ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Александр Сунгуров: «Три дня в августе».

День первый, 19 августа, понедельник.

19 августа рано утром меня разбудил мой двоюродный брат Андрей Тугаринов, в шей тогда словами «Просыпайся, Саша, в стране государственный переворот!». Первым делом я послал его подальше с его дурацкими шутками, но он включил телевизор, и я понял, что это – не шутка. Помню, что я сразу спросил его: «Андрей, работает ли телефон?». Телефон работает. Я встал и позвонил домой Николаю Травкину. Жена ответила, что Коля уже уехал в штаб-квартиру ДПР на Полтавской улице.
Так, подумал я, заговорщики плохо выучили уроки успешных путчей. Я помнил, что генерал Ярузельский в 1980 году в ту ночь, когда была прекращена деятельность польской «Солидарности», во-первых, отключил всю телефонную связь в Варшаве, а, во-вторых, арестовал всех лидеров Солидарности. Здесь же телефон работал, лидер крупнейшей тогда Демократической партии не арестован – значит, не все потеряно, и надо ехать к Верховному Совету, к Белому дому.
Пока я ехал по Кутузовскому на троллейбусе, мимо шли военные грузовики с солдатам Подъехав к Белому дому узнал, что пресс-конференция Ельцина состоится в министерстве печати, неподалеку. Я в группе журналистов отправился туда, но вскоре министр Печати Михаил Полторанин объявил, что планы поменялись, и пресс-конференция будет все таки в Белом доме. Все пошли туда, и я вместе с ними прошел через пост охраны (было объявление, что удостоверения депутата Ленсовета, которого ранее было достаточно для входа, теперь, в связи с событиями, уже не достаточно). Я был в зале во время знаменитой пресс-конференции, на которой в частности был зачитан только то подписанный президентом России указ, о том, что все действия ГКЧП являются незаконными, что он требует возвращения М.С.Горбачева и что в это ситуации он объявляет себя главнокомандующим Вооруженными силами. А закончил он так: «Я прошу вопросы мне сейчас не задавать, а постараться передать содержание указа в свои СМИ, так как танки в настоящее время окружают Белый дом, правительственная спецсвязь отключена, и вы остаетесь единственным каналом связи с окружающим миром».
Хотя путчисты и отключили правительственную спецсвязь, обычные телефоны продолжали работать, и я, получив экземпляры указа Ельцина, оправился к ближайшему факсу, чтобы передать его на наш факс в Ленсовете, а потом на факс в штаб-квартире ДПР, чтобы они уже сами по факсам передали его в региональные организации партии. Вот так мы и прорывали информационную блокаду.
Походя по коридору Белого дома, я увидел сквозь окно 4 этажа, как на улице кто за что то говорит собравшимся вокруг, и сделал снимок из окна. Как выяснилось, это была знаменитая мизансцена «Ельцин на танке», вид сзади-сверху из окна. Послав факсы с указам по всем известным мне номерам факсов, я занялся другим делом: размножил указ на ксероксе и пошел на улицу к танкистам, чтобы раздавать им копию указа прямо в руки (договорившись с милицией на входе, что они пустят меня обратно). Раздав размноженную порцию указа, я вернулся обратно, за следующей порцией. Вдруг я вижу двух милиционеров, обвешанных мегафонами, которые все спрашивают: «Куда на улице ставить громкоговорители? Кто-нибудь ответит нам, мы уже полчаса здесь ходим?». Тут я понимаю, что надо брать ответственность (январский опыт в Риге мне здесь очень пригодился), оглядываюсь кругом и вижу рядом Народного депутата России Беллу Денисенко, из фракции Дем.России. Я ей говорю: «Белла, мы же с вами знаем, куда ставить громкоговорители?». Она сразу все поняла, кивнула, и мы повели этих милиционеров с мегафонами на улицу. Но ставить никуда не пришлось, там уже были сотни человек, которые не имели никакой информации, поэтому меня сразу куда-то поставили с мегафоном – «говори!».
Я сказал, что знал, зачитал указ, и тут ко мне обращается журналист из американской компании АBC: «Господин Сунгуров, я помню вам по Риге в январе. Мы только что прилетели в Москву. Нам бы занять хоть пять минут живого Ельцина. Помогите!!!». Я понимаю, как это важно для прорыва информационной блокады, возвращаюсь в здание и иду к приемной Б.Н.Ельцина. У входа сидит руководитель его секретариата, работавший с ним со Свердловска, кажется, по фамилии Ильюшенко. Я ему и говорю о журналистах из ABC. И слышу в ответ: «Ну что вы? К Борису Николаевичу надо записываться за три дня заранее!». И я вижу, что этот чиновник просто не понимает, что вокруг происходит.
Практически это же мне вдруг говорит стоящая рядом женщина и отводит меня в сторону. «А вы кто? – я руководитель секретариата Силаева. Он все понимает, и журналистов примет». Мы быстро идем в приемную Силаева, тот дает необходимые указания, я спешу на вход, нахожу журналистов, мы проходим, идем к Силаеву, а коллега из ABC говорит мне – спасибо за Силаева, но нам бы еще Ельцина». «А вы скажите об этом Силаеву после интервью» - подсказываю я. Так и получилось, и после интервью с Силаевым мы идем уже в приемную к Ельцину. Ильюшенков, увидев меня снова говорит: «Ну что же, добились все же своего…».
Борис Николаевич говорит кратко, емко, и с очень большой силой. Один из журналистов, югослав, сказал мне потом, что он уже десять лет работает в ABC, многое повидал, но такой эмоциональной силы, как сегодня у Ельцина, он ее не видел. Я же сразу после интервью представился Борису Николаевичу, сказал, что я депутат Ленсовета, и спросил, что мне лучше делать – оставаться здесь иди ехать в Питер. Он ответил: «Поезжайте в Питер, здесь мы сами справимся!».
Вечером я еще заехал к Михаилу Толстому, который открывал Конгресс Соотечественников, и у него были мои билеты на поезд. Как известно, ряд эмигрантов из СССР, приехавших на этот конгресс, вместо его заседания пошли на баррикады вокруг Белого дома, защищать российскую демократию. В «Красной стреле» мы ехали в соседних купе с Иваном Арцишевским, который отвечал за петербургскую программу конгресса, пили коньяк и прогнозировали развитие событий. Никто из нас не предполагал, что все кончится за три дня, конечно.

День второй, 20 августа, вторник.
Утром, приехав в Питер, заехал домой, переоделся и взял с собой рюкзак со спальником, так как предвидел, что спасть придется следующей ночь недолго и скорее всего, у нас в комнате комиссии в Мариинском. Потом туда и отправился. Вышел из метро «Гостиный проспект» и увидел что у забора, который так долго там стоял, что у него уже привыкли толпиться сторонники КПСС-ортодоксов со своими газетами – этот забор тогда прозвали «Стена плача». В тот день там стоял один немолодой человек, за его спиной на заборе было два плаката. На одном «За Россию без коммунистов!». На втором, детский стишок, который приобрел в эти дни политический смысл: «Уронили Мишку на пол, оторвали Мишке лапу, все равно его не брошу, потому что он хороший!». Людей на Невском было мало, в этот время как проходил, как я узнал потом, многотысячный митинг на Дворцовой площади.
По пути увидел баррикады на углу Казанской и переулка Антоненко. У входа в Мариинский дворец стояла группа добровольцев в виде охраны, среди них узнал и зам. редактора журнала «Звезда» _____________. Я сразу вспомнил январские дни в Риге, где также у входа в латвийский Верховный совет стояли такие же добровольцы. Площадь перед Мариинским была вся в группах людей – добровольцев, по ее краям уже выросли баррикады. В Ленсовете вскоре началась объединенная сессия депутатов Ленсовета и Леноблсовета, В своих резолюциях мы потребовали освобождения из Фороса президента СССР М.С. Горбачева, объявили недействительными на территории города и области всех приказов ГКЧП и т.д. Голосовали дружно, включая и фракцию «Возрождение Ленинграда». Ее представители – члены КПСС зачитали на сессии заявление, приятое Бюро Ленинградского обкома КПСС вчера вечером, в котором требовалось немедленное освобождение М.С. Горбачева – оно показывало, что и среди руководства по крайней мере Ленинградской парторганизации не было однозначной поддержки действий ГКЧП.
Но конечно мы понимали, что основные события сейчас происходят в Москве. Оттуда поступала информация, что штурм Белого дома состоится сегодня вечером. Было ясно, что если штурм начнется. То события приобретут уже необратимый характер. В самом Ленсовета вечером все действия по его обороне возглавлял вице-мэр В.Н.Щербаков, которого гэкачеписты, не спросив его согласия, записали в члены Ленинградского комитета по чрезвычайному положению. Срочно прилетев в Ленинград из Крыма, где он отдыхал, он тут же публичной заявил, что не имеет с ГКЧП ничего общего.
Уже поздним вечером я спросил его – что надо делать. Он ответил: «Поступила информация, что в военное училище им. Бирюзовского приехала большая группа десантников, и надо проверить, не готовятся ли они к выступлению, например, на штурм Мариинского дворца. Я собрал группу депутатов, пригласил еще несколько известных мне добровольцев с площади перед Мариинским, мы поехали на Литейный, где недалеко от Большого дома (Управления МВД и ГКБ) и размещалось училище им. Бирюзовского, и начали патрулировать его окрестности. Уже было совсем темно, на улицах – пусто, только из открытых окон слышались выстрелы и крики – это по Первому каналу передавали фильм «Невозвращенец» - по повести А.Кабакова как раз о мятеже в Москве. Ощущение было не из приятных, надо сразу сказать!
Мы действительно встретили несколько накаченных спецназовцев видимо, возвращавшихся из увольнения, однако, в самом училище было тихо, моторов никто не заводил и мы поняли, что отсюда нам опасность не угрожает. Из телефона-автомата я позвонил Щербакову, за нами прислали машину и мы уехали обратно в Мариинский.
Вскоре, однако, уже далеко за полночь, В.Н.Щербаков попросил меня съездить в Сертолово, где размещалась танковая часть – оттуда сообщили, что в части отмечена подозрительная активность. Я и еще один депутат вместе с моим коллегой по «Демократической платформе в КПСС» Мишей Тылевичем, который был с машиной, решили поехать в Сертолово. По пути заехали к Мише домой за запасной канистрой с бензином. Миша жил на Петроградской, на Чапыгина, рядом со зданием Ленинграского телевидения. И у этого здания тоже была баррикада и дежурили добровольцы. От них мы и узнали информацию (которая оказалось потом неверной), что в Москве начался таки штурм Белого дома. И мы весь путь до Сертолово (а это километров двадцать от Питера по Верхне-выборгскому шоссе) и потом обратно ехали с этой информацией в голове. Настроение у нас было конечно самое поганое. Но одновременно – и ужасно хотелось спасть, как помню.
В Сертолово все было тихо, танки никто к бою не готовил, и мы поехали обратно. В Мариинский мы не попали, так как мосту уже развели, но зато у охраны и Биржевого моста мы узнали, что никакого штурма в Москве и не было. И с эти чувством громадного облегчения мы поехали к Мише домой, где поспали на полу пару часов, а потом уже рано утром я добрался до Мариинского, где меня ждал мой спальник и я еще часа три поспал.

День третий, 21 августа, среда
Утром в Мариинском дворце состоялся инструктаж депутатов, которые должны были выехать для встречи с различными воинскими частями, с целью разъяснения им (или их руководству) позиции Президента России Б.Н. Ельцина и нашего Ленсовета по поводу политической ситуации в стране. Я вызвался поехать под Гатчину, где на военном аэродроме в Сиверской остановились часть Псковской военно-десантной дивизии, шедшей 19 августа в Ленинград. Именно с призывом остановить эти части мэр города А.А.Собчак обратился к командующему Ленинградским военным округом и, по совместительству, руководителю ГКЧП в Ленинграде генералу В.Н. Самсонову, прилетев ближе к вечеру в Ленинград из Москвы.
Сначала В.Н. Самсонов ответил отказом, сославшись на приказ, но потом, когда А.А.Собчак напомнил ему, что у генералов гитлеровского вермахта тоже был приказ, но потом был Нюрнбергский процесс, тот все же остановил части. И никто сначала не знал, куда исчезли подразделения десантников из Пскова. Тогда 20 августа несколько полковников из военного училища в Пушкине, поднявшись на вертолете в Ленинградское небо, все же нашли исчезнувшую бронетехнику - как раз на военном аэродроме в Сиверской.
Пройдя инструктаж, мы вместе с председателем мандатной комиссии Ленсовета Н.И. Пальмовой отправились сначала в Пушкин, где к нам должны были присоединиться полковники-демократы. Вместе с нами поехали и две журналистки из молодежной газеты «Смена». До военного аэродрома мы добрались уже к 14 часам. Нас принял командующий авиаполком, в кабинете был также некто в джинсовом костюме, Петр Иванович, который по сути и управлял разговором. Как мы поняли, это был особист из штаба округа, который уже привез приказ об отходе бронетехники обратно в Псков. Нас же о н уверял, что у нас была неверная информация, что никаких частей псковской дивизии на территории части нет и не было. Командир полка при этом лишь послушно кивал. Далее этого кабинета нас не пустили и мы уже поехали восвояси, как, проезжая по шоссе мимо боковой дороги, мы успели увидеть, что оттуда идет колонна бронетехники. Это, собственно и была та часть Псковских десантников, уже возвращающихся домой. Мы остановились, я стал эти бронетранспортеры фотографировать, а девушки-журналистки – раздавать указы Б.Н. Ельцина солдатам. Те их охотно брали, так что один бронетранспортер даже не вписался в поворот, и его какое-то время вытаскивали. Как позже выяснилось, эти мои снимки стали единственным фото свидетельством наличия все же частей Псковской дивизии вблизи Питера.
Мы, довольные, так как судя по всему, путч уже потерпел неудачу, поехали обратно в Мариинский. Возвращаясь в комнату нашей комиссии, я шел мимо работающего телевизора и вдруг остановился. В передаче говорилось, что созванный в Праге 21 августа митинг в память о вторжении советских войск в Чехословакию в 1968 году стихийно перерос в митинг солидарности с демократией в России и протеста против ГКЧП. В этот момент я почувствовал, как камень, лежавший у меня на сердце эти двадцать три года после нашего вторжения в Чехословакию, стал понемногу исчезать.
Эту ночь я на всякий случай еще провел в Мариинском, а на следующий день, 22 августа, отправился в Щучье озеро к друзьям, чтобы там немного прийти в себя после всех событий этих трех дней.

=========

Приглашаю всех в группы
«Эпоха освободительной Перестройки М.С. Горбачева»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/15…

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

========












































Tags: ! - История Перестройки, 1991, Август 1991, Сунгуров, путч
Subscribe

Posts from This Journal “Август 1991” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments