ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Андрей Ковалёв: «Серебряный лис».

Отставка Эдуарда Шеварднадзе с поста министра иностранных дел СССР была воспринята демократическими силами в стране как победа так называемой «партии порядка». Его появление среди защитников Белого дома – как предвестие её поражения. И в том, и в другом случаях так и оказалось. Потом имя Серебряного лиса обросло самыми разными небылицами. Его оболгали все, кто мог. О чём сегодня можно свидетельствовать?

Во времена горбачёвской перестройки этот подвижный обаятельный темпераментный седовласый человек был столь же почитаем сторонниками демократических реформ, сколь ненавидим их противниками. С его именем связывались прекращение гонки вооружений, «бархатные революции» в восточноевропейских странах, окончание холодной войны, движение СССР по пути создания в стране демократии и соблюдения прав человека. Его враги обвиняли его в «сдаче» внешнеполитических позиций СССР, в ослаблении военного потенциала страны, сторонники восхищались мужеством, с которым он «списывал в архив» замшелые догмы, способствовал сближению СССР с цивилизованными демократическими странами. Вокруг него всегда кипели страсти, казалось, он притягивал их к себе.

Назначение Э.А. Шеварднадзе министром иностранных дел СССР было немедленно оценено понимающими наблюдателями как предвестник больших перемен во внешней политике страны. Но, как оказалось, – не только во внешней.

Почему внешнеполитическое ведомство тогда ещё тоталитарного СССР занималось, – причём безоглядно, с открытым забралом, – разрушением тоталитарного режима, становлением демократии и правового государства в этой забытой законностью и справедливостью стране? Этим вопросом вполне справедливо задавались и в стране, и за рубежом те немногие, кто был в курсе этой деятельности МИДа. Ответ на него вполне соответствует относительно упорядоченному сумбуру начавшейся с приходом к власти Горбачёва эпохи непоследовательных перемен: так решило его руководство, прежде всего, министр.

Дело в том, что именно многие дипломаты в силу своей профессии, знания окружающего страну совсем иного мира, лучше и яснее многих других видели не только необходимость, но и пути демократического реформирования общества. Во многом иначе они видели и положение в стране, не только сравнивая советскую действительность с жизнью в западных странах, но и зная претензии Запада к СССР по правам человека. (Вряд ли можно считать случайностью, что общепризнанный главный идеолог перестройки Александр Яковлев тоже многие годы провёл на дипломатической работе.)

В МИДе же произошёл уникальный синтез людей, владеющих наукой и искусством дипломатии, с политической волей и знанием во всех деталях советской действительности горбачёвским министром иностранных дел Эдуардом Шеварднадзе, который до того как стал первым лицом в тогда ещё советской Грузии, возглавлял там министерство внутренних дел. В результате в высотном здании на Смоленской площади собралась эффективная команда единомышленников.
Приход Эдуарда Шеварднадзе на пост министра иностранных дел вызвал у очень многих сотрудников министерства, мягко говоря, аллергию. После простого и понятного «Мистера Нет» – Андрея Громыко – Шеварднадзе был загадочен. Особенно для тех, кто не ориентировался в происходящем, не будучи допущен хотя бы к одному из самых сложных вопросов деятельности министерства. Непонимание у многих вызвало отторжение, чуть ли не бунт, но бунт трусливый, какой может быть только у боящихся всего и не уважающих себя околополитических холуев. А Радикальное изменение отечественной дипломатии при Шеварднадзе и произведенные им кадровые изменения вызвали к нему уже настоящую ненависть многих сотрудников МИД СССР, значительной части руководящего и среднего звена Министерства. Многие не принимали новую политику, другие не понимали, третьи лишились поддержки снятых или перемещенных на второстепенные роли прежних руководителей МИДа и его подразделений, перед которыми середнячки выслуживались годами и десятилетиями. Все они выдумывали и распространяли самые невероятные слухи, нередко граничащие с клеветой.

Внешняя политика стала одним из главных оселков демократических изменений в СССР. За предельно сжатый срок на внешнеполитическом направлении удалось добиться максимальной отдачи. В том числе в плане влияния внешней политики на положение дел в советском обществе, на жизнь людей.

Разумеется, об Эдуарде Шеварднадзе я могу судить только по тому, что знаю лично. А лично я знаю, что он внёс неоценимый вклад в становление демократии в стране, что он был наряду с Александром Яковлевым одним из главных авторов демократических реформ.

«Коньком» Шеварднадзе была демократизация общества. Многое из того, что было сделано при перестройке, делалось по его инициативе. Здесь работал настоящий конвейер. С одной стороны мы заваливали руководство МИДа своими предложениями и докладными с изложением того, что делается совсем не то, что надо делать. С другой, из ЦК шли бумаги, на которые Шеварднадзе как член Политбюро должен был дать согласие или написать особое мнение. Мне не известно ни одного случая, когда Шеварднадзе заблокировал хоть одну нашу инициативу. Напротив, он зачастую сам давал интенсивные импульсы к работе на этом направлении.

20 декабря 1990 года – день заявления Шеварднадзе о своей отставке и о том, что на страну надвигается диктатура – зримо обозначил очередной излом в судьбе страны. «Победила «партия порядка»» – такова была консолидированная реакция либералов на происшедшее.

Думаю, уход Шеварднадзе в отставку был ошибкой, облегчившей реакционерам реализацию их планов. Написанные им «по горячим следам» мемуары отчасти приоткрывают мотивы его решения. Главным из них, судя по всему, стало отторжение от непоследовательности и двойственности деятельности Горбачёва. Судя по мемуарам Шеварднадзе, решение о его отставке было для него мотивировано и эмоционально. Можно предположить, что Шеварднадзе полагал, что не смог бы эффективно противодействовать угрозам, о которых он предупреждал. Что это было – капитуляция? Конечно, нет. Скорее, попыткой противостоять предсказанной Шеварднадзе диктатуре в ином качестве и иными средствами.

После его ухода с поста министра ситуация в МИДе разительно изменилась. Либералы из министерства ходили «в синяках и шишках». Те, кто занял доминирующие позиции на Смоленской площади, били их за либерализм во внутренних делах и за попытки продолжать политику здравого смысла во внешних.

Работа МИДа по становлению демократии и прав человека в стране сходила на нет, чтобы уже не возобновиться. Новый министр иностранных дел Александр Бессмертных и его первый заместитель Квицинский брали реванш за своё унижение демократией и здравым смыслом.

Сейчас мало кто помнит (и это не случайно – забыть в данном случае многим кажется выгоднее), что после августовского путча коллектив МИДа призвал Шеварднадзе вернуться на свой пост в министерстве. Он на это согласился не без колебаний. В частности, для него было неприемлемо, что никто из МИДовцев не выступил в его поддержку после отставки, что не вполне соответствовало действительности. Но ситуация в стране не позволила ему сделать во время своего «второго пришествия» что-то весомое во внешней политике.

Однако до того министерству, благодаря Серебряному лису, удалось немало сделать для становления демократии в стране. Именно внешнеполитическое ведомство Советского Союза добилось осуществления решающего прорыва во вживлении прав человека в российскую действительность. Резюмирую главные достижения МИДа на этом направлении: свобода выезда-въезда, религиозная свобода, отмена политических и религиозных статей Уголовного Кодекса, ликвидация карательной психиатрии, в значительной степени свобода средств массовой информации. Разумеется, команда МИДовских либералов действовала в тесном контакте с главным идеологом перестройки Александром Яковлевым и при поддержке, хотя порой непоследовательной, Михаила Горбачёва. В результате, к моменту окончания горбачёвской перестройки в 1991 году, были на законодательном уровне гарантированы основные гражданские и политические права.

А имя Эдуарда Амвросиевича Шеварднадзе по праву должно быть вписано золотыми буквами в историю России.

7 июля 2914 года.

















Tags: ! - Соратники Горбачева, Андрей Ковалев, Шеварднадзе
Subscribe

Posts from This Journal “Шеварднадзе” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments