ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

«Раиса». Журнал Time, 6 июня 1988 г.

6 июня 1988 года популярный в Америке общественно-политический журнал «Time» (Время) разместил на своей обложке портрет советской «первой леди» - Раисы Максимовны Горбачевой. Заголовок гласил: «Раиса - новый образ для переутомленных и недооцененных женщин Советского Союза».

Михаил Горбачев: «Моя жена — очень независимая женщина»: образованная, привлекательная и самоуверенная».

Супруга Михаила Горбачёва является его ближайшим советником и символизирует собой революцию, которую совершила одна женщина.


Авторы: Говард Г. Хуа-Юань, Энн Блэкман, Нэнси Трэвер

Журнал Time, 6 июня 1988 г. Подшивка 131, выпуск 23, с. 38–43.


Утро в Москве. На один из заводов заходит человек. Сразу видно, что это важная персона. Его лицо наполовину скрыто фетровой шляпой. Размашистой походкой он приближается к рабочему и представляется:
— Я — Михаил Горбачёв.
— Вот это да! — отвечает рабочий. — А я и не узнал Вас без Вашей жены.
Со времён царя Николая, женившегося на Александре в 1894 году, русские не встречали жены своего руководителя, которая обладала бы такой внешностью и являлась такой личностью. Кроме того, она всегда готова удивлять и давать повод для шуток. Эта женщина — Раиса Горбачёва. Как едко шутят в Москве, она — первая из супруг советских лидеров, которая весит меньше, чем её муж. Её же иронически называют первой «царицей», появившейся в Кремле после падения Романовых. Она также первая из Первых советских леди, кто пользуется «Америкэн Экспресс кард», и первая, после смерти жены Ленина, кто занимает видный общественный пост, являясь членом комитета Советского фонда культуры. Её холодный ум, острый язык и привычка к относительной роскоши постоянно обсуждаются в Москве[, особенно теперь, когда внимание всего мира приковано к очередной встрече лидеров сверхдержав]. Почти с того самого дня в 1985 году, когда её муж занял пост Генсека, Раиса Горбачёва стала самой заметной и самой обговариваемой женщиной страны.
Что за перемены! Десятилетиями, пока советские лидеры занимались делами государства, их жёны оставались почти невидимыми. Жёны Сталина, Хрущёва, Брежнева и Черненко редко появлялись прилюдно. В отношении жены Андропова не было уверенности даже в её существовании до тех пор, пока она, скорбящая, не появилась на его похоронах.
Но вот вдруг появились Михаил и Раиса — пара, которая могла с честью противостоять Рону и Нэнси перед журналистами всего мира. Благодаря своей относительной молодости (ему 58, ей 57), а, также особенностям советской системы, они, вероятнее всего, продержатся дольше, нежели Джордж и Барбара [или Майк и Китти] . Западная пресса уже предвкушает будущее.
Раиса. Даже в нашу полупросвещённую эпоху всех знаменитых женщин зовут по именам: Мэгги, Кори, Нэнси. И всё же, несмотря на свою популярность, Раиса Горбачёва остаётся таинственной загадкой, закутанной в соболя. Может, она — остроумная и космополитическая муза гласности? Во всяком случае, так считают те, кто встречался с нею на Западе. Другие видят в ней сторонника жёсткой идеологии. В Женеве в 1985 году на обеде у Рейганов Раиса выступила с длинной и педантичной речью о советской политике. После ухода Горбачёвых Нэнси, по свидетельству тогдашнего начальника канцелярии Белого Дома Ригана, — якобы сказала оставшимся покурить с нею гостям: «Что эта дама о себе думает?»
Кажется, существует несколько Раис. Для Нэнси в эти дни она предстаёт Немезидой, богиней возмездия. Маленькая «холодная война» Первых леди служила материалом для газет с тех пор, как г-жа Горбачёва затмила г-жу Рейган, неожиданно появившись в Исландии в 1986 году (Нэнси осталась дома). «Мне не хватало Вас в Рейкьявике», — сказала Раиса, встретясь с нею позднее в Вашингтоне. Нэнси холодно ответила: «Мне сказали, что женщин не приглашали».
Во время Вашингтонской встречи Первая леди США была захвачена врасплох безжалостным детальным расспросом по истории и культуре, который ей устроила Раиса во время визита в Белый Дом. «Боюсь, что не могу Вам помочь», — призналась Нэнси, которая только начала приходить в себя после операции рака груди и недавней смерти матери. «Их встреча была весьма странной, — так сказал один из тех, кто видел их вместе. — Казалось, они просто не понимают друг друга.» В результате Нэнси согласилась на поездку в Ленинград только при условии, что вместо Раисы её будет сопровождать жена советского президента Громыко Лидия. Возможно, следовало бы составить сопоставительные таблицы: Раиса — Козерог (сверхаккуратная, строгая) и Нэнси — Рак (обидчивая, непрощающая).
В любом случае американская Первая леди готова нанести ответный удар. Нэнси собрала и скрупулёзно изучила фотографии всех мест, в которых предстоят встретиться двум Леди. Она старается учесть всё: от места, куда можно сесть, чтобы не беспокоил ветер, до цвета полотенец в туалетных комнатах. Встреча должна будет надолго запомниться. Хватит ли этих домашних приготовлений, чтобы нейтрализовать недавние уроки английского Раисы? Чья причёска будет лучше? (Раиса недавно окрасила волосы хной в салоне московского Интеротеля для избранных). Будет ли снова советская Первая леди носить свои отделанные золотом босоножки, в которых она появилась в Лондоне в 1984 году? Собирается ли американская Первая леди потрясти мир, появившись в красном, своём любимом цвете, на Красной площади?
Раиса известна также как советская Лорелей Ли. В 1984 голу в Лондоне, восхитившись бриллиантовыми серьгами Маргарет Тэтчер, она тут же отправилась к Картье на Нью-Бонд-стрит, где купила себе точно такие же, уплатив 1780 долларов в счёт «Американ экспресс кард». В Париже Раиса спросила у Ив Сен-Лорана флакон духов «Опиум», которые стоят 175 долларов за неполные 30 граммов, а получила их бесплатно. В Лондоне она отменила посещение могилы Карла Маркса ради возможности взглянуть на драгоценности английской короны. В её гардеробе имеется четыре меховые шубы, причём три из которых она надевала в течение одного дня в Вашингтоне. Слышали, как однажды Михаил Горбачёв колко заметил: «Эта женщина стоит мне не только много денег, но и много нервов». Наблюдая, как Раиса несколько раз на дню меняет свои туалеты, некоторые советские женщины, которым часто приходится стоять в очередях за всем необходимым, склонны браниться. «Ей следовало бы побольше думать о том, что она делает», — говорит одна из них.
Следующая Раисa — неизвестная. Несмотря на то, что она является женой лидера одной из мировых сверхдержав, о её прежней жизни практически ничего не известно как за границей, так и дома. Только в последние-голы на Западе пришли к согласию относительно даты и места её рождения— 5 января 1932 года, алтайский город Рубцовск. Отец её был железнодорожным инженером по имени Максим Титоренко. Это почти всё, что известно из её официальной биографии.
Но вакуум заполняется молвой. Так, были толки, что она — племянница Громыко (это неправда), а также, что она татарского происхождения и её настоящее отчество не Максимовна, а по-азиатски — [Руфина] Максудовна, («Я чисто русская», — заявила она в позапрошлом году). Поговаривали, что её отец был видным государственным деятелем, сосланным в Сибирь Сталиным (это маловероятно). Был слух о тем, что муж её сестры занимал невысокий партийный пост, но потерял его, чем-то не угодив Михаилу (не подтверждается).
У Горбачёвых действительно есть дочь Ирина, которая работает врачом и вышла замуж за своего коллегу. Его имя — Анатолий, но фамилия неизвестна. У Раисы две внучки. Одну зовут Оксана или Ксения (вероятнее последнее), имя второй ешё предстоит узнать (Настя — Ред.)

Так какая же Раиса в действительности? Как и у большинства представителей советской элиты, её истинное лицо прячется за созданным образом. В советских газетах её имя отсутствует на подписях к фотографиям, где она изображена вместе с мужем. Но её хоть фотографируют. Это беспрецедентное внимание к ней, по словам Джонатана Сандерса, помощника директора Гарримановского института при Колумбийском университете, произвело «шок на систему». Во времена правления Сталина жёны руководителей не только была незаметны, но некоторых из них по капризу диктатора ссылали в лагеря или разводили с мужьями. После смерти Сталина подобная практика прекратилась, но жёны всемогущих по-прежнему оставались почти в полной неизвестности. Гэйл Лапидус, профессор политологии Калифорнийского университета, полагает, что «своим появлением вместе с женой и позволением ей демонстрировать активное участие в делах Михаил Горбачёв смягчает и очеловечивает образ московского руководства». В новую эпоху Генеральному секретарю позволено посвящать своё время не только государству, но и жене. «Он говорит, что пришло время женщинам выступить вперёд, — так объясняет Стивен Коэн, политолог из Принстона. — От них всегда хотели слишком многого, не давая ничего взамен.» В этом смысле появление Раисы является экспериментом гласности.
Очевидно, что Раиса хорошо подготовлена для своей роли. Среднюю школу она закончила с золотой медалью. Михаил [у себя в школе] смог получить только серебряную. В 1950-е годы оба учились в МГУ и были соседями по тесному, студенческому общежитию на Стромынке. Он изучал право, она — марксистско-ленинскую философию. Он был выходцем из деревни, однако обладал выдержкой и уверенностью в себе. Она пользовалась успехом, была остроумна и воспитанна. Горбачёвы познакомилась на занятиях бальными танцами, и Михаил начал быстро уменьшать маленькую армию её поклонников. Они поженилась в 1954 году, но стали жить вместе только спустя шесть месяцев, когда стали появляться общежития для семейных студентов.
После окончания МГУ в 1955 году Раиса последовала за Михаилом на Ставрополье, в его родной край, где они провели долгих 23 года. Владимир Максимов, советский эмигрант в Париже, вспоминает Ставрополь 50-х годов как разросшуюся деревню, вся жизнь которой проходила на её единственной улице. Это было в полутора тысячах километров от Москвы. В то время как Михаил начинал свой медленный подъём по партийной пирамиде, Раиса занималась тем, что преподавала в местной школе («Лучшая работа в мире», — скажет она позже) и одновременно готовила диссертацию по философии, которую защитила в 1967 году в Московском пединституте.
В её диссертации, темой которой были условия жизни колхозников Ставропольского края, отдавалось должное преимуществам социалистических преобразований, но также указывались некоторые недостатки советской сельской жизни: низкое качество продуктов и одежды, отсутствие в домах водопровода и парового отопления, однообразие отдыха. Сидней Монас, профессор истории Техасского университета, оценивает работу Раисы, реферат которой можно получить в библиотеках Конгресса и имени Ленина, как «немного выше среднего уровня, не до конца ортодоксальную, но с определёнными либеральными тенденциями». Раиса была в числе первых, кто использовал социологические методы исследований в то время, когда в СССР социология не считалась достойной изучения. Например, она обнаружила, что чем ниже уровень образования крестьян, тем чаше в их домах можно увидеть иконы.
Несмотря на то, что в диссертации набожность колхозников рассматривалась с некоторым неуважением, Раиса, в общем, проявляет терпимость в вопросах религии. «Я — атеистка, — сказала она группе церковников в Исландии, — но я понимаю значение церкви и уважаю все вероисповедания. Это, в конечном счёте, личное дело каждого.» Она не отрицает духовность, если бы это было не так, ей пришлось бы отказаться от значительной части русской литературы и искусства[, которые дороги ей]. Говорили, что после прихода её мужа к власти она помогла реабилитации Николая Гумилёва, поэта, казнённого большевиками в 1921 году. Стихи Гумилёва наполнены сиянием церковных куполов и распятий.
Привлекательная, воспитанная, верная идеологии, Раиса Горбачёва являла собой образец современной советской женщины, и это помогало ей вместе с мужем оказывать радушный приём высокопоставленным московским чиновникам, проводящих свои отпуска на курортах вблизи Ставрополя. Среди них был и Юрий Андропов, в то время шеф КГБ, который, в конце концов, стал покровителем Михаила. В 1978 году Михаил Горбачёв был выдвинут на должность секретаря ЦК КПСС по сельскому хозяйству, и семья, наконец, перебралась в Москву. В 1985 году Михаил был уже Генеральным секретарём и главой Советского Союза. В позапрошлом году в Вашингтоне Раиса, указав на фотографию Андропова, сказала: «Мы обязаны этому человеку всем».
В дни своей первой поездки за рубеж [в качестве] первой советской леди Раиса в шутку сказала Даниэль Миттеран, жене французского президента: «Будьте моей советчицей. Я ведь только начинаю на этом поприще.» Она быстро училась и скоро стала пользоваться успехом на Западе. В Вашингтоне Раиса и её муж развлекли гостей Белого Дома, исполнив вместе с советской делегацией под аккомпанемент Ван Клиберна русскую сентиментальную песню «Подмосковные вечера».
Вкус Раисы и её манера одеваться оцениваются по-разному. Парижские ценители отзываются: «Она элегантна, но без шика». Действительно, создаётся ощущение, что Раиса избегает экстравагантных нарядов. Основная часть её гардероба изготовлена небольшой группой модельеров под руководством Тамары Мокеевой, работающих в экспериментальном ателье при Доме Моделей в центре Москвы. Именно на это учреждение ориентируются советские фабрики по производству одежды. Но покрой и цвета остаются консервативными. Мокеева не устаёт хвалить свою Первую леди: «У неё природное обаяние. Это то, чему невозможно научиться.»
За границей высоко оцениваются кругозор и знания Раисы. На неофициальном вечере у Памелы Гарриман, вдовы Азерелла Гарримана, бывшего послом США в Москве с 1943 по 1946 гг., Раиса говорила о Верховном Суде США с судьёй Сандрой О’Коннор и обсуждала работу Конгресса с сенаторами Барбарой Микульской и Нэнси Кассебаум. Впрочем, позже Микульская сказала, что «госпожа Горбачёва похожа на восточноевропейского профессора, говорящего абзацами». «С ней трудно просто обмениваться мнениями», — заключила сенатор.
Эту же деталь подметил в начале прошлого мая и Артур Митчелл, режиссёр Гарлемского Театра танца, во время гастролей в Москве. «Она обаятельная, сообразительная, умеющая ясно выражаться женщина», — сказал он после двадцатиминутной беседы с Раисой за кулисами. — «Но, когда она задаёт вопросы, вы знаете, что у неё уже сложилось своё мнение, и она хочет лишь получить подтверждение ему.»
Её старательность иногда бывает милой. В Чехословакии, продвигаясь в толпе, Раиса держалась за спиной Михаила и добросовестно повторяла: «Огромное спасибо, что вы пришли». B Праге она заметила, что генсек уже готов был пройти мимо маленького мальчика. «Михаил Сергеевич», — сказала она своим высоким голосом. Её муж повернулся, поприветствовал ребёнка и пригласил его в. Москву. Но её скрупулёзность может быть раздражающей. В Вашингтоне на завтраке в Госдепартаменте Раиса расстроила все планы Госсекретаря Джорджа Шульца тем, что во время приёма кратко беседовала с каждым из 180 гостей. Завтрак был отложен на несколько часов. Подобные манеры обычно проходят незамеченными на Западе. Дома люди настроены более критично. Если попросить советских людей высказать своё мнение о Раисе, то некоторые из них отводят глаза в сторону и начинают тщательно подбирать слова: «Я за неё, потому что думаю, что женщины должны играть более активную роль в нашем обществе, — говорит молодая москвичка Анна. — Но ей не хватает здравого смысла. Она приходит на завод, одетая в меха. Это дурной вкус. Этим она излишне выставляет себя напоказ и вредит своему мужу.»
Другие сетуют на то, что она действует как государственное лицо, хотя не имеет на это права. «Она неверно ведёт себя, — говорит переводчица с английского. — Ей не следует поучать каждого, с кем она встречается.» На привилегированных дачах женщины за чаем с блинами ворчат, что Раиса не знает своего места и меняет традиционные роли полов. «Она — мегера, — говорит ещё одна жительница Москвы. — В семье она диктует свою волю.»
В стране, где мужья решают всё по-своему, Горбачёвы кажутся парой, которая с удовольствием живёт в необычайно равном партнёрстве. «Мне очень повезло с Михаилом, — призналась как-то Раиса на обеде в Париже. — Мы — настоящие друзья или, если хотите, мы прекрасно понимаем друг друга.» Кажется, что Михаилу нравится увлечённость его жены. В ответ на вопрос своего английского издателя о возможности написания Раисой книги генсек улыбнулся и ответил: «Моя жена — очень независимая женщина. В данном случае я не могу ничего решать.»
И всё же Горбачёв не равнодушен к мнению в Союзе. Когда советское телевидение передавало в позапрошлом году его интервью [Тому Брокау из] телекомпании Эн-Би-Си, то вопрос, обсуждает ли Горбачёв «советские дела на высшем уровне» со своей женой, был опущен. Ответ генсека («Мы обсуждаем всё») был также вырезан. В Вашингтоне Раиса неожиданно пересекла улицу, чтобы поговорить с журналистами и этим продемонстрировать новую советскую открытость. Её охранники из КГБ сразу приказали единственному советскому журналисту покинуть пресс-группу.
Какая из Раис появится на предстоящей встрече? Жизнерадостная женщина, открыто разговаривающая с западными журналистами? А может, та, более скромная, остающаяся в тени своего мужа — такая, какой она бывает при посещении советских заводов и колхозов? Так как усилия Горбачёва преобразовать страну наталкиваются на оппозицию сторонников твёрдой линии, сопротивление бюрократии, скептицизм рабочих, то генсек, вероятнее всего, будет действовать осторожно. Но он не отказывается от выдвижения вперёд своей жены, — возможно, для того, чтобы показать на личном примере своё желание улучшить положение женщин в стране. В 1987 году, например, Раиса стала председателем Советского фонда культуры, органа, [занимающегося сохранением исторического наследия,] независимого от министерства [культуры], и с большими возможностями.
Несмотря на её достижения в науке, многие из сограждан Раисы воспринимают её возвышение [не столько по заслугам, сколько] как результат удачного замужества, то есть того атавизма, который ещё свойственен таким эгалитарным обществам, как СССР. «Раиса Максимовна должна вести себя скромнее, — говорит молодая жительница села. — Если бы мы знали, что во время своих поездок с мужем она помогает ему в работе, а не просто развлекается, то мы бы по-другому к ней относились.» А вот что сказала Люда Евсюкова, советская эмигрантка, проживающая ныне в Париже: «Она обыкновенная женщина, удачно вышедшая замуж. Она хорошо одевается, ездит на Запад. У неё есть всё, у других — ничего. Из-за своего привилегированного положения она никогда не будет популярной.»
Одним из препятствий для Раисы является отсутствие прецедента. Жена Ленина Надежда Крупская также была хорошо образованной и волевой женщиной. Но она стала известной революционеркой ещё до замужества и никогда не выступала в качестве Первой леди. Современные примеры во всём коммунистическом мире также не вселяют надежды: в Румынии часто бранят жену Чаушеску Елену, в Китае вдова Мао [Цзе-дуна Цзян Цин] потеряла всякое уважение. Дочь Леонида Брежнева [Галина], представленная в своё время как ответ восточного блока на вызов Жаклин Кеннеди, позднее оказалась замешанной в различных комбинациях.
Трудно убедить советских граждан, что Раиса будет другой. Она далека от того, чтобы быть заботливой хозяйкой и с удовольствием возиться на своей даче по Рублёвскому шоссе к западу от Москвы. В своей диссертации она приводит слова из казацкой народной песни: «Пока свободна — гуляй, девица». Раиса сумеет получить своё. А если советское общественное мнение или расстановка сил внутри страны заставят её свернуть активность в стране, то она всегда сможет возместить потери на Западе. Всё, что для этого ей нужно, — это зажечь свою [мерцающую] улыбку, как она делала и раньше, и произнести одну из известных ей английских фраз: «See you later, alligator» (Увидимся позже, аллигатор).

================

Война и мир (перевод оригинального заголовка; в тексте перевода 1989 года заголовок отсутствует)

Журнал Time, 6 июня 1988 г. Подшивка 131, выпуск 23, с. 42.

Когда Раиса Максимовна Горбачёва узнала, что журнал «Тайм» готовит статью о современной советской женщине, она отправила в редакцию следующее письмо:

«Чем больше мы узнаём о жизни народов наших стран, об их заботах и надеждах, тем быстрее мы придём к лучшему взаимопониманию.

Я храню тёплые воспоминания о моих встречах с американскими женщинами в Москве и Вашингтоне в декабре 1987 года. Что я могу сказать о моих впечатлениях от этих встреч? Нас ещё многое разделяет, но я думаю, что это не может помешать нам обсуждать те проблемы, которые нас волнуют: как сохранить мир, как сделать жизнь каждого человека лучше и полнее. Мы много говорили о роли женщины в семье и обществе, а также о том, как гармоничнее совместить её участие в общественной жизни с её обязательной ролью хранительницы семейного очага.

В героическую и драматическую историю моей страны [советские женщины] вписали немало страниц, которыми гордится весь советский народ. Эти страницы отмечены небывалым самоотречением и самопожертвованием, безграничной добротой и милосердием. Как много личных трагедий пришлось пережить женщинам в годы Второй мировой войны! Миллионам из них так и не удалось испытать любви, семейного счастья и радости-материнства. Наши женщины знают цену войне и миру.
Они — ярые и убеждённые сторонники мира.

Сегодня советские женщины по праву гордятся своим участием в перестройке, обновлении общества. Для перестройки характерно решительное изменение социальной политики. Это очень важно для улучшения условий существования людей, их семейной жизни, воспитания детей. Новая социальная политика предоставляет женщинам большие возможности для работы по избранной специальности, занятия любимым делом и, что не менее важно, позволяет им больше времени уделять себе, чтобы на долгие годы оставаться любимыми и желанными жёнами и матерями.

Я от всей души желаю читателям журнала «Тайм», американским женщинам и их семьям, мирного и чистого неба над нашей планетой. Я желаю всем счастья.»

Р. Горбачёва 15.04.89.


==========================

Приглашаю всех в группы
«Эпоха освободительной Перестройки М.С. Горбачева»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

======================











Tags: 1988, Раиса Максимовна Горбачва, “Time”
Subscribe

Posts from This Journal “Раиса Максимовна Горбачва” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments