?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
Григорий Явлинский о программе «500 дней» в 1990 году.
Перестройка
ed_glezin
- Не знаю, согласитесь вы со мной, Григорий
Алексеевич, или нет, но мне кажется, что у боль­
шой части нашего народа сложилось представле­
ние: как только программа «500 дней» будет
одобрена всем Союзом (парламент РСФСР прак­
тически единогласно принял ее 11 сентября это­
го года) и начнет действовать, то ровно пятьсот
дней спустя в нашей экономике исчезнут все
проблемы, а в нашей жизни наступит порядок
и полное благоденствие. На мой взгляд, из про­
граммы вытекает только одно: через пятьсот
дней будет едва-едва стабилизировано, приоста­
новлено скользящее сползание нашей экономики
по наклонной плоскости.
— Вы не ошибаетесь. Хотел бы только добавить:
в программе «500 дней» самое главное не в том, что
мы начнем чуть-чуть вылезать из ямы, а в том,
почему мы начнем из нее вылезать. Именно через
это время могли бы появиться механизмы, которые
объективно, вне зависимости от воли какого-то чело­
века или от цели, которую поставил какой-нибудь
государственный орган управления — допустим,
Госплан или Госснаб, а объективно, путем увязки
экономических интересов начали давать нам воз­
можность подниматься. В этом главное.

Почему же не удалось разорвать цепочку,
на территории страны, а также оптовых цен, вводи­
мых по указу. Отменить повышение пенсий на союз­
ном уровне. Их все равно отоваривать нечем... Наде­
яться на такие радикальные меры нереально...

То есть нам надо в этот период создать
приходится на корма...
— И, чтобы избежать его подорожания в рознице,
Россия должна была срочно изыскать более восьми
миллиардов рублей на дотацию. А их-то уже не было.
Такой дефицит «выскочил» за какие-то два-три по­
следних месяца.
И это не все. После госзакупок у колхозов и совхо­
зов России должно было остаться около 88 миллио­
нов тонн зерна. Часть они могут продать по договор­
ным ценам. А они сейчас подскочили на «свободном»
рынке до тысячи рублей за тонну. И колхозы заинте­
ресованы продавать зерно по такой цене, получая
дополнительный доход.
структуры, условия для самоналаживающейся
работы хозяйства?
— Ну, если хотите, нужно создать саморазвиваю-
щуюся систему, эмбрион ее. Но этот зародыш будет
уже с ногами, с руками, он будет жизнеспособным.
нок.

Но вернемся к программе «500 дней». Какие

Если воспользоваться вашим образом, то,
еще, на ваш взгляд, существуют у нее подводные
камни?
мне кажется, мы уже совершили много такого,
что убивало бы этот эмбрион в утробе матери...
— К сожалению, мы сделали в последние полтора
месяца такие шаги, которые не позволят нам теперь
по-человечески, если можно так выразиться, родить
эту программу, а значит, и получить нужные резуль­
таты. Идеология этой программы содержала, на мой
взгляд, несколько очень важных ключевых момен­
тов. Первый заключается в том, что выходить из
кризиса нужно всем республикам вместе. Второе:
выходить не по команде, поданной «сверху», а с того,
чтобы получить нормальный полноценный рубль, ко­
торым можно пользоваться, который всех свяжет,
всех заинтересует. Третье: для успеха нужны абсо­
лютно нестандартные подходы, свойственные толь­
ко нашей экономике, только нашей ситуации. Лишь
в этом случае можно избежать снижения уровня
жизни и бурного роста цен.

О каких камнях вы спрашиваете? Она уже на­

Не просто роста, а бурного?
Да, именно бурного. Сейчас объясню, почему.
и резко подорожало на колхозных рынках...
— Иначе и не могло быть: дефицит животноводче­
ской продукции еще более обострился. Вот тогда-то
правительство России постановило: не дожидаясь
января, повысить закупочные цены на мясо уже
с первого октября этого года...
в Комиссии Совмина РСФСР по экономической
реформе?
— Этот смысл действительно теряется в том пла­
не, что я теперь не смогу провести в' жизнь ту
программу, которую обещал. Для ее успеха были
необходимы, как я говорил, три обязательных усло­
вия: сильная власть и поддержка народа, которые
нужны любой экономической программе, ибо нет та­
ких программ, которые могут проводиться в условиях
хаоса. Это условие было материализовано в союзе
Горбачев — Ельцин. Следующее условие: в програм­
ме должны участвовать все республики. Это мате­
риализовано было в том, что все они приняли уча­
стие в этой работе. Третье условие: не допустить
резкого скачка цен и падения уровня жизни. Это
было материализовано в тех механизмах, которые
были заложены в программе. В настоящее время все
три условия отсутствуют. Последние месяц-полтора
события развернулись так, что сильно заколебалось
первое, из-за затяжки отсутствует второе и практи­
чески взорвано третье. Что остается?
Теперь надо учиться жить в условиях сильной
инфляции. Это тоже самостоятельная работа, где ну­
жен высокий профессионализм, где нужны большая
ответственность и мужество. Но нужно помнить: эта
работа не допускает ни популизма, ни истерики, ни
политической зависимости от кого-либо. Это должна
быть только профессиональная, честная работа эко­
номистов. Только так можно работать в условиях
кризиса, когда экономика уж очень больна: тихо,
спокойно, умно. Максимально снизить политическую
конфронтацию — иначе вообще никакие экономиче­

Какие, например?
Зависит от местности. Если в данной области

Но это прямой путь к вымыванию дешевого
ществовать?
— В той части, что касалась стабилизации меха­
низмов связки экономической системы, то есть той
самой изюминки, которая позволяла обойтись без
прыжка розничных цен,— да, в этой части программа

Там был предусмотрен механизм, который должен
был разорвать связь между повышением закупочных
цен на зерно и розничными ценами на остальные
продукты, позволял заморозить цены на те товары,
которые сегодня реально есть в продаже.

Вы возражали?
— Я узнал обо всем постфактум, через несколько

ровать очевидные вещи. Сейчас приостановились
госзакупки зерна. Правительство жалуется, что
колхозы его придерживают. Но совершенно
ясно: если мы повышаем закупочную цену на
мясо, селу выгоднее самому выращивать это
мясо и продавать по дорогой цене, а потом
на эти деньги покупать дотированное мясо в
городе.
есть молоко, хлеб, масло, яйца, то на эти вот продук­
ты можно было сохранить твердые цены. Центр пере­
дал бы туда дотации, и на месте сами бы решали,
продавать товар по купонам, талонам или свободно,
как сейчас, если для этого есть достаточное количе­
ство продуктов. Центр продолжал бы дотировать, но
дотировал уже, допустим, не все мясо, молоко, яйца
и все остальное, а только те товары, которые дей­
ствительно сегодня доступны населению. То есть
простой покупатель должен прийти в магазин
и иметь возможность купить сегодняшний ассорти­
мент товаров по цене, которая сейчас существует.
Появились в продаже новые товары, например, око­
рок, сухие колбасы, ветчина, что-то еще — тут уже
цены новые.

Конечно. Я не специалист по аграрным делам.
ассортимента...
— Чтобы его избежать, может быть введена спе­
циальная организация торговли. Когда появятся дру­
гие продовольственные товары, более дорогие, но
и высококачественные, давление на узкий круг дешевых снизится, даже если дорогие будут покупать
не так много.
— евых снизится, даже если дорогие будут покупать
не так много.

И обратного хода нет?
Надо пересмотреть политику закупочных цен
которая начала вязаться после первоиюльского
повышения цен на зерно?
— Это становится понятно, если проследить за
всеми последовавшими за этим событиями. Закупоч­
ные цены на зерно в среднем по России были повы­
шены со 196 до 300 рублей за тонну. Сразу дефицит
бюджета РСФСР вырос на 7,5 миллиарда рублей.
Правительство Союза обещало все покрыть, но по­
крыло только 4,5 миллиарда, а три оставило нам,
чтобы мы сами с ними разбирались. Но повышение
цен на зерно, естественно, не могло не сказаться на
стоимости комбикормов. И здесь союзное правитель­
ство повело себя, мягко выражаясь, не по-джентль­
менски.
Из необходимых республике концентрированных
кормов около 60 процентов произведенных непос­
редственно в хозяйствах идут по договорным ценам,
которые напрямую зависят от цен на зерно,— выше
трехсот рублей. Таким образом, фураж вздорожал
как минимум в 1,5—2 раза.

Меня интересует еще один вопрос. Мы гово­

Девяносто процентов себестоимости мяса
ную силу земли, значит, вам все равно нужно знать
рыночную цену какого-то среднего товара, который
вы с нее снимаете. Но возможно и другое решение
задачи. Чтобы процесс оценки земли сдвинулся,
нужно оценить ее условно. Цена должна быть низ­
кой, так как человек рискует, ибо идет первым.
Через полгода работы можно будет сказать, какой
нужен налог, чтобы он нес свою продукцию на ры­

В рублях. Но куда они с этими «дутыми»
летела на риф, пропорола дно. Жалко, был большой,
хороший шанс выкарабкаться из кризиса. Шанс
в контакте Ельцина с Горбачевым; в том, что почти
все республики поддерживали программу, участво­
вали в ее разработке.
рублями пойдут, если в свободной продаже на
них практически ничего не купишь?

Пусть как стабилизационная программа она

И оно почти сразу же пропало в госторговле

И тем не менее они продают зерно по этой
исчерпала себя, но существует ведь еще и общее
направление, курс. Можно ведь вернуться к ис­
ходным данным...
цене. Когда в августе союзное правительство объ­
явило о повышении с 1 января 1991 года закупочных
цен на остальные виды сельскохозяйственной про­
дукции, включая мясо, продажа его в госфонды рез­
ко упала.

— К сентябрю вернуться нельзя.
Значит, выхода нет?
— Есть: надо учиться жить в условиях инфляции.
Тогда какой смысл вашего пребывания
дней, когда директивы ушли на места и менять реше­
ние было поздно...

Григорий Алексеевич, ведь нельзя игнори­
Но теперь вот принят указ по оптовым ценам, уже на
союзном уровне. Правительство утверждает, что на
100 процентов компенсирует повышение розничных
цен. То, что оно раньше давало на дотации, обещает
отдать людям. Пусть решают сами, как потратить эти
деньги. Для чего это, объясните.

Короче, программа «500дней» перестала су­шествовать?

В той части, что касалась стабилизации меха­
низмов связки экономической системы, то есть той
самой изюминки, которая позволяла обойтись без
прыжка розничных цен,— да, в этой части программа
уже не выполнима.

- И обратного хода нет?
Надо пересмотреть политику закупочных цен
которая начала вязаться после первоиюльского
повышения цен на зерно?
— Это становится понятно, если проследить за
всеми последовавшими за этим событиями. Закупоч­
ные цены на зерно в среднем по России были повы­
шены со 196 до 300 рублей за тонну. Сразу дефицит
бюджета РСФСР вырос на 7,5 миллиарда рублей.
Правительство Союза обещало все покрыть, но по­
крыло только 4,5 миллиарда, а три оставило нам,
чтобы мы сами с ними разбирались. Но повышение
цен на зерно, естественно, не могло не сказаться на
стоимости комбикормов. И здесь союзное правитель­
ство повело себя, мягко выражаясь, не по-джентль­
менски.
Из необходимых республике концентрированных
кормов около 60 процентов произведенных непос­
редственно в хозяйствах идут по договорным ценам,
которые напрямую зависят от цен на зерно,— выше
трехсот рублей. Таким образом, фураж вздорожал
как минимум в 1,5—2 раза.

Меня интересует еще один вопрос. Мы гово­

Девяносто процентов себестоимости мяса
ную силу земли, значит, вам все равно нужно знать
рыночную цену какого-то среднего товара, который
вы с нее снимаете. Но возможно и другое решение
задачи. Чтобы процесс оценки земли сдвинулся,
нужно оценить ее условно. Цена должна быть низ­
кой, так как человек рискует, ибо идет первым.
Через полгода работы можно будет сказать, какой
нужен налог, чтобы он нес свою продукцию на ры­

В рублях. Но куда они с этими «дутыми»
летела на риф, пропорола дно. Жалко, был большой,
хороший шанс выкарабкаться из кризиса. Шанс
в контакте Ельцина с Горбачевым; в том, что почти
все республики поддерживали программу, участво­
вали в ее разработке.
рублями пойдут, если в свободной продаже на
них практически ничего не купишь?

Пусть как стабилизационная программа она

И оно почти сразу же пропало в госторговле

И тем не менее они продают зерно по этой
исчерпала себя, но существует ведь еще и общее
направление, курс. Можно ведь вернуться к ис­
ходным данным...
цене. Когда в августе союзное правительство объ­
явило о повышении с 1 января 1991 года закупочных
цен на остальные виды сельскохозяйственной про­
дукции, включая мясо, продажа его в госфонды рез­
ко упала.

— К сентябрю вернуться нельзя.
Значит, выхода нет?
— Есть: надо учиться жить в условиях инфляции.
Тогда какой смысл вашего пребывания
дней, когда директивы ушли на места и менять реше­
ние было поздно...

Григорий Алексеевич, ведь нельзя игнори­
Но теперь вот принят указ по оптовым ценам, уже на
союзном уровне. Правительство утверждает, что на
100 процентов компенсирует повышение розничных
цен. То, что оно раньше давало на дотации, обещает
отдать людям. Пусть решают сами, как потратить эти
деньги. Для чего это, объясните.

Короче, программа «500дней» перестала су­
уже не выполнима.

рим: передадим землю тем, кто на ней работает.
Каким будет механизм сбора налогов? Земельно­
го кадастра нет, поэтому стоимость земли тоже
неизвестна. Как быть? Чем стимулировать ферме­
ра увеличивать производство?
— Вы задаете сложный вопрос. Могу высказать
только общие соображения. Видите ли, когда у вас
нет вообще никакой системы цен, соответствующей
рынку, то хоть делайте вы кадастр, хоть не делайте,
землю все равно точно не оцените, так как не знае­
те, какова рыночная стоимость того или иного това­
ра, который вы снимаете с этой земли.

Но существует плодородная сила земли...
Если вы хотите в деньгах оценить плодород­


ские реформы осуществлять нельзя.


Posts from This Journal by “500 дней” Tag