ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Павел Палажченко: «На фоне тектонических сдвигов» (II)

К встрече министров в Джексон-хоул у нас были заготовлены новые позиции по СНВ и ПРО. Оставшиеся проблемы СНВ носили в основном технический характер и, как было ясно уже тогда, их можно было либо мурыжить годами, либо снять за месяц-другой, если будет политическое решение. Главная проблема состояла в так называемой «увязке» СНВ и ПРО.

То, что две сферы стратегических вооружений – наступательная и оборонительная – взаимосвязаны, американцы никогда не отрицали. Эта формулировка включалась во все договоры и соглашения. Но у нас была «железобетонная позиция»: условием заключения договора по СНВ должно быть достижение договоренности по ПРО. Пробовали разные варианты, в том числе договоренность о десятилетнем «периоде невыхода» из действующего Договора по ПРО. Но американские сторонники глобальной ПРО извратили эту идею так, что она работала скорее против нас: десять лет можно разрабатывать и испытывать все что угодно, а потом выйти из договора и начать развертывание.

Работая в отделе военно-политических проблем управления США и Канады, я имел возможность немного разобраться в проблеме и убедился, что, во всяком случае на данном этапе, она надуманная. При 30 тысячах ядерных боеголовок (да еще на каждой ракете «средства преодоления ПРО» – ложные цели и тому подобное) в обозримом будущем создать ПРО, которая парировала бы ядерный удар просто невозможно. И даже если боезарядов будет в два или в десять раз меньше – то же самое. К тому же американцы отказались от своей «запросной позиции» - ликвидировать все советские тяжелые МБР СС-18, которые наши военные считали серьезным противовесом ПРО (кстати, какое-то их количество до сих пор стоит на боевом дежурстве, превысив все сроки службы). Так что отказаться от формальной «увязки» были все основания, о чем я, несмотря на мое скромное положение в мидовской иерархии, неустанно говорил и писал своему начальству. Но для наших военных ПРО, до сих пор так и оставшаяся «в чертежах», это какое-то наваждение. И сейчас это не изменилось.

Шеварднадзе изложил Бейкеру утвержденную в Москве позицию: мы готовы заключить договор по СНВ, включив в его преамбулу стандартную формулировку о взаимосвязи СНВ и ПРО; в случае нарушения Договора по ПРО Советский Союз оставляет за собой право выйти из договора по СНВ. Но это будет оформлено в нашем одностороннем заявлении. В итоге: «взаимосвязь» остается, а формальной «увязки», как условия подписания СНВ-1, не будет.

Для американцев, как мне показалось, это было неожиданностью.

- Вы снимаете «увязку»? - спросил глава американской делегации на женевских переговорах Ричард Берт.

Бейкер повторил вопрос – и получил положительный ответ. Это был прорыв. Мы ничего не потеряли. А приобрели – путь к совместному заявлению президентов СССР и США о принципах стратегической стабильности, подписанному в июне 1990 года. Не побоюсь этого слова – это был исторический документ.
**
Переговоры по другим проблемам шли в общем неплохо. Восточную Европу почти не обсуждали – министры оставили эту «горячую картофелину» президентам. Но по пути в Вайоминг – летели вместе на самолете Бейкера, если не ошибаюсь, это был DC-10 – начался интересный разговор об экономических реформах. Шеварднадзе пригласил недавно прославившегося у нас экономиста Николая Шмелева – сам он себя экспертом не считал, а у Бейкера был большой опыт в экономических делах.

Шмелев, с которым я потом общался не раз, был яркой личностью. В прогремевшей на всю страну статье «Авансы и долги» и выступлении на съезде народных депутатов он беспощадно критиковал догмы «социалистической экономики». «Пробовали уже всё, - говорил он, - вплоть до концлагерей. А нужно то, что делает весь цивилизованный мир – рыночная экономика. И рано или поздно у нас будет свободный рынок. Вопрос в том, как к нему прийти».

Мне показалось, что на этот счет у Шмелева не было каких-то особенно оригинальных идей. Не было ответа на главный вопрос: как смягчить болезненный переходный период, что готовы и чего не готовы будут стерпеть люди. Думаю, тогда ответа на этот вопрос не знал никто.

Бейкер, как и в Москве, подчеркивал, что реформы должны разрабатываться там, где их будут осуществлять. Вам виднее, время от времени повторял он, но некоторые вещи напрашиваются: надо стабилизировать потребительский рынок, поглотить избыточную денежную массу, постепенно привести ценовой механизм в соответствие со спросом и предложением и начать приватизацию, чтобы ликвидировать монополию государства в экономике. По сравнению с идеями некоторых наших радикальных экономистов, уже тогда стоявших, как мне сказал отчасти в шутку один американец, «правее Тэтчер», эта «программа Бейкера» выглядела довольно умеренно.
**
В самолете и потом в Вайоминге министры обсуждали и самый деликатный вопрос – отношения внутри Союза, в том числе Прибалтику. Внутренние дела редко обсуждаются на таких переговорах, но и у Бейкера, и у Шеварднадзе была своя «повестка дня», в какой-то мере сходная.

Бейкер хотел не только послушать Шеварднадзе, выяснить, насколько вероятен тот или иной вариант развития события, в том числе силовой, но и объяснить, как администрация воспринимает происходящее. Шеварднадзе хотел выяснить и понять позицию и намерения США.

К этому времени уровень доверия между ними уже позволял говорить друг с другом откровенно и не видеть во всем «двойного дна». Когда Шеварднадзе сказал, что «наша цель сохранить единство страны, но политическими средствами, демократическим путем», «дать республикам больше суверенитета», а «тем, кто хочет уйти – возможность сделать это упорядоченно, путем принятия закона о выходе из СССР», Бейкер выслушал внимательно, вопросов не задавал. Во всяком случае, так мне запомнилось – доступа к записям этих у бесед у меня сейчас нет.

Насчет прибалтийских республик объясняться пришлось Бейкеру. США, в отличие от большинства европейских стран, не признавали их вхождения в состав СССР. Эта позиция пережила вторую мировую войну, антигитлеровскую коалицию, холодную войну, разрядку и перестройку. Изменить ее США не могли, хотя никогда особенно не размахивали этим флагом. Но у нас она воспринималась как «подрывная», как доказательство того, что «американцы хотят развалить Союз».

Мне казалось, что для Буша и Бейкера эта неизменная позиция была как «чемодан без ручки». И нести тяжело – они опасались, что уход прибалтов будет концом перестройки и Горбачева, и бросить нельзя. В открытую они этого, конечно, не говорили.

Для нас, говорил Бейкер, прибалтийские республики – это особый случай. Мы всегда считали, что их вхождение в СССР нелегитимно, но понимаем, какую проблему создает это для вас сейчас. Усугублять эту проблему мы не хотим. Но для всех будет лучше, если будет найден способ решить ее мирным путем. И здесь он добавил:

- Для вас, я думаю, лучше будет иметь рядом «три финляндии», чем удерживать их силой.

Шеварднадзе выслушал, но вдаваться в эту тему не стал. Было бы, по-моему, странно в этой ситуации «давать отпор». Он знал, что и в администрации, и среди американских политиков были и другие мнения по поводу Прибалтики, гораздо более жесткие. Главным для него и, как мне показалось, для Бейкера было другое: не допустить, чтобы эта проблема взорвала ситуацию в Советском Союзе и поставила крест на новых отношениях между СССР и США.
**
В последний день Бейкер пригласил Шеварднадзе на рыбалку. Снейк-ривер славится обилием разной рыбы, в том числе cutthroat trout (Oncorhynchus clarkii). Я так и не выяснил, как она называется по-русски, но американцы объяснили, что название происходит от красной полоски на жабрах. Ловят ее спиннингом, которым Бейкер владел неплохо. Кое-что он поймал, а нам не повезло. Через год, когда совместную рыбалку повторили на Байкале, мы были удачливее.



Tags: ! - Внешняя политика Перестройки, 1989, Палажченко
Subscribe

Posts from This Journal “Палажченко” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments