алиева с Назарбаевым приняли на ура. Теперь вроде бы и тут приходит отрезвление.
Но ни в ностальгическом безумии по сильной руке, ни в межеумочном состоянии Украины, Армении, Грузии, Киргизии, Молдовы Горбачев совсем не виноват. Он не виноват и в свободе. Провидение, в которое он долго не верил, через него дало шанс народам, а все они воспользовались этим шансом по склонению своего сердца.
Но великое дело добра Бог творит добрыми руками людей, пусть и не ведающих истинных целей. Нет добрых рук, нет и доброго дела. Тогда, в 1980-е нашелся делатель с добрым сердцем, сильной волей и, пусть и с наивным, неискушенным, но глубоким умом. Его руками Провидение свершило великое чудо. И за это чудо весь мир благодарен Михаилу Сергеевичу Горбачеву. Благодарен ему и я.
Низкий поклон Вам, дорогой Михаил Сергеевич! А благодарную память потомков Вы обеспечили себе на века, как почти никто другой в истории Государства Российского.

https://www.facebook.com/andrei.b.zubov/posts/2964372010514797

================

Георгий Гришко

Эти люди дали народам СССР шанс, но воспользовались им только граждане Прибалтийских республик. Потом к ним с опозданием, а потому и с кровью подтянулись грузины с украинцами. Промедление смерти подобно, а часто оно и есть смерть. Остальные выбрали или суверенную деспотию или вассальную зависимость от метрополии.
Горбачёв был отменным аппаратным бойцом, но при этом понимал, что ему досталась умирающая страна и надо что-то делать. К нашему счастью, рядом оказался А.Н.Яковлев, которому он после долгих колебаний поверил и начал менять страну. Слишком робко, слишком неуверенно, постоянно оглядываясь назад и теряя время, которого никогда не бывает много. Дефицит времени и решительности стал определяющим и кто не воспользовался открывшимся окном возможностей, тому придётся ждать следующего шанса ещё много лет.
Мне было 35 когда пришёл Михал Сергеич, а когда он ушёл - 41, я давно был самостоятельным и ни от кого не зависящим человеком, очень скептически относящимся и к строю и к его руководителям. Честно говоря, ещё за год до горбачевской эпохи я даже подумать не мог, что у нас когда-то может появиться такой уникальный шанс на радикальные перемены, но он появился. Чувство, что это не надолго, не покидало меня и моих друзей, мы знали, какая сила прячется по углам и верили, что М.С. не будет терять темп и сделает то, без чего перемены невозможны. Увы, всё происходило, как в замедленном фильме, страна теряла время, а мы, её граждане, никак не могли эти перемены ускорить...
За медлительность и нерешительность мы, естественно, ругали Горбачёва и его недоперестройку и, как оказалось, не зря...
И всё-же, именно он дал свободу тому, кто о ней мечтал. Именно он отвёл топор, висящий над Европой и выпустил из плена страны Восточной Европы и свободолюбивые республики СССР. За это он безусловно достоин звания Лауреата Нобелевской Премии мира. В Европе он навсегда останется самым уважаемым «русским руководителем».
Сегодня у М.С.Горбачева день рождения, ему исполняется 90 лет.
Мои самые искренние поздравления с Днём рождения и пожелания здоровья, сил, ясного ума и дожить до того времени, когда он увидит, что его усилия не пропали даром.



==================

Олег Сулакадзе

«Вы по праву принадлежите к плеяде ярких, неординарных людей, выдающихся государственных деятелей современности, оказавших значимое влияние на ход отечественной и мировой истории», — заявил Путин.»
Из поздравления Путина к 90-летию Горбачёва
Я не политолог, философ, мыслитель, как и многие граждане нашей страны оцениваю, происходящие перемены в стране через свою жизнь.
20 августа 1991 года я был приглашён на последний неформальный разговор, проверки и собеседования я прошёл, для приёма на работу в Совет Министров СССР.
Еду на Старую площадь между танками и БТРами…
Конечно, очень расстроился.
Но сейчас, ничуть не жалею о потерянной номенклатурной жизни, со спец. пайками и другими строго регламентированными подачками.
Ничуть не жалею, что Узбекистан и Эстония не являются частью моей страны.
Ничуть не жалею, что моя страна перестала напрягать силы в желании «весь мир засилья разрушить…» и «землю в Гренаде крестьянам отдать».
Ничуть не расстроен, что наших ракет нет на Кубе, а наши МИГи не сражаются в небе над Сирией с американской авиацией.
Я, буквально, купался в подаренной Горбачёвым атмосфере свободы, ощущении себя самодостаточной личностью, сопричастности к мировой цивилизации.
Мне очень нравилось, что у нас появился, наконец, руководитель – живой человек, отрыто демонстрирующий свои эмоции и чувства, а не мумия в сером плаще, или правитель, который общается с гражданами в декорациях из сотрудников ФСО, живущий в золотом шатре на вершине горы.
То, что сегодня я имею возможность (пока) высказывать своё мнение, выражать себя, сознавать себя личностью и гражданином, считаю бесценным подарком со стороны М.С Горбачёва.
А уж что получилось у следующих правителей…

====================

Александр Гнездилов

Еще одна книга с моим соавторством вышла! В издательстве "Весь мир", она называется "Горбачёв. Урок свободы" и посвящена завтрашнему 90-летию Михаила Сергеевича.
Это около 70 эссе разных авторов о Перестройке и её значении, об ошибках и достижениях.
Всех опубликованных авторов и не перечислить: Григорий Явлинский и Руслан Хасбулатов, бывший президент Киргизии Акаев и Людмила Петрушевская...
Только из моих френдов в ФБ и/или знакомых: Александр Гельман, академик Юрий Пивоваров, Николай Рыбаков, Владимир Рыжков, Денис Драгунский, Евгений Гонтмахер, Игорь Николаев, Николай Травкин, Дмитрий Гудков, Павел Палажченко, Марк Урнов, Татьяна Пархалина, Андрей Трухан и многие другие - простите, кого не упомянул.
Экономисты от Аузана до Аганбегяна и от Иноземцева до Юргенса. Политологи Лилия Шевцова, Андрей Рябов, Андрей Колесников...
Кажется, самый старший из авторов - Юрий Антонович Борко, еще один мой френд в ФБ, кстати. Он на пару лет старше и самого юбиляра - героя книги.
А самый младший среди авторов - это, видимо, я. И потому мой текст это уже первая попытка взгляда на Перестройку, как на событие почти исключительно историческое, лежащее вне непосредственного опыта. То, о котором я лично и не помню почти.
Помню, как, при выходе гулять во двор, увидеть автомобиль "Победа" было самым обычным делом. А "Мерседес" - потрясением. А вскоре стало - и довольно быстро - наоборот.
Помню по ТВ пионеров, вручающих цветы кому-то на трибуне.
И помню, как услышал в каком-то фильме название странной страны "Россия", что долго казалось мне немного похоже на "сыр" - и долго искал такую на большой карте.
Взрослые объясняли мне, что это примерно там, где мы и живём. Но "там", на карте, не было такого слова, никаких Россий. А на огромном розовом пространстве было написано "СССР".
Потом оказалось, что, и правда!, Россия - это здесь. В телевизоре появились Ельцин и триколор, а последующие события, вроде танков 1993-го в Москве, я уже мог наблюдать непосредственно, своими глазами.
Мой текст (стр. 119 - 125) лишён юбилейного пафоса, он в большой своей части посвящён ошибкам и проблемам. Там есть и ГКЧП, и Вильнюс, и Тбилиси, и многое другое. Ведь именно в этом честном анализе, без сахара и ретуши, я вижу свою задачу и свою ответственность в отношении эпохи, которая во многом и создала меня, как человеческую личность.
В этом моём подходе - сожаление, что лучшие ценности Перестройки сегодня скомпрометированы в глазах многих сограждан, не только пропагандой, но и живой памятью о тех годах.
И ещё здесь моё желание, чтобы, осмыслив все прошлые просчёты и недочёты, волна обновления и открытости, свободы и правды пришла бы к нам вновь и наполнила собой жизнь России.



===================

Masha Makeeva
·
Шли годики. На первом фото я только начала делать большую радиопрограмму, Павел Палажченко
внезапно мощно помог, и вот, из дверей лифта на 18 этаже Института радио вышел сам. Я дико тряслась от страха, он весело огляделся и сказал:
- Маша Макеева в школе и дома!
И я поняла, что всё будет хорошо)
За второй снимок спасибо Светлана Гуляева
, даже не знала, что он есть, это много позже, недели за две до 85-летнего юбилея.
И кто бы мог подумать, что постить эти фото я буду в 90-летний юбилей Горбачева, сидя в Германии (играют первые аккорды популярного хита конца 80-х Frau Gorbatschowa tanzt bossanova)





====================

Андрей Нечаев

Сегодня 90 лет Михаилу Сергеевичу Горбачеву. Благодарен ему за многое и искренне поздравляю. Здоровья вам первый и последний президент СССР!
О моей оценке деятельности и личности Горбачева написал статью, опубликованную в журнале "Мир перемен" (№4 за 2020). Кому интересно, почитайте. А на фото мы вместе с российской и германской молодежью лет 10 назад.
Перестройка Горбачева: прорыв или упущенный шанс?
Для меня первое 5-летие власти М.С.Горбачева – это состояние нарастающего удивления и восторга от происходящего. Время надежды. Главное, конечно, свобода слова (гласность в терминах самого Горбачева). Постепенная отмена цензуры. Возможность читать в толстых литературных журналах, доступное ранее лишь в самиздате. Знаковые статьи на запретные раньше темы Афанасьева, Селюнина, Шмелева и др. Появление новых телепередач типа «Взгляд», где не говорящие куклы произносили казенные фразы, а живые люди обсуждали острые проблемы страны. Возможность открыто и публично дискутировать (например, в Клубе «Перестройка») о трансформации планово-административной экономики в рыночную, что еще недавно было бы приравнено к государственному преступлению. А в 1991 наш Институт экономической политики под руководством Гайдара, созданный по личному распоряжению Горбачева, уже готовил программу рыночных преобразований. Этот список открытых гласностью возможностей можно длить долго.
Демократизация всех сторон жизни коснулась и высших эшелонов власти. Первые свободные выборы привели на съезды народных депутатов и в парламенты страны и республик новых ярких лидеров. Парламент стал местом для дискуссий, которым ныне, увы, вновь перестал быть. Миллионы людей с замиранием сердца следили в прямом эфире за открытыми острыми дискуссиями, чего не было ни до ни после. В конце концов это привело к официальному прекращению политической гегемонии коммунистической партии с отменой соответствующей 6-й статьи Конституции СССР.
От «империи зла» к «большой восьмерке»
Мир начал по-другому смотреть на страну. Из «империи зла» СССР стал превращаться в объект интереса, а постепенно и в потенциального партнера. Вывод войск из бывшей ГДР и Афганистана, роспуск Варшавского договора, непротивление насилием бархатным революциям в социалистических странах Восточной Европы и объединению Германии – вот далеко не полный список последствий «нового мышления» Горбачева, открывших путь к цивилизованному сотрудничеству с Западным миром. Окончание холодной войны и решительные шаги в области ограничения вооружений и снижения уровня военного противостояния с НАТО - несомненные крупные достижения дипломатии Горбачева. Его критики называют это сдачей позиций. Категорически нет. Это создание принципиально новой конструкции мирового порядка, намного более безопасной и предсказуемой для всех сторон. Включение СССР (полноценное – уже России) в «большую восьмерку» открыло новые возможности диалога со странами-лидерами. Увы, сейчас эта возможность вновь закрыта и не по вине Запада.
Мало кто так заслужил нобелевскую премию мира, как Михаил Сергеевич Горбачев!
А для простых советских граждан открылась возможность ездить по миру и сравнивать увиденное своими глазами, а не в пропагандистских телепередачах типа «Международной панорамы». И это сравнение оказалось не в пользу советской системы.
Многолетняя гонка вооружений истощила и в итоге подорвала неэффективную советскую экономику. Прекратить военное противостояние было абсолютно необходимо для преодоление глубокого экономического кризиса в СССР. Условие необходимое, но недостаточное.
Экономический крах, усугубленный ошибками
Развал нежизнеспособной планово-административной экономической системы СССР начался задолго до Горбачева. На короткий период коллапс удалось предотвратить за счет открытия дешевой нефти Самотлора и наращивания нефтяного экспорта при росте нефтяных цен. Обвал нефтяных котировок с 1986 года в результате действий Саудовской Аравии в ответ на агрессивную внешнюю политику СССР в Азии привел ускоряющемуся разрушению финансов и потребительского рынка, а в итоге и к полному краху советской экономики.
Я помню встречу в очень узком кругу в ЦЭМИ АН СССР с нобелевским лауреатом по экономике В.В.Леонтьевым. Мы с восторгом рассказывали ему о перестройке, свободе слова и демократизации страны. А в ответ услышали неожиданное: это все замечательно, но демократия нужна узкому слою интеллигенции, а народу нужна колбаса. Для меня это было разочаровывающе. Увы, через пару десятилетий я понял, что гениальный старик был во многом прав. В нулевые годы большая часть российского народа легко разменяла свободу на колбасу.
А с колбасой в стране в те времена становилось все хуже. Мегапроекты типа ускорения НТП и неподготовленной конверсии ВПК быстро захлебнулись. Бюджетная система разваливалась день за днем, все больше подпитываясь исключительно печатным станком. Дефицит потребительских товаров нарастал катастрофически. Снабжение крупных городов продовольствием в значительной степени базировалось на импорте (частично импортном зерне), закупавшемся в основном на кредитные деньги. Благо политически мотивированные кредиты (спасибо новым отношениям с миром) режиму Горбачева давали охотно. В итоге к финалу СССР это закончилось пустой валютной казной, многократным сокращением золотого запаса и 120 млрд. долларов внешнего долга.
Решительность в демократизации страны, к сожалению, не была подкреплена решительностью в экономических преобразованиях. Беда это Горбачева или вина уже неважно. Шанс плавно трансформировать экономику был упущен. В политике у Михаила Сергеевича был рядом гигант А.Яковлев, а экономикой рулили скромные ортодоксы Н.Рыжков и В.Павлов.
Справедливости ради надо отметить, что тогдашняя научная экономическая элита страны, включая Академию наук, которой доверял Горбачев, оказалась не готова предложить реальные рецепты серьезной трансформации экономической модели страны. Программы реформ писали молодые экономисты под руководством Г.Явлинского («500 дней») и Е.Гайдара (уже для Ельцина). На программу рыночных преобразований, известную как «500 дней», Горбачев и его окружение просто не решились. Ее стали кромсать правительственные экономисты при соучастии руководителей экономического блока Академии наук, и в результате полностью выхолостили.
Вместо комплексных преобразований принимались отдельные меры, часто имевшие в итоге деструктивный характер. Ограничусь лишь парой примеров. Закон о социалистическом предприятии 1987 года сильно расширил права хозяйствующих субъектов, включая снятие контроля за расходами на заработную плату. Одновременно была введена такая управленческая экзотика, как выборность директоров. Понятно, что при таких предпосылках руководитель предприятия лишь в меру собственной креативности наращивал доходы своих работников. Решающий вклад в полное разбалансирование финансов и потребительского рынка был внесен.
Другая новация – создание кооперативов с предоставлением им многочисленных льгот. Классический пример благого, но не комплексного начинания с разрушительными последствиями. С одной стороны, благодаря этим новациям реально появились новые предприятия в сфере услуг, кооперативные ресторанчики и даже общественные туалеты. С другой стороны, кооперативы стали массово создаваться при крупных предприятиях. Как правило, их учредителями были сам директор и/или его ближайшие друзья и родственники. Пользуясь льготами, через кооперативы реализовывалась продукция предприятия с минимизацией налогов и обналичиванием выручки в интересах конкретных лиц. Так был забит еще один гвоздь в гроб финансовой стабильности и сбалансированности бюджета страны.
Российских реформаторов часто упрекают в отказе от китайского пути плавных рыночных реформ. Реально упрек должен быть адресован окружению Горбачева (или еще более раннему советскому руководству). На первом этапе предпосылки для плавной рыночной трансформации экономики по китайскому варианту под жестким контролем мощной партийно-государственной машины были. После полного коллапса экономики и развала государственной машины вслед за распадом СССР в конце 1991 года никаких шансов на «китайский путь» уже не осталось.
Убежден, что своевременное реформирование советской экономической системы давало шанс на сохранение СССР в обновленном виде. Именно ухудшающееся экономическое положение стало причиной поддержки сепаратистских настроений республиканских элит широкими слоями населения. Лозунг – «хватит кормить Москву» - ложился на благодатную из-за экономических неурядиц почву.
Сохранение СССР. Упущенный шанс.
Пожалуй, главный упрек, который слышит Горбачев – распад СССР. С порога отвергаю идиотские конспирологические версии в сознательных действиях президента СССР в качестве агента мирового империализма. Но соглашусь, что более быстрые и решительные действия советского руководства давали шанс на сохранение СССР в обновленном виде (скорее всего в той или иной форме конфедерации и возможно не в полном составе).
Большой кнут и немного пряников – на этом строилась советская управленческая вертикаль в региональном разрезе. Горбачев почти убрал кнут, дав республиканским властям больше свободы. А обеспечить им пряники в виде централизованных инвестиций и других денежных вливаний, поставок продовольствия и потребительских товаров, он из-за развала экономики уже не мог. Сложившаяся десятилетиями система управления, построенная на страхе, стала рушиться на глазах. Создать новую, основанную на принципах взаимной выгоды, эмерджентности и синергии системы, не успели. Сепаратизм и стремление региональных элит к власти взяли верх.
Метания между силовым подавлением выступлений граждан в союзных республиках (Тбилиси, Вильнюс) и подготовкой нового союзного договора, расширяющего права республик, длились недопустимо долго. Понимаю, как непросто было президенту Горбачеву пойти на прямую конфронтацию с «силовиками», десятилетиями служившими опорой советского режима, и поменять их функции и руководство. В итоге возглавленный КГБ путч в августе 1991 года (провалившийся благодаря решительности российского лидера Ельцина и смелости простых москвичей) вбил последний гвоздь в гроб СССР, сорвав подписание нового союзного договора. После него распад приобрел лавинообразный характер. Союзные органы управления были полностью парализованы и деморализованы (знаю это по собственному опыту мирного «захвата» российским министром союзного Госплана). Беловежские соглашения лишь зафиксировали факт, что «СССР как геополитическая реальность прекратил свое существование» (из текста соглашений).
Мои заметки могут показаться критическими. Не ставил перед собой такую задачу, а старался быть объективным. Надеюсь, у Горбачева за три последних десятилетия выработались антитела к критике. А завершить я хочу словами:
Уважаемый Михаил Сергеевич! Земной поклон Вам и спасибо за демократизацию страны, за возможность жить не в обстановке страха, лжи и лицемерия, за возможность самим определять свою судьбу. Мое поколение считало себя потерянным. Вы дали нам шанс. Увы, ваши преемники во власти перечеркнули многое сделанное Вами. Стране опять нужна горбачевская перестройка!



==================

Екатерина Гордеева


90 лет Михаилу Сергеевичу Горбачёву.
Человек, который изменил мир, а значит каждого из нас.
Человек, который верил в любовь так, как далеко не каждый умеет, но хотелось бы уметь.
С днём рождения, дорогой Михаил Сергеевич. Спасибо.

================






Tags: ! - Знаменитости о Михаиле Горбачеве, 90-летие М.С. Горбачева, Юргенс
Subscribe

Posts from This Journal “90-летие М.С. Горбачева” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments